Лара Джонс и Фаллос Осириса

По мотивам одноименного комикса

— Олеся, сделай мне еще коктейль, — принцесса Малия томно потянувшись, поставила хрустальный бокал на золотой поднос. Белокожая рабыня в легком полупрозрачном одеянии низко поклонилась, умудрившись удержать на весу и поднос и бокал, после чего быстро исчезла за дверью. Еще две полуголые девушки с русыми волосами и серыми глазами обмахивали опахалом из страусовых перьев восседающую на золотом троне молодую негритянку в леопардовом бикини. Скудная одежда очень шла черной девушке, на фоне прелестей которой славянские красавицы казались плоскими, словно школьницы. Сквозь тонкую пятнистую ткань топорщились соски полных черных грудей, пупок плоского мускулистого живота украшал драгоценный камень. Длинные сильные ноги с идеально очерченными ступнями покоились на резной подставке, возле которой, высунув язык от усердия, сидела еще одна белая девушка, покрывавшая красным лаком ноготки изящных черных пальчиков.

Золотой трон с ручками в виде львиных голов стоял на ступеньках, утопавшего в зелени пальм, роскошного двухэтажного дворца из белого мрамора. У подножья ступенек стояли два высоких мускулистых негра, одетые лишь в набедренные повязки. Черные великаны удерживали за локти голую прекрасно сложенную девушку с длинной золотистой косой. Алебастрово-белую кожу, казалось, не тронуло тропическое солнце, создавая волнующий контраст с черной кожей державших ее негров. Упругие круглые груди, будто игнорируя закон всемирного тяготения, выпирали вперед, топорщась розовыми сосками. Полные алые губы кривились в презрительной насмешке, синие глаза с вызовом смотрели на Малию. Вызов этот чувствовался во всей позе девушки — от вскинутого подбородка до выпяченного лобка с чуть заметным золотистым пушком. Черная принцесса и белая пленница представляли идеальную противоположность — белокурая валькирия, воплощение нордической европейской красоты, уравновешивалась царственным великолепием нубийской богини.

— Достаточно, Инна, — черная принцесса высвободила ногу и слегка шлепнула ею по щеке рабыню. Та поспешно убралась, освобождая место для Олеси, несущей новый бокал на золотом подносе. Малия неспешно взяла коктейль и коснулась полными, идеально очерченными губами, заломленной соломинки. Прекрасные темные глаза, полные царственной неги, еще раз внимательно осмотрели выставленное напоказ белое тело. Пленница же не смотрела на Малию — ее взгляд был прикован к стоявшему справа от трона столику из черепахового дерева, на котором лежала статуэтка из блестящего черного гагата. Оба его конца до мельчайших деталей повторяли очертания головки мужского члена. Рядом со столиком стоял еще один негр — широкоплечий гигант, скрестивший на могучей груди мускулистые ручищи. У его ног скорчилась славянка ранее красившая ногти Малии, а сейчас украдкой кидавшая жадные взгляды на массивную выпуклость, проглядывающую сквозь набедренную повязку. Размер гениталий негра немногим уступал гагатовому фаллосу.

Какое-то мгновение черная принцесса рассматривала эту скульптурную композицию из гагата, черной и белой плоти, после чего перевела взгляд на пленницу.

— Такая же, как и все белые шлюхи, — насмешливо сказала негритянка, — готова отправиться на край света за большим черным членом? Кто из моих воинов тебе нравится больше?

— В любом лондонском клубе я могу заполучить жеребца и получше этих, — девушка презрительно кивнула на державших ее негров, — единственный

черный хуй, который тут заслуживает внимания — вот он, — она посмотрела на гагатовый фаллос.

— И это же единственный черный член, который ты не получишь, Лара Джонс, — издевательски улыбнулась Малия, — я знала, что ты давно охотишься за Фаллосом Осириса и, когда ты появилась в наших краях, как следует подготовилась к встрече.

— Это бесценный артефакт, место которому в музее, — резко ответила Лара, — он не должен быть скрыт от мира в каком-то захолустье.

— Это реликвия моей семьи, — сказала Малия, — он передается из поколения в поколение, как знак нашей преемственности нашего рода от черных фараонов Египта.

— Это достояние всего человечества, — возразила Лара.

— И не надейся, — надменно произнесла Малия, — не потомку белых дикарей из пещер Европы рассуждать над тем, где место святыне нашей расы. Фаллос Осириса никогда не покинет этих мест. Но тебе, — негритянка лукаво усмехнулась, — возможно тебе и удастся подержать его в руках — и не только руках — если ты сделаешь мне приятно.

Возбуждающие капсулы «Распутница»

Возбуждающие капсулы для женщин «РАСПУТНИЦА»

Возбудитель мгновенного действия «Распутница», поможет раскрепостить даже самую скромную стестяшку.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Она мигнула неграм и могучие черные руки уперлись Ларе в плечи, пригибая ее к земле.

— Пошли вон, чертовы обезьяны! — рявкнула белая девушка, лягнув между ног одного из черных. Тот согнулся, держась за пах, однако второй негр выхватил из-за пояса длинный кнут и наотмашь хлестнул Лару по спине. В момент, очухавшийся негр толкнул белую девушку в спину, заставив упасть на четвереньки.

— Ублюдок! — взвыла Лара, когда второй удар кнута лег меж ее круглых белых ягодиц, оставив красную полосу. Наблюдавшая за этим Малия подалась вперед, облизывая полные губы, темные глаза переполнились жестокой похоти.

— Тебе лучше не быть строптивой, белая шлюшка, — рассмеялась принцесса, — или мои мальчики совсем разозлятся.

— Я леди Джонс, дочь барона Гарольда Джонса, — упрямо мотнула головой Лара, — аристократка, как и ты! Ты должна отнестись ко мне с должным уважением.

— О, конечно, так и будет, — заверила ее Малия, — я окажу тебе уважение, но только после того, как ты уважишь меня, — негритянка похлопала по обтянутому тканью бикини рельефному треугольнику, — давай сучка, поработай языком!

Лара замешкалась и Малия кивнула стоящему за ее спиной негру. Новый жестокий удар ожег ее спину и ягодицы.

— Быстрее! — скомандовала Малия.

Подгоняемая ударами кнута, белая девушка резво на четвереньках подползла к черной принцессе, широко раздвинувшей ноги и отогнувшей полоску леопардового бикини. Экзекуция изрядно завело Малию — на ткани трусиков появилось мокрое пятно и струйка жидкости стекла по внутренней стороне бедра. Лара потянулась вперед и ее язык коснулся нежной кожи, слизывая терпкие соки.

— Ооо дааа, шлюшка, — черные пальцы ухватили золотистую косу, наматывая ее на руку и подтягивая ближе, — ты знаешь, как это делать, верно?

— Да, ваше высочество, — Лара подобострастно посмотрела снизу вверх на черную принцессу. Несколько ударов кнутом, казалось, начисто выбили из нее дух сопротивления. Девушка археолог запустила голову меж сильных черных ляжек, слизывая стекавшие из-за бикини соки. Малия отогнула трусики еще больше, открывая умелому язычку доступ к влажной розовой щели.

— Белые суки такие предсказуемые, — гортанно рассмеялась Малия, вдавливая лицо Лары в сочную терпкую мякоть, — лижи дрянь!

Лара ничего не ответила — ее губы обсасывали розовую горошину клитора, а язык проникал так глубоко внутрь, как только хватало длины. Черная принцесса стонала от удовольствия, пока Лара лизала ее пизду, время от времени заглядывая в замасленные вожделением глаза Малии. Смесь похоти, испуга и подобострастия в голубых глазах еще больше заводили негритянку. Сама Лара попыталась запустить руку себе между ног, но эта попытка была быстро пресечена — свистнул кнут и новая красная полоса легла меж белоснежных ягодиц.

— Нет, сучка, так рано тебе никто не даст кончить, — блеснула белыми зубами Малия, — ну же, давай еще. Глубже! Нежнее!! Дааа!!!

Черные бедра сжались вокруг головы Лары, так что наверху осталась только золотистая коса, дергавшаяся в такт движениям языка белой девушки. Та лизала и сосала, чувствуя как конвульсивно сокращаются, сжимая ее язык, стенки влагалища, выбрасывая в рот англичанки все новые порции смазки. Наконец Малия расслабленно простонала, откидываясь на спинку трона и медленно разводя ноги, выпуская Лару на волю.

— Это только разминка, белая сучка, — она кивнула великанам за ее спиной, — забирайте шлюшку. После ваших черных членов ей уже будет не нужен Фаллос Осириса.

Сильная черная ладонь ухватила Лару за косу и с силой дернула, заставив встать на ноги. Легко, словно пушинку, мускулистый негр перебросил белую девушку через плечо. Попытки сопротивляться были прерваны хлестким ударом по заднице.

— Она ваша, — повторила Малия, с удовольствием смотря в голубые глаза пленницы, — отжарьте белую шлюху как следует.

Негр поклонился и, еще раз шлепнув Лару по заду, удалился. Малия сладко потянулась, беря со столика бокал и пригубливая из коктейльной трубочки. Скорчившиеся у ее ног опахальщицы, подползли ближе, по очереди подлизывая все еще стекавшие по внутренней стороне черного бедра женские выделения. Фаллос Осириса третий негр, поклонившись, унес внутрь дворца, чтобы положить реликвию в ее привычное хранилище. Вслед за ним, предвкушая последующий трах, белой тенью скользнула Олеся.

— Заходи, белая сука! — сильная черная рука втолкнула Лару в небольшую комнатку с циновками на стенах и окнах. В центре комнаты стояла большая кровать, застеленная белым шелковым покрывалом. По бокам ее стояли небольшие статуэтки из черного дерева изображавшие пузатых божков с большими головами, похотливо выпяченными губами и огромными членами.

— Это поможет тебе настроится на рабочий лад, — хохотнул чернокожий, — полезай на кровать и становись по-собачьи.

— Сука должна стоять сукой, — засмеялся второй негр, в очередной раз смачно хлопнув Лару по жопе. Девушка послушно залезла на кровать и стала раком, приподнимая бедра и выпятив зад. Негры быстро освободились от набедренных повязок и встали у кровати — высокие атлеты с набиравшими силу огромными черными стволами. Они похотливо сопели и причмокивали, разглядывая круглые белые ягодицы и аккуратно выбритую розовую щелку, сочившуюся прозрачной влагой.

— Ты ведь уже хочешь, сука, верно? — один из негров присел рядом на кровать и его сильные пальцы скользнули меж Лариных бедер. Неожиданно нежно для черной горы мышц подушечки пальцев касались мягкой, почти бархатной кожи, ощупывая и надавливая на самые чувствительные эрогенные зоны, особое внимание уделяя набухшему клитору. То прижимая, то отводя пальцы негр добился того, что Лара начала энергично подмахивать крепкой задницей. С алых губок срывались томные вдохи, в то время как между бедер струился настоящий водопад.

— Сучка потекла, Кубба? — спросил второй негр.

— Еще как, Джума, — усмехнулся черный великан и вдруг, убрав пальцы, нырнул головой меж расставленных бедер Лары. Его горячий длинный язык прошелся меж нежных половых губок, подхватывая стекавшую с них прозрачную струйку и проникая на всю длину влажной горячей расщелины.

— Аааа, — Лара задрожала всем телом, сжимая бедра вокруг бритой черной головы. Горячий язык негра вылизывал ее страстно и жадно, толстые губы обхватили клитор, посасывая его одновременно с нежностью и с силой, так что Лара вся извертелась, стараясь открыть наилучший доступ к своей щелке.

Неожиданно рядом с ней на кровать залез на коленях второй негр — тот самый, которого она пнула перед троном Малии.

— Ты сильно обидела моего дракончика, — произнес он, покачивая членом перед глазами Лары Джонс, — и он очень сердит.

Огромный, перевитый венами, черный хуй сейчас и впрямь напоминал голову черной змеи, а мочевое отверстие выглядело как узкий черный глаз. Лара, высунув язык, коснулась им похожей на сливу массивной головки члена, слизывая выступившую прозрачную каплю. Потом посмотрела вверх и негр с удивлением увидел, что в этих небесно-голубых бесстыжих глазах нет и тени стыда или страха.

— Думаю, я знаю как загладить вину перед дракончиком, — мурлыкнула Лара, облизнувшись в предвкушении. Она потянулась губами, но Джума, пожелавший растянуть прелюдию, взял член в руку и, убирая его от розовых губок белой девушки, принялся слегка шлепать им ее по щекам, а потом и по лбу. Толстая черная колбаса прошлась по вздернутому носику Лары и легла аккурат меж затопленных похотью голубых глаз. Лара, не растерявшись, потянулась к наполненным спермой тугим яйцам, облизывая и обсасывая огромные черные шары.

— Белая сука знает свое дело, — рассмеялся Джума.

— Умммф, — выдохнула Лара, выпуская изо рта одно черное яичко и принимаясь за другое. Однако Джума не дал ей долго играться с его яйцами — большая ладонь ухватила англичанку за косу и, отогнув ей голову, негр с размаху засадил огромный член во влажный похотливый рот. Лара чуть не подавилась, когда толстая черная змея, растянув ее губы и челюсти до предела, уперлась ей в миндалины.

Тем временем Куббе, явно надоело вылизывать белую течную пизду. Его черный член уже стоял так, что казалось еще немного, и он оторвется от тела, ворвавшись в сладострастную белую плоть. Обхватив Ларины бедра огромными лапищами и шлепнув пару раз по белым ягодицам, негр ввел почти футовый член в изливавшуюся смазкой белую «киску». Глаза Лары чуть не вылезли из орбит, когда огромный черный хуй разом продолбил ее до самой матки. Зажатая меж черных великанов, словно белый крем в шоколадном печенье, Лара двигалась в такт движениям черных членов, пяливших ее одновременно в пизду и рот с такой яростью и мощью, что казалось, что они вот-вот встретятся у нее в желудке. Время от времени Джума вынимал из ее рта член, шлепал Лару по щекам, давая белой шлюхе облизать его могучий ствол — чтобы потом вновь вогнать его до самой глотки. Похотливое белое мясо, нанизанное на черные вертела поджаривалось в огне животной страсти — и «мясу» все больше нравилась эта развратная «кулинария». Огромные черные поршни упруго проникали в ее дырочки, челюсти Лары занемели от непривычного растяжения, но она продолжала насаживаться на два черных ствола, не просто приноравливаясь к заданному неграми ритму, но и сама задавая темп. Воспользовавшись тем, что с обеих сторон ее держали сильные черные руки, Лара, напрягая мышцы пресса, оторвала руки от кровати и принялась ласкать яйца Джумы. Одновременно она играла мышцами тренированного влагалища, сдавливая и отпуская пронзающий ее черный член. Эти мучительно-долгие ласки сводили негров с ума — словно огромные черные быки, с налитыми кровью глазами они терзали покорное белое тело, пока наконец не наступила долгожданная разрядка.

— Я кончаю!!! О господи, сука, я кончаю!! — проревел Джума. Его хуй напрягся и запульсировал, выплескивая в пищевод Лары потоки спермы. В этот же момент, Лара почувствовала, как в ее пизде прорвался настоящий фонтан, заполнивший ее недра отборной негритянской спермой. Словно огромные змеи, выползающие из нор, обмякшие черные члены покидали ее дырочки.

— Клянусь Создателем, я еще не встречал лучшей суки! — воскликнул Джума.

— Это верно, — потвердел Кубба, — все эти русские шлюхи тебе и в подметки не годятся.

— Хватит болтать, — усмехнулась англичанка, разваливаясь на кровати и слизывая с губ потеки спермы, — неужели вам нечего больше показать, черные парни?

— Затрахаем до полусмерти, — пообещал Кубба, становясь справа от Лары. Женские руки ухватили оба длинных члена, обвисших, словно мертвые черные удавы. Лара, опрокинувшись на подушки, подвела негров к себе и принялась облизывать огромные хуи, очищая их от смеси спермы с собственной слюной и женскими соками. Поочередно заглядывая в нависшие над ней улыбающиеся черные лица, Лара сосала и лизала, не забывая ласкать обмякшие яйца, и чувствуя как черная плоть вновь наливается упругой силой. Вскоре оба негра вновь стояли с гордо вздымавшимися членами, готовыми пронзить белую шлюху.

— Ну-ка, леди лягте на бочок, — сильные руки Джумы и Куббы ухватили Лару, заставив ее лечь на бок и задрать вверх правую ногу. Пристроившийся сзади Кубба ухватил ее за бедра и вновь вогнал свою черную дубину в разверстое течное влагалище. В этот же момент член Джумы появился перед лицом Лары и та, потянувшись губами, поймала огромную головку. Огромный черный ствол блестел от слюны, в то время как белые бедра ритмично …двигались насаживаясь все сильнее и глубже да долбящий Лару черный хуй. Лара успела один раз кончить, когда Кубба вдруг отстранился, вынув член из ее проебанной пизды и запустив туда черные пальцы.

— Что, — Лара выпустила член Джумы изо рта, — почему?…

— Хочу взять тебя в другую дырку, — сказал Кубба, смазывая колечко ануса смесью своей спермы и Лариных выделений.

— Не отвлекайся, шлюшка, — произнес Джума и Лара вновь послушно заглотала огромный хуй. Тем временем Кубба, смазав ее нетронутую дырочку, снова ухватил ее за бедра и головка его члена вдавилась в ее анус. Лара что-то промычала, когда черный ствол пробил ее чуть ли не до кишечника. Боль стрелой пронзила ее таз, но по мере движений члена, она потихоньку сменилась наслаждением и Лара уже сама ожесточенно подмахивала огромному негру.

— Давай-давай, белая блядь, работай задницей, — рычал Кубба, — это ведь ты меня ударила, тварь! Ваши мужчины слишком много дали вам воли, потому вы и распоясались. Я напомню тебе, где место белой шлюхи, когда она встречает черного воина! Получай, сука! Получай!

Лара ничего не ответила, только булькала и хлюпала, пуская пузыри по двигающему в ее рту черному члену. Кончилось все, что негры кончили почти одновременно, вновь заполнив ее так, что Ларе казалось, что сперма выступила у нее на коже вместо пота.

— Ну, теперь можно и передохнуть, — сказал Кубба и Джума согласно кивнул.

— И это все на что вы способны? — усмехнулась Лара.

Вид у нее был тот еще — из разьебанных не закрывающихся дырок, в которые превратились ее анус и влагалище, струйками вытекала сперма, она же покрывала лицо, волосы и все тело Лары. Но голубые глаза молодой женщины смотрели все так же насмешливо и дерзко.

— Я знавала белых, которые держались дольше, — продолжала Лара, — ваша хозяйка обещала мне отменный трах — и где он? Стоило ли ехать в такую глушь, за тем, что я могу получить в любом лондонском клубе.

— Ты издеваешься! — Джума нахмурился, — но я заставлю тебе пожалеть о своих словах! Но сначала, — он накрутил на руку светлую косу, — тебя надо как следует вымыть.

Огромный негр за волосы вытащил голую блондинку из комнаты и подволок ее к бассейну, с размаху швырнув ее в воду. Когда Лара, фыркая и отплевываясь, вынырнула, Джума поставил ногу ей на голову и, ухмыляясь, заставил вновь погрузиться с головой. Наконец, наигравшись, Джума вновь за волосы вытащил ее из бассейна и, вытерев валявшейся циновкой, утащил обратно в комнату.

— А теперь поработай опять ротиком, — сказал он, вальяжно развалившись на кровати.

— Как скажешь, черный воин, — похотливо улыбнулась Лара, потянувшись к черному члену губами. Одновременно она свободной рукой ухватила за член Куббу.

Она сосала и облизывала члены с такой страстью и нежностью, что вскоре оба негра были вновь в боевой готовности. Кубба лег на кровать и Лара, широко раздвинув ноги, медленно опустилась на него сверху. Сзади к ней прижалось мускулистое тело Джумы, больно сжавшего ее груди, выкручивая розовые соски. В этот же миг черный член ворвался в растраханную белую задницу. Вновь и вновь со смачным чавканьем двигались черные поршни в Ларе, орущей и воющей словно мартовская кошка.

— Нравится тебе, сука!? Нравится, блядь! — шипел ей на ухо Джума, — так кто ебет лучше.

— О боже! Еще! Черт тебя подери, ниггер еще! Выеби меня! Ты черная горилла, трахни свою белую суку!! Еще! Ещееооо!!!

— Получай, белая шлюха, — рычал Джума, — получай!

В следующий час негры несколько раз меняли позы, трахая Лару лежащей на спине, на боку и на животе. Ее ебали раком, потом Кубба перевернул ее, закинул ноги себе на плечи и начал мощно трахать попеременно в пизду и жопу. Лара тем временем облизывала яйца Джуме, вставшему над ее лицом. Но это ему показалось мало — он слегка переместил бедра и над лицом Лары зависли его ягодицы, похожие на черные пушечные ядра. Ухмыляясь, негр раздвинул ягодицы над ее лицом и Лара, изнемогая от похоти, принялась вылизывать остро пахнущий негритянский анус. Потом точно так же ее заставил вылизать ему задницу и Кубба, после чего Лара еще долго массировала неграм простату, чередуя пальцы и язычок. Она сосала, лизала, дрочила черные члены, раз за разом заставляя их трахать ее, пока негры не упали без сил

— Ну же Джума, — она теребила за плечо лежащего на кровати черного великана, — ну же вставай! Я хочу еще!!!

— Отстань, — пробормотал Джума, — ты не человек, ты дьяволица, ненасытная ведьма!

— Я хочу еще! — повторяла Лара, губами и пальцами пытаясь поднять бессильно опавший ствол. Злорадная улыбка появилась на ее лице, когда она убедилась в бесплодности своих попыток. Быстро обернувшись на лежавшего без чувств Куббу, она перекинула через голову Джумы стройную ногу, так чтобы ее разъебанная воспаленная дырка, капавшая жирной негритянской спермой, оказалась над лицом негра.

— Что! — запах отменно выебанной шлюхи ударил в ноздри Джумы и он открыл глаза, — как раз чтобы увидеть, как на его лицо опускается белая пизда.

— Сделай мне приятное, — мурлыкнула Лара, — хотя бы так.

Ее бедра плотно охватили лицо и рот негра, закрывая ему доступ свежего воздуха. Она расслабила влагалищные мышцы и из нее хлынул поток спермы, заливающий рот и ноздри Джумы. Тот дернулся, но атласно-белые бедра вдруг обрели крепость стали, не давая ему вырваться. С торжествующе-презрительной усмешкой Лара восседала на лице черного великана, крепко сжав бедрами его лицо и чувствуя как отчаянные попытки вырваться, глотнуть свежего воздуха становятся все более слабыми, затухающими, пока не стихли совсем. Выждав еще несколько минут для надежности, Лара приподнялась и, посмотрела на лежащего под ней негра. Закатившиеся в глаза полные смертельного ужаса и вывалившийся, испачканный спермой язык показывал ясно — Джума мертв.

— Эй, что вы тут… — Кубба приподнялся на локтях и вдруг осекся, встретившись с холодным взглядом Лары.

— Благодарю, ребята, что помогли мне скоротать время, — усмехнулась Лара, — но хорошего понемножку. А мне еще надо перемолвиться парой слов с вашей хозяйкой.

Кубба еще тяжело моргал, пытаясь переварить все это, когда Лара ухватила за член одного из черных божков и с размаху опустила его на голову негра. Он упал на кровать, орошая шелковые простыни кровью льющейся из страшной раны на голове.

Русоволосая славянка наклонила красивый глиняный кувшин и теплая вода с негромким журчанием полилась в исходящую парами купальню.

— Чуть теплая, — недовольно сказала лежащая в бассейне Малия, — никуда не годится.

— Прошу прощения, госпожа, — Олеся виновато склонила красивую головку.

— Пойди, набери горячей воды, — сказала негритянка, — только быстрее.

— Сейчас-сейчас, — закивала Олеся. Малия услышала торопливые шаги, направившейся к выходу рабыни, потом послышался скрип двери.

— Вот же шлюшка, — вполголоса добавила Малия, устраиваясь поудобнее в теплой воде купальни. Вытянула над водой ногу, любуясь как блестят отблески свечей на гладкой черной коже, после чего опустила ее в дымящуюся воду. Ее тонкие пальцы коснулись тяжелых шаров черных грудей, помяли соски, отчего принцесса томно вздохнула. И за что этим белым сучкам выпало счастье служить такой красивой Госпоже?

Малия давно открыла для себя, что ей нравится иметь в подчинении белых девушек, бывших одновременно ее служанками и секс-игрушками. Как правило, их заманивали из стран бывшего СССР — продажные российские, украинские и прочие государственные чиновники, в союзе с тамошней мафией, бесперебойно обеспечивали поступление «живого товара» богатым покупателям Африки и Ближнего Востока. После недолгого «воспитания» из девушек получались отличные рабыни, покорные и развратные. Они с такой готовностью выполняли любые прихоти своей Черной Королевы, что временами это становилось скучным. Пленение Лары Джонс обещало внести приятное разнообразие в ее сексуальную жизнь — Малия и сейчас чувствовала сладкое …томление между ног, при мысли о превращении британской аристократки в секс-рабыню. Черная Принцесса надеялась, что молодая женщина-археолог не будет уж слишком строптивой и не вынудит Малию бросить ее в загон с голодными гиенами. Так как это произошло два года назад с одной американской журналисткой, раскопавшей кой какой компромат на Малию. Принцесса честно пыталась сломать ее, но та журналистка оказалась крепким орешком, угрожая Малии разоблачением, международным трибуналом и другими смешными вещами. Пришлось приказать Джуме кинуть ее голодным хищникам — о чем Малия и по сей день сожалела, вспоминая рыжие кудри, зеленые глаза и тяжелую грудь американки. Принцесса искренне надеялась, что Лара Джонс окажется более сговорчивой.

От этих мыслей черную красавицу отвлек скрип дверей и легкие шаги, приближающиеся к бассейну. Спустя мгновение послышалось журчание льющейся воды. Приятное тепло окутало тело Малии.

— Долго ходишь, — сказала она, прикрывая глаза, — помассируй мне плечи.

Белые пальцы легли на черные плечи, разминая затекшие мышцы. Малия зажмурилась от удовольствия, ощущая эти нежные прикосновения и чувствуя, как она все больше возбуждается. Нет, какая это все-таки прелесть — белые наложницы.

— Поцелуй меня, — приказала Малия не открывала глаз. В следующий момент она почувствовала, как ее язык сплетается с жадным языком белой девушки в страстном, жарком поцелуе, подобного которому Малия не получала еще никогда. В изумлении она открыла глаза и увидела перед собой смеющееся лицо Лары Джонс.

— Тсс, — сказала она, приложив палец к губам. В ее руке блеснуло лезвие ножа, который Лара поднесла к горлу черной девушки, — без глупостей, принцесса.

— Хорошо, — спокойно ответила Малия, — но ты уже покойница. Ты даже не представляешь, что с тобой будет, когда…

— Представляю, — весело сказала Лара, — мне ли не знать, какая богатая фантазия у провинциальных феодалов вроде тебя. Только учти, красотка, — лезвие ножа больно кольнуло черную щеку, — чтобы не случилось со мной, ты этого уже не увидишь. Так что будь умницей, я тебя прошу.

— Что с Куббой и Джумой, — спросила Малия, — и где Олеся?

— О, мы провели прекрасный вечер, — прошептала Лара на ухо негритянке, — у меня и сейчас мокро между ног, когда я вспоминаю об этих черных парнях. Я успела сполоснуться, прежде чем прийти сюда, но внутри меня, наверное, плещется литр черной спермы, — англичанка смачно рыгнула, сплевывая в воду белый жирный сгусток.

— Жаль, что под конец они оказались такими слабаками, что я затрахала их до смерти, — продолжала она, — А твоя русская девочка жива, хотя и вряд ли скоро очухается. Я подловила ее на входе — она кончила, стоило мне поиграть немного пальчиками в ее щелке. Тогда же я ее оглушила и засунула в шкаф до белья — пусть отдохнет до завтра.

— Ты же животное, — презрительно произнесла Малия, — похотливая белая тварь!

— Да я такая, — Лара рассмеялась и лизнула черную щеку, — бойся меня, черножопая сучка! Мое тело — это оружие и моя киска может быть такой же смертоносной, как ноги или руки.

В подтверждение своих слов Лара слегка сдавила сонную артерию Малии и полюбовалась, как черное лицо посерело, а глаза налились кровью.

— Что тебе от меня надо? — прохрипела черная принцесса.

— Вот это другой разговор, — улыбнулась златовласая амазонка. — Во-первых, вернуть мне одежду и оружие. Во-вторых, дать автомобиль, на котором ты проедешь у меня в заложниках пока я не решу, что нахожусь в безопасности. После этого я тебя отпущу. И наконец, третье — ты отдашь Фаллос Осириса.

— Черта с два, — Малия замолчала, когда острие кинжала кольнуло ее под подбородок, до крови проколов нежную кожу.

— У меня нет времени долго спорить, — процедила Лара, — а у тебя так много частей тела. Не пробовала жить без уха? Или без глаза? Поверь, ни одна семейная реликвия не стоит того, чтобы такая красивая девушка осталась уродом на всю жизнь.

— Ты ведьма!!!

— И это я уже слышала, — зевнула Лара, — думай быстрее.

Кончик кинжала еще раз кольнул подбородок Малии и та, ненавидяще глядя на улыбающуюся блондинку, неохотно кивнула.

Уже через полчаса черные воины и белокожие служанки разинув рты смотрели, как по мраморным ступенькам дворца спускается черная королева, рука об руку с недавней пленницей. На Ларе были короткие шорты и рубашка цвета хаки, завязанная узлом на плоском животе. Через плечо англичанки свисал небольшой рюкзак. Малия была одета в женские брюки для верховой езды и легкую куртку. Кудрявые черные волосы прикрывала армейская кепка с эмблемой местных ВВС. Черная принцесса отдавала короткие распоряжения, которые обалдевшие негры спешили выполнить. Лара, улыбаясь всем ослепительно белыми зубами, держала у спины негритянки верный кольт.

Негр шофер подогнал к выходу большой джип и с поклоном распахнул дверцу.

— Я сама поведу, Маронго, — сказала Малия, пригнувшись, чтобы сесть в кабину. Следом, не отпуская от ее спины оружия скользнула и Лара. Мотор заурчал и машина, сделав круг по двору, выехала из королевского поместья на уходящую в джунгли дорогу.

Они проехали около двух километров, когда, после первого поворота Лара ткнула Малию в бок пистолетом.

— Останови машину!

— Зачем?

— Останови, я сказала!

Негритянка пожала плечами и остановилась.

— А теперь выходи, — сказала Лара. Когда Малия послушалась, Лара удовлетворенно хмыкнула и, вынув ключи, с силой ударила рукояткой пистолета по приборной панели.

— Что ты делаешь?! — подскочила негритянка.

— Ну не стрелять же мне, — усмехнулась Лара, методично круша все, — услышит еще кто, подумаю, что я тебя кончаю. Так, ну вроде все, — она придирчиво осмотрела машину, потом вышла из нее и принялась выливать из бака бензин. Обалдевшая Малия даже не пыталась мешать нахальной блондинке-археологу. Закончив с этим, Лара подбросила на ладони ключи и запустила их в простершиеся по обеим сторонам дороги густые заросли.

— Вот теперь точно все, — удовлетворенно сказала белокурая бестия.

— Может объяснишь, что это было? — к Малии вернулось ее самообладание.

— Я не дура, принцесса, — хмыкнула Лара, — думаешь, я не понимаю, что едва я отъехала от поместья, как твои люди кинулись поднимать полицию, армию, кто тут еще есть? Далеко я бы по этой дороге не уехала. Поэтому мы пройдемся ножками вооон до тех гор, — она кивнула на невысокую гряду, поднимавшуюся из джунглей в трех-четырех километрах к северу, — а потом уже иди куда хочешь, подымай тревогу — я уже буду далеко.

— Все-таки ты ненормальная, — покачала головой Малия.

— Мне уже об этом говорили, — улыбнулась Лара и махнула пистолетом, — ну, пошла!

Чертыхаясь и бросая на Лару злобные взгляды, черная принцесса свернула с дороги на лесную тропинку, уводящую вглубь джунглей. Позади нее шла Лара, держа кольт наготове. Длинные лианы цеплялись за ноги, временам тропу пересекали небольшие речки, делавшие почву вязкой и болотистой — приходилось искать подходящий брод. Вдобавок нужно было смотреть под ноги, чтобы не наступить на змею

Солнце уже клонилось к закату, когда земля стала резко уходить в гору, а сквозь густые джунгли стали проступать огромные скалы.

— Ну все, принцесса, — рассмеялась Лара, — дальше я сама. Можешь идти, я тебя не держу.

Малия бросив очередной ненавидящий взгляд на белую девушку, сделала несколько шагов назад и вдруг остановилась. В ее глазах мелькнул коварный огонек.

— Эй, Лара! — крикнула она женщине-археологу, высматривающей лучший путь средь расщелин.

— Чего тебе? — не оборачиваясь спросила Джонс.

— Все-таки ты жуткая трусиха!

— Да ну? — блондинка развернулась, в ее голубых глазах блеснула насмешка, — и чего же я боюсь? Неужели тебя?

— Нет, той реликвии, которую хочешь уволочь в Лондон, — Малия кивнула на рюкзак археолога, — ты никогда не посмеешь применить ее по назначению.

— Не любительница …языческих ритуалов, — сморщилась Лара.

— Ты просто трусишь, — рассмеялась Малия, — потому, что знаешь, что это испытание не для тебя. Среди жриц Осириса, выбиравших самую достойную не было белых шлюх. Ты можешь раздвинуть ноги перед моими черными жеребцами, но ты побоишься подставить свою развратную дыру под фаллос Бога.

— Что тебе надо, Малия?

— Я предлагаю испытание, — сказала черная принцесса, — мы с тобой устроим ту самую дуэль, что тысячи лет назад совершали египетские жрицы. Если выиграешь ты — можешь убираться куда хочешь. Клянусь, что не стану мешать тебе вывезти Фаллос из Африки.

— А если ты? — спросила Лара.

— Тогда ты все равно можешь убираться, — но Фаллос Осириса останется у меня.

— Зачем мне это? — пожала плечами Лара Джонс, — он ведь и так у меня. Как ты мне можешь помешать?

— Боишься, — презрительно сказала Малия, — все белые суки такие трусливые…

— Не боюсь, просто это глупо, — сказала Лара, но внутренне она уже засомневалась. Мысль о древним ритуальном поединке, страстном, развратном, отозвалась сладким сжатием между ног. Кроме того, в глубине души она признала, что ее задели упреки Малии.

— В принципе, с научной точки зрения, это даже интересно, — Лара широко улыбнулась черной принцессе, — почувствовать себя в Древнем Египте.

— Вот и отлично, — Малия широко улыбнулась, — не будем ждать пока стемнеет.

— Не будем, — усмехнулась Лара, скидывая рубашку и расстегивая пуговицы шорт, — что ты медлишь, раздевайся.

Малия тоже быстро сняла рубашку и брюки. Обе женщины стояли друг напротив друга — прекрасные, обнаженные, воплощавшие эталон женской красоты своей расы. Темногрудая богиня Юга с кожей, словно сотканной из черного бархата и глазами, мерцающими, словно черные звезды. И богиня Севера, воплощение красоты и грации белой расы, с точеной фигуркой и темно-синими глазами, подобными северному морю.

— Начнем? — Лара расстегнула рюкзак и достала оттуда черный фаллос из гагата. Малия кивнула и, подойдя ближе, уселась на мягкую траву, широко расставив ноги. Створки ее черно-розовой раковины приоткрылись и на краях половых губ выступили первые капли. Впрочем, усевшаяся напротив нее Лара, оказалась возбуждена не меньше. Облизнув головку Фаллоса, она медленно начала вводить его в себя. Малия, передвигаясь на руках, подползала все ближе. Ее длинные черные ноги переплелись с мускулистыми ногами Лары, пальцы рук девушек переплелись до боли, до хруста костей — пока второй конец древней реликвии не вошел в призывное раскрытое влагалище черной принцессы. Довольная улыбка осветила ее лицо, когда негритянка посмотрела в глаза Лары.

— Я затрахаю тебя сучка, — произнесла она, — ты будешь умолять меня о пощаде, но ее не будет. Фаллос Осириса никогда не покинет этих мест.

— Посмотрим, — сквозь зубы произнесла Лара. Малия вновь улыбнулась и вдруг качнула бедрами так, что головка фаллоса прошла в нее полностью. Одновременно от этого движения бедрами и в Лару прорвался огромный член — с такой силой, что она не удержала короткого крика. Злая улыбка Малии стала еще шире, когда она, двигая бедрами, начала медленно проталкивать гагатовый член в мягкую влажную плоть. Лара, изо всех сил напрягла вагинальные мышцы, стараясь не пропускать фаллос дальше, и собрав все свои силы сильно качнула тазом. Малия почувствовала, как головка гагатового члена вошла в нее так глубоко, что коснулась матки и, сжав бедра, качнула ими в ответ.

Туда-сюда. Вперед-назад. Обе девушки, напрягая силы, двигали бедрами, стараясь пробить защиту соперницы. Сошлись достойные противники и никто не хотел уступать. Огромный черный член, скользкий от любовных соков с хлюпаньем скользил в раздроченных пиздах, вырывая из закушенных губ сладострастные стоны. Ручьи пота стекали по черной и белой коже, соски затвердели, глаза затуманились от похоти.

Долго это продолжаться не могло — протяжные стоны рано или поздно донеслись бы до ушей хищников или еще хуже — людей. Однако и уступать никто не хотел — постепенно ускоряя темп, каждая из девушек стремилась «дожать» соперницу. Лара, сдирая ногти чуть ли не до крови, впилась пальцами в землю и чуть заметно приподняла таз, сместив в себе фаллос так, чтобы он проникал на чуть меньшую глубину, чем у соперницы. Затем, напрягая из последних сил мышцы влагалища и без того растянутого предыдущим трахом, принялась методично, ускоряясь с каждым толчком, вбивать фаллос в лоно Малии. Долгое предвкушение сыграло с черной принцессой злую шутку — истомившись за весь вечер в ожидании траха белокурой аристократки, сейчас, получив желаемое, негритянка оказалась на грани оргазма. Кроме того, она не рассчитала предела выносливости Лары Джонс. Англичанка овладевала инициативой, с новой силой вгоняя Фаллос Осириса в распаленную черную пизду, тогда как Малии становилось все труднее давать ответ. Злая усмешка в глазах негритянки сменилась растерянностью постепенно перераставшей в панику, с ее губ все чаще срывались стоны, тогда как Лара, почувствовав слабину, все больше ускоряла ритм.

— Что-то не так, моя принцесса? — ее голубые глаза дьявольски сверкнули, — ты уже не так уверена в себе, как прежде?

— Пожа… пожалуйста, — выдохнула, наконец, Малия, — оста…

Не дослушав, Лара выбросила вперед руки и, ухватив негритянку за стройные лодыжки, с силой дернула ее на себя, подавшись вперед бедрами. Огромный фаллос вошел на всю глубину во влажную негритянскую пещеру. Черные глаза чуть не выскочили из орбит, гибкое тело выгнулось дугой и протяжный, жалобный вопль вырвался из губ нубийской принцессы, сотрясавшейся от сокрушительного оргазма. Малия рухнула на траву, содрогаясь в сладком экстазе.

Лара потянулась бедрами назад, медленно выводя из черной киски огромный фаллос, выскользнувший со влажным хлюпаньем и, пошатываясь, поднялась на ноги. Осмотрела корчащееся под ней черное тело и слабая усмешка тронула ее губы. Она порылась в рюкзаке и достала оттуда большой нож. Срезав с ближайшего куста длинную ветку, Лара очистила ее от коры и сучков и подойдя к Малии грубо запустила руку в ее волосы.

— Я еще не закончила с тобой, сука, — она заставила негритянку подняться на ноги и, толкнула ее в сторону леса. Оттраханная черная шлюха даже не пыталась сопротивляться, когда Лара подвела ее к большому дереву с двумя длинными ветвями, наподобие рогатины. Перебросив через него Малию, Лара погладила круглые упругие ягодицы.

— Отличная черная жопа! — хлыст в ее руке со свистом рассек воздух и опустился на ягодицы принцессы. Та жалобно вскрикнула, но Лару уже было не остановить — все больше входя в азарт она жестоко порола наследницу фараонов.

— Черная блядь! Похотливая сука, ты решила, что тебе все позволено! Да, тварь?! Отвечай! Отвечай, дрянь! — рычала Лара и ее хлыст раз за разом опускался на черный зад. Малия в ответ лишь скулила и плакала, вскрикивая от каждого нового удара. Но ее раскрывшиеся, выставленные напоказ половые губы уже сочились каплями прозрачной смазки. И Лара не выдержала — отбросив в сторону хлыст, она опустилась на колени и, вдохнув одуряющий женский запах, с рычанием впилась губами в истекающую влагой расщелину.

Спустя некоторое время Малия и Лара лежали на земле, исступленно лаская друг друга, забыв о всех опасностях, что могут таиться в ночных джунглях, забыв обо всем — кроме пальцев и языка партнерши. Томные стоны разносились так громко, что заглушали обычные шорохи леса. Лара, откинувшись на спину, запустила пальцы в густую гриву покоренной черной львицы, старательно вылизывающей розовую щель белой девушки. Но и великолепная английская леди не осталась в долгу перед черной принцессой, отблагодарив ее нежным и страстным «куни», заставившим Малию трепетать от наслаждения. Губы и языки девушек нежно касались ягодиц друг друга, словно пытаясь исцелить как свежие раны от Лариной хворостины, так и застарелые рубцы от хлыста Джумы. И — может близость Фаллоса Осириса, который девушки использовали в своих играх, была тому причиной — от каждого поцелуя коже девушек возвращалась гладкость и мягкость белого атласа или черного бархата. А затем, улегшись на траву и расставив ноги «ножницами», Лара осторожно подвела свою пылающую вульву к пульсирующей от страсти вагине Малии. Трепещущие лона девушек коснулись друг друга, слились, порождая неистовые пульсации, необыкновенно сладостными волнами, распространившимися по всему телу.

— Оооо!!! — дикий крик кончающих самок всполошил весь лес. С шумом слетела с деревьев стая прикорнувших на ночлег попугаев, оглушительный гвалт устроили мечущиеся обезьяны и даже охотившийся за горами лев, на миг остановился, чтобы огласить ночную тишь протяжным рыком. Но ничего этого не видели и не слышали обессиленные англичанка и негритянка, лежа в траве и улыбаясь той бессмысленной улыбкой, на которую способны лишь абсолютно счастливые люди.

— Это было лучшее приключение в моей жизни, — застегивая рюкзак, говорила Лара. Уже встало солнце и обе девушки, быстро одевшись, стояли у края поляны этой ночью ставшей любовным ристалищем. Сейчас, будто стыдясь тех бурных ласк, Малия и Лара избегали взаимных прикосновений — так же как и смотреть друг другу в глаза.

— Не знаю, увидимся ли мы еще когда-нибудь, — Лара закинула рюкзак на плечи.

— Увидимся, — послышался упрямый голос и белая девушка, развернувшись, столкнулась с вызывающим взором Малии.

— Я дала слово, что не буду тебе чинить препятствий, при вывозе Фаллоса Осириса из Африки, — сказала негритянка, — но это не значит, что я смирюсь с потерей святыни. Не думай, что я — глупая дикарка из джунглей. Я училась в Лондоне, у меня там много знакомых. Будь уверена — очень скоро я нанесу тебе визит в Англии.

Лара рассмеялась и, запустив руку в черные кудри принцессы, привлекла ее к себе, впившись в полные губы долгим властным поцелуем.

— Я буду ждать, — прошептала она на ухо Малии и, развернувшись, быстро зашагала к высившимся у края поляны скалам. Черная принцесса смотрела ей вслед, пока стройная белокожая фигурка не исчезла в зарослях.

Titan Gel Gold мужской крем

TITAN GEL GOLD мужской крем №1

«Titan Gel Gold» - гарантированное увеличение члена и мощная эрекция в любом возрасте. С «Titan Gel» вы всегда будете в режиме полной секс готовности!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
68
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments