Капкан для снохи

ЧАСТЬ 1

Молодая пара, Светлана и Михаил, горячо полюбившие друг друга, были вместе уже 2 года. После свадьбы они поселились в однушке жены, доставшейся ей по наследству после смерти мамы.

Михаил, работяга по своей природе, работал в небольшой автомастерской. Для расширения своего бизнеса они взяли валютный кредит под залог имущества жены. Родился сын Алёша.

Грянул 1998 год с его дефолтом… В результате молодая семья оказалась, практически, без средств к существованию и без квартиры. Чтобы не оказаться совсем на улице, Михаил пошел с поклоном к отцу, с которым у него были сложные отношения.

Пётр Иванович, несмотря на свой крутой характер, пустил молодую семью в свою 3-х комнатную квартиру, но оформлять прописку не спешил. Поэтому отныне Михаил перебивался случайными заработками и денег катастрофически не хватало…

Светлана, молодая, стройная женщина среднего роста, с пышными, темными волосами и карими, огромными глазами, была просто очаровательна! На её, по-детски простеньком, лице сразу бросались в глаза пухленькие, чувственные губы.

После родов Света чуть-чуть поправилась, но это обстоятельство её ничуть не портило, — даже наоборот, — придавало какую-то материнскую женственность! Она уже пыталась бросить кормить Алёшу грудью, но это ей удавалось с трудом. Тяжелые, от молока, груди наливались болезненной тяжестью и порой, плюнув на всё, Светлана совала торчащий сосок в ротик сына, после чего наступало долгожданное облегчение…

Всё хозяйственные хлопоты в семье легли на плечи молодой женщины, и та крутилась, как белка в колесе. Приберись, сбегай в магазин, приготовь обед, всех обстирай… Ну впрочем, — женщины поймут!
Но самое главное для Светланы было угодить, вечно недовольному, свёкру.

Вот и в этот раз утро началось, как обычно.

Света уже вовсю резала капусту, когда в кухню вошел с взлохмаченными, редкими, седыми волосами, в майке и трусах, заспанный свёкор.

На вид ему было лет 55, но выглядел он всё ещё недурно. Он пока ещё не нажил мужского богатства в виде выпиравшего, пивного живота. И если бы в последнее время не злоупотреблял спиртным, то был бы ещё мужчина хоть куда!

Протирая глаза, Пётр Иванович окинул взглядом сзади работающую фигурку снохи. Её короткий, домашний халат, из под которого мелькали голые бёдра женщины, в последнее время его особенно доставал.

Erostone капсулы для потенции

EROSTONE капсулы для 100% потенции

Erostone — популярное средство для крепкого стояка у мужчин до 80 лет. Капсулы действуют сразу в двух направлениях.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

На фоне утреннего окна, халат из простого ситца, казалось, был совсем прозрачным, под которым угадывались очертания раскачивающихся грудей снохи уверенного 3-его размера.

Член свёкра непроизвольно отреагировал на такую заманчивую картину и слегка поднапрягся.

— Ты в магазин за пивом сходила?! – с порога спросил он Свету.

— Не успела ещё, — растерянно ответила она – вот… готовлю!

Женщина виновато посмотрела на хозяина.

— Гото-о-овлю! – передразнил Иванович.

Он тяжело сел на стул с тем расчетом, чтобы видеть сноху в профиль, и откинулся на спинку.

— Не любишь ты меня! Не ценишь! Я с похмелья помираю считай… а тебе хоть бы хны! – продолжил он свою речь.

— Ну как же не люблю, Пётр Иванович?! Я и готовлю, и стираю… Да я сейчас сбегаю!..

— Во-о-т! Видишь, — я до сих пор для тебя — Пётр Иванович! А пора бы уж и папой звать!

— Извините, …папа! Я всё как-то не привыкну…

— Не привыкнет она! Надоели вы мне хуже горькой редьки! Пацан орет постоянно за стенкой, — спасу нет!.. Выгоню я вас наверно скоро!

— Да и не плачет Алёша часто! А как заплачет – я ему сразу грудь сую… Он и лежит – молчит, грудь посасывает… — пыталась оправдаться сноха.

— Грудь посасывает? – тут же встрепенулся свёкор…

— Ну да! – покраснела Светлана.

— Грудь посасывать – это хорошо! – по-своему истолковал он её слова, и в трусах шевельнулся напрягшийся член. – Ну-ка давай, присядь-ка! Потолкуем…

Светлана взяла было стул, но свёкор несогласно махнул рукой:

— Ко мне присядь, — на колени!

Женщина встала, решая, как же ей поступить.

— Ну вот!.. Брезгуешь значит мной?! – продолжал напирать Иванович.

— Да нет, что Вы! – решилась наконец Света, и храбро села широкой попой к мужчине на колени. Но почувствовав бедрами его напрягшийся орган, хотела тут же вскочить. Но Пётр Иванович был готов к такому обороту и не дал ей этого сделать, облапив широкими ладонями её упругий таз и удерживая его.

— Ой! – только и сказала женщина.

— Ничо, ничо! – «успокоил» её свёкор. – А ты как же думала? Я ведь ещё мужик! Вы-то там за стенкой с сынком кувыркаетесь!.. Слышно ведь по ночам, не глухой! А я-то тут совсем один!..

Светлана густо покраснела, но возразить было нечего. Михаил, да и сама Светлана, были жадные до любви и порой, оставаясь наедине, забывали обо всем на свете.

— Посидишь немного, да и всё! От тебя ведь не убудет… Потрешь задком мне моего озорника-то!
Мужчина возбужденно засмеялся.

Иванович, распаляясь от собственных слов, уже залез снохе под халатик, гладя её горячие, упругие бёдра.

— Не надо… папа! – умоляюще посмотрела на него Света.

Тот остановил движение ладоней, но совсем их не убрал.

— Ну раз брезгуешь, можешь идти! А через полчаса чтобы и духу вашего здесь не было!.. – гневно сказал он.

Светлана сидела, и мысли веером проносились у неё в голове:

— Куда же идти-то? Денег итак кот наплакал! А на улице – зима! Мише позвонить – пожалуй и не поверит! Да и толку-то?!

Её молчание Иванович понял, как согласие.

— Вот и ладно! Вот и хорошо! – продолжил он движение ладоней, лаская не только бёдра, но и пухленькие ягодицы снохи, проходя по тонким стрингам её трусиков.

— А мне-то много ль надо? Поглажу тебя, голубку, да отпущу…

— Правда? – наконец решилась спросить расшалившегося свекра Света.

— Конечно! – уверенно ответил ей он.

Неожиданно его рука скользнула между складками её халата, подвязанного только поясом, и схватила её тугую, налившуюся грудь.

— Ой, папа… не нужно! – вздрогнула Светлана.

— Ничо, ничо доча! Я ведь любя-я!.. Побалуюсь только, — вот и всё дела! А от тебя-то убудет что ли?

Пётр Иванович, успокаивая Свету добрыми словами, уже вовсю щупал полновесную грудь сношеньки, зажав между жадными пальцами её напрягшийся, крупный сосок.

Женщина сидела на коленях старого развратника, как заколдованная, не зная, что же ей делать.

А Иванович продолжал:

— Смотри-ка сисёха-то у тебя какая тугая, да полная! Вот ведь досталась же такая краля моему дураку-то!.. Наверно и молоко ещё есть? Дай-ка
я их расцелую… И мне хорошо, и тебе приятно будет!

Он пошире распахнул халат Светланы, любуясь совершенными формами её грудей. Привалив тело молодой женщины к стене, он жадно обхватил снизу её полные груди, свёл их вместе и припал своим колючим ртом к торчащим соскам.

Светлана охнула, почувствовав руки и губы чужого мужчины на своем теле, и непроизвольно возбудилась. Она никак не могла поверить в реальность происходящего с ней. А Иванович, от души втянув ртом сосок вместе с околососковым кругом, почувствовал во рту дурманящий вкус женского молока, от которого просто напрочь сносило крышу!..

Наконец Светлана опомнилась, почувствовав, что трусики между ног намокли, вскочила и рванула в свою комнату!

— Ничо, ничо, — не убудет от тебя! Попривыкнешь! – кинул ей вслед Иванович. – Зато в каких хоромах живете!..

ЧАСТЬ 2

Вечером пришел с работы Михаил. Он устроился в бригаду чуреков электриком и устал, как собака!

Светлана накормила мужа, но рассказать ему о произошедшем так и не решилась…

Уложив сына спать, она сбросила сорочку, и голиком юркнула к мужу в кровать. Миша, как обычно, впился поцелуем в пухленькие губы жены и, бегло пошарив по её развалившимся грудям, скользнул ладонью по вздрогнувшему животу вниз. Чуть проникнув пальцем в пещерку жены, он удивился тому, что супруга уже давно истекает соком любви.

— Не надо, Миша… — горячо прошептала она в ночи, – давай войди в меня скорее!

История со свёкром, так напугавшая её днём, теперь, наедине с мужем, послужила катализатором к сексу, требующим немедленного удовлетворения.

Возбуждение жены немедленно передалось и мужу, и его член моментально вытянулся вдоль её голого бёдра. Миша завис над, широко раскинувшей ноги, Светланой, и приставив тугую головку своего среднестатистического болта к её сладкой расщелине, мягко скользнул внутрь.
— О-о-ох-х! – выдохнула молодая женщина, и тут же жадно задергала попой, не в силах больше сдерживаться.

Мужчина с наслаждением заскользил внутри жаркой пещерки, а Света синхронно встречала низом живота его желанные движения. Прошло лишь несколько сладких минут траха… Ей вдруг почудилось, что это не любимый муж трахает её, а каким-то непонятным образом ненасытный свёкор погрузился в её киску на всю глубину, доставая прямо до матки… От всех этих мыслей Света замерла, не в силах сдержаться, длинно застонала и забилась под телом мужа в конвульсиях мощного оргазма.

Миша, почувствовав приятную хватку члена влагалищем жены, ускорил ритм, догнал Светлану, и выскочив из её сладкой щелки, тоже застонал. Горячее семя хлынуло толчками, щедро поливая живот и лохматую киску супруги…

Разгоряченные тела улеглись рядом, тяжело дыша в темноте.

— Так хорошо было, не передать! – сказал Миша, — И что это на тебя сегодня вдруг так нашло?..

— Не знаю… Соскучилась наверное! – соврала Светлана.

У противоположной стены вдруг заплакал Алёша, и Света побежала к нему…

***

А в это время, за тонкой перегородкой на своей кровати лежал Пётр Иванович, и вслушиваясь в скрип супружеской кровати молодых и их сладкие вздохи, – надрачивал свой болт.

Как только он услышал длинный стон снохи, который, как дешифровщик, раскрыл произошедшее – мужчина увеличил обороты, наяривая кулаком, как хороший насос.

Внизу его живота сладко свело мышцы, и скопившаяся сперма разом вырвалась наружу, забрызгав сбившееся одеяло. Иванович усилием воли подавил рвавшийся изнутри вскрик, и затих, потихоньку ныряя в заслуженно заработанный, сладкий сон…

***

Два следующих дня для Светланы прошли спокойно. Иванович не проявлял к ней, казалось, никакого интереса, и женщина успокоилась.
Но следующее утро показало призрачность всех её надежд!

Свёкор появился на пороге кухни в халате, чего не было прежде. Он по хозяйски сел на стул, зачесал пятерней назад свои жидкие волосы, и сказал хлопотавшей, за столом, снохе:

— Заработалась ты чой-то спозаранку, голуба… Присядь-ка! – показал он глазами вниз.

Света покорно подошла, и стала усаживаться к свёкру на колени. В тот момент, когда она отвернулась, — полы его халата вдруг разошлись, мелькнув наготой и, ничего не подозревавшая Света, села халатом на его голое тело.

— Поднимись-ка чуток, яйца придавила! – вдруг сказал свёкор. Света чуть приподнялась и Пётр Иванович, вдруг неожиданно задрав её халат, надавил на таз снохи вниз.

Молодая женщина шлепнулась, вдруг почувствовав ляжками, что сидит на голом теле мужчины!

— Ой, папа! – вскрикнула Светлана, пытаясь соскочить.

Но старый хрен надёжно удерживал её широкий таз.

— Ничо, ничо доча! Потремся немного, как в прошлый раз… — «успокоил» он её. — Ты же пожить-то у меня ещё хочешь?

Сноха притихла, но… почувствовала нарастающее давление снизу!

— Ты ножки-то раздвинь, да выпусти на волю моего озорника! Вишь, как ему тяжко!

Света медлила.

— Ну-у-у! – грозно приказал старик.

Сноха испуганно сдвинула попу и убрала ногу в сторону. Набравший прочность, болт Ивановича упруго поднялся, оказавшись между её ляжек.

— Ну вот, другой коленкор! – довольно сказал хозяин, — А ты ножки-то сожми поплотнее… Теперь уж мо-ожно!

Света послушно сжала ноги, зажав горячими бедрами, набравший силу, крупный хрен свёкра. Её опустившийся халатик бережно укрыл эту бессовестную картину, но это не понравилось хозяину!

— Ты халатик-то сыми! Чего уж теперь… Натоплено у нас, не озябнешь! – гнул он своё и, посмотрев на Свету, зло сверкнул глазами.

Та обреченно развязала пояс, и старик радостно спихнул его на пол.

— Эх и красава ты, Светка! – приобнимая её за талию, оценил Иванович, покачав, как будто взвешивая, другой рукой её полную, налившуюся грудь.

Света от такой интимной ласки свёкра густо покраснела.

Пётр Иванович поправил свой член, зажатый ляжками снохи, плотно прижав его к её промежности, прикрытой только узкими трусиками.

— Ну а теперь, доча, попкой подергай туды-сюды! Сделай папе приятное!

Светлана оперлась руками на спинку стула и стол, и стала надрачивать немалый член свёкра, слегка поднимаясь и вновь садясь голыми бедрами к нему на колени.

Она вдруг и сама невольно завелась, выполняя волю Ивановича. Твердый член, скользя тёмно-багровой залупой по её тонким трусикам, вызывал непреодолимое желание… Её тяжелые груди, чуть отвисшие от молока, завлекающе раскачивались, грозя свести с ума её партнера.

Обхватив жадными ладонями её широкий таз, довольный Иванович регулировал ход процесса.

Светлана вдруг почувствовала, что потекла, и её трусики намокли.

— Нет, папа! Нет!!! Неправильно это!– вскрикнула она, неожиданно вскочила и побежала в свою комнату.

— Ничо, ничо доча! Попривыкнешь! – сказал ей вслед свёкор.

Он достал из кармана халата небольшой пульт, нажал на кнопку и остановил видеозапись.

Пётр Иванович, бывший сотрудник НИИ, с передовыми технологиями был на ТЫ, и прекрасно разбирался в таких пустяках, как видеокамера и компьютер.

Сняв с полки видеоглазок, размером с небольшую пуговицу, он отправил его в карман.

— Надо будет опосля с Коляном рассчитаться, пузырь ему купить… Выручил бывший коллега-то! — подумал Иванович и довольно ощерился…

ЧАСТЬ 3

На следующее утро свёкор сделал неожиданный подарок для молодой семьи, предоставив в их распоряжение 2-ю комнату. Пока перебирались с вещами, решив сделать из неё «детскую», Михаил, в знак благодарности, крепко пожал руку отцу:

— Спасибо, папа! Теперь нам посвободнее будет.

— Живи-ите! У вас – семья, а мне много ль надо? – раздобрел Пётр Иванович.

И только Светлана просекла всю его истинную «доброту».

— Много ль, не много ль… — а Света понимала, что подарки свёкру в виде интима ей теперь, скорее всего, придётся делать регулярно… И мириться с этим обстоятельством она все же никак не желала.

— Вот дура! Дала слабинку один раз, а теперь — расплачиваюсь! – думала она, оставаясь наедине сама с собой.

Вечером, отдыхая с мужем в постели после очередного секса, она решилась всё-таки рассказать ему о приставаниях свёкра.

Светлана была уверена, что муж наверняка поднимет скандал.

— Ну попытаюсь объяснить ему всё… Лишь бы Миша поверил мне, не сорвался и не наломал дров! – думала женщина, — Уговорю…

Но к её удивлению муж ситуацию воспринял совершенно неожиданно!

— На коленях у папани посидела? Потёрлась трусами об него немного? – Михаил рассмеялся. – Делов-то! Ну и папаня, — не сдаётся никак, старый хрен! И годы-то ведь не берут… Уважаю! А ты, Светк, расслабься! Не трахает он же тебя в самом-то деле! Зато, видишь, комнату нам выделил ещё одну… Может даже и пропишет со временем!

Света удивленно смотрела на мужа, не в силах понять, шутит он или говорит серьезно! Но Михаил вовсе не шутил, добавив:

— Ну потрешься ещё, подрочишь ему немного… Не налево ж ты ходишь! Ради дела уж можно и это перетерпеть! Не только ж мне одному вкалывать… А потом вдруг добавил: — Но смотри, НЕ БОЛЬШЕ! А то знаю я его, старого мерина!.. Ладно, спи!

Затем он отвернулся и через несколько минут засопел.
Светлана и так и эдак проворачивала ситуацию, но ни к какому конкретному решению так и не смогла придти.

***

Следующим утром бодрый Иванович, увидев сноху, первым делом нажал в кармане халата на кнопку пульта видеозаписи. Затем потихоньку подкрался к ней сзади, и неожиданно облапив руками, обхватил её через халат за груди.

— Ой, папа! – вскрикнула от неожиданности Света – Напугал!

— Ну чего ж ты, доча, меня боишься! Чай не чужие! Дай кось помну их немного… Наскуча-ался!

Сноха не шевелилась, позволяя свёкру лапать её роскошное богатство.

— Пусть потешится, старый хрыч! Может побыстрее отстанет… — подумала она. Но, как ни странно, от прикосновений чужого мужчины Светлана стала неожиданно возбуждаться. Её бросило в жар и внизу живота сладко засвербело…

А между тем Пётр Иванович уже нетерпеливо развязывал поясок её халата, стараясь поскорее избавиться от него. Наконец тот был однозначно повержен и сброшен на пол. Добравшись до желанного, как кот до сметаны, свёкор обхватил широкими ладонями тяжелые, пышные груди снохи, которые стали жарко вздыматься от её частого дыхания.

Соски Светланы вытянулись, набухнув под умелыми пальцами старого развратника и выдали по капле молока.

Крупный член Ивановича тоже не дремал, вытянувшись во весь свой немалый рост под его халатом, и требовал достойного продолжения!

Он потянул Светлана за собой, сев на стул и раскорячив ноги в разные стороны. Затем откинул полы халата, демонстрируя своего монстра, и скомандовал:

— Давай-ка, доча, попотчуй моего паразита минетом! Житья мне не дает в последнее время… Страсть, как он енто дело любит!

Света заколебалась, увидев, какую дубину ей предстоит принять в рот. Она уставилась на фаллос Ивановича, не зная, как же ей поступить в этот раз и сказала:

— Папа, ну нужно же меру знать! Я ведь не жена Вам, чтобы Вы такое предлагали!

— Да я ведь много-то и не прошу, доча! Ну побалуй ты старика всего-то один раз! Что тебе стоит-то! А я уж отблагодарю… — ответил хитрый свёкор.

Наконец Светлана решилась, встала на колени у ног Ивановича и обхватила своей мягкой, маленькой ладошкой его страдающего зверя. Она сделала несколько обворожительных движений вверх-вниз, гоняя его темную кожицу по твердому стволу, как гармошку, вызвав у свёкра бурю положительных эмоций:

— Ох и хорошо! Ох и чудно!.. А теперь ротком, ротком-то возьми!.. Силов уж больше нету терпеть-то!

Сноха пошире раскрыла рот и приняла торчащий болт внутрь, обняв его своими мягкими, пухлыми губками.
Иванович покраснел и выпучил глаза, как рак, от возбуждения. Света же решила потрудиться на совесть, поняв, что чем раньше свёкор кончит, тем быстрее отстанет от неё. Гоняя губами по члену, она тщательно обрабатывала тугую залупу своим шустрым язычком.

— Так доча! Так!.. – хвалил её довольный свёкор. Он обхватил её головку и поглаживая, иногда поджимал посильнее вниз. Света порой давилась, когда залупа упиралась в гортань, вырывая рвотные позывы, но всё же как-то умудрялась справляться с ними…

Вдруг Иванович напрягся всем низом живота, от души надавил на голову снохи и обильные сгустки спермы хлынули ей прямо в горло!

— Ох-х-х-х!.. – заревел свёкор, от души накармливая «дочу». Отпустил он её только тогда, когда самая последняя капля спущёнки была ею гарантированно проглочена.

— Ну ты, Светка, и мастерица! Даже не думал, что такая жена моему оболтусу досталась! Утешила ты старика… Ну ладныть, мне отдохнуть теперь надо… годы уж не те! А ты-то, теперь давай, и далее хозяйничай… Обед-то – он ведь сам не сготовится!

Света развернулась, и ничего не ответив, пошла в свою комнату менять насквозь мокрые трусы. Ситуация с помешанным, на сексе, свёкре её однозначно завела, и она подумала:

— Ах, скорей бы уж Миша с работы пришёл!..

Нащупав в кармане заветный пульт, довольный Пётр Иванович нажал на кнопку «стоп». Кино становилось всё интереснее…

ЧАСТЬ 4

На следующее утро, проводив мужа на работу, Света решительно вошла в комнату свёкра, с намерением поговорить с ним на эту скользкую тему.

Не терпящим возражений тоном, она сказала:

— Папа, что же мы с тобой делаем?! Ведь это неправильно!

Или давай всё это немедленно прекратим, или мы уйдём жить на съёмную квартиру… хотя нам и будет нелегко! Насчёт жилья я уже предварительно договорилась.

Иванович внимательно выслушал Светлану, а потом ответил:

— Подь ка поближе, доча… чё покажу!

Он включил компьютер, на мониторе которого заработало «интересное» кино, главными действующими лицами которого были Света и Пётр Иванович. Всё лишнее, бросающее ненужную тень на хозяина квартиры Иванович конечно вырезал. И, судя по сюжету казалось, что Светлана и сама не против поразвлечься со свёкром!..

Вот она активно ёрзает на его ногах в одних трусах, натирая его багровую залупу… А вот уже Света увлеченно сосёт его болт, заглатывая его почти до основания…

Сноха ахнула!

— Папа, ты что-о-о?! Как ты мог такое сделать? – ужаснулась она.

— А это, чтоб ты, голуба моя, сговорчивей была! Ну ты сама-то подумай – как же мы с тобой теперь прекратим?! Я уж и к грудям твоим привык! Ну пощупаю тебя чуток, потрусь корнем своим малость – и всё! Не спать же с тобой, в самом-то деле, я собираюсь!.. пояснял тот.

Светлана молчала и стояла, как парализованная от такой речи «папы».

А он, между тем, продолжал:

— А то ведь коли Мишке-то покажу… Тогда всё, — развод! И куда ты, тогда, с пацаном-то двинешь? Кому ты будешь нужна?!

Давай ка лучше присядем, как раньше! У меня вон уж и писька-то встала, на тебя глядючи! Потрёмся немного… Всего-то и делов! Один раз ведь живём-то…

Света не понимала на что же ей решиться.

— И ведь покажет это бессовестное кино, старый пень! На сына-то он уже давно положил! Что ему терять-то?.. – думала она.

— Ну иди… иди! Чего встала –то? Халатик-то сыми, не нужен он нам теперя, значит!

Свёкор присел на стул, бесстыдно оттянул резинку трусов и вывалил свой эрегированный орган.

— Седай верьхом, да потрись об него чуток! Не стра-ашно это! – убеждал он сноху.

Видя её мучения в выборе решения, он ей решил «помочь»:
— В капкане теперь ты, доча! В капкане! А… коли не хочешь сделать приятное старику, — ну что ж, неволить не буду! Упаси бог! Можешь идти…

Светлана, видя, что особого выбора у неё нет, наконец решилась.

— В конце концов не трахаться же я с ним собралась! – утешала она сама себя, — Потру ему хуину, старому мерину!

Она развязала пояс халата, распахнула его, и сбросила с плеч на пол.

— А вот это правильно, доча! Одобряю, значит! – бормотал старик, у которого даже во рту пересохло от вида голой, по пояс, снохи. – Трусишки-то тоже сымай! А то, в прошлый-то раз, ты ими мой агрегат чуть до крови не сточила…

Света чуть поколебалась, но поняв, что она теперь действительно в капкане у свёкра – подчинилась.

Она красиво изогнулась, качнув полновесными грудями. Затем стыдливо сдернула с себя узенькие стринги, переступила через них, и выпрямилась, прекрасная в своей возбуждающей наготе.

У свёкра буквально отвисла челюсть от увиденного. Он с вожделением вылупился на её темно-розовые губки, хитровато выглядывающие из-под скромного треугольника её кудрявых, темных волос.
Кадык на горле Ивановича, не подчиняясь воле хозяина, дал полный ход!

— С ума ты меня, Светка, сведешь!.. Ну иди же, иди скорей… — почти простонал свёкор.

Светлана подошла к Ивановичу и села верхом, лицом к нему, на колени.

Свёкор обнял руками её раздобревший таз и подтянул вплотную к себе так, что раскрывшаяся щелка прижалась к его, торчащему вверх, хуине.
Теплое, бархатное тело ягодиц женщины приятно согревало ладони Ивановича.

— Вот и писями поцеловались, значитца! – сделал вывод старик. – А теперь потрись чуток об него, — сразу захорошеет!..

Света начала послушно двигать попой, и её алые губёнки, выделив желанную смазку, раскрылись и мягко заскользили по торчащему стволу старого развратника.

— Ох и любота! – хрипловато выдал свёкор.

А чуть спустя вдруг добавил:

— Доча, ты поднимись-ка чуток… яйца вроде прищемила… поправлю…

Молодая женщина приподнялась, нависнув попой над мужчиной.

А тот, выпрямив рукой свой торчащий член вверх, сказал:

— Готово! Садись, доча! – и обняв другой рукой, нажал на её широкий круп.

Светка плюхнулась вниз, и твёрдый орган свёкра, раздвинув её сладкие губёнки, нагло ворвался внутрь!

— Ой, папа!..

— Ох, доча!..

Вскрикнули они почти одновременно.

— Ох ты, мать её, не туда полез-то, шельмец!.. Ну что ж теперь, доча, поделаешь, раз так уж случилось! Не вынимать же его обратно?.. – подвел итог Иванович.

Светлана вдруг почувствовала небывалое блаженство, невольно приняв в себя мощную дубину Пётра Ивановича, которая заполнила её всю до отказа! Нежные стеночки её девочки доверчиво и страстно обхватили хуй свёкра, и казалось, что нет ничего приятней на всём белом свете!..

От охвативших её чувств женщина страстно застонала, и горячая истома заполнила всё её существо, заставив прогнуться её тело, словно кошка… Света почувствовала, как хуй свёкра буквально пульсирует в её узенькой пещерке!

— А ты попрыгай… попрыгай на нём, доча! Сразу полегчает! Вишь, какая у тебя пиздёнка-то узенькая! Мой-то, паразит, крупноват малость для неё оказался!..

Сноха чуть приподнялась, почувствовав при этом настолько захватывающее скольжение у себя внутри, что не удержалась и вновь до упора оделась на фаллос.

— Ты погоняй, погоняй писей-то по озорнику! Неча стесняться-то… Что уж теперь! – хрипловато бормотал домовладелец, вероятно находя в своих словах дополнительную прелесть и возбуждение.

Света, уже не сдерживаясь, как заправская наездница стала гарцевать на хую Ивановича. Опираясь руками на его плечи, она закрыла глазки, томно приоткрыла чувственный ротик и в такт скачке, сладко постанывала. Её темные волосы волнами взлетали в воздухе, опускаясь и путаясь на раскрасневшемся лице.

Свёкор поймал её раскачивающиеся груди, и с трудом обхватив их ладонями, стал жарко мять нежное тело.

Тут Иванович почувствовал в своем конце сладкое щемящее чувство неизбежного оргазма… Он закатил глаза и мощный поток спермы хлынул внутрь жерла любви, наполняя его до краев…

Агонизирующий хрип Ивановича красиво перешел в нежный, жалобный стон, не помнящей себя, Светланы…

Вот так, сама того не желая, Света неожиданно оргазнула со свёкром!

ЧАСТЬ 5

На следующий день свёкор не донимал сноху, видимо решив сделать себе кратковременный отдых.

Лишь проходя мимо, он легонько хлопнул её по попе и что-то весело напевая, нырнул в свою комнату.

Светлана, как обычно готовила, убиралась, ходила в магазин, а её мысли всё это время были заняты лишь одним – как выбраться из того капкана, в который поймал её «папочка». Она перебрала всё возможные варианты, вплоть до собственного отравления или отправки на тот свет ненавистного свёкра. У неё даже мелькнула мысль поперчить ему хуй для остроты ощущений… Но всё это было чревато негативными последствиями для самой Светы!

Оптимальное решение так и не приходило…

И только когда она с Михаилом легла в постель, и они занялись сексом – план, спасительной искрой, мелькнул у неё в голове…

***

На следующее утро Света не стала тянуть кота за хвост, а сама вошла к свёкру в комнату.

— Можно?

— Заходи, доча, заходи! Какой приятный сюрприз! – встретил её Иванович, галантно зачесав пятернёй волосы назад и подтягивая семейные трусы. – Попросить что-то хочешь?

— Нет… То есть – да! – смущенно ответила сноха.

— Ну-ну! – ободряюще сказал Иванович.

— Папа… я хочу! – с жаром ответила Светлана и сбросила с себя халатик на пол.

Хоть такого оборота мужчина и не ожидал, но при виде обнаженной женщины у него жадно блеснули глаза, и под трусами что-то нарисовалось.

— Конечно, конечно моя голубка! У меня вон и постеля не заправлена… Мыряй!

Сноха стыдливо прикрыла ладонями аккуратную киску.

— А может тебе лучше минетик сначала сделать? – огорошила Света.

— Мине-е-тик?! – удивленно протянул свёкор. – Ну что же, мо-ожно!..

Он сдернул прочь трусняки, сел в кресло, пошире раздвинув ноги и предоставил снохе поле деятельности.

Светлана встала на колени, вздрочнула нежной ручкой болт хозяина, и обхватив его пухлыми губками, стала увлеченно посасывать. Фаллос вскоре не замедлил увеличиться в размере, и затвердел, как каменный.

Сноха стала добросовестно охаживать шустрым язычком его грибовидную головку и покусывать зубками напряженный ствол.

Пётр Иванович откровенно забалдел от интимных стараний снохи. Он утробно охал, и напрягаясь всем низом живота, комментировал:
— Ох.. искусительница! Ох… горлица ты моя! Ищё, ищё по залупе поддай!
И сноха поддавала, проходя своим шершавым язычком по всем граням стального болта, попутно перекатывая ручкой волосатые яйца свёкра.

Почувствовав у мужчины подступающий оргазм, Света выпустила член изо рта и обхватив его ладошкой, стала яростно наяривать…
Иванович зарычал, и сперма мутной струёй хлынула вверх, заляпав его волосатые ляжки.

— Ох, доча, и угодила! – наконец пришел в себя свёкор. – Прописывать, думаю, вас пора! Заслужила!..

— Спасибо, папа! Только… только я-то тоже ХОЧУ!

— Чего? – не понял Иванович.

— Ну… оргазм получить!

Мужчина в изумлении уставился на Светлану:

— Ну… не знаю… Теперь уж может и не получится…

— Ну мы всё же попробуем! – решительно сказала женщина.

Иванович переместился на свою кровать и устало отвалился на подушку:

— Ну пробуй, пробуй! – вяло согласился он.

Света уверенно обхватила ладошкой обмякшую сосиску и, с горем пополам, привела её в надлежащее состояние, хотя это было и непросто!
Затем она оседлала свёкра и направив вверх фаллос, оделась на него своей жаркой пещеркой. Почувствовав подуставшим хуем уютное гнездышко снохи, Иванович вновь собрался и, по-молодецки, напружинился, решив взять непреодолимые сексуальные высоты!

Светлана в этот раз была, как никогда, в ударе! Она скакала на свёкре, как молодая кобылица, ничуть не зная усталости. Старая панцирная кровать Ивановича ходила ходуном от её фантастических усилий, только чудом не разваливаясь. Её полные груди маняще подпрыгивали и подрагивали затвердевшими, темно-розовыми сосками.

Женщина оперлась на руки, и быстро-быстро заходила тазом, увлеченно скользя на члене хозяина квартиры.

Тот слабо охнул, и его тело расслабилось, выдавив с конца пару капель спущенки…

Света остановилась.

— Что… уже всё? – разочарованно спросила она.

— Всё!.. – выдохнул её партнер.

— Ну во-от! – обиженно сказала она. – А я?

— Устал я, доча, не молодой уж… — попытался оправдаться Иванович.

— Уста-а-ал! Да не любишь ты меня! – заявила сноха. – Я к тебе всей душой…

— Да что ты! Люблю конечно! Может чуток попозже…

— Правда?! – обрадовалась Света. – Ну ладно, — тогда прощаю… Я через часок загляну!

Она соскочила с кровати, накинула халат, и мило улыбнувшись на прощание, удалилась.

Пётр Иванович лежал на кровати, не в силах пошевелиться, и казалось, что по нему просто-напросто проехал танк…

Час пролетел для Петра Ивановича, как одно мгновение. Раздался стук в дверь, и сердце хозяина болезненно сжалось.

С улыбочкой в комнату вошла сноха.

— А вот и я! – оповестила своё прибытие Светлана. – Пошалим?

— Света… а может завтра? – просящее прогундел Иванович.

— Ну вот! Я так и знала!.. – огорчилась Света — Никаких завтра, папа! Нет, и ещё раз нет! Доставайте ваш агрегат. Я тоже человек и мне тоже нужен секс!..

— А Миша? – ухватился, как за спасительную соломинку, Иванович.

— Миша… — недовольно повторила сноха, – Мне теперь с Вами постоянно хочется! Завели! – развела она руки в стороны.

Света решительно подошла к кровати на которой лежал свёкор, и принялась колдовать над его мужским достоинством. Вновь оседлав Ивановича, она с немалым трудом впихнула в себя его заупрямившийся орган и понеслась в галоп! Кровать жалобно скрипела, груди мотались, попа Светки ходила ходуном, а Пётр Иванович начал хватать ртом воздух, как выбросившаяся на берег рыба, и хвататься рукой за волосатую грудь.

— Света, доча… погоди! Чёт прижало меня…

***

Врач примчавшейся скорой помощи диагностировал сильное нервное истощение.

— Покой, и ещё раз покой! И положительные эмоции! – порекомендовал он, сурово глядя на Светлану. А на её немой вопрос, добавил: — Ну а что Вы хотите? Годы есть годы!..

Провожая врача, Светлана заговорчески подмигнула свёкру, а про себя подумала:

— Заебу я тебя, старый мерин! Ох, заебу!!!

***

Пришедший с работы Михаил не на шутку озаботился здоровьем отца:

— Ты уж, Света, позаботься о папе! Глаз с него завтра не спускай. Он ведь в душе-то — хоро-о-ший!

— Конечно, любимый! Я всегда буду рядом! – успокоила его заботливая супруга.

***

От скрипа отворяемой двери, на следующее утро, Иванович вздрогнул, разом покрывшись холодным потом.

— Светка! – больно кольнуло в груди.

— Ну как, папа, поправляемся? – участливо спросила сноха. – А я вот тут Вам пивка холодненького принесла… Вы же любите, я знаю! — доставая бутылку, сказала она.

— Ох-х-х! – тяжело вздохнул свёкор. – Какое пиво, Света? И в рот-то не полезет…

— А-а-а… Ну тогда покуролесим, пока вдвоём? Где тут спрятался-то Ваш шельмец? – игриво сказала сноха, засовывая руку под одеяло.

— Нет, доча… Нет! Врач сказал – полный покой… — побледнел Иванович.

— А Вы больше слушайте их, этих врачей! Много они понимают! – убежденно ответила сноха. – В Вашем возрасте движение — это жизнь! Сейчас попрыгаем немного, — и… всё как рукой снимет!

— Света, да отстань ты от меня за ради Христа! Ну чего тебе от меня нужно?! – взмолился хозяин.

— Записи всё отдай! – жёстко сказала Светлана, мигом изменившись в лице.

— Да забери же конечно! – обрадовался свёкор. – Там в столе флешка лежит, всё на ней.

Света сунула флешку в карман и уходя, добавила:

— Да… надо бы и прописку оформить…

— Конечно, доча! Конечно! Я буду только рад… — отлегло у Ивановича.

— Сейчас же и составим заявление! – непререкаемым тоном заявила сноха, уходя за бумагой. А затем подумала:

— Да и собственника квартиры пора бы поменять… Свёкор-то совсем уж плохой! Нужно будет поработать…

Возбуждающие капсулы «Распутница»

Возбуждающие капсулы для женщин «РАСПУТНИЦА»

Возбудитель мгновенного действия «Распутница», поможет раскрепостить даже самую скромную стестяшку.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments