Два дня до счастья

8 августа 21:00

Обычный летний вечер, как и всегда. Тот же пейзаж. За пять лет ничего не изменилось. Лера задернула штору и отошла от окна.

«И что я в нем нашла?» — Вечный вопрос, который задают себе все «брошенки», пытаясь оправдаться перед собой. Оправдание также не отличалось оригинальностью: «это не я, это он виноват. Он же изменил. Он кобель и сволочь, а я королева в изгнании. Но ведь, были же сомнения? Признайся! С самого первого дня. И куда торопилась? Устала быть одна? Бред. Уж лучше одна…».

Она помотала головой, пытаясь вытряхнуть из нее надоевшие за неделю мысли.

«Где же эта сучка? Уже нет сил ждать».

Поцокала розовым ноготком по экрану телефона.

«Он подарил, надо бы избавиться».

Гудок…гудок…гудок.

— Алоэ?

— Соколова! Ты где ходишь? Хочешь, чтобы я от тоски руки на себя наложила? И салаты уже все заветрились…

— И я тебя тоже люблю! Все, машину ставлю и бегу. Наливай!

Жанна Соколова самая верная и понимающая подруга. Чуть что, она тут как тут. Лучи добра, позитив из всех щелей, это про нее. Если надо, то и грудью на защиту встанет.

«Грудь у нее будь здоров, твердая четверочка. Только не нужна мне сейчас никакая защита. От одиночества разве что».

Лера подошла к зеркалу. Распахнула халат, повела плечами. Шелковая ткань сама скользнула по телу и упала к ногам.

«Что ему не нравилось? Без ложной скромности, могу сказать, что я очень даже ничего. Бывает и гораздо хуже. Может, я просто дура, и со мной не интересно?»

Наконец-то, звонок. Лера накинула халат, и распахнула дверь — на пороге стояла Жанна. «Красавица», это для нее слишком пресное определение. Она ослепительна. Обворожительно красива. Кудри в тщательно уложенном беспорядке, яркие губы, незаметный макияж и обалденное красное платье.

— Ты чего, мать? Куда собралась в таком виде? — Лера попыталась скрыть свое восхищение за равнодушным тоном.

— Да не ссы, подруга, никуда я сегодня больше не собираюсь. Это я только чтобы до тебя доехать. И в магазин, вот, заскочила.

Она вручила Лере пакеты с позвякивающим содержимым, не переставая щебетать:

— Слушай, пока домчала, упрела вся. Духотища. Дай труселя какие-нибудь и халат, я ополоснусь.

Лера сгрузила пакеты, принесла бесстыдно короткий халатик и полотенце.

— А трусы?

— Да ладно, сегодня вечеринка без трусов. Мужиков же не будет, да и жарко.

Лера задрала свой халат, выставив на показ чисто выбритый лобок.

— Во все тяжкие, подруга? Ну и ню…

Пока Жанна безуспешно пыталась смыть свою божественную красоту, Лера разлила вино по пузатым бокалам, и вышла на балкон, подышать. Подумать, как жить дальше.

«Эту плетеную мебель тоже он привез. Выкину. Пошло оно все! Может, уехать в какое-нибудь тридевятое царство, начать все сначала? Найти себе какого-нибудь… нет. Вот это уже лишнее».

На плечи легли две горячие ладони. Скользнули по шелковому халатику, сжали грудь.

— Жанка, прекрати! Я чуть не обоссалась от неожиданности. Фу-у, напугала!

— Прости. Это я проверила, в лифчике ты или нет. Значит я правильно поняла. Давай выпьем за твою новую свободную жизнь. А в этот мир как приходят? Голыми!

Жанна стянула с себя полотенце, постелила на соседнее кресло и села, нога на ногу. Ну чисто дама высшего света. Спинка прямая, плечи развернуты.

— Чего уставилась-то? Падших женщин не видела? А кто мне только что свою бесстыжую пизденку показывал?

Леру всегда поражала непосредственность лучшей подруги. Ее умение органично материться, сказать то, что хочется сказать, без боязни показаться невоспитанной. Но там где нужно, она ведет себя как настоящая леди. Спасибо ее папочке, дипломату. Чего стоит знание четырех языков, и не все из них европейские.

Лера протянула Жанне бокал, не отрывая взгляда от ее ослепительно красивого тела.

— Что? Я потолстела? — Она погладила живот. — Не может быть! Сегодня взвешивалась, все в норме.

— Жанка, ну как ты так можешь? При всех…

— Это кто у нас тут все? Ты что ли? Давай, что там у тебя под халатом?

— Да ну… — Лере стало стыдно за то, что она вот так просто, взяла и показала лобок. Пусть даже ухоженный, как никогда.

Жанна поднялась, потянула Лерин скользкий халат на себя.

— Вот так. Ух, как у тебя сисюли носики задрали! Да ты красотка, дорогая моя.

Они знали друг друга уже лет пять, но до сих пор, вот так обнажаться еще не приходилось. Лера густо покраснела и скрестила руки на груди.

— Давай, пей. Тебе сейчас это нужно. А то, что мы с тобой без трусов, так это только на пользу. Отвлекает от проблем, и щекочет нервишки.

Жанна проследила, как Лера допила вино, удовлетворенно кивнула и села ей на колени.

— Эй, что ты…

Поцелуй был мягким и нежным. Жанна прошлась ноготками по ее шее, запустила пальцы в волосы. Открыла глаза и отстранилась. На нее не моргая смотрела Лера. Жалобно и испуганно.

— Все, все. Больше не буду. Клиент еще не дошел до кондиции. Пойдем-ка в зал, что-то прохладно стало.

Лера, все еще в ступоре, проводила взглядом виляющую попку Жанны. Выдохнула и глубоко вдохнула, будто собираясь нырнуть в воду. И поплелась следом.

— Давай кое-что проясним. Я не лесбиянка, ты же знаешь. Так что, не бойся. Мне, всего лишь, хочется тебя расслабить. Я привлекательна, ты чертовски привлекательна. Так чего зря время терять?

Лера шутки не поняла. Ей сейчас явно было не до цитат из советских фильмов.

— Ты что, хотела весь вечер капать мне на мозги, рассказывая про этого кобеля? Я и так все знаю. Валерьянку мы с тобой уже пили. Иди ко мне, я тебя пожалею.

Она протянула руки, и Лера поддалась. Легла рядом на диван, положив голову Жанне на колени. Играя с ее волосами, Жанна попыталась «вышибить клин клином»:

— Я даже помню запах духов той сучки, которую он в вашу супружескую постель затащил. На всю квартиру воняло. Банальный «Жадор».

«Жадор» она произнесла грассируя, как настоящая француженка.

— И, судя по твоему рассказу, это подвид простейших, бактерия лабутенус вульгарис с ботексом и силиконом вместо мозгов. Не удивлюсь, если у нее в подмышках псиной воняет.

— Почему?

— Собачку она там носит. Тварь, такую же, как она, дрожащую и с выпученными глазами.

Лера прыснула от смеха.

— А Паша моральный урод. Он ведь специально все так устроил. Если бы захотел просто гульнуть на лево, фиг бы ты догадалась. Нет же, подгадал, скотина, по времени, когда ты домой вернешься. Ты сначала разведись, а потом суй член в кого хочешь. Верно? Верно!

Жанна наклонилась и звонко чмокнула Леру в губы. Но на этот раз, Лера ее не отпустила. Несколько минут тишину прерывало только довольное «ммм…» Жанны и возбужденное сопение Леры.

— Ой… я, кажется, потекла…

— Дни начались? Эх!

— Нет…

Жанна нисколько не стесняясь, просунула руку ей между ног, на пальцах заблестела влага. Лера от неожиданности вскрикнула и сжала бедра.

— Что же нам делать? — проговорила Жанна бархатным голосом, облизав мокрые пальцы.

— Ты, все-таки, хочешь трахнуть меня сегодня, Соколова!

— Хочу! Ты что, думаешь я каждый день и не по разу свою похотливую тушку удовлетворяю? Нет у меня мужика, беда просто. Все потому, что я слишком красивая.

— И скромная, к тому же.

— Уж какая есть. Ну правда, они меня боятся, понимаешь? Ни у кого с собой кривой козы нет, чтобы подъехать.

— Какой еще козы?

— Лера, не расстраивай меня. Я понимаю, у тебя депрессия, но…

Тренькнул звонок.

— Ты, что, еще кого-то позвала?

— Н-нет.

Лера, прихватив халат, голышом сбегала до двери и тут же вернулась.

— Там он…

— Какого лешего его принесло? Ты что, собираешься его впустить?

— Надо хоть послушать, что он скажет.

— Валяй!

— Ты бы оделась! — Крикнула Лера, уже из коридора.

— Ага, щас. Был бы мужик, а этот… говно на палочке. Чего мне стесняться, —пробурчала Жанна, не сделав даже попытки прикрыться.

Из прихожей послышались приглушенные голоса:

— Лерочка…. Отвали…. Прости… Я больше никогда, клянусь… Пошел вон…. Ну чего ты…. Я не одна….

И уже громче:

— а с кем?

— Какая тебе разница? С кем хочу, с тем и гуляю.

В зал вошел огромный букет роз на стройных женских ножках, а следом ввалился этот кобель Паша. Пошарив по комнате грозным взглядом, он застыл на месте, увидев совершенно голую Жанну, спокойно попивающую вино.

— Ну, что, Пашка-какашка? Бросила тебя твоя сучка крашеная, а ты и прибежал, поджав хвост?

Паша в долгу не остался:

— Ты за своим языком следи, лахудра! А то щас…

— Что? Ударишь? Изнасилуешь? Я, видишь, ради этого уже трусы сняла и подмылась. Жду, не дождусь….

Букет на ножках пытаясь прекратить перепалку, крикнул голосом Леры:

— Не надо ссориться! Пожалуйста…

Розы упали на пол. Лера, уперев руки в бока, нахмурилась и недовольно проворчала:

— говори, что хотел, и убирайся!

— Да я уже все сказал. Походу, бесполезно. Хотел посмотреть только….

— Кто твою бывшую жену теперь трахает? Ну, увидел? Пошел вон, и не мешай нам расслабляться.

Паша насупив брови, двинулся на Жанну с кулаками. А та и глазом не моргнула, вот железные нервы! Лера с испуганным видом наблюдала, как Паша хватает Жанну за шею. Время растянулось, будто в замедленной съемке. И Лера не выдержала — литровая бутылка красного вина опустилась Паше точно на темя. К счастью, бутылка не разбилась, а вот Паша обмяк, и подняться больше не пытался.

Лера заверещала в истерике, закрывая лицо руками:

— я убила его?! Убила?!

Жанна спокойно отставила бокал, потерла шею и рявкнула:

— Хватит!

Пощупала Паше пульс.

— Живой, что ему сделается. Мозгов-то нет.

Сказала, и хитро прищурилась.

— Лер, иди ко мне.

Лера села рядом, с опаской поглядывая на бездыханное тело, лежащее на полу. Жанна, первым делом, стянула с подруги халат.

— Продолжаем наш замечательный вечер. Хочешь отомстить ему?

— Зачем? — Лера смотрела на Жанну, как побитая собачонка.

— Для профилактики твоего психического здоровья. Давай, помоги мне.

Кряхтя от такой тяжести, они уложили Пашу на диван и Жанна сняла с него штаны.

— Эй, ты что задумала?

— Сделаем несколько фотографий и все.

Она порылась в пиджаке их жер

твы и выудила телефон.

— Так… контакты… архив… отправить. Отлично.

Вложила телефон обратно в карман пиджака и скомандовала:

— Лер, бери мой телефон, ты сегодня фотограф. Будешь снимать меня. Только без лица, мне эти засветы нафиг не нужны. Поехали!

Жанна села у Паши между ног и наклонилась.

— Похоже, что я ему минет делаю?

— Ага!

— Его лицо видно?

— Ага.

— А мою прелестную попку?

Лера сделала несколько кадров.

— Да, готово.

— Надень ему штаны. Так, теперь осторожно. Я сяду над его лицом, снимешь крупно. Дай мне бутылку воды…

Жанна встала на корточки над лицом Паши, плотно сжала бедра и налила минералку на лобок.

— Главное, сними, как течет вода. И чтобы мою письку было видно. Замысел понятен? Раз, два, три… давай!

Она немного расслабила бедра, вода тонкой струйкой потекла с промежности на Пашино лицо. Он задергал бровями и начал приходить в себя. Жанна спрыгнула с дивана и будто ничего не происходит, села за стол.

— Че за нах..? Уй.., твою мать!

Паша схватился за голову.

— Свали с нашей вечеринки, болезный. Ты нам мешаешь.

— Че? Я тебя щас угандошу, тварь!

— Грубиян. Еще одна угроза, и я тебя познакомлю с моим хорошим другом.

Жанна покопалась в телефоне и показала ему фото, запечатлевшее гориллообразное существо в строгом костюме.

Паша угрюмо уставился на экран.

— Если ты еще раз попадешься мне или Лере на глаза, я отправлю вот эти веселые картинки всем контактам из твоего телефона. Архив контактов я уже себе скопировала.

Паша увидев фотографии, чуть не задохнулся от злости.

— Что?! Ах, ты сука!

— Я тебя предупредила.

Пунцовый от стыда, Паша вскочил, протопал в прихожую, и, хлопнув дверью, исчез. Наступила тишина.

— Это кто? Страшный какой!

Лера с интересом рассматривала мужчину снятого в полный рост.

— Димасик, шофер и охранник моего отца. Рост два ноль девять, в ширину почти столько же, сама видишь. На самом деле, он добрый, как сытый котик.

— Жан, ты такая смелая! Я бы так никогда не смогла.

— Да ладно, Лерок, прекрати.

— Я вот не поняла… а почему он даже не попытался телефон у тебя отобрать?

— Я же говорю, боятся меня мужики. Да забудь. Не попытался, и хорошо. Второй раз его башка могла и не выдержать.

Лера от чего-то засмущалась и опустила глаза.

— Знаешь… мне полегчало, правда. Хоть и страшно немного. Я хочу тебе спасибо сказать…

— Да не парься, Лер. Чего ты?

— Ну, ты же хотела… это. Вот я и подумала, что.., может быть ты, то есть мы вместе…

Жанна вопросительно смотрела на подругу, не пытаясь помочь с неудобными формулировками. Пусть человек учится выражать свои желания сам. Но Лера все еще трусила. Для нее сказать было не так сложно, как решиться это сделать. Наконец, она вплотную подошла к Жанне, прижалась, крепко обняла и прошептала:

— пойдем в спальню….

8 августа 23:30

Все было как в кино — два обнаженных женских тела на белых простынях, багровые лепестки роз, бокалы вина, посверкивающие рубином от неверного пламени свечи. Страстный шепот, тихий смех. Прерывистое дыхание, сплетение пальцев. Громкий стон. Прокушенные до крови губы, бешенная пляска бедер. Протяжный крик и счастливый плач. Нежные поцелуи и объятия. Блестящие капельки пота, забытье.

Потом была веселая возня и звонкие шлепки по голому телу. Счастливый смех и поцелуи, поцелуи, поцелуи…

9 августа 08:00

Лера изучала в зеркале свое опухшее от бессонной ночи лицо, лениво елозя во рту зубной щеткой. На сушилке висел оказавшийся ненужным короткий халатик, малюсенькие красные танга и внушительный бюстгальтер Жанны.

«Кто бы мог подумать, что все будет так… волшебно? Это лучшая ночь в моей жизни!»

В ванную влетела Жанна. Буркнув «доброе утро», торопливо уселась на унитаз. Весело, с напором зажурчала струйка, Жанна в блаженстве откинулась на сливной бачок и прикрыла глаза.

— Все утро терпела, спать же хочется. Чуть не лопнула.

— Жанка, давай уедем отсюда, — ни с того, ни с сего ляпнула Лера.

Секунду назад и мысли такой не было. Жанна аккуратно свернула кусок туалетной бумаги, тщательно промокнула им между ног, и только потом внимательно посмотрела на отражение Леры в зеркале.

— Давай сначала кофе? А потом пошалим еще немного.

«Как всегда. Сначала ей надо все обдумать, и только потом дать ответ. В этом вся Жанка».

Кофе бодрил, снова хотелось чудить и бесится, как маленькой. Лера никогда еще не чувствовала себя такой счастливой.

— Лер…

— Забудь, я это так, не подумав сказала. Расчувствовалась.

— Но почему? Здравое предложение, я считаю.

— Правда? А куда? Я бы хотела туда, где всегда тепло. Снять домик. Только мы с тобой.

— Правильно мыслишь, девочка моя. Не спокойно мне, что-то… Не надо было так круто с Пашкой-промокашкой.

— Ты думаешь, он вернется? — Лера от испуга перешла на шепот.

— Нет, кишка тонка. Но отобрать телефон может кто угодно, на улице. Ему только надо на меня пальцем указать. Да и не в телефоне дело… Мало ли, что ему взбредет.

— Жанка… что мы наделали!

— Да успокойся ты. Это мне вчера вино в голову ударило, хотелось куража и мести. Я сейчас позвоню кое-куда.

Жанна, вооружившись телефоном, села, облокотившись о спинку кровати.

— Алле, папусь! Ты помнишь, как-то сделал мне предложение, от которого я смогла-таки отказаться?… да. Так вот, я согласна…. Хорошо… Нас двое… нет, девочка…. Ну, пап! Я пришлю, да… целую.

Лера, после короткого сопротивления Жанны, раздвинула ей ноги и поцеловала в припухшие после ночи розовые губки.

— Лерка! Не мешай!

Ее пальцы заметались по клавиатуре, набирая какое-то сообщение.

Острый язычок проник между губ, погрузился во влажное тепло и тяжело заворочался, пытаясь справиться с напряжением мышц.

— Лера… Алло, Дима! Да, привет. Читал?… Да кто его знает…. Сыкотно че-то, Дим… Спасибо, Дим…. Ты лучше всех…. И я…. Пока.

Жанна бросила телефон, и вцепилась Лере в волосы.

— Ты неугомонная сучка, Лерка!

Почувствовав слабину, язык заработал в утроенном темпе, ритмично двигаясь вперед-назад, до боли в горле. Появился уже хорошо знакомый, едва заметный привкус смазки.

— Еще… только не тормози!

В рот толчком плеснуло густой мутной жидкостью. Жанна убрала руки и расслабленно проговорила:

— еще немного, и ты сделаешь меня лесбиянкой. Ты ничего не заметила?

— Что случилось?

— Это был сквирт, киса. Самый настоящий.

9 августа 10:00

— Жан… Жанка! Хватит спать.

— Ммм…

— Расскажи, куда звонила?

Жанна сладко потянулась и притянула к себе Леру.

— Ты хотела в тепло? Я тебе это устрою. Папочка пригрел мне место в Индонезии.

— Ух, ты! Так далеко…

Тренькнул звонок в дверь. Лера испуганно уставилась на Жанну.

— Хм… как-то быстро он. Видно, слишком глубоко я ранила его самолюбие. Лежи, не открывай.

— А если это не он?

— Тем более.

— Я, все-таки, посмотрю…

Лера, накинув халат, ушла подглядывать в дверной глазок.

«Вот не лежится ей спокойно. Поспали бы еще».

Жанна прислушалась и подскочив, стала рыться в шкафу, в поисках какой-нибудь одежды. В прихожей разговаривали двое:

—… правда?

— Бу-бу-бу, — неразборчиво ворчал кто-то мощным басом….

— Проходите, пожалуйста.

— Бу-бу-бу…

Жанна выглянула из спальни.

В зале было тесно, будто туда зашло сразу несколько человек. Посреди комнаты стоял Димасик, держа Леру за руку, так, словно собирался поцеловать.

«Или уже поцеловал?»

Они смотрелись рядом, как Кинг Конг и Энн Дэрроу, как красавица и чудовище. Это было смешно, и в тоже время так мило. Жанна кашлянула.

— О, Жанна, ты здесь! — Димасик отпустил, наконец, руку Леры, но взгляда от нее не отвел. — Я как раз рассказываю… Валерии… — он улыбнулся, обнажив крупные зубы, от чего стал выглядеть еще страшнее, — я поговорил с ее мужем…

— Бывшим, — тихо поправила его Лера.

— Э-э, да. Он понятливый парень и больше претензий не имеет. Только удали те фотографии, я ему обещал.

— Может быть, хотите чаю? Или чего-нибудь выпить?

— Дима не пьет.

Жанна смотрела на эту комедию, внутренне покатываясь со смеху.

— Нет, спасибо, я пойду, пожалуй…

— Ну может, как-нибудь позже… сегодня? — Лера с надеждой смотрела ему в глаза.

Он неуверенно кивнул и неловко развернувшись, потопал на выход.

— Лерка, что это сейчас такое было?

— Не знаю.

Лера, мечтательно улыбаясь, попыталась сесть на стул и чуть не промахнулась.

— Ох, киса! Да ты втрескалась по самые уши!

— И я вся мокрая… там. Только мне страшно.

— Сейчас-то чего?

— Ну… Как представлю… Он же такой огромный, вдруг он меня… — Лера с подозрением посмотрела на Жанну. — Ты случайно не видела, какой он там у него?

Жанна расхохоталась.

— Ты, смотрю, время не теряешь! Нет, не видела. Но если подключить жизненный опыт, могу точно сказать, что огромный! — Жанна сделала страшные глаза. — Как у быка!

И снова засмеялась.

— Ну я же серьезно!

— И я серьезно. Если бы он был жирный, то можно было бы предположить, что там маленький прыщик. Но ты посмотри на него! Гора мышц.

Лера улыбнулась.

— Он такой… домашний! Жанка, у меня никогда еще такого не было, что бы вот так, с первого взгляда. Он ведь тоже, что-то такое почувствовал, я видела!

— Да уж, не думала, что Димасик способен на такие чувства. Ладно. Как я поняла, Индонезия отменяется?

— Извини….

— Да чего уж там! Я все понимаю. Это жизнь, киса. Я тогда пожалуй поеду. Теперь-то с тобой все будет в порядке.

— А как же мы? Ну, то есть… я хотела сказать… ночью….

Жанна и в этот раз не помогла ей справиться со смущением.

— Кто мы теперь друг другу?

— Опять ты делаешь из мухи… Лер, это был секс. Настоящий и вкусный. Я к тебе еще приду и мы повторим, если хочешь.

— А это не будет считаться изменой?

— Это ты сама решай. Но я все равно приду, мне жутко интересно, какой там у него размер. Расскажешь?

avatar
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио