Каникулы

Я бегу по полю, заросшему высоченной травой, мокрой от росы. Трава хлещет мое обнаженное тело, мне немного холодно от влаги и тумана, поднимающегося от земли. Но бег меня согревает, мне нельзя останавливаться! Он идет по пятам, он скоро догонит меня! Убегать от него так сладко и так мучительно! Уже чувствую его дыхание сзади, касание горячих рук… но руки скользят по мокрой коже, и я снова вырываюсь! Как же хочется ему поддаться! Но тогда игра будет окончена. Я чувствую, что он не наигрался.

Пальцы на ногах совсем онемели от холода, трава изрезала мои ноги, дыхание начало сбиваться. А он не сбавил темп, он бежит размеренно, будто выматывает меня! В шуршании его шагов я слышу усмешку: «Беги моя наивная девочка, беги пока есть силы!»

При каждом движении грудь колышется, мешает работать руками. Я обнимаю себя, чтобы пробежать заросли крапивы, но все равно, она обжигает меня! После нее боль приходит не сразу, крапивный яд разливается медленно. Ах, ах, не могу больше! Я оглядываюсь, но его нигде не видно, робкая радость рождается во мне: «Оторвалась?» Он обрушивается на меня сзади, его руки сгребают меня в охапку, его горячее тело прижимается вплотную, его дыхание проникает в меня через спину, через позвоночник, лишает меня воли. Мои ноги подкашиваются, я не хочу больше бороться…

Ну вот, просыпаюсь на самом интересном месте! Всегда так, когда спишь летом на веранде! В деревне все просыпаются рано, выгоняют коров на выпас, пастухи гонят стадо по улице, как от такого не проснуться? Но вставать так лениво, хочется еще поваляться, понежиться, помечтать, досмотреть сон. Руки сами тянутся к горячему мокрому месту между ног! Мне надо совсем чуть-чуть помассировать клитор, чтобы кончить. Вожу пальчиками вверх и вниз до самого входа во влагалище, прижимаю руку плотно и крепко, задерживаю дыхание… да! Совсем другое дело! Уф! Можно потянуться, все равно сон окончательно прошел!

Все же надо вставать, у меня куча обязанностей! Надо помогать бабушке с дедушкой по хозяйству, раз уж я у них в гостях! Наспех одеваюсь и бегу через двор в теплую со вчерашнего вечера баню. Не так уж там и тепло оказывается! Обливаюсь водой, соски сразу встают торчком! Брр! Вытираюсь жестким полотенцем, натягиваю футболку и шорты. Как приятно не носить бюстгальтер, хотя бы иногда! Так, пожалуй, надо организовать завтрак. Первым делом для этого нужно собрать свежих яиц. Придется идти на конюшню и лезть на сеновал, чтобы проверить все гнезда.

Забираюсь на сеновал, там очень пыльно, труха летает прямо в воздухе, ее отлично видно в лучах солнца, странно, будто здесь только что кто-то был. Или есть? Затихаю и прислушиваюсь. И не зря, за птичьим гомоном и прочими утренними звуками я слышу приглушенные стоны и вздохи. Очень интересно кто может тут веселиться? На моем сеновале? Сена не много, меньше половины пространства, сенокосы только начались, но хватит, чтобы спрятать меня от их

глаз. Я решила подползти поближе, и все увидеть собственными глазами.

С максимальной осторожностью я крадусь к этой парочке, но, похоже, им не до меня, очень уж они увлечены. А вот и гнездо, надо взять одно яйцо с собой, а второе оставить, чтобы курица не заметила хищения, зря что ли я сюда забралась? Начинаю различать голоса. Ох, нифига себе! Теперь понимаю, почему они прячутся здесь! Моя соседка справа и мой сосед слева! Они ведь троюродные брат и сестра, или как там это называется?! Они хоть ребята совершеннолетние, но Такую связь здесь вряд ли поймут!

Надо сваливать! Но так хочется подсмотреть! Ведь я уже здесь! Никому от этого вреда не будет. Прорываю себе дырку в сене, чтобы все видеть! Ох! Процесс уже в разгаре! Черт! Не так уж это и интересно со стороны оказывается. Он лежит на ней сверху в полуспущенных шортах, ее ноги торчат по обе стороны, его голый зад поднимается туда-сюда, звуки поцелуев. В общем, не впечатляет! Может, у меня ракурс не тот? Устраиваюсь поудобней, жду развития событий. Ну переверни ее хоть что ли для разнообразия! Он будто меня услышал, насторожился!

«Слушай, здесь кто-то есть! Я проверю!», — вынул из нее свой член и пошел в мою сторону!

Приглядевшись, я поняла, что никакой это не член, а самый настоящий хуй! Крепкий, кряжистый такой! Понятно, что с подобным хозяйством можно и не выдумывать никаких специальных поз, уверена, ей и так было хорошо! Блин! Он же меня сейчас найдет! Крак! Я сломала яйцо, все растеклось по ногам и шортам! Ой ой ой!

Он меня увидел! Он посмотрел мне прямо в глаза! Он меня узнал!

Detonator cредство для увеличения члена

DETONATOR ТОП-cредство для увеличения члена

ТОП-1 средство для мужчин: увеличивает член, усиливает потенцию, повышает уровень тестостерона и сперматогенез.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

«Не волнуйся, здесь никого нет! Мне показалось!»

Что? Как это? Медленно он вернулся к ней, поставил ее на колени и с явным наслаждением и самодовольством начал ее ебать! Ах, так! Хочешь, чтоб я на тебя посмотрела? Ну да, точно! Еще и футболку снял, чтоб я посмотрела на загорелую спину, закаленную солнцем и тяжелой деревенской работой. Он развернул ее так, чтобы смотреть на меня! Он натягивает ее на себя все глубже, и судя по ее стонам и движениям, ей так нравится больше.

Ну это наглость! И не мечтай обо мне! Тебе не светит! Странное дело, я совершенно не могу сдвинуться с места, я не могу заставить себя уйти! Я хочу смотреть на них! Апчхи! Проклятая пыль! Они начинают судорожно одеваться, я убегаю и прыгаю с сеновала внутрь хлева и выбегаю через дверь. Слышу, что они вылезли в окно в крыше и сейчас разбегаются в разные стороны по огороду к себе по домам. Забегаю в уличный туалет, закрываюсь, будто жду погони, ха-ха! Надо унять сердце и отдышаться после увиденного зрелища.

Отмыв с себя раздавленное яйцо, я погрузилась в домашние дела, но впечатления от утренних событий не покидали меня ни на минуту! Я раскалилась как русская печь и теперь буду горячей пол суток. Днем стало очень жарко, обычно, все дела в деревне в это время затихают, на улице никого нет, только ребятишки визжат на пруду. Дети постарше считают ниже своего достоинства купаться вместе с ними, а взрослые дяди и тети выходят искупаться на пруд только вечером, когда «управятся» с делами. Я же, не относя себя ни к той ни к другой аудитории, решила искупаться днем, но на речке, где народа практически не бывает, так как детям глубоко, а взрослым тесно.

Идти туда нужно практически через всю деревню, пришлось даже накинуть полотенце на плечи, чтобы он не сгорели. Надо было взять велосипед у соседки, но встречаться с ней лицом к лицу после сеновала мне пока не хотелось. Есть у меня любимое место на речке, там достаточно глубоко, т. к. оттуда выкапывали гравий для строительства дороги. А в остальном речушка мелкая, с проплешинами дна, поросшими осокой. Моя купель занавешена ивовыми ветками и практически всегда холодная даже в самый солнцепек.

Люблю входить в воду постепенно, чтобы она медленно поднималась по моим ногам, тело покрывается мурашками, и когда вода достигает уровня бедер, это становится невыносимо терпеть! Тогда я быстро погружаюсь целиком или ныряю! Люблю ощущение невесомости, представляю, что вода меня обнимает и ласкает. Доплываю на маленький островок по середине речушки и растягиваюсь на горячей гальке, снимаю купальник, чтобы загорать без полосок, закрываю глаза и впитываю запахи реки. Блаженство!

Звенящую пустоту в моей голове нарушают какие-то наглые голоса. Открываю один глаз, чтобы разобраться, кто посмел нарушить мой покой в моей купели? И понимаю, что два парня с удочками на плечах улепетывают к берегу с моим купальником в руках! А там и вся моя остальная одежда! Вот этих рыбаков я не предусмотрела!

Понимаю, что кричать на них бесполезно, убегут вместе с добычей. Придется вести переговоры. Спрашиваю, что им нужно взамен моей одежды, они долго совещаются, все — таки мой раздетый вид мешает им сосредоточиться.

И выдвигают свои требования: «Короче, ты даешь нам потрогать свою пизду!»

«А не подохуели ли вы, мальчики?!», — я знаю, что торг здесь уместен.

«Чё? Голая домой пойдешь по деревне?», — настаивают они на своем ультиматуме.

Ну допустим, не по всей деревне, а только до ближайшего дома, где живут знакомые, у них можно будет попросить одежду. Просто, потом каждая деревенская мелочь следующие десять лет будет надо мной потешаться. Мы договариваемся, что они возвращают мне низ от купальника, а я даю им потрогать свою грудь. Причем, обмен происходит в очень серьезной обстановке, остальную одежду они оставляют на нейтральной территории, на ветке дерева в качестве залога. Я же откровенно веселюсь, глядя на то, как они волнуются!

Ну что, кто первый?

«Мы одновременно!», — Не желая ударить в грязь лицом друг перед другом, они все-таки решаются и сжимают мою грудь.

Ай! Ну кто так с грудью обращается! Вижу по глазам, что мыслительный процесс внутри их голов приостановился. Вся энергия перешла в нижнюю половину мужского туловища. Хоть и мелкие, а все равно мужчины!

Вдруг один выдает: «Ну и вымя!» и убегает! Второй за ним! Прыгают на свои велики и уносятся прочь! Тоже мне, коварные шпионы, нашли, кого смутить.

День складывается очень весело! По дороге домой меня догоняет мой сосед на старом мотоцикле, предлагает подвезти, соглашаюсь, было бы глупо сейчас вести себя с ним как-то по-новому. В конце концов, я же не виновата в том, что он обо мне фантазирует. Пойду ли я вечером в клуб на дискотеку? Конечно пойду! А что тут еще можно делать по вечерам? Не Якубовича же смотреть? По сравнению с ним, любой сельский клуб выигрывает.

Пьют ли деревенские девушки водку? Нет! Только спирт! Просто каждая разводит его водой в нужной пропорции, просто я — городская девушка — об этом не знала, пока не сделала первый глоток! Пока не закашляла, пока из глаз не брызнули слезы! Запивают ли деревенские девушки? Мои подружки закусывали. Мне протянули котлету, которая совершенно не пролазила в горло, и легче мне от нее не стало. Надо признать, никакой «Мартини» так не настраивает женщину на приключения, как спирт! Наконец-то было принято решение выдвинуться из подсобки в столовой, где мы сидели, где работала одна девчонок, на дискотеку.

На деревенских дискотеках мужская половина общества не танцует, вернее танцует только медляки, а в остальное время парни тусуются на крыльце клуба. Танцуют только девочки, зато как! Как в последний раз, как будто провожают всех своих парней одновременно в армию! И неважно, под какую музыку! Я отлично проникаюсь этой атмосферой и уже не соображаю, кто на меня смотрит, а кто нет.

А он на меня смотрел! Мой милый мальчик! Вернее уже не мальчик, просто, я же знаю, что ты по мне сохнешь последние лет пять, и последние лет пять ты не решаешься ни на что серьезней, чем проводить меня до дома и подарить игрушку. Заметил ли ты вообще, что я уже не девочка, что я уже выросла? Теперь я буду тобой веселиться!

Я приглашаю тебя потанцевать, мой скромный мальчик! Я прижимаюсь к тебе всем телом, я извиваюсь в твоих руках, ты явно был к такому не готов! Я умудряюсь гладить тебя по ширинке, тебе ведь нравится? Жаль, что музыка заканчивается. Проводишь меня до дома? Я веду тебя за руку. Ты действительно еще ничего не понял, или просто не можешь поверить?

Я завожу тебя в старый заброшенный колхозный амбар для хранения зерна. Я начинаю тебя целовать, я начинаю тебя раздевать, расстегивать ремень, спускать джинсы. Ты в шоке, по-моему, ты молчишь, лишь судорожно дышишь. Я наконец-то высвободила член из трусов. Вид стоящего хуя вызывает у меня непреодолимое желание сразу взять его в рот и сосать и лизать и ласкать! Какой еще процесс может быть более возбуждающим? Я медленно языком и губами отодвигаю крайнюю плоть, освобождая головку, обволакиваю ее своими слюнками, обхватываю плотно губами и начинаю погружать весь член себе в рот.

Мне нравится его сосать, мне нравится чувствовать, как он упирается в мою гортань. Одной рукой я сжимаю его основание, а второй рукой разминаю мошонку. Отрываюсь и начинаю лизать яйца. Ты стоишь в этом полутемном сарае, я стою перед тобой на коленях, ты прижимаешь мою голову сильнее к себе, теперь ты не сдерживаешь себя! Что? Так быстро? Уже? Я же только вошла во вкус! Ты кончил на мои волосы, теперь они будут пахнуть спермой. Я поднимаюсь с колен, чтобы тебя поцеловать. Но ты останавливаешь меня в паре сантиметров от своего лица: «Ты что! Я же только что выебал тебя в рот! Во круто, мужики не поверят!»

Да как я только могла подумать, что ты хоть на каплю достоин моего уровня? Твои понятия о сексе так примитивны! Я ускоряю шаг, вот уже дом совсем близко! Как хорошо, что ты даже не попытался меня догнать! Правильно говорят, чем развитее человек, тем спокойней он относится к оральным ласкам. Хотя крайность с другой стороны меня тоже не прельщает, типа: «Давай я тебе быстро отсосу, а то будем трахаться — прическу помнем, в театр не успеем».

Забираюсь в свою постель, не хочу даже смывать макияж, я слишком подавлена! Надо возвращаться в город! Тоже мне барышня — крестьянка!

2
— Ну, как у вас всё закончилось? — спросила меня тётка, когда я только спустился вниз.

— Нормально всё прошло. — Я оттопырил большие пальцы на руках и подмигнул тётке. Вера усмехнулась и потребовала полного изложения произошедших здесь событий. Я начал с самого начала, стараясь описать всё настолько подробно, насколько это было возможно. В конце, когда я закончил, Вера кивнула головой, словно бы я сдавал ей экзамен и сказала:

— Ну, надеюсь, это у вас будет не единожды?

— Не знаю, это уж как ей будет удобно. Но, по-моему, всё было на высшем уровне.

Потом спустилась Наташка, тётка не стала её смущать и отошла от нас. Но временами я отмечал, что Вера бросает на нас хитрые взгляды и улыбается одними глазами. Задумала, наверное, что-нибудь. Она та ещё выдумщица. А насчёт Наташки я мог не волноваться. Я замечал на себе её взгляды, но то были теперь не обычные взгляды сестры, а какие-то другие, наполненные совершенно другими чувствами. Наташка накрасилась, свободно распустила волосы и одела более свободную и раскованную одежду. Нет, до такого она не дошла, просто оделась свободно, на что наша мама не могла нарадоваться, ведь столько лет она боролась против стиля её одежды.

Наташка носила всегда джинсы или брючки, но не любила юбки, топики и платья. Даже в самый жаркий летний день она могла надеть джинсы, кроссовки и свой любимый чёрный кожаный пиджачок. Перемены были разительные, прямо на глазах. Но одновременно я беспокоился и о том, чтобы это наше новое увлечение не зашло слишком уж далеко. Моя сестра была чувствительная натура, так что не взбрело бы ей чего-нибудь лишнего в голову.

— Ну, как ты? — спросил я Наташку.

— Нормально вроде бы.

— Ничего там не болит?

— Немного побаливает, — ответила Наташка. — Но это, вроде, нормально.

— Конечно, нормально, куда же без этого! — ответил я искренно, хотя, конечно, понятия не имел, как там бывает у девушек после первого раза. Вроде бы это немного успокоило Наташку.

Мама, как я узнал, познакомилась с каким-то мужиком, хорошим знакомым Веры и была приглашена на ужин. Завтра в десять ноль-ноль она отчалит на свидание, а мы втроём останемся одни. Я подумал, не уж то это Вера смогла так всё устроить, чтобы мы остались дома втроём? Как бы то ни было, я был рад этому обстоятельству и потому особо не тревожился, что мама пойдёт с кем-то на свидание, после пяти лет житья одной. Они с отцом развелись, а он даже не навещал нас.

— Это ты так устроила? — в лоб спросил я Веру.

— Ты о чём?

— Ну, свидание мамки с каким-то там мужиком?

— А, с Валерой, что ли? Так он нормальный такой мужик, можешь не переживать. Я работаю с ним вместе, он у нас глава аналитического отдела. Солидный, спортивный, без вредных привычек и не извращенец, самое главное. Чем не главный претендент на роль родного папы, а?

— На себе опробовала?

— А

куда он денется?

— Так, значит, твоя работа.

— Да ладно, родной, я же сказала: не переживай. Завтра всё будет просто отлично.

После таких слов я просто не мог дождаться завтра. Весь день мама суетилась, прихорашивалась, сотню раз перемерила тёткины платья, аксессуары, сумочки, туфли. Вера терпеливо находилась с ней с самого утра и во всём помогала. Всё-таки пять лет без общения с мужчинами — срок достаточно долгий. Наконец, где около десяти вечера, после нескольких часов укладки и переодеваний, мама была не готова полностью, но уже выскочила на улицу и села в машину этого Валеры.

— Ну, вот и всё! — сказала Вера. — Мы одни.

На ужин мы поели креветок, они были очень вкусными. Вера подмигнула мне и ушла наверх, а мы с сестрой остались вдвоём. Наташка бросилась ко мне, крепко поцеловала в губы, неумело, слепо, но очень страстно. Я не стал медлить, снял с себя одежду и раздел Наташку. На ней были красивые светло зелёные трусики-танго с чёрной окантовкой и такой же лифчик. Я отметил на трусиках Наташки пятно влаги, которая уже обильно выделялась из неё, и это ещё больше распалило меня. Недолго думая, я сорвал с неё трусики, бросил на диван и приник жадными губами к её ручейку, словно жаждущий. Она была на пределе уже давно, это я понял по набухшему клитору и губкам, которые пульсировали у меня в губах, словно бешеные. Губами я жадно поглощал её влагу, обсасывал её губки, ласкал клитор и делал всё, чтобы доставить ей максимум удовольствия. Язык мягко раздвигал её губы, касался маленькой узкой дырочки, которая сегодня обязательно исполнит свою роль и помогал себе пальцем.

Указательный палец с трудом проник в её тугую дырочку, Наташка вскрикнула и сжала ноги. Я погладил её по бедру, прошептал несколько успокаивающих слов и она немного расслабилась. Влагалище буквально засосало мой палец, он проник в неё почти полностью и был будто приклеен к нему. Я поворачивал палец в ней, слегка проталкивал его, в общем, старательно разрабатывал её дырочку, чтобы сегодня было удобно. Когда первый палец освоился, я прибавил к нему и второй. Он вошёл на удивление легко и просто, словно бы и не было преграды. Оба пальца синхронно трахали мою сестрицу, вызываю у той бурю эмоций. Сквозь стоны я слышал и немного боли, но удовольствие и наслаждение заглушали эту боль, делали её незримой. Смотрел на лицо Наташки, мне было приятно видеть, как меняется её личико в процессе. Она прикрыла глаза, приоткрыла ротик и высунула кончик языка, на лбу выступила испарина, спутались волосы на лбу. Стоны постепенно нарастали и нарастали, Наташка уже не стеснялась и вовсю голосила. Наконец, в один миг она раскрыла широко глаза, замерла на три-четыре секунды, выгнулась всем телом и бессильно повалилась обратно на диван, тихо постанывая. Я вынул с тихим хлопком свои совершенно промокшие пальцы, облизал их и запрыгнул на диван.

Член сильно пульсировал и набух, головка, как будто, сама вела меня к цели. На кончике у меня у самого обильно появилась смазка, что предзнаменовало пик напряжения члена. Я расстегнул лифчик, высвободив две аккуратные с конусообразными сосками сисечки и приник к ним. Наташка раздвинула ноги, приглашая меня. Я оторвался от неё, взял в член руку и приник им к жаркому влагалищу. Головка раздвигала сладкие мягкие губки и нащупывала вожделенную дырочку. Наконец, я её нащупал и сильным движением вогнал член на половину, заставив Наташку вскрикнуть и охнуть от удивления. Влагалище вновь плотно обняло и поглотило вновь прибывшего гостя и не хотело отпускать. Я с трудом продвинулся вглубь, опять же было тесно, но оттого приятно. Член сильно растягивал на две половинки дырочку, отчего казалось, что она не выдержит и разорвётся под моим мощным напором. Наташка крепко обняла меня и прижала к себе, отчего её остренькие сосочки тыкались мне в грудь, делая щекотно. С каждым движением, к сожалению, приближался оргазм, и я никак не мог продлить это наслаждение, никак. Каждое движение наращивало наслаждение, член всё легче преодолевал преграду, двигался свободнее. Наташка вновь застонала и прикусила нижнюю губку, создав такой невинный образ, что я словно видел под собой совершенно другую женщину. Наташка слабо встрепыхнулась подо мной, вцепилась ногтями в спину и вытянула ноги. Когда мощный оргазм пробил её и прошил насквозь, она подняла голову к моему уху и простонала охрипшим слабым голосом:

— Я люблю тебя…

С этими её словами я застонал, крепко сжал её грудки, прижался лбом к её плечу и с громким стоном мощно кончил. Член, к счастью, я успел вынуть и проделал несколько движений членом по её лобку и животу, забрызгав своей спермой её живот. Когда же я кончил, я всё ещё по инерции двигал членом по её животу, благо член был хорошо смазан, чувствуя свою силу и превосходство надо всем миром. Именно такое чувство было у меня.

Наташка встала с дивана, слабо покачиваясь на ногах, улыбнулась мне и отправилась в душ. Я же собрал нашу одежду, поправил диван и уже собрался одеться, как вниз спустилась Вера.

— Ну как?

— Всё просто шикарно, — ответил я ей, — ты, что, подслушивала? — шутливо-строго спросил я.

— Интересно ведь, как там молодёжь развлекается.

Я заметил, что Вера была в шёлковом ночном пеньюаре, а на том месте, где должна быть её киска, я заметил небольшое тёмное пятнышко, происхождение которого не оставляло сомнений. От этих мыслей мой член зарядился энергией, он быстро набух и снова стал готов к делу. Не говоря ни слова, я опрокинул тётку, забросил полы её пеньюара на живот, сдёрнул только надетые свои трусы и вогнал в неё свой член. На удивление легко он проник в неё, лишь слабо чавкнув, благодаря обильной смазке, которая выделилась у неё после просмотра этого представления. Сначала тётка пыталась было вырваться, но я плотно прижал её к дивану своим животом и не позволял ей двигаться. Постепенно тётка расслабилась, раздвинула ноги по шире и прижала их к груди, дав мне гораздо больше оперативного простора. Почувствовав свободу, я стал активнее двигать тазом, вгоняя член почти на всю длину, вызывая протяжный стон у Веры, когда член особенно глубоко проникал в неё. Мне было не очень удобно находиться в подобной позе, но оторваться от тёткиной дырки мне не очень хотелось. Да и так можно, чего уж привередничать.

Вера несколько раз дёрнулась у меня в руках, сжала плотно губы и сильно покраснела. Я ощутил, как сильно у неё увлажнилось внизу. Через минуту настал и мой черед, я, несколько раз мощно, стукаясь мошонкой о её попку, вонзая в неё член, резко вытащил член. Спермы было не очень много, несколько капель попали на живот и лобок Веры, но та не обратила на это внимания. Она вытерла с себя мои следы платочком, который чудесным образом оказался у неё в руках, и ушла к себе, слегка покачиваясь.

Я оделся и с невинным видом уселся на диван. Через десять минут вернулась Наташка, с тюрбаном из полотенца на голове, запахнутая в лёгкий махровый халатик, который ей подарили на шестнадцатилетние. Мы уселись смотреть какой-то фильм по телевизору, было только двадцать минут двенадцатого.

В час мне неожиданно стало плохо, затошнило и поднялась температура. Вера вызвала скорую, и те увезли меня в местную инфекционную больницу, так как диагностировали у меня пищевое отравление. Я плохо помню последующие события, у меня была температура, было так плохо, как никогда. Мне сделали промывание желудка, поставили капельницу и оставили на ночь.

Утром мне стало чуть лучше, но болела голова и подташнивало. Было одиннадцать часов, в двенадцать пришли родственники. У всех был испуганный и виноватый вид, особенно у тётки, которая купила эти креветки. Но им же почему не стало плохо. Врач потом сказал, что это не сами креветки, но у меня была индивидуальная не переносимость чего-то из состава креветки, а отравился я из-за чего-то другого. Как оказалось, консервированная фасоль, которую, кроме меня, никто не любит и не ест.

Я снова уснул и был в таком почти мёртвом состоянии два дня. На третий день мне стало гораздо легче, прошла тошнота, но оставалась слабость. У меня убрали капельницу, но я три раза в день принимал какие-то лекарства, которые мне приносила медсестра.

— Наконец-то, хоть кто-то моложе сорока, — сказала мне медсестра, когда она пришла ко мне в первый раз.

— Чего? — не понял я.

— Ты, говорю, первый, кто моложе сорока лет. Тут все старики, да сорокалетние мужики. Хоть какое-то разнообразие. — Ответила она.

— А, я Роман. — Поздоровался я.

— Так я знаю, — ответила медсестра. — Полис и медкарта у меня. Меня Елена зовут.

Её полностью звали Елена Оганнисян, ей было двадцать два года и она, как оказалось позже, была моим лечащим врачом, проходила здесь интернатуру. Она была среднего роста, стройная, прелести фигурки были скрыты от меня строгим белым халатом. Но судя по тому, что я смог разглядеть сквозь халат, фигура у неё очень даже ничего. Она, похоже, была смешанных кровей, так как у неё была загорелая кожа, но не смуглая, тонкие губы, длинный прямой нос с небольшой горбинкой и сильный упрямый взгляд. Длинные чёрные волосы были схвачены сзади в тугой конский хвост.

Сначала у нас были простые отношения, как у больного и его доктора. Но постепенно мы более-менее сближались, так как ей остро не хватало общества её ровесника, пусть я и был младше её на четыре года. Несколько раз на дню она забегала ко мне поболтать, вечерами, перед её уходом, мы тоже долго разговаривали. Я узнал про неё многое, она тоже узнала про меня достаточно. Ей было тяжеловато, они жили в этом городе с подругой, приехали с Махачкалы. К своему неудовольствию я узнал, что у неё есть парень.

Ещё через два дня, когда мне оставалось до выписки четыре дня, Лена пришла на работу расстроенной и подавленной. Я только под конец рабочего дня смог выведать, что случилось. Оказалось, что её парень ей изменяет.

— Почему вы все такие сволочи? — спросила она меня.

— Почему все? Не все парни такие…

— Ага, вы ни одну юбку пропустить не можете. Идёшь по улице, так каждый третий парень, идущий с девушкой, обернётся тебе вслед.

— Да нет, это не про меня. Я не такой.

— У тебя была девушка?

— Да, была. — Сильно сказано. У меня было две девушки, так сказать, с которыми мы по-детски дружили, классе в седьмом и девятом, разумеется, ничего кроме обнимания, изредка поцелуи, и прогулок.

— И ты им не изменял?

— Ну, нет.

Ещё несколько минут я пытался успокоить её, как делают в кино и используя интуицию, которая хреново работала. Лена осталась на ночное дежурство, обещала заскочить на пару минуток. Я был в палате абсолютно один, не считая несколько пустующих коек. Окна были широко распахнуты, было прохладно и свежо. Часов в десять пришла Лена. Мы с ней организовали импровизированный пикник прямо на моей кровати. Я поставил на «стол» апельсины, яблоки, сок и салат. Мне нельзя было есть тяжёлую пищу.

Я уж и не понял, как всё случилось, но, видимо, из-за утраты своего парня и депрессии, Лена вдруг испытала ко мне какое-то чувство. Ну, или, может просто хотела потрахаться и отомстить своему парню, который тоже имел связи на стороне. Как-то мы поцеловались, потом обнялись и уже Лена расстёгивает свой халатик.

Вдруг она вырвалась из моих объятий, я уж пожалел, что поторопил события. Но Лена просто подошла к двери и замкнула её на ключ. Потом Лена подошла к моей кровати поближе, расстегнула халат и сбросила его на пол. Потом она сняла с себя рубашку без рукавов и обтягивающие летние джинсы, оставшись в красных трусиках-стрингах и таком же лифчике, который идеально подчёркивал линии её груди. Член приятно налился кровью и увеличился в размерах. Глядя прямо мне в глаза, Лена расстегнула лямки лифчика и сбросила его тут же на пол к куче вещей. Грудь была небольшой, но аккуратной и красивой формы, с коричневыми сосками-вишенками. Она, наверное, была спортсменкой, так как у неё была плоский подтянутый живот и стройные ноги с сильными икрами. Постепенно Лена дошла и до трусиков, медленно-медленно стягивая их по своим прелестным бёдрам, дразня воображение. Первое что я увидел, это был абсолютно гладкий и ровный лобок, без единого волоска. Постепенно она сняла трусики и также отбросила их в сторону. Оставшись без одежды, она плавно вытянула руки и подтянула животик. Прямо как с картины сошла.

Я снял с себя больничную пижаму, высвободив наружу рвущийся член, который бурно отреагировал на новое тело.

— А, как будем предохраняться? — спросил я.

— У меня есть, — с этими словами она извлекла из сумочки небольшой квадратик со столь необходимым …содержимым.

— Но у нас ни у кого нет болезни? — спросил я на всякий случай.

— Не бойся, — улыбнулась Лена, — я чистая и ты тоже.

Я ни разу не надевал презерватив, поэтому Лена помогла мне. Мне было стыдно, что вот так вот опозорился перед девушкой, но Лена ничего такого не сказала. Натянув резинку, Лена перекинула ногу через меня, и собиралась было усесться на меня сверху, как я остановил её.

— Ко мне лицом, — прохрипел я. Лена послушно повернулась ко мне и стала аккуратно усаживать на меня. Я помогал ей руками, поддерживая её. Наконец, член соединился с её дырочкой и плавно погрузился в её податливую плоть. У неё было свободнее, чем у Наташки, но теснее, чем у Веры. Плавно раздвигая губки, член погружался к своей цели, шаг за шагом, сантиметр за сантиметр. Наконец, член во что-то упёрся, войдя почти полностью и Лена начала двигать попкой, мечтательно закатив глаза и прикусив нижнюю губу.

Резинка несколько притупляла ощущения соития, головка не получала нужной ей порции трения и касания. Член входил легко, доставая почти до корня, потом вновь выходил из неё полностью. Лена слегка откинулась назад, я поддерживал её за ягодицы, она же упёрлась в кровать. Мне было не очень тяжело, я бы дотерпел до оргазма, но было как-то странно и неудобно.

Я убрал руки из-под попки Лены и направил их к её киске, которая начала понемногу течь. Я раздвинул большие половые губы Лены и наблюдал за её клитором, который слабо вздрагивал. Лена не стонала, боялась, что нас кто-нибудь обнаружит. Одной рукой я мял её грудь, второй массировал и ласкал её клитор.

— Перестань… аа… не-не… надо, — просила Лена. — Мне так… н… нравится…

Чёртова резинка, ощущения были не те. Было приятно, хорошо, но мне требовалось теперь гораздо большего. Когда Лена начала особенно быстро двигать попкой, ускоряя свои движения, я решил, что я сделаю. Когда сдерживаться стало невмоготу, и мне, и Лене, она прижалась ко мне грудью и прикусила плечо, слабо постанывая. Её тело прошибла мелкая дрожь, все мускулы на её теле подрагивали в ожидании приближающегося оргазма. Через несколько мгновений её тело сильно сжалось, словно в комок, ртом она прикусила подушку и кончила.

Оргазм был длительным, полным, всепоглощающим. Ещё с минуту она слабо трепыхалась на мне, постанывая и прикусывая нижнюю губку, вызывая у меня чувство умиления при виде такой картины. Но времени терять нельзя. Я скинул Лену с себя, которая ещё не отошла от оргазма и слабо понимала, что я делаю, не оказала никакого сопротивления. Я воспользовался этим. Я снял с себя презерватив, бросил его на пол и ощутил приятную прохладу и свободу. Я положил Лену поперёк кровати лицом ко мне, её ротик как раз находился на уровне моего члена, и эта поза годилась для задуманного.

— Эй, ты чего это… — не успела Лена договорить.

Я всадил член ей в рот со всей силы, но аккуратно, что не травмировать ни себя, ни её. Головка легко преодолела сопротивление языка и губ, проникая в жаркое влажное помещение, которые было ничуть не хуже предыдущего. Я видел, как запротестовали её глаза, которые горели справедливым гневом, глядя на меня. Не обращая внимания на её протесты, я навернул её волосы на руку и продолжал всаживать свой член в её, проталкивая его, то глубоко, то держа прямо у губ. Языком Лена пыталась изгнать не прошеного гостя из себя, но хаотичные движения её языка придавали мне более острых ощущений. Я плотно держал Лену, не давая ей свободы движения, принуждая её к покорности. Разумеется, оргазм не заставил себя ждать и через несколько мгновений, когда лицо Лены уже покраснело и измазалось, я бурно кончил, заливая сперму ей в рот, чтобы ничего не замарать.

Я с удовлетворением вздохнул и отошёл от кровати. Лена стояла на коленках около кровати, с покрасневшими от слёз глазами, с потёкшей тушью, губки и подбородок были перепачканы слюной и спермой, рот она приоткрыла, тяжело дыша и не зная, что же делать со спермой. Решив, наконец, она подскочила к железной утке и выплюнула всё содержимое туда, содрогаясь от омерзения.

— Ты… ты… козёл! — накинулась она на меня. — Чего ты удумал?! Я… я не люблю эту… эту мерзость на вкус. Какого хрена ты всунул мне свою штуку в рот? Совсем обнаглел? Я так и знала, что вы все одинаковые, только этого вам и надо!

— Успокойся, — я протянул к ней руки. — Прости, я не хотел причинить тебе боль, просто мне так хотелось.

— Хотелось ему, ага. Зачем, вообще, я легла с тобой, а?

— Не знаю, наверное, потому что тебя бросил парень, и тебе нужна была отдушина.

— Вот именно — отдушина. Мне нужен был тот, кому я могла бы поплакаться в жилетку. Ты хорошо слушаешь, но вот действуешь слишком быстро.

Несколько минут я её успокаивал и вроде бы мы помирились. Она даже сообщила мне, что ей немного понравилось это грубое обращение с ней, и ушла довольная. Я тоже был довольный, что так всё хорошо складывается для меня. Что это, интересно, случилось со мной? Ещё пару лет назад я не пользовался особой популярностью у девушек, были, конечно, знакомства, флирт, но я не особо красив. Девушки предпочитали моих друзей, я же казался аутсайдером. Я средней внешности, среднего сложения и вообще во всём средний, серый и обычный.

На юге страны девушки намного более страстные и откровенные, чем в других регионах, что ли? За эти несколько дней я был уже с тремя женщинами, с двумя по два раза. Пусть две и мои родственницы, а третья мой лечащий врач, это обстоятельство хоть немного приподняло мою самооценку.

Утром ответ от Лены не заставил себя ждать. Здоровенный санитар с мощными ручищами и фигурой борца возвестил мне, что мне предстоит очищающая клизма. Когда я спросил зачем, то он ответил, что Елена Оганнисян прописала мне. Вот так вот она, значит, мстит мне за это.

После обеда ко мне приходили мама с Наташкой, мне было плохо после этой клизмы, весь зад горел огнём в буквальном смысле. Наташка бросала на меня совсем уж откровенные взгляды, от которых мне было немного не по себе. Они принесли мне фруктов и сок, я спросил маму про свидание. Этот Валера оказался нормальным мужчиной, хороший рассказчик, галантный, с чувством юмора. Но всё равно мне этот Валера не очень-то нравился, внутри я относился к нему настороженно и враждебно.

Когда они собирались уходить, Наташка незаметно сжала меня между ног и прошептала на ухо:

— Я скучаю. — И ушла.

Блин, что это значит? Собственная сестра влюбилась в меня что ли? Это начинает приобретать очень уж нехороший характер и с этим нужно срочно что-то делать. Ответ ко мне пришёл сам, на следующее утро.

Рано утром, где-то часов в восемь ко мне в палату положили одного парня, также с пищевым отравлением. Ему было уже лучше, но кожа была бледноватой, да и вид у него был не очень. Я уже чувствовал себя почти хорошо, остались лишь небольшие отголоски болезни.

— Принимай себе товарища, — сказала Лена. — Будет компания.

Мы лежали молча около получаса, когда, наконец, парень начал говорить.

— Меня Игорь зовут, — представился он.

— Роман.

— Очень приятно, — кивнул он.

— Взаимно, — ответил я и повернулся к нему. Мы разглядывали друг друга в течение нескольких секунд, и, казалось, многое узнали друг о друге. Игорю было девятнадцать, на год старше меня, мощного сложения, не качок и не толстый, просто здоровый для своих лет, как взрослый мужик. Коротко стриженные пшеничные волосы торчали ёжиком, голубые глаза, крупный нос и толстые губы — типичный представитель славянского народа.

До процедур и приема лекарств мы болтали, словно старые друзья. Он занимался дзюдо с детства, ездил на областные соревнования. И самое главное — мы с ним с одного города, только …живём в разных концах. Он жил здесь у родственников, приехал на соревнования и как-то отравился, после соревнований отпраздновал с друзьями. Он занял на соревнования третье место и, возможно, поедет на российские соревнования.

Где-то в обед вновь приходила Лена и провела беседу с Игорем. Когда она вышла, Игорь мечтательно протянул:

— Хороша девица, — она прикрыл глаза. — Вот бы мне с ней… — Он посмотрел на меня, подмигнув. Мы уже достаточно сблизились с ним, чтобы побеседовать на подобные темы. — Ты бы уединился с ней?

— Я? — я пожал плечами. — Я уже.

— Да? — он удивлённо раскрыл глаза. — Когда эт ты успел?

— Вчера ночью. Она с парнем рассталась, вот и воспользовался моментом…

— Подфартило тебе. У меня вот секса уже год не было. От такой бы я не отказался.

— А почему бы не исправить это? — спросил я, приподнимаясь на локтях. — А?

— Ты это о чём? О том самом?

— Да, друг, о том самом.

— Ну и как мы это сделаем?

— У меня есть идейка, вот только мне нужно время, чтобы всё хорошенько обдумать.

Вечером Лена пришла сделать процедуры Игорю, и потом она отправила его на очистительную клизму. Я же пригласил её на это время заняться кое-чем полезным, и она согласилась. Всё шло по плану, я спрятался под кроватью, в то время как Игорь будет лежать на моём месте и ждать Лену. Интересно, попросил её выключить свет и проделать всё тихо, без слов и ласк.

Лена прошла в комнату, закрыла дверь и приглушила свет. Потом она скинула с себя одежду, сбросив её около ног. Потом она скинула одеяло с Игоря, он прикрыл лицо и отогнула штаны и извлекла его члена наружу, который был уже возбуждён, и уселась на него.

— Ого! Какой у тебя большой…

Следующие несколько минут слышались слабые стоны, всхлипы и шёпот Лены, Игорь сдерживался, но слабо стонал. От такого зрелища мой член возбудился, мне стало невтерпёж лежать под кроватью. Дождавшись, когда Лена будет на пике наслаждения, и вылезти из-под кровати. Когда же этот момент наступил, я вылез из-под кровати и подошёл к ним.

— О, а вот и настоящий! — сказала Лена. — Что-то ты долго.

— Как ты узнала? — спросил я её.

— Не говори ни слова… — она прикусила губу. — Давай уже.

Меня не надо долго просить. Я снял пижаму и приник к Лене. К огромному неудовольствию Игоря, я снял Лену с него и поставил её на колени перед собой, вкладывая член между её мягких губок. Лена с радостью поглотила её и обласкала язычком. Игорь встал с кровати, отобрал у меня Лену и положил её поперёк кровати. Мы не говорили ни слова, действовали с полуслова. Игорь пристроился сзади Лены, я пристроился к её рту. Игорь мощно долбил Лену, отчего её тело по инерции двигалось ко мне. Лена стонала долго, протяжно, но из-за находящего у неё во рту члена, звуки были глухими и утробными. Было особенно приятно заниматься сексом в присутствии другого, это, как бы, придаёт этому особенный шик. На этот раз Лена сосала отлично, самозабвенно, хотя и неумело. Когда оргазм стал неизбежен, мы поменялись с Игорем местами. Когда он оторвался от Лены, я отметил его длинный толстый член, весь в венах, с красной лакированной головкой. Сантиметров восемнадцать, наверное. Как, интересно, он поместится у неё во рту? С этими мыслями я приник к её киске, которая была мокрая и вся текла. Тоненькие струйки стекали по её бедру, стекали на кровать. Видимо, секс втроём завлекал и её.

Член Игоря провёл отличную чистку, отчего стенки сладостно раскрывались при входе члена, затем плотно обволакивая его. Её губы вообще были красивыми, продольный разрез, с аккуратными, вытянутыми губками, светло-коричневого цвета, мягкие и влажные, небольшой, малинового цвета клитор, скрытый губками, чуть выглядывая наружу. Колечко ануса было тщательно ухоженных, ни единого волоска, маленькое узкое колечко, которое, похоже, никогда не использовалось по назначению, оттого мне больше хотелось его использовать. Но это потом… Я увеличил амплитуду своих движений, ускоряясь всё больше и больше, отчего меня пробирала мелкая дрожь и трепет. Тем временем, Игорь полировал мягкий податливый ротик Лены своим гигантом.

Вот тут оргазм накрыл меня так резко и неожиданно, я кончил, едва успев вынуть член из Лены. Уставший, я присел на кровать, глядя, как Лена тщетно пытается удовлетворить Игоря. Тот корчился и стонал, но не мог кончить. Тогда он оторвался от её рта и направился к её киске. Лена, томно прикрыв глаза, облизывая губки, повернула голову на Игоря и закрыла их, когда тот вонзился в неё. Сильно сжав её ягодицы, он входил в неё чуть ли не целиком, тяжело и судорожно дыша. Лена помогала себе ручкой, быстро-быстро водя ею между ног, массируя клитор. Её пробил первый оргазм, она задрожала всем телом, её будто подбросило вверх, ягодицы сжимались и разжимались и она тяжело вздохнула. Игорь же был только на пределе, но, видимо, не желая кончить и желая получить больше удовольствия, он на миг застыл, извлек член из неё.

Я надел трусы и лежал на его кровати, наблюдая за этой сценой. Член пока ещё не был готов принять продолжение в банкете, потому я преспокойно мог наблюдать за этим. Когда же Игорь успокоился, он продолжил движения тазом. Лена вновь начала стонать и на этот раз подмахивать ему задом. В который раз ко мне в голову пришла идея использовать её попку по прямому назначению, но это будет чуть позже. Минут через несколько Игорь, наконец, не выдержал и потому начал кончать. Это слабо сказано, он задрожал, начал бурно стонать и рычать. Лена застонала ему в такт и они вдвоём кончили под аккомпанемент своих стонов. Игорь вынул член, а Лена взяла его в рот…

Мы втроём отдыхали от прошедшего. Игорь лежал с довольным лицом, сладко потягиваясь, Лена игриво потягивалась, глядя то на меня, то на Игоря. Да уж, это точно лучшая ночь в моей жизни. Лена оделась и вышла, пообещав ещё вернуться. Мы с Игорем довольно переглянулись и решили немного отдохнуть.

Лена вернулась только через несколько часов. Мы за это время успели помыться, сыграть несколько партий в карты, я проиграл Игорю три яблока, даже поспали немного. Наконец, явилась Лена, с явными намерениями продолжить начатое пару часов назад. Она, как обычно, заперла дверь на ключ, его положила на столик и разделась. На сей раз на ней был белый лифчик с бахромкой и простые хлопчатобумажные трусики, которые плотно прикрывали все прелести её тела. Видимо, Лена была не такой простой и скромной, как мне показалось на первый взгляд. Она любила заниматься сексом чуть жёстче, чем это принято, хотела немного адреналина и разнообразия. Неужели из-за этого её и бросил парень, не в силах удовлетворить её?

Игорь вновь взял инициативу на себя, ведь, похоже, он был куда поопытнее меня в подобного рода вещах. Он подстелил под спинку Лены подушку, завёрнутую в одеяло, выгнув тем самым её тело в дугу. Он пристроился членом, который был только немного приподнят около её рта, оставив мне её киску. Я не обиделся и обратился к ней. Игорь же вложил свой набухающий мягкий член в ротик Лены, которая с жадностью обхватила его. Она старательно полировала его своими мягкими губками и быстрым язычком, отчего член Игорь крепчал и крепчал прямо на глазах. Лена подмылась после предыдущего контакта, так как от неё приятно пахло душистых мылом или гелем для душа. Она уже вся текла и, похоже, это началось ещё до того, как она пришла сюда. Пока Лена была занята другим, я стал пальцем ласкать её маленькое колечко, которое слабо вздрагивало и сжималось, когда я прикасался к нему пальцем. Без смазки тут не обойтись, поэтому пальцем я стал смазывать её дырочку её же выделениями. Чтобы она расслабилась, я массировал свободной рукой её половые губки, отвлекая тем самым её от другой дырочки, которой я хотел воспользоваться.

Игорь полностью …занял Лену, так что она не понимала, что я там у неё делаю. Я же тем временем уже смог проткнуть сквозь узкую тесную преграду первую фалангу пальца и уверенно продвигал его глубже. Обильная смазка облегчала дело и в течении минуту половина пальца была уже внутри неё. Я не торопил события, так как знал, что слишком резкое проникновение в неё может причинить сильную боль и даже нанести серьёзную травму. Пальцем я аккуратно массировал стенки, ворочал его внутри, старался раздвинуть стенки пошире, чтобы войти в неё без проблем.

Но ведь перед этим нужно смазать и член. Я решил эту проблему путём погружения его в текущую и пульсирующую дырочку, которая с радостью приняла меня в свои тесные и мягкие объятия. Я полностью входил в неё и полностью вынимал член из неё, стараясь не забыться и не кончить раньше времени. Через несколько таких вот погружений в неё, член был обильно смазан и готов к погружению в другое место. Палец, находившийся в её попке немного размягчил и расширил дырочку, достаточной ширины, чтобы пролезла головка, а там уж видно будет.

Тем временем Лена широко раскрыла ротик, пассивно наблюдая за тем, как Игорь двигает членом у неё во рту, медленно, старательно погружая его внутрь и постепенно вынимая. Насколько смог понять из увиденного, член погружался в неё больше чем на половину и, следовательно, проникал чуть ли не в горло. От такой покорной и невинной её позы я пришёл в недоумение и одновременно испытал приятное ощущение превосходства над ней. Не теряя времени даром, я вошёл головкой в её попку. Головка вошла резко и быстро, словно бы и не было никакой преграды. Я даже удивился и замер от нахлынувших на меня приятных ощущений и чувств. Головка мягко была окружена чуть ребристой поверхностью стенок. Я проник чуть глубже, как исследуя её попку на вкус. Лена что-то там промычала, но мы не обратили на это никакого внимания. Я поддерживал её попку на себе руками, старательно разведя в стороны её ягодицы, чтобы было удобно. Стенки сами проталкивали меня внутрь, я погружался в приятные и мягкие глубины девичьей попки, в который было жарко и тесно, но ненадолго.

Игорь же тем временем кончил, довольно потирая руки и отходя от её ротика. Лена приподняла голову и посмотрела на меня. Мы встретились глазами, и я прочитал в её глазах ни страх или боль, а страстное желание быть использованной на всю катушку. В ней, видимо, проснулись низменные инстинкты, с которыми она была не в силах бороться. Игорь с любопытством уставился на мои старательные движения тазом, я ведь уже дошёл до нужной точки и теперь пытался доставить себе удовольствие. Не сказать, чтобы это было очень уж приятным, но это доставляло странное ощущение наполненности и успокоения. Члену было слишком просторно, поэтому Игорь предложил мне поменяться.

— Ты не возражаешь? — спросил он Лену.

— Делайте, что хотите, — ответила Лена, тяжело дыша.

Мы не стали медлить и сдвинули вместе две койки, отодвинули тумбочки и, соединив таким образом две кровати, мы получили шикарную двуспальную койку. Я лёг ничком на кровать, чуть свесив ноги, Лена уселась на меня верхом лицом ко мне, её глаза блестели лихорадочным огнём в предвкушении предстоящего. Игорь пристроился сзади и, аккуратно введя член в задний проход Лены, глухо застонал и нагнул её ко мне. Лена плотно прижалась ко мне грудью, я приобнял её и стал поднимать таз вверх-вниз, внимательно слушая её глухие стоны, которые были наполнены наслаждением, с примесью боли. После узкой и одновременно вакуумной попки, я ощущал приятную наполненность её влагалища, которое старательно обхватывало меня целиком.

Лежать в такой позе было приятно, здорово ощущать на себе вес её мягкого липкого тела. Мы вспотели, хоть тут и было прохладно, Лена так вообще была вся красная и сбила волосы в кучу. Она прижалась лбом к моей шее, что-то нашёптывая ей, как я ни старался что-либо разобрать, у меня ничего не получалось. Игорь двигал членом быстро, ловко, но аккуратно, не вводя своего гиганта слишком уж глубоко и резко. Он смог кончить через несколько минут, излившись прямо в Лену, и вышел из неё. Я прямо таки ощутил освободившееся пространство, после выхода члена Игорь и ускорил темп тазом. Лена приподнялась на попку и упёрлась руками мне в грудь. Её глаза были томно прикрыты, но сквозь веки я ощущал на себе её прожигающий страстный взгляд хищницы. Это было сражении между двумя видами, между самцом и самкой, что ли, никто не хотел сдаваться первым, показать свою слабость. Моё наслаждение нарастало и сдерживать его становилось всё сложнее и сложнее, яички, как я ощущал, сильно напряглись и втянулись. У Лены же набух клитор, покраснели щёки и задрожали губки. Первой не выдержала она. Она рухнула на меня, словно подкошенная, когда нахлынувший оргазм сбил её с ног, заставляя её слабо дёргаться на мне, царапая ногтями простыню. Я сделал несколько бессознательных движений тазом с телом девушки на мне и вдруг меня прошиб оргазм. Лены ощутила это, сползла с меня и взяла член в рот, сделав несколько сосательных движений, вызвав поток вязкой белой жидкости из меня.

Ещё минут десять мы просто отдыхали, лёжа на кровати. Лена была совершенно обессиленной и уставшей. Она прикрыла глаза, её голая грудь с твёрдыми острыми сосками высоко вздымалась. Игорь уже давно спал на своей койке. Мы соединили вместе мою койку и другу свободную. Я не мог уснуть, видимо, произошедшее здесь навсегда западёт мне в душу и это, наверняка, изменит меня. Низ живота Лены был чуть прикрыт одеялом, я видел лишь её внутреннюю поверхность бедра и начало её лобка. Она лежала в такой невинной и детской позе, что она не могла не вызвать во мне желание защитить её. Но она вызвала во мне не только это желание. Мой член вновь возбудился и принял боевую стойку. Я плотно прижался к её мягкому телу, член упёрся ей в ногу. Лена ощутила это, повернула ко мне голову и улыбнулась.

— Ты всё не можешь успокоиться? — спросила она.

— С такой успокоишься, как же. — Ответил я, поглаживая её коленку, поднимая руку всё выше.

— Вот твой дружок уснул же, — она это про Игоря. — Дружок его-то будь здоров! А насытился.

— Я так моложе ведь. Мне нужно чуть больше, чем ему.

— Да, тебе хоть и восемнадцать, но ума как у ребёнка. Игорь уже посерьёзней будет.

— Он тебе нравится? — вдруг спросил я.

— В смысле?

— Ну, он нравится тебе?

— Ну, как сказать? Да — он красивый парень, крепкой фигуры и дружком у него всё в порядке. Я бы не прочь с ним пораньше познакомиться. С таким и не грех выйти в свет. Но, я не хочу близких отношений. В смысле — подарочки, поцелуйчики, рестораны. Не нужно, я уже обожглась на этом.

— Понятно, тебе нужна только обратная сторона отношений.

— Ну да. Это придёт потом, когда я стану старше, наверное. Потом хочу завести семью, детей, короче, жить счастливо. Пока же — нет. А Игорь он любит серьёзные отношения, мне так кажется. С ним любая — как за каменной стеной.

Мы замолчали.

— Давай спи, — сказала мне Лена.

— Не могу, — я указал на вздыбленный член. — Уж никак.

— Ладно, — она взяла его в свою мягкую, нежную ручку и на удивление уверенно и проворно стала двигать ею по моему члену.

Утром я встал с трудом, всё-таки уснул поздно. Игорь уже не спал, делал зарядку. Кивнув мне, он принялся приседать, держа руки за головой. Я подождал, пока он проделает все упражнения и мы вместе отправились в душ помыться. Он находился в конце коридора и идти до него было порядочно. После разговора с Леной я решил свести Наташку с этим гигантом.

Пока мы мылись, я решил начать разговор.

— Друг, как ты смотришь на серьёзные отношения?

— Я не прочь бы завести их с какой-нибудь хорошей девушкой. Только вот маловато их мне попадалось на пути. Они то курят, то пьют, но ТП, то ещё что-нибудь. Нет, мне не нужна монашка, но мне нужна нормальная девушка. Не курит, не пьёт, чтобы с ней можно было поговорить о чём-нибудь. Я однолюб, в принципе. С одной я могу завести далеко идущие отношения, если найду такую.

Пока он рассказывал мне о такой девушке, у меня в голове нарисовался образ этой девушки — Наташка. Игорь — вот мой шанс избавиться от напористости Наташки и тогда она забудет обо мне. Теперь их нужно буде познакомить друг с другом. Я решил рассказать ему всю правду.

— Ну ты, друг, даёшь. С сестрой!

— Так ты мне поможешь?

— Чувак, вы ведь не близнецы, да?

— Нет, а что?

— Слава Богу! Я думал, вы с ней похожи!

— Иди к чёрту!

— Да ладно! Сколько ей?

— Семнадцать.

Через два часа должны придти дорогие родственники, вот тогда мы и посмотрим, удастся ли мне мой «коварный» план.

«Rendez Vous» женский возбудитель 2

RENDEZ VOUS – женский возбудитель №1

«Rendez Vous» женский возбудитель, который заставит потекти любую девушку. Усиливающее сексуальное возбуждение!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
169
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments