Беременность — не болезнь, а возраст — не порок

На улице шел противный снег. Он не любил такси, предпочитал метро. Еще ведь нужно много чего купить. Она составила обширный список. В небольшой сумке лежат несколько подарочков для нее. Все будет нормально.

Добыв из внутреннего кармана куртки небольшой чехол, он достал странного вида сигарку с рваными краями. Сунув ее в рот и прикурив, он с удовольствием затянулся горьковатым дымом с вкусом меда и ванили. Оглядев улицу, кашу под ногами и всех прочих, кто куда-то спешит, он пришел к выводу, что куда-то двигаться по такой погоде – это верх идиотизма. Но все же, он едет к ней. Он уже договорился, и она на него надеется. Он привык держать слово.

**********

Быстрые покупки. Прошел по списку, взял немного хорошего бельгийского шоколада, несколько бутылок вина и, нарушая свои принципы, бутылку Вдовы Клико. Иногда можно себя побаловать. Вряд ли они оценят всю полноту вкуса и смогут найти существенные отличия с шампанским, стоящим в 10 раз дешевле, но ладно.

**********

Она жила в хорошем районе. Новый дом, типичная много этажная «свечка». Как же бесят эти вахтерши. Он здесь не впервые, бывает с завидной регулярностью, эта бабка могла бы и запомнить тем более, что он ей порой покупает что-то к чаю.

— «Нужно перестать ее кормить, а то она лишь тупеет от этого» — думал он, глядя, как вахтерша пытается изобразить недоумение, непонимание и забывчивость.

Вот и 16-й этаж, а там и ее квартира. Квартира небольшая, двух комнатная. Да и ладно, что еще нужно одинокой взрослой женщине, почти постоянно пропадающей на работе. Он и сам жил не шикарно, пусть деньги и водились. Он не понимал смысла хоромов, сорения баблом и всех этих «дешевых понтов».

Звонок в дверь, небольшое ожидание, ее шаги.

— Ну, привет!

Она открывает ему дверь и отступает. Свежая, волосы еще мокрые, видно была недавно в душе. На ней теплый халат и мягкие домашние розовые тапки. Она поцеловала его нежно и быстро затерла след помады, оставшийся у него на щеке. И зачем она только накрасилась? Ну да, хочет быть для него красивой.

Он протопал ботинки и зашел. Она, все так же улыбаясь, приняла у него из рук пакеты и поспешила на кухню. Он посмотрел ей вслед, наблюдая за движением стройного тела под халатом.

**********

Лара! Она была старше пятидесяти, но выглядела на тридцать с небольшим. Вегетарианство и строгое следование церковным постам очень хорошо ее сохранили. Разбавляя все это йогой и еще одни непонятным спортом, в свои 52 она выглядела шикарно.

Он немного потоптался на месте и наконец снял ботинки, затем и куртку.

— В душ пойдешь? – она появилась из кухни, жуя мандаринку из купленных им.

— Я все взял?

— Кажется, все.

— Да, в душ пойду.

— Полотенца там на тумбочке.

— Знаю.

Он не отказал себе в небольшом удовольствии. Сделав пару больших шагов, он резко приблизился и прижал ее к себе. Он высокий, она маленькая. Эта пара выглядела забавно.

— Я бы взял тебя прямо здесь и сейчас – он наклонился, обнимая ее, сжимая ее бока и опускаясь руками ниже, к ее заднице.

— Мы можем сделать это в душе – шепнула она ему на ухо. – Но я бы хотела приготовить поесть, пока ты будешь освежаться.

Он не ответил. Руки проникли под халат и наткнулись на ткань нижнего белья. Это немного охладило пыл.

**********

Душ он принимал быстро. Он как-то не умел это делать, оставаясь пахнуть потом даже после обильного душа. Он был далек от тех парней с обложки, но ее это не смущало.

— Хорошего человека должно быть много, а мужчины так и подавно – говорила она.

Он понимал ее отчасти. Она была маленькой и тянулась к большим. Он был велик и больше тянулся к маленьким. А в постели все это становилось не особо важным, но в остальном ему нравилось. Она же находила в этом массу плюсов.

— Я люблю, когда ты держишь меня на руках под коленками, прижав к стене и сладко трахаешь – говорила она в пользу доводов их союза большого и мелкой.

Это действительно было так. Невысока и легкая, она легко удерживалась им в любых позах.

**********

Это был не единственный контраст. Ей было 52, ему 25. Странный союз, но ему нравилось, а она была счастлива, что у нее такой парень. Нет, он не был падок на женщин бальзаковского возраста. Так же и она, не содержала его в виде молодого любовника. Им обоим просто нравилось общество друг друга. Это была не любовь, но своего рода привязанность.

**********

Он с удовольствием уплетал теплую пищу. Никого не стесняясь, он сидел на кухне. Она была рядом. Не трогала, но бросала предвкущающие взгляды на его «колбаску». Пожалуй, этот нюанс был его гордостью, которая и в висячем положении выглядела весьма внушительно. Когда же «колбаска» наливалась кровью и возбуждением, она перевоплощалась в самые смелые женские мечты о большом мужском достоинстве. Ларе нравился его размер. Печально это упоминать, но годы берут свое, а чувствительность падала. Она была уже не так чувствительна там внутри, как 30 лет назад, но его размер решал эту проблему на корню.

Он посмотрел на нее, потом на еду.

— «Забавно» — подумал он.

Несмотря на веганство и пост, она очень неплохо справлялась с готовкой мяса, а то и совсем не постных блюд.

— Может не надо тратить на меня столько денег? – она покрасовалась новым кулоном и серебряным браслетом.

В руках у нее поблескивал новый стеклянный флагманский смартфон – тоже его сегодняшний подарок.

— А куда еще тратить, кроме как на тебя? – он тронул кулон.

Он болтался между ее грудей. Она не обладала идеальной грудью, а с годами все стало очень непросто, но он любил эту ее часть такой, какая она есть. Он любил все в ней такое, как оно есть. Он сам был далек от идеала, отчего тогда ему требовать идеальности от нее.

**********

Он сидел, отвалившись на кухонном стуле. В животе потихоньку переваривалась недавняя пища. Иногда он по-кряхкивал. Расставив широко ноги, он дал ей пространство для маневров. Она шикарно делала минет, не гнушалась проглотить сперму и принять на лицо.

Лар! – позвал он через вздох.

— М? – она чуть отвлекалась от минета, причмокнула, обхватила его член рукой у основания и не переставая сосать, вопросительно посмотрела на него.

— У меня там сегодня, кажется, полные яйца – он снова глубоко вздохнул. – Ты сможешь сразу все проглотить?

— Угу.

Она добавила вторую руку. Массируя вверх-вниз круговыми движениями, она ласкала ствол. Головка и часть члена была во рту. Он ощущал, как ее язык гуляет по губам уретры и уздечке. Член был большим. Лара не могла взять его глубоко. Ее рот и так выглядел очень растянутым. Он посмотрел на ее губы. Губы взрослый женщины, которая почти в два раза старше его. Ох, какими же сексуальными они были. Он так их любил. Любил за тот сладкий минет, которые они делали. Любил целовать их. Любил мажущуюся ярко или темно красную помаду, которую эти губы предпочитали носить.

Он немного погладил ее по голове и сместил руку на затылок.

— Уху-ху-м! – Лара посмотрела на него и улыбнулась, насколько позволял член во рту.

— Что?

— Я и так беру его так глубоко, как только могу. Ты ведь не маленький – она побила себя членом по языку, потом по губам и щекам. – Но я люблю твой пенис.

Она приложилась к нему щекой.

— Такой теплый!

Затем сдвинулась, касаясь его лицом, пока он не уперся сбоку ей в нос.

— Большой!

Он и правда был большой. Сейчас она покусывала его мошонку, в то время как ствол лежал у нее на лице, прикрывая правую щеку, правый глаз, часть лба и доставая до волос.

— Ты ведь не кончишь мне на волосы, правда? – она несколько раз куснула морщинистую кожу его мошонки.

— Если ты будешь так делать, то не только на волосы – ему уже очень хотелось кончить, но не дать Ларе наиграться было бы хуже. – Не затягивай, пожалуйста.

— Хорошо – член вернулся в гостеприимный, мокрый рот.

Некоторое время она просто сосала.

— Кажется, ты уже почти готов – она вынула изо рта.

— Да.

— Тогда давай сам, а я приготовлюсь.

Она отпустила его член, а сама села по удобнее на колени, примерила и широко открыла рот. Прикрыв рот, она немного улыбнулась, снова открыла его и приглашающе показала внутрь, мол, давай.

Он взял себя рукой за член. На секунду ему показалось, что его член стал толщиной с пожарный шланг. Потом он посмотрел на женщину, готовую принять его сперму в рот и на себя. Помогая себе рукой, надрачивая свой член до боли в локте, он ощутил, как первые капли скапливаются где-то у основания члена, готовые выстрелить.

— Сейчас! – громко шепнул он, резко охрипшим голосом.

Лара резко приблизилась, и первая струя ударила ей в рот, затем еще одна и еще. Он сжал член, что было сил, глядя, как она закашлялась. Головка стала бордового цвета.

— Нет, нет, не сдерживайся! – Лара замахала руками. – Это же вредно! Ты что?!

Немного спермы со слюной стекло ей на грудь, обновив и обмыв новый подарок.

— Ох, Лариса! – он обнял ее рукой за затылок, мастурбируя и спуская на нее.

Капли летели на лицо, застревали в ее каре, падали на грудь, на плечи. Самые сильные всплески летели мимо. Самые слабые капали на пол, брызгали ему и ей на ноги.

Наконец, он отвалился обратно на стул, все еще удерживая себя за ствол. Несмотря на многочисленные потеки, Лара тут же подползла ближе, перехватила член свой рукой и взялась чистить. Нализавшись и оставшись довольной уже обмякшим, она наконец обратила внимание на себя. Собирая кончиками пальцев, она оправляла его семя в рот.

— Немножко и сюда – часть она сгребла в ладошку и размазала себе по животу, лобку и между ног. – И сюда немного.

Изящно прогнувшись, спасибо йоге, небольшая порция спермы смазала ее между ягодиц.

— Иди отдыхай, мась!

Она пошлепала его по ноге.

— Нужно немного здесь убрать.

Он нехотя встал, она все так же сидела. Его член болтнулся. Она привстала на коленках и поцеловала его «колбаску».

— Люблю тебя и его.

Пенис удостоился еще одного ласкового прикосновения и поцелуя.

— А я тебя.

Он наклонился и засосал ее губы. Его не смущал запах и вкус его собственной спермы.

**********

Ее комната была типично женской, а с учетом ее цвета волос, еще и в бежево-розовых тонах. Он включил какую-то ерунду по ТВшнику. По телу растекалась приятная нега после хорошего оргазма. Она неслышно появилась рядом, в своем низменном мягком халате. Села выше его, прижала к своей груди. Он прижался к ней, как ребенок.

— Что, милый, не весел? Чего голову – она погладила его по щеке, затем быстрыми коготками пробежалась до паха и тронула член. – И головку повесил?

— Спать хочу.

— Так ложись.

— А ты?

— И я рядом лягу.

Она потянула шнурок халата, освобождаясь от ненужной ткани и сползла вниз. Неидеальная женщина была хороша. Она следила за собой, насколько могла. Он тронул ее немного дряблую грудь, спустился по животу, затем ниже и еще ниже. Одногодки и молодые обладали нежной, бархатной кожей. Она была чуть более жесткая там, а еще эта вечная небольшая щетинка между ног. Ему нравилось, что она там не настолько нежная, как ребенок.

— «Наверное, я извращенец» — думал он, трогая эту родную плоть и гуляя пальцами по молодой щетинке.

— Мур! – шепнула она ему на ухо, прижимаясь и отдаваясь его ласке. – Мы будем спать или продолжим?

— Что-то мне спать расхотелось.

Он сместился чуть ниже и обняв ее, занялся ее грудью. Небольшая, немного дряблая, она все еще оставалась женской грудью, нежной и реагирующей на прикосновения мужчины. Соски стали твердыми и немного подергивались в ответ на покусывания. Кожа стала «гусиной» от прикосновения кончиков его пальцев. Левой рукой придерживая ее, право он водил ей по животу. Иногда пальцы спускались чуть ниже, натыкаясь на лобковую зону. Ему хотелось туда, ниже, но сначала грудь.

— Не затягивай – она легонько надавила ему на макушку.

Ведя языком мокрую линию по ее коже, он сделал небольшой круг вокруг пупка, нежно поцеловал его и пошел дальше.

Он на миг оторвался от нее. Она легла на спину, приподняла и подогнула ноги, развела их, приглашая его вернуться и продолжить. Он вернулся языком к ее пупку, снова прошелся по нему, затем ниже.

— Нет! Щекотно! – он прошелся языком по шраму у нее на животе, а она сжала его ногами, руками толкая его голову ниже. – Не надо! Щекотно же!

Он оторвался и посмотрел на нее. Смеющаяся, со взьерощенными волосами, горящими глазами, мокренькая между ног, «гусиной кожей», изящно изогнувшаяся в пояснице в его сторону и выпятив животик – сейчас она совсем не выглядела, как взрослая. Перед ним лежала блондинистая, веселая, молодая, задорная и сексуальная девушка.

— Ну же! – ее пальцы вгрызлись в его шевелюру, наводя там хаос и призывая продолжить.

Одну руку она откинула на подушки за голову.

— Ну! – снова попросила она.

Он улыбнулся и вернул мокрый язык чуть ниже ее шрама. Вот и лобок. Немного полизать складочки кожи на сгибах ног. Оставить слюнявые разводы вожделения по всему низу живота.

— Ну!

А вот и дрожащий розовый клиторок, а под ним аккуратно раскрылись половые губки, приглашая проникнуть в теплый плен. Он тронул вход, и она еще больше прогнулась, влагалище выделило каплю смазки. Он слизнул ее смазку и прошелся языком от низа до самого клитора. Укусил его сначала нежно, затем дерзко, будто пес, что в порыве игры кусает свою игрушку нападая на нее с разных сторон. Она металась, получая удовольствие. Ноги не слушались. Она пыталась держать их и придерживать его голову, управляя его ласками, но получалось слабо. Наконец, он просто завладел ее запястьями, убрав их в стороны, а ей оставалось лишь упереться ногами в кровати и подымать таз вверх, когда ей было особо хорошо, или прогибаться и пытаться убежать от своего мучителя, когда ей было запредельно.

— Ааа!

Очередной рывок вверх-вниз не принес плодов. Она не смогла увернуться от его ласк, а он все продолжал свою игру языком, накатывая на нее волны орального кайфа. Волны накатывались и спадали. Ей до безумства хотелось кончить, а он все не давал. Она не хотела, чтобы он заканчивал ласкать, она продолжала извиваться под ним.

— Нет, ну, пожалуйста!

Очередной рывок мало того, что не дал результатов, она еще и умудрилась вывернуть ноги из-под его подмышек и теперь он лежал лицом между ее ног. Его более ничто не сдерживало и не ограничивало. Ей оставалось лишь закинуть ноги за его голову или положить ему на плечи, на спину. Удерживаемая им, она теперь еще больше извивалась.

— Ты совсем не похожа на взрослую – он дал ей небольшую передышку, оторвавшись от куни.

— Нююю! – совсем по-девчачьи захныкала она.

— Ладно, ладно – он вернулся языком.

— Ну, нет, не так же! – она попыталась вернуть власть своим ногам. – Ааа!

Он ощутил первую солоноватую струйку и усилил натиск.

— Нет, я не хочу так! – взвизгнула она, но его было не остановить, а ее организм сейчас совсем не слушался и поддавался этому заклинателю писек.

— «Ну и хрен с ним!» — подумала она и отпустила тугую струну внутри себя.

Между ног сразу стало очень мокро. Из нее будто океан вылился. В голове резко опустело, тело стало ватным, налилось теплом и негой. Сокращаясь всем естеством и фонтанируя между ног, она выключилась из реальности.

— «Боже, как же мне хорошо» — последнее, о чем она подумала, перед оргазмическим обмороком.

**********

Она очнулась спустя какое-то время и почти сразу захотела спать. Он тоже был потным и дышал, будто загнанный конь. Он подполз, обнял ее, поцеловал мокрыми губами, и они задремали.

И вот спустя пол часа снова проснулись. Ей не требовалось добавки, влага и желание ощущались между ног. Его же желание теплотой и твердостью упиралось ей туда же. Он мог бы немного сдвинуться вверх и легко оказался бы в ней.

— Я так не хочу – шепнула она.

Она легла на спину и приняла его в себя, и на себя. Сейчас он медленно двигался, лежа на ней, тепло и приятно вжимая ее в постель. Его пенис туго заполнял ее, трясь о стенки влагалища и доставляя им обои удовольствие. Она впилась ему в плечи и сжимала его ногами. Иногда он подымал лицо, целовал ее, глубоко и затяжно. Затем впивался ей в шею, засасывал мочку уха, прижимался губами к щекам. Затем снова опускал голову рядом с ней, упираясь лбом в подушку, касаясь ухом ее уха, продолжая медленно сношать ее.

Она глубоко вздыхала. Вздыхала от удовольствия и немного от обиды. Если не считать их отношения, то он ей никто. Как бы она хотела быть его мамой. Нет, нет! С сыном такое непозволительно! Но кем тогда? Тетей?! Да, тетей было бы неплохо. Они могли бы заниматься сексом в свое удовольствие. Она знала его уже 10 лет. Их отношения начались, когда она разуверилась в мужчинах, а он был еще несмышленным юнцом. Она многому его научила. Как бы она хотела быть младше, ну пусть немного старше его. Она вышла бы за него замуж. Мечты, мечты. А еще дети. Она тихонько всплакнула и посмотрела на него. Заметил ли? Похоже он принял этот звук за ее удовольствие. Она снова всхлипнула. Она не могла дать новую жизнь. Зато могла пустить его в себя без резинки, позволить ему полностью насладить ею и дать себе возможность насладиться сексом без силиконовых преград. Ощутить себя молодой и живой, принимая в себя теплую сперму молодого самца.

— Уф! – он задвигался чуточку быстрее, порой засовывая чуть дальше, чем следовало бы.

— «Да, трахни меня! Накажи меня!» — она чуть изменила угол, ему стало проще проникать в нее, но теперь это вызывало боль.

Она не любила боль, но сейчас хотела наказать себя. Только вот, он кажется все понял и быстрые движения сменились очень неторопливыми.

— Уф – сперма потекла внутрь нее, а он рухнул сверху, придавив ее к постели и лишь немного двигая одним лишь тазом.

— Ааа — она прогнулась, толкая себя вниз, больше насаживаясь на его член и вытягивая себя изнутри.

— Ааа! – член надавил сильнее. – Ааа!

Кожаный чехольчик внутри нее засокращался, массируя пенис и болтая туда-сюда выплеснутую сперму. Другая дырочка ощутила, как подтекает смазка из понемногу освобождающейся «подруги». Смазка потекла ниже, приятно затеплила и вторая дырочка сжалась в ожидании недалекого приятного.

**********

Она любила чай. У нее была целая коллекция разнообразных чаев. Она любила поить его чаем. Он сопротивлялся и старался пить несколько любимых, но каждый раз она подсовывала ему что-нибудь новенькое. Сейчас она стояла, пытаясь собраться с мыслями и выбрать чай. Собрать мысли и себя в кучу не выходило – он подпер ее сзади стулом, закатал ее халатик и гулял языком между ее ягодиц, смачивая и готовя.

— Ну его к черту этот чай – сказал он, приятно обдав теплом ложбинку между ее ягодиц.

— Ааа! – весело закричала она, выполнив пируэт в его руках и сев ему на колени.

— Ты уже вполне готова там – шепнул он и куснул ее в плечо.

— Тогда заходи — жарко шепнула она.

Он ощутил руками, как напряглись ее мышцы, когда она повернулась к нему в пол оборота, оплела его шею руками. Ее ягодицы оставались в низменном положении, а косые мышцы живота и пресс явственно ощущались. Грудь, в таком положении, стала уверенной двойкой без тени дряблости.

— Войдешь в меня? – шепнула она, теперь уже сама кусая его.

— Конечно.

Его руки сместились чуточку ниже, помогая ей привстать.

— Ммм! – простонала она, когда его желание уперлось ей между ягодиц. – Это будет так больно!

— Только сначала.

— Да – ответила она, немного надавливая собой на его член. – А! Только сначала.

Член начал медленно проникать в нее.

— Ох! – она остановилась и отвалилась спиной на него. – Как больно!

— Ты все никак не привыкнешь – он немного поерзал на стуле и немного надавил ей на бедра, еще чуточку продвинул себя вглубь ее.

— Никак – кивнула она.

— Можем пойти в спальню и сделать это по-другому.

— Нет, я хочу боли.

Он посмотрел на нее. Сейчас в его руках была не взрослая женщина, а молодая, полная задора и сексуальности девушка. За это он тоже ее любил.

— Ох! – пенис внутри нее продвигался с трудом.

Внезапно он отпустил ее, а после и вовсе снял со своего члена.

— Ой! Что такое? – она взлетела в воздух, подброшенная им, а он встал и подхватил ее на руки.

Она посмотрел на него, он смотрел на нее глазами полными любви.

— Не хочу причинять тебе боль.

Он понес ее в спальню, как новоиспеченный муж свою жену. Бережно положив ее на постель, он встал у края и потянулся вверх, хрустя сухожилиями.

— Как же я тебя хочу – водя руками по своему телу, он потянулась ножками к нему.

Кончиками пальцев ног она коснулась его достоинства и теперь пыталась ласкать его, как могла и умела. Он опустил свои ручищи, и взял ее ноги. Затем резко потянул на себя и опустился между них. Он наклонился над ней. Руки проникли под нее, сжимая ее плоть, лаская, щекоча. Одной рукой обняв ее под спину, второй приподнял ее поясницу и таз, пройдя пальцами путь по ее позвоночнику, больно сжав ягодицы и наконец проникнув в ее зад двумя пальцами. Она обняла его руками, впилась ногтями ему в спину. Обвила его ногами, прижимая к себе. Между ног было тепло и явственно ощущался его детородный орган. Он подрагивал и хотел ее.

— Ну же! – шепнула она.

Одним рывком он вошел в нее, подняв ее тело над постелью, упираясь на локти и колени. Маленькая она, повисла на нем, своем гиганте. Он впился ей в плечо, затем в шею. Это выглядело, будто вервольф настиг Красную Шапочку, и теперь насыщался ее горячей плотью, впившись ей в горло. Он рывками входил в нее и медленно возвращался в исходное положение. Рывок поршня и медленный откат. Выстрел пушки и медленный откат.

— «Мне» — рывок. – «Больно!»

Он входил глубоко, слишком глубоко. Ей было больно, но она хотела этой боли.

— «Да! Еще!»

Рывок.

**********

— Ты иногда думаешь о том, что будет дальше?

— Дальше?

Они лежали на полу, постель была непригодна. Простынка сползла и скомкалась, одеяло валялось в стороне, подушки разлетелись по всей комнате. Он взял ее жестко, заставив вопить. Затем перевернул и взял сзади. Она пыталась убежать, но от зверя убежать невозможно. А потом ее мир наполнился красками оргазмов.

— Я взрослая – она провела кончиками пальцев по засохшим каплям спермы у себя между ног. – Ты маленький.

Облизав свои пальчики, она мазнула его по щеке.

— Не такой уж я и маленький.

— Я хочу, чтобы ты был счастлив и не тратил время на пройденный этап.

— Ты не пройденный этап – он серьезно посмотрел ей в глаза. – С тобой я счастлив.

Он резко приблизился и засосал ее губы в долгом поцелуе. Ее щеки покрылись румянцем, она обессилено упала назад, прижимая руки к груди. Он последовал за ней, разводя ее руки, обнимая ее, разводя ее ноги и ложась между ними. Отдохнувший «малец» уперся в теплое, влажное место.

— Ты определенно не пройденный этап.

— Как скажешь – она снова обнимала его ногами, максимально открывая путь в себя.

**********

— Все-таки поедешь домой? – она сидела в халате, не смущаясь разведя ноги и выставив на его обозрение свою интимность.

— Да. Мне завтра на работу. Тебе ведь тоже? – он потянулся руками к заветным местам.

— Да. В пол шестого утра надо вставать – недовольно ответила она и запахнула халат.

— Ну и кто это тут сопротивляется? – чуть игриво, он потянул на себя подол ее халата.

— Если мы сейчас это сделаем, то ты уже не уедешь.

— Да, ты права – он убрал руки. – А хочешь…?

Он осекся.

— Что?

— Та нет, это ерунда.

— Ну, не ерунда! – она с интересом и огоньком в глазах посмотрела на него. – Скажи!

— Ты могла бы больше не работать.

— А жить как?

— У меня дома – он немного смутился. – В моей постели. В статусе официальной жены.

Он еще больше смутился и покраснел.

— Ты делаешь мне предложение?

— Просто рассуждаю – он сделал невинное лицо.

Она подползла к нему, забралась к нему на колени. Сейчас ее совершенно не волновало, что она сидит на нем фактически голой, пусть и не пускала его туда секунду назад.

— Ты правда? – она серьезно посмотрела ему в глаза.

— Ну, если ты хочешь.

— А ты?

— А я не знаю – выдохнул он и откинулся назад. – Но тебя я определенно люблю.

Она промолчала, лишь приникла к нему, слушая стук его сердца.

**********

День определенно удался. Можно было бы побаловать себя такси, но он пошел на метро. Поздним вечером людей было немного, можно было спокойно проехаться и подремать под монотонный грохот колес.

В ожидании поезда, его привлек разговор двух пацанов.

— Как вообще можно встречаться, трахаться и жить с взрослой?

— Да че ты понимаешь, это ж за бабло – ответил второй. – А так там уже никакого кайфа.

— «Никакого кайфа? Ну-ну» — он посмотрел на общающихся пацанов и иронично взмахнул головой.

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
761
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
avatar
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио