Девочка

Это было давно. Ой, как давно – 38 лет назад…

Армия. Ещё советская. Степь. Дальний гарнизон. Хорошо, хоть, что авиация. Но рядом ничего, кроме небольшого посёлка. И зачем нужен был государству этот аэродром, вместе с маленьким аэропортом – дело непонятное…

Но, служба – есть служба: никуда не денешься. Но главное то, что в этом маленьком здании местного аэропорта был (даже) ресторан.

И что солдатам делать? Выпить-то, иногда, хочется…

Ну и вот: снаряжаем очередного «коня», ссужаем его деньгами и… И через сорок минут три бутылки портвейна в казарме. Но что: три на тридцать человек? Приходится идти вновь. И в этот раз «карта» ложится на меня…

Я беру на плечо рюкзак, перебираюсь через небольшое отверстие в не очень забаррикадированной стене – и через семь минут: у служебного входа в аэропортовский ресторан.

«Стук, стук»…

Через несколько минут официантка выносит мне четыре бутылки вина.

Я отдаю ей наши солдатские сбережения, взваливаю рюкзак на спину и…

И дорогу мне загораживает девочка. Да-да: девочка. На вид: лет ___надцать. Не больше. В синей блузке, такого же цвета, юбочке и сандалиях на босу ногу.

– Привет, – говорит она. – Вино несёшь?

– А ты кто? – в свою очередь интересуюсь я.

– Нина, – отвечает она. – Рядом, в посёлке живу.

– И чего ты хочешь, Нина? – спрашиваю я, думая о том, что через пол-километра меня ждёт «толпа» в количестве тридцати человек.

– Вина, – безвинно произносит она. – Налей стаканчик.

– Это общее, – отвечаю я. – Ребята послали… У меня нет права делится.

– Ну, твоё дело, – Нина поворачивается и делает несколько шагов от меня.

– Подожди, – у меня рождается авантюрный план. – Подожди полчасика. Я сейчас вернусь. Будет тебе вино.

Нина подозрительно-испытывающе смотрит прямо мне в глаза.

– Ты уверен?

– Да. Только ты подожди.

– Хорошо, – соглашается Нина. – Тридцать минут. Иначе: я уйду.

– Нет, я приду.

И, не теряя секунд, я устремляюсь в расположении части…

– Санёк! Ты молодец… Надо было бы ещё пару «пузырей». Вообще бы всё замечательно было.

– Ладно, мужики. Свою долю отдаю. Мне надо 10 рублей.

– Ни хэ…

– Ребята, мне надо. Придёт перевод – рассчитаюсь.

Я смотрю на своих однополчан таким выражением, что они понимают: Сашке надо десять рублей.

Они скребут по карманам, собирают 8 рублей 14 копеек. Но и этого хватит.

– Не забудь утром на построение явиться, – подмигивает мне командир отделения.

– Обижаешь, Вовик.

Я ссыпаю деньги в карман и быстро-быстро, проторённой тропой, следую до аэропорта.

Нина терпеливо ждёт, устроившись на скамейке в небольшом парке.

Я поднимаю большой палец – всё «на мази» – и устремляюсь к служебному входу ресторана. Непродолжительная процедура и – заветная бутылка «тринадцатого» оттопыривает китель…

Мы сидим среди кустов, на небольшой полянке. Пьём поочерёдно из горлышка…

– А тебя как зовут?

– Саша.

– Слушай, а у тебя на «гражданке» девушка осталась?

– Да.

– А она тебя ждёт?

– Наверное.

– А что вы с ней делали, когда встречались?

– Гуляли по городу, ходили в кино, целовались.

– А «этим» тоже занимались?

– Да нет.

– Почему?

– Ну… Короче: не занимались.

– И ты никогда не спал с девушками?

– Разве с вами уснёшь… Нет, не был.

– О… Интересно… А я уже занималась «этим».

– Ну и как? Понравилось?

– Да так… Не всегда интересно. Вам только бы завалить, да «это» сделать. А хочется чего-то другого.

– Чего?

– Ну, не знаю… Но чего-то необычного… Вот ты, если бы я разрешила, что бы стал делать?

– Ну… Раздел бы… Разделся бы сам… И…

– Вот видишь: сделал бы «это». И всё… А покажи мне его? – вдруг просит Нина.

– Кого? – я не понимаю сразу её вопроса.

– Ну, Его! – нетерпеливо повторяет она.

Это становится интересно. Я чувствую, что мой «друг» начинает шевелиться и наполнятся силой.

– Хорошо, – соглашаюсь я. Встаю на колени, расстёгиваю пряжку, снимаю ремень, расстёгиваю китель, брючный ремень. И приспускаю брюки вместе с трусами до колен. «Друг» радостно и нетерпеливо вырывается наружу.

– О! – Нина приподнимается на локте и смотрит, не отрываясь, на моё хозяйство. Смотрит долго. Затем предлагает: – Давай ляжем на траву.

– Давай.

Я ложусь навзничь. Травинки щекочут мои голые ягодицы. Нина ложится рядом на живот.

– А теперь ты что бы стал делать?

– Ну… Раздел бы тебя.

– А как? Расскажи.

– Хм… Ну, расстегнул бы тебе блузку, потом снял бы её с твоих плеч…

– Дальше, – нетерпеливо подгоняет она мой рассказ.

– Дальше снял бы с тебя юбку. Потом лифчик…

– А лифчика у меня нет, – тихо смеётся она.

– Ну тогда снял бы твои трусики… Или их тоже нет?

– Есть. Как же без трусиков? А вдруг ветром надует… А ты бы стал целовать мои груди?

– Конечно, – отвечаю я, одновременно чувствуя, как мой «друг» начинает дрожать от нетерпения.

– А погладил бы мою штучку?

– Конечно, – говорю я и кладу ладонь на её поясницу.

– Нет, подожди, – останавливает она меня. – А тебе как больше нравится: рачком или по нормальному?

– Не знаю. Никак не пробовал, – мой голос начинает дрожать от нетерпения и желания.

– А мне: рачком, – говорит она.

– Так, в чём же дело? – я приподнимаюсь, поворачиваюсь на бок, смотрю в её глаза. – Давай, становись.

– Куда спешить? У нас ещё вся ночь впереди…

Нина откатывается от меня, садится на траву, делает несколько глотков из бутылки. Смотрит на меня и вдруг восклицает: – Ой! Ты побежал…

Да. Из моего «друга» хлещет водопад «живой воды». «Отстрелявшись», друг устало обвисает…

Я встаю на колени, натягиваю трусы и брюки.

– Да подожди, – просит она. – Посидим, побеседуем. Он ведь должен потом опять стать большим… А расскажи, ты видел картинки с разными позами? Я видела: подружка в школу приносила.

«Заебала ты меня своими беседами!» – недовольно думаю я, но вслух говорю: – Видел.

– А какую позу ты бы выбрал?

– Пятнадцатую!

– А это как?

– Не помню, – отвечаю я сердито.

– Ты обиделся? – она смотрит на меня наивными глазками. – Извини. Но просто так – неинтересно. Хочется как-то по романтичнее…

– А мне? Догадайся сама: я второй год в казарме.

– Да я понимаю… Ну тогда давай сделаем так. Ложись.

Я послушно валюсь на траву. Она опять ложится рядом на живот. Чувствую, как её ладошка забирается мне под резинку трусов и пальчики осторожно обнимают моего «друга». «Друг», в ответ на такое деяние, начинает готовиться к работе.

– А тебе нравится, когда я Его трогаю? – спрашивает она.

– Да, – хрипло отвечаю я, чувствуя, что скоро не выдержу этой пытки.

– А можно я за головку Его потрогаю? – задаёт она следующий вопрос.

– Да! – я поворачиваю голову, смотрю в её глаза и говорю. – Я хочу тебя выебать! Поняла?!

– Ну что вас всех на одно и то же тянет, – слегка обиженно проговаривает она. – Так интереснее. Что, не так что ли?

Я молча отворачиваю голову. Чёрт! Встать и уйти? Но это выше всяких сил. Взять её силой? Нет, заявит ещё. Кто её знает…

– Ты обиделся? – спрашивает Нина.

– Нет.

– А можно я сниму твои трусы? – тихо-тихо просит она.

– Да, – мне вдруг начинает нравиться такая игра.

Нина встаёт, стаскивает мои брюки и трусы до колен. Чувствую, как мой «друг», налитый Силой, смотрит в ночное небо. А Нина, тем временем, поднимается полностью на ноги, встаёт надо мной и говорит: – Смотри.

Я открываю глаза. Вижу её стоящей надо мной. Симпатичные ножки, уходящие в тёмную зону, прикрытую юбкой.

– Смотри, – повторяет Нина и расстёгивает пять маленьких пуговиц по боку юбки. Юбка падает на траву. А я смотрю Туда и вижу: трусиков нет и между ног темнеет эта самая щёлка, только-только зарастающая растительностью. Та самая, к которой мы стремимся всю свою жизнь.

Я приподнимаюсь на локте, поднимаю вторую руку, намереваясь коснутся Её, но Нина делает шаг в сторонуи добавляет: – Догони.

Я пытаюсь вскочить, но осознаю, что с приспущенными брюками мне не только не догнать, а просто нормально шагу не ступить. «Чёрт!». Сидя, я начинаю суматошно снимать ботинки, брюки, трусы.

А поляна и, кажется, вся округа, наполняется звонким девичьим смехом.

«Ну, погоди!» – освободившись от «оков», я вскакиваю на ноги и устремляюсь за ней. Она бежит к зарослям кустарника. Но, я настигаю её чуть раньше, хватаю за локоть и мы падаем в траву. Нина лежит на спине. Блуз-ка, при падении, оголила её живот и я вижу перед собой тёмную впадинку пупка, а рядом: то самое место. Нина лежит молча. Я осторожно пододвигаюсь ближе и поднимаю ногу, намереваясь закинуть её на Нину.

– Не так, – говорит она и раздвигает широко ноги. – Вставай на колени между моих ног.

Я подчиняюсь.

– А теперь, – продолжает она, – возьми меня за жопку и приподними.

Я наклоняюсь, беру её за маленькие подростковые ягодицы и приподнимаю. И её «подружка» оказывается совсем близко от моего «друга». Я делаю движение вперёд, но Нина останавливает меня.

– Подожди… Ты не засовывай сразу, а поводи кончиком по ней.

Я двигаю «друга» чуть вперёд, едва сдерживаясь, чтобы не задвинуть его туда на всю длину, и пытаюсь поводить им по тёмно-розоватым губкам. Хм, это доставляет удовольствие. И не только мне. Я вижу, как Нина прикрывает глаза, а из полуоткрытого рта доносится лёгкий стон.

Я продолжаю щекотать губки её «подружки», но уже пальцами одной руки, а «друг» медленно начинает въезжать в тепло молодого тела.

– Только, ради бога, не спеши, – тихо шепчет Нина. – Не спеши.

И я, сдерживаясь из последних сил, продолжаю медленное движение внутрь. И когда «друг» упирается в самое дно, то происходит то, что и пред-полагалось: «живая вода» заполняет всё внутри и пробивается наружу, стекая по маленьким подростковым ляжкам…

– Пошли, допьём, – Нина встаёт на ноги и, не смущаясь своей наготы, идёт к бутылке. Запрокидывает голову и жадно пьёт. Я, также, не прикрываясь, иду следом. Нина поворачивается, протягивает мне бутылку: – Допивай…

Мы сидим на траве. Я курю. Нина молчит, смотрит перед собой. Меня подмывает спросить: как прошёл мой сексуальный дебют? Но спросить стыдно. Но, видимо, эта девочка не такой уж и плохой психолог.

– Мне понравилось, – говорит она. Улыбается и добавляет: – Никогда не спеши. Спешка нужна при ловле блох…

– …и при ебле чужой жены, – добавляю я.

– Да, – соглашается она и вновь замолкает.

Я прикуриваю следующую сигарету. Когда сигарета заканчивается, мой «друг» вздрагивает и начинает принимать рабочее положение.

– Только не очень сильно, – произносит Нина, поворачивается и встаёт на корточки, в свою любимую позу.

Я быстро пристраиваюсь к её жопке, чувствуя как мой «друг» быстро находит вожделенное тепло. Осторожно вдвигаю его до конца и так же осторожно и медленно подвытаскиваю обратно.

«Туда, сюда, обратно – тебе и мне приятно» – вспоминается детская загадка.

Тело наливается истомой и невообразимым наслаждением. Никогда не думал, что первый сексуальный урок мне преподаст девочка – подросток.

Значит правда, что КУРИЦА ЯЙЦА УЧИТ…

Прокомментировать запись

avatar