Код секса.

В нашем, очень древнем, запрограммированном коде родственного секса, в сексе с братом Романом, я сама проявила инициативу и отдалась ему. На то время, когда все с нами произошло, мне и брату было по n лет, мы с ним двойняшки.

Свой сексуальный интерес я проявила к брату, когда загорая в огороде, в кустах вишни, я услышала, по знакомому скрипу двери, как брат зашел в душ, а дома мы были одни, родители были на работе. Я загорала голая, чтобы не оставались полоски от купальника, быстро его одела и тихо подкралась к душу. Папа его с братом быстро сделали из досок, поставили на верх бак и я его еще и красила в черный цвет, чтобы вода быстрее грелась от солнца. В щелочку стала подсматривать. Брат уже член намылил и стал его нежно мыть, обнажая головку и закрывая ее. Я заметила, что от этих движений член стал увеличиваться и было видно, что сейчас брату стало приятно, вот и моя рука сама потянулась к заветному холмику в оранжевых трусиках купальника. Я стала смотреть, как брат дрочил и у себя ласкала. Стало так приятно. Брат вдруг напряг ноги, стал быстро — быстро дрочить, потом замер и из члена брызгать стала белая сперма. Вот с тех пор у меня появился жгучий и чесучий внизу живота интерес, и красивый член всегда был перед глазами, а особенно, когда я вспоминала член, как брат его дрочил, я ласкала себя там и заметила, что кончаю намного слаще. Потом эти подслушанные разговоры мужиков, типа, подковырки о члене брата, что «да если такой кому свой засадит, то ей за глаза вполне хватит» или «ну мне б такой для жены» и конечно же их смех. Это мужики подкалывали брата, что у него хороший член в его n лет. Тогда же и ревность у меня появилась, когда я слышала, как в поселке брат девчонок трахал, ну как так, брат девчонок трахает в поселке, а меня, пусть даже сестру, нет. И после этого случая подсматривания в душе, как то ночью, а дома сами были, ужасная гроза началась, ветер, вот и я к брату от страха и прибежала. Легла, к нему спиной, а попку выпячила и прижалась, а у него то стоит, похоже лежал и мял его, а возможно и дрочил. А я такая,…» ой, а что такое ? «…и рукой через трусы его потрогала. Я засмеялась, повернулась к нему, прижалась и рассказала, что подсматривала его в душе. И вот тут брат меня и прижал, обхватив ягодицы, прижал тесно к себе, я аж почувствовала твердость и пульсацию члена у своего пупка, и брат взяв мою руку, засунул ее под трусы, а там он у него такой горячий, твердый, я обхватила в кулачок, а он дергается. Брат на меня смотрит, рука на ягодицах уже медленно стягивает трусики.

— Давай, сестренка, раз уж так все у нас складывается, пусть у нас теперь будет тайна брата и сестры!? — говорит и ягодицы мне гладит, мнет, еще теснее прижимает к себе, видимо ему так приятно, а я головой киваю и шепчу:

— Я давно тебя хочу! Мастурбировала и всегда о тебе думала, а когда увидела тебя в душе, то еще сильнее захотела! Я согласная, братик! Давай, я вся твоя! — шепчу я брату, а он меня ложит на спину, то меня целует, то сиськи, а я его голову прижимаю к сиськам и снова ему шепчу:

— Ну и что, что мы сестра и брат! Разве это справедливо, что мы не можем друг от друга получать удовольствия, нет же, не справедливо! Вот и пусть сейчас я стану твоей и только твоей, а ты мой! А то я сильно ревную тебя к девчонкам! Пусть это сейчас с нами и случится! — и тут брат даже трусики совсем не снял, только приспустил ниже колен и стал рассматривать у меня писечку — киску, а она у меня в мягких и густых черных волосиках и он мне:

— Сестренка, надо тебе уже подбриваться, — и я конечно опять киваю головой. Вот и узнала я тогда от него, когда брат у меня там в писечке — киске все рассматривал, что у меня оказывается очень плотная плевочка, и что ее надо порастягивать, чтобы мне не так больно было. Прям спец — профи — дефлоратор! Брат мне тогда порассказывал кому он в поселке нашем «целочки ломал» и уже действительно у многих девчонок. Тогда, в наш первый раз меня он не трахал, он мне даже подсказал, чтобы я ласкала себя почаще, и это уже у нас стало даже взаимно, вместе, смотря порноролики, а чаще просто смотря друг на друга. Часто стал на меня ложиться ласкать головкой члена мокрую щелочку, ласкать клитор и немного всовывая головку, растягивал плевочку, ну и когда пальцем, я сама себя. Очень полюбила, когда он подолгу лизал, нежно посасывал клитор, часто ложил меня на себя в позу 69. Ох, как я кончала классно!

Постепенно меня готовил к дефлорации, и когда мы первый раз пое….лись, мне было не очень больно. Вот так я больше не дала своего брата, девчонкам в поселке целочки ломать, я ревнивая, как же я могла, чтобы он своим красавцем членом кого то трахал.

Я, и брат мой, сколько я себя помню, всегда были как иголка и нитка. Мы двойняшки, и обычно ведь сильно похожи близнецы, а мы тоже сильно похожи, хоть и двойняшки. Брат старще меня на 10 минут. В детском саду были вместе, в школе вместе и когда по окончании школы стал вопрос куда идти учиться, мы пошли в один университет и легко в него поступили, и на один факультет. И всегда, чтобы не случилось, нас трудно было разлучить, друг за друга мы держались горой. Мы делились и делимся друг с другом любыми проблемами и радостями, самым сокровенным, о чем никому не расскажешь, даже самым близким друзьям. Дружнее брата и сестры, как мы, нужно еще поискать.

Когда же произошел тот поворот в наших с братом отношениях? Я точно сказать не могу, возможно, чувства которые мы питали друг к другу, возникли чуть ли не с пеленок, но мне кажется это случилось в тот жаркий день, когда я увидела член брата, уже в том возрасте, когда я уже вовсю ласкала себя и получала от ласк рукой своей вагиночки, обильные и сладкие оргазмы. Вспоминая детство, мы ж не раз видели голыми друг друга, но тогда это все было, как будто так и надо, а уже став постарше, все воспринималось совсем иначе. Оглядываясь иногда назад, я с великой радостью отмечаю, что жить друг без друга мы просто не могли тогда и не можем сейчас. Да что там жить, дышать не можем! Мы даже спали в одной кровати. И с детства вместе ходили в баню, нам даже именно так хотелось, вместе. Родители, пока мы были маленькие, воспринимали это как должное. А потом, как мы начали все старше и старше, попытки родителей расселить нас не то, что хотя бы по комнатам, даже по разным кроватям воспринимались нами в штыки. Поняв нас, родители уступили.

Как-то раз, когда мы в очередной раз собрались в баню, мама мне сказала, что куда это я с братом иду в баню, когда у меня уже начали расти сиськи. На что я маме сказала, что вот и пусть брат видит, как они у меня все больше и больше будут расти. Когда мы мылись, со мной произошло что-то очень интересное и еще по — детски странное. Присутствие рядом голого брата еще воспринималось нормально и как всегда обычно, а вот его член. Он у него встал и я когда его немного коснулась, он был твердым, я пристально стала смотреть, а так как я сидела на полку и раздвинула ноги, одну ногу поставив на полок, то брат смотрел на вид аккуратной щелочки вагиночки и когда я сама посмотрела себе вниз, да еще наклонилась, и то что увидела, на что брат так смотрел пристально, а он оказывается смотрел на розовую немного раскрывшуюся вагиночку, и брату было видно, что как там у меня все розовое и нежное. Нам было по n лет.

Что то сразу переменилось в нас. Я смотрела на член, брат смотрел на розовую нежную щелочку вагиночки и конечно же мы и на друг друга посмотрели, но уже как то не так. Были мы этим сконфуженны? Да нет же. Мы просто в этот миг стали постарше.

В тот вечер мы впервые почти молча легли и быстро уснули. А ночью я проснулась, и увидев, что у спящего брата стоит член, ушла спать к себе на кровать. Это было впервые, когда мы спали не вместе, а рядом, но на разных кроватях. Утром брат почему попросил прощения, сказал, что он не виноват, что у него встает член. А я сказала, что это так у всех пацанов и что я нисколько не обижаюсь, просто мы немного повзрослели. И тем не менее, когда мне было холодно, я со своей кровати, переходила в кровать брата и мы засыпали вместе. Еще большее стало у нас откровение, больше доверия.

Только воспоминания об открывшемся мне в бане прекрасном виде стоячего члена брата не давали мне покоя. Я стала чувствовать, что от этих воспоминаний, я возбуждаюсь. Как потом оказалось и брат тоже возбуждался, вспоминая мою розовую щелочку вагиночки. Да, да, мы потом узнали друг о друге многое, что мы начали тогда же мастурбировать. У нас тогда и зародилось влечение к друг другу, несмотря, что мы брат и сестра.

Брат потом мне рассказывал, ничего не скрывая, как стал подглядывать за мной, когда у меня сиськи стали побольше и он буквально дрожал, когда я была не совсем одета. Перебирал мои трусики, нюхал их, но особенно ему полюбились ношенные, с выделениями, и даже вдыхал запах мой с подушки, нюхал все мою одежду. Вообщем сходил с ума оттого, что не может всего этого мне показать и открыться мне в своих чувствах. И дело даже не в том, что я сестра, а в том, что он у меня по своей мальчуковой натуре именно только со мной робкий, робкий и сейчас, после нашего секса. Комплексующий иногда перед девчонками, из — за того, что иногда заикался, когда сильно волновался, а это у него стало, когда брата напугали собаки, поэтому девчонки почти всегда проявляли сами инициативу, чтобы с ним потрахаться. Я же по своей натуре не робкая, и почти без комплексов.

Сейчас, спустя 4 года нашей сладостной тайны, мы оба понимаем, что возникшее в нас взаимное либидо не сможет в нас переломить убеждение, что секс брата и сестра намного слаще.

Помню, как только у нас были первые сексуальные ночи, когда конечно же были одни дома, я проснулась от того, что член брата упирается мне в живот и дергается. Брат спал. Вот тогда я осторожно, чтобы не разбудить брата, опустилась вниз к члену и взяла его в рот. Мне тогда хотелось узнать, что же брат почувствует проснувшись от того, что я сосу член. Когда он рассказал, что он почувствовал, проснувшись, то это конечно же надо родиться мальчиком, а брат мне тогда пообещал, что обязательно мне тоже полижет вагиночку, когда я буду спать, только постарайся спать на спине и ноги раздвинь. И такое у нас было часто.

Было и такое, что я увидела, как брат дрочит. Он тогда так застеснялся, а я его успокоила и сказала ему, что тоже ласкаю себя и что мне очень нравится, и что иногда даже в школе в туалете ласкаю вагиночку. Вот тогда мы и стали, смотря друг на друга, мастурбировать.

Как то я, помывшись, зашла в комнату, а брат уже лежал и дрочил. Родители спали. Мне стало интересно, я подошла и смотрела, пока брат не кончил. Дотронувшись пальцем до спермы, я поднесла его к своему лицу и понюхала сперму, запаха не было, а когда улыбаясь попробовала на вкус, то нашла, что сперма немного солоноватая, а брату сказала:

— А ты у меня сладенький, братишка! – сказала я, поднимаясь с колен, — А теперь я! — и с этими словами я стянула через голову ночную рубашку, под которой абсолютно ничего не было. Боже, как брат смотрел на меня! Я знала, что он от меня просто безумно влюбленный в сестру. Дав Роме время на полюбоваться голой сестрой, я легла на свою кровать, а брату перед этим тихо прошептала:

— Смотри и не вздумай хуй трогать и дрочить! Не дам меня ебать! — и мои руки заскользили вниз по телу, погладили бедра, вернулись вверх, задержались на грудях, немного помяли их и продолжили свое путешествие вниз. Потом облизала кончик пальца и увлажнила слюной капюшончик клитора и у Ромы встал. Я смотрела на брата и видела, как ему сейчас хотелось взять член в руку, смотреть на сестру и дрочить. Продолжая лежать прямо, я смотрела на Рому и медленно стала раздвигать ноги и также медленно сгибать их в коленях, принялась энергично поглаживать себя и почти сразу же, как можно тихо застонала. От кайфа моя голова стала беспокойно поворачиваться на подушке из стороны в стоpонy, волосы разметались, по всемy телу временами пробегал сладостный трепет наслаждения. То быстрыми, то и плавными движениями я ласкала свою мокрую вагину. Волосы на лобке я недавно сбрила и сейчас Рома видел вагиночку, как у совсем еще девочки, а я делала сейчас так, чтобы Рома пpекpасно видел, как под моей pyкой набухли половые губы. Брат пожирал глазами мои груди, живот, бедpа, и вагину. Уже вагиночка была брата. А его член был мой.

Я лежала выпрямившись и напрягшись, мотая головой из стороны в стоpонy, пальцы безостановочно двигались, как pаз в том месте, где начиналась моя мокрая щелочка. Я скинула одну ногу с кровати, и все стало Роме видно еще лyчше. И тут ускорившись, напряглась вся, рука задвигалась еще быстрее. Я смотрела на брата, запрокинула голову, закусила гyбy, обхватила себя между ног всей ладонью, выгнулась… Рома мне прошептал умоляюще прося, что, Юля, пожалуйста позволь дрочить, но я твердое сказала нет и сказала, чтобы Рома смотрел. Член бешенно дергался. Пальчики на моих ногах выпрямились и уперлись в спинку кровати, я сладко и медленно выдохнула. Закинув обе pyки за голову, я улыбалась Роме и томно, в полной нирване, отдыхала, на лице с подрагивающими ресницами закрытых моих глаз проявилось блаженство, мягкие губы расслабились. Рома смотрел на меня и улыбался, несмотря на то, что ему хотелось взять в руки член и дрочить. И тут Рома встал, и направился ко мне, теребя свой член в руке. Я ему давай показывать на дверь, что, мол, родители услышат, а он мне шепчет, что мы тихо, и лег рядом. Взяв мою руку он ее опустив вниз, давай член, я взяла его в свой кулачок.

Рома аж вздрогнул от неожиданного кайфа другой руки. Руки брата стали ласкать, и сиськи, и голенький лобок вагиночки.

— Нравится? – спросила Рома, наблюдая, как я дрочу ему член.

— Да, нравится! И еще мне нравится, как он дергается!

— Ах ты сестренка! — сказал брат и его рука коснулась влажного и горячего пахучего естества сестры. Я текла! Сжала член в своей ладошке и слегка помассировала его. И в этот момент брат задрожал, тихо застонал и кончил. Струи белой жидкости мощными толчками выплеснулась мне на живот, бедра, густо оросили мою руку спермой. Мне было приятно, как сквозь мои пальцы сочится беловато — густая жидкость, отпустила руки и нагнувшись к бедрам Ромы, смотря на него, взяла член в рот, слизывая с него остатки спермы и погружая член глубоко себе в рот.

А эта наша сладкая тайна произошла, когда мы сами были дома.

— Я хочу тебя, Рома! – выдохнула я, — Хочу сильно, братик! — дразня головку члена языком сказала я, — И ты же хочешь меня, да? – скорее утвердила я, чем спросила, — Ведь хочешь Рома? И мой минет брату подействовало на обоих возбуждающе. Не смотря на то, что Рома только что кончили, в нем вновь чувствовалось желание, а во мне так особенно. В порыве страсти Рома обнял меня, поцеловал в губы и опустился вниз, к ней. А она ждала его и именно его языка. И так страстно брат стал ее лизать, что я стала кончать. Именно кончать, потому что оргазмы шли волнами один за одним. Содрогаясь судорогами, мне хотелось кричать от блаженства. Потом еще и еще. Руки брата блуждали по телу, гладили груди, живот, бедра, а его язык нежно лизал вагиночку.

Потом я медленно повернулась на живот, а Рома давай, поглаживая ладонями бедра и целуя их, начал целовать половинки ягодиц по очереди, то раздвигая их половинки, полижет дырочку попы и снова сомкнет половинки ягодиц.

— Как приятно очень, Рома! — зашептала я, и тут брат нежно раздвинул ладонями ягодицы и проник языком в дырочку, и я от кайфа чуть выпятила попу, а брат вдруг шепотом попросил меня повернуться на спину и я догадалась зачем. Роме захотелось вылизать там всю-всю, каждый уголок вагиночки. Когда я повернулась, он сам и ноги раздвинул, и потом сам раздвинул вагиночку, стал лизать. Вся обильно мокрая вагиночка увлажнила лицо брата, а он, высунув свой язык и нежно-нежно начал лизать вагиночку сестренки. И я схватив за голову, прижала ее к вагиночке и содрогаясь всем телом наслаждаясь, начала чувствовать приближение оргазма. Медленными, дразнящими движениями языка Рома лизал и всю вагиночку и вход во влагалище, ощущая на языке кисловато — сладкий вкус истекающего сока. Проникнув языком внутрь влагалища, Рома коснулся твердого клиторочка, а я прям сладострастно содрогнулась. Рома лизал у меня ее так, словно приник к волшебному источнику и хотел испить из него все до конца. Я тихо непроизвольно постанывала, когда брат лизал влажные лепестки набухших губок, нежно посасывал бугорок клитора. Мои бедра двигались в такт прикосновениям языка брата. Тело мое извивалось, меня била мелкая сладостная дрожь блаженства. Мои бедра напряглись и подались вперед, руки мои вцепились в волосы. Мышцы влагалища несколько раз судорожно сжались, и я издала стон, и в рот брату хлынул обильный поток сладко — кисленькой влаги моего сока оргазма. Я обессилено опустилась на диван, а Рома стоял на коленях рядом, смотрел на меня и все говорил и говорил, что какое счастье, что у нас есть тайна нашего секса. Закрыв глаза, я гладила брата по голове, а он ласкал сиськи. Хотелось, чтобы эти мгновения длились, как можно дольше.

Я села на диване, а брат привстал, обнял, прижал меня к себе. Его руки заскользили по моим ногам, спине, стиснули нежно сиськи, потом начал целовать губы, щеки, лоб, волосы, опять губы, шею, а я все шептала:

— Господи, господи как хорошо, если бы ты только знал! — и я тут же почувствовала, как член Ромы напрягся, что казалось, что он горит факелом, и потушить это пламя, можно только введя его в мою вагиночку. Я, вздрагивала всем телом. Призывно сама раздвинула ноги, и согнула их в коленях. Рома держа свое тело на руках, доверил мне направить член в горячую и мокрую вагиночку сестры. Мы смотрели друг на друга и нас это еще пуще заводило. Головку члена я водила вниз и вверх по мокрой щелочке и остановилась, брат понял, что головка члена как раз в нужном месте, брат медленно ввел в узкое и мокрое влагалище член и оба тихо простонали. Как долго мы шли к этому самому моменту нашей жизни, что сейчас было так хорошо! Ну какая может быть могла у меня боль? Не, ну я конечно поцарапала немножко спину брату, когда он всунул, а простонала:

— Ой! Ром, осторожней! Ой!, — и потом опять на его движение попой туда,- Ой! Мне хорошо!…

А в Роме именно сейчас кипела страсть и он действительно не трахал сейчас свою родную сестру, а именно ебал. В этот момент я мелко задрожала и с силой выгнулась вперед, прижимая к себе руками ягодицы брата. Член брата проник на всю длину, порвав совсем плевку моей девственности. Я сильнее прижалась к Роме, а осознание того, что родной брат только что лишил меня девственности, как в народе говорят, «сломал целочку» слегка отрезвило меня, но только лишь тем, что не все девчонки, первый раз лишаясь плевочки, могут кончить, а я кончила. Но Рома уже стал ебать помедленнее, наслаждаясь тем, что как у сестры там горячо и мокро. И хоть Рома и двигался во мне медленно, я все равно стала ему так же медленно подмахивать попой, подавая ее навстречу члену. Я даже чувствовала, как брат наслаждался, вводя в меня член и выводя его почти весь из влажной щелочки.

Прекрасные ощущения, чувствовать на себе тяжесть тела брата, как мои твердые соки упираются в грудь брата, как мой живот поднимается и опускается под братом, мой лобок упирается в лобок брата. Ух! Я была такая счастливая сейчас! Наконец свершилась моя самая заветная мечта — поебаться с братом! И сейчас я твердо знала, что теперь наш секс будет часто.

Потихоньку движения наши стали все более размашистыми, а к стонам боли присоединились звуки и стоны радости наслаждения приходящего с каждым новым движением члена во мне, в вагиночке, в контакте с колечком шейки матки. Рома приник к моим губам и тут же весь окружающий мир взорвался мириадами осколков, крупная дрожь била мое тело, мои руки страстно прижали брата к себе, и я целовала жарко, родного брата, давая ему пососать свой язык. Я ответила на поцелуй брата, а он откинув голову, подставив под мои поцелуи свою шею с остро выпирающим кадыком. Я своими коготками не больно царапала брату спину и знала от девчонок, что парни любят это. Мы были одни и я могла постонать, когда тело начало само извиваться под братом и он чувствовал, как сестра начала кончать., а Рома, прям так ловко закинул мои ноги себе на плечи и продолжил меня ебать все быстрее и быстрее,и тут брат резко вышел из меня и стал брызгать спермой на сиськи, на живот.

— Юль, сестренка,, тебе было хорошо, не сильно больно? — спросил Рома, отдышавшись.

— Ну сначала было немного больно, когда ты всунул резко. Ну это понятно, так у всех девчонок, потому что пленку ты членом порвал. Знаешь, ну что то похожее, как я как то палец порезала, когда чистила картошку. А потом началось что то такое приятное, но вместе с болью. Вперемешку, типа. А потом все сладко и сладко!

Остаток ночи я и Рома совсем не спали. После он пошел и принес мне таз с теплой водой, чтобы я подмылась, а он так смотрел, как я это делала, и даже попросил меня подмыть меня и я ему позволила. Потом мы больше уже в вагиночку не ебались, мы просто ласкали друг друга, я больше сосала член, пока у меня не заболели челюсти. А уснули только на рассвете, под утро, прижавшись друг к другу, как и раньше, как и всегда.

Перед обедом Рома проснулся первый и приблизившись к вагиночке, стал лизать бугорок клитора, такой прям живой, влажный, теплый, липкий от соков. Брат все интенсивнее и отчаяннее терзал языком клитор, а я все быстрее приближалась в оргазму. Потом Рома приник губами к влагалищу и я сладко приплыла.

Минут 5 мы лежали молча, приходя в себя от только что пережитого наслаждения. Затем я посмотрела на Рому и спросила:

— Ром, туда хочешь попробовать?

— В смысле в попу?

— Да, — ответила и достала из ящика тумбочки обыкновенный детский крем и на кровати встала на четвереньки. — Ну, давай попробуем? Мне говорили девчонки, что очень необычное наслаждение! — и я стала себе дырочку попы мазать кремом и брат нанес крем немного на головку члена. Я сильнее прогнулась. Рома взял меня за бедра, ближе притянул к члену и я сама направила ко в ходу в свой девственный еще, а значит восхитительный анус, — Возьми меня сюда! Да, да! Мне очень захотелось попробовать, в попу и именно, чтобы брат меня туда поебал. Рома надавил на анус головкой член и дырочка начала впускать головку члена а у меня по всему телу пошли мурашки. Член вошел наполовину. Я открыла рот и шумно выдохнула, потом вдохнула, снова выдохнула, и узкое отверстие попы, плотно сжимая член пропустило глубже и брат осторожно начал в ней двигаться, постепенно наращивая темп. О, как я сладко стонала, подмахивая попкой. Рома вонзался в попу и вновь выходил, снова вонзался и снова выходил. Дыхание сводило, а сердце было готово вырваться из груди, было хорошо!

— О… Да… Еще… Еще!.. Рома, давай! — стонала я. Наши тела как будто слились в одно целое, нераздельное. Дырочка моего ануса, восхитительно обхватив член, начинала учиться получать наслаждение стараясь быть поближе к матке, которая была здесь же за тонкой пеpегоpодкой и головка члена контактировала с колечком шейки матки. Рома аж прогнулся кончая и кончил мне в попу и я тоже задрожала в оргазме, чувствуя, как теплая сперма окутывает сладостно все мое тело. Мы спустили почти одновременно.

С того памятного дня прошло четыре года. Четыре счастливейших для нас года. Четыре года, полных любви и фантастических сексуальных только наших переживаний, и божественных наслаждений. Практически не было ни одного дня или ночи, что бы мы не бросались в объятия друг друга, стремясь удовлетворить свои желания. И ни разу, ни я ни Рома, не усомнились в наших чувствах. Ни разу не взглянули в сторону. Ни разу мы не высказали сомнений по поводу нашей связи. Мы просто говорили друг другу, что в нас проснулся код инцестуального секса, какой был на Руси.

За эти четыре года нашего страстного и безумного секса, чувства нисколько не поколебались. Мы уверены, что так будет в нас и дальше. Родители нашу тайну не знают. Нам никто не нужен, ни брату другая девушка, ни мне другой парень.

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
4 751
Like us
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
avatar
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио