Летом на даче

Летом мы все вместе нашей дружной семьёй были на даче в Подмосковье. Я, мама с папой, мои младшие – братишка Юрка, сестрёнка Оля и тётя Лена – подружка родителей.

Прекрасно провели время. Рядом с дачным домиком у нас речка, то есть – пляж. Папа ловил рыбу и часто делал шашлыки и уху. На лодке катались. Тётя Лена помогала маме по хозяйству и по жизни. И отдыхали по-полной программе.

Однажды вечером, когда папа с мамой ушли в деревню на танцы, а Юрка смотрел по интернету футбол, тётя Лена таинственным голосом рассказала мне, что такое инцест. Это когда родственники друг с другом развлекаются.

Я это, впрочем, уже и без неё давно знала, но, правда, сразу не сказала. Выпучила глаза и слушала. Мне было интересно, как она начнёт действовать и переходить от теории к практике. Я уж и так и сяк ножки расставляла…

Тётя Лена давно хочет меня облизать, обычно нервно гладит по попке, иногда в трусики даже пальчиком залезет или сосочки пощиплет. Глазки закатит, пару раз по щелочке проведёт, но на большее её не хватает, как-то видимо стесняется родителей, хотя те при мне почему-то не стесняются её во все щели молотить. Ну да ладно. Мне её не очень-то и хотелось. Так иногда, для разнообразия…

Сыграла я с ней в невинную девочку. Тётя Лена рассказывала: «Инцест – это запретная тема, которая будоражит умы людей с древних времён. Но мы, старшее поколение, обычно уже в третьем или пятом классе прекрасно знали, что это такое. Это ведь не просто секс, это гораздо большее… Когда родители любят своих детей, то они их безусловно хотят – всех, от кончиков ногтей до волос. У кого-то не получается остановиться на плотской любви и они идут дальше – ласкают и любят их физически».

Когда тётя Лена «случайно» показала мне в Интернете голых женщин и мужчин, я офигела. У меня был шок. А тётя Лена не смутилась, к истории лишь обратилась. Меня погладив по спине, рассказывала о войне. Свелись давно его рассказы к побасенкам. И так ни разу не успела получить – ни в письку, и не подрочить. Я с подружкой тайком пульт нажимала, смеялись, а потом делали тоже самое. Интересно – через пару дней нам очень понравилось!

После этого я у брата отсасывала по три раза в день, в смысле – в ночь. У него шары лопались от блаженства. А в один прекрасный вечер нас мама застукала. Но не отругала, а решила присоединиться. Юрка сначала испугался, а когда кончил, то был на седьмом небе от счастья. Потом мама и мне отлизала, а братишка смотрел и дрочил. Правда мама сказала, что дрочить вредно, лучше, говорит, вставлять женщине. Чем брат сразу и воспользовался. Мама от такой наглости охренела, но всё же дала и потом была очень довольна.

Когда пришла тётя Лена мама ей всё рассказала, и они решили устроить с нами групповуху. Юрку положили между собой и стали ласкать, ну а я – на подхвате была. Тёрла обеим промежности. Старалась. Тётя Лена кончила быстрее мамы. Потом Юрка, затем я. Мама долго стонала, но никак не могла. Только когда брат язычок ей в щель засунул, а тётя Лена три пальца в попу вставила.

Когда мама кончила, тётя Лена решила ради смеха меня пальчиком в попу попробовать. А мама смеётся – типа давай. Сначала один засунула, потом второй и третий хочет. Больно! Говорю «Лучше в письку». Терпи, отвечает, надо тебе девочка попу разрабатывать. Тут и Юрка подключился – в рот засунул. Теперь и орать не могу. А мама клитор дрочит – кайфует, радуется, что дочь насилуют. Кончила я минут через пять вместе с братом – в рот вылил. Откуда у него столько спермы?

А тётя Лена не уймётся – Юрку отсасывает. У брата уже не стоит почти, а тётка сосёт по-полной. Причём зубами цепляет. Брату больно. Думаю сейчас ему хрен отгрызёт! Маме скучно стало, подходит и мою голову к своей щели наклоняет – лижи. А писька-то у неё солёная, не подмытая, ведь только кончила. Я говорю: иди в ванную, потом вылижу. Как начила она на меня орать: «Ты такая-сякая, потаскуха мелкая!». Взяла за волосы и к себе в пизду сунула. Ну что делать? Пришлось лизать.

Спасибо брату, подошёл и в задницу ей вставил. Заохала, я и отвалила от пизды. Тут папа вернулся. Увидел такой разврат – ему тоже захотелось. Думал, кого. Решил тётю Лену. А та и рада. Мама обиделась и опять ко мне – лижи, милая. Не буду, говорю. И послала. Она к Юрке. Ну что сделаешь с блядью!?

Если для меня на вкус сперма солёная, то она ей упивается. Говорит, что для кожи очень полезно глотать. Сколько она её отсосала! Литры, наверное. Меня с пяти лет приучала. Говорит отцу: «Дай ей в рот». Он: «С ума сошла?». «Тогда мне дай!» Он достаёт из штанин, мама меня зовёт и суёт. А папа уже готов…

Вот чудачка! Тут я едва не рассмеялась. Третий класс! А когда в три годика мне папа в ротик присунул после манной кашки? Рановато? С тех пор у меня каша без спермы как-то не идёт… Типа соуса, что ли требуется. Конечно, это очень сладко. Тут душа раскрывается. Хотя поначалу, в детском садике, папина сперма показалась мне горькой и солёной. Но я быстро привыкла её сразу глотать, потому что это очень полезно для кожи. Так мама всегда говорит, когда сосёт у папы или Юрки.

Хотя у Юрки ещё спермы маловато, а вот папа может весь рот залить, когда первый раз в день кончает. Я однажды чуть не захлебнулась, водой только отпоили… После рассказа Лены я не выдержала сказала: «Вот здорово!» и начала остервенело дрочить свою письку прямо у неё на глазах. И так всё время выпученные глазки тёти Лены сделались вмиг круглыми, рот открылся в изумлении, а я свободной рукой приглашала её меня полизать: «Вы же мне как мама!!!».

Наверное, это жестоко, но лицемерия я не терплю ещё больше. Хочешь, так делай, зачем облекать всё в нежные дурацкие одежды, как сказал папа?

Даже мама её такого долго не выдерживала, а Ленке – хоть бы что, запросто. Орёт и кончает раз за разом, кончает и орёт. Прирождённая блядь, одним словом. Не зря её папа с мамой с собой на дачу позвали.

Детки детками, а настоящая шлюха под боком – это совсем другое дело, да и по хозяйству всегда поможет. По «хозяйству» (мужскому) она помогала хорошо: бедный Юрка скоро смотреть на неё не мог, настолько она его высасывала. Раз по пять-семь на дню. И это не считая меня с мамой. Да и Ольгу успевала приласкать разок-другой. В основном, правда, больше любила, когда та её лижет. Я же раза четыре только ей отсосала (после глубоко исповедального рассказа про инцест) и перестала. Мамуля с папочкой вкуснее. Да и привычнее как-то. Сперма она ведь тоже у каждого свой собственный запах имеет. Меня вот с закрытыми глазами посади и дай по очереди в рот папин и Юркин члены – не перепутаю. Не по размерам. По вкусу.

Иногда, когда засыпаю одна, всех в ночи перепробую. Начиная от мамы до младшего братика – раза три кончила в подушку! Сравниваю вкус. Он ведь очень разный. У мамы – сладковато-горький, типа сгущёнки варёной. У папы солёный – сплошное пиво с водкой! А у мелкого конфетками пахнет, я у него больше всех люблю глотать. Вкусный! Только он раза три-четыре кончит и больше не хочет. Или не может, сдох. Не мужик ещё. А я завелась. Приходится маму вызывать.

Она выбигает: «Оставь ребёнка! Хватит его дрочить. Сама себя ласкай… Такая-сякая…». И долго ругается. Часто я срываю этот сладкий кусок с родителей, который приносит огромное удовольствие. А наличие родственных уз делает его практически постоянным. Ведь, согласитесь, нет никакого смысла показывать его кому-то другому, кроме папы с мамой. Ну, ещё может, только лучшей подруге мамы… Тётя Лена порой меня тоже ласкает и лижет писю вместе с младшим братиком, а потом его. И у меня вопрос: зачем интересно женщинам с кем-то изменять, если они от души дёргают письку собственного сынишки или до самозабвения лижут клитор маленькой дочурке. Кончила и улетела в небеса! Зачем ей ещё чей-то хрен?

Дети – наше будущее. Получая свою порцию удовольствия, ты заодно воспитываешь его в детях – им же вскоре придётся столкнуться с тем же самым. Только на другом витке развития. Мы прекрасно знаем, что если девочке – малышке при купании изо дня в день весело с прибаутками тереть между ножек, то через недельку она уже будет их не только сама раздвигать, но и глазки закатывать от удовольствия. Но у мамы уже просто нету сил остановиться. Она меня трёт и сама входит в раж. Даже когда я не хочу, её рука по привычке всё быстрее ходит и ходит взад-вперёд, всё глубже и сильнее между моих ножек. И когда мамочка добирается до моего клитора (а она-то уж точно знает, где он находится!), девочка кончает… Стону: «Ма-ма, ма-ма-а-а, мамочка-а-а!-а!!».

А маме весело, она улыбается, смеётся и зовёт папу – дочурка, мол, кончила! Иди, полюбуйся на киску… Приходит папа и суёт мне в рот. От этого удовольствие становится ещё сильнее. Зачем останавливаться, если всем хорошо? Общий маленький секрет от этого становится ещё вкуснее и сладострастнее. И когда я кончаю не важно от кого, я всегда с удовольствием вспоминаю эти райские эпизоды моего раннего детства. Сестричка Оленька ещё только в начале пути. Она совсем маленькая, хотя ей уже почти восемь лет. Её двенадцатилетний братишка Юрка очень любит купать.

Он ласково моет ей ножки и особенно то, что промеж них. Мыльцем. Ольга закатывает глазки и просит: ещё, ещё, ещё!!! Ей тоже очень нравится. Юрок и рад стараться, трёт и трёт, пока сестрёнка не кончит раза три подряд. Однажды так ей письку натёр, что мама два дня ругалась и мазала её щёлку вазелином. Намажет, а потом сама же сдержаться не может и дрочит ей, дрочит… С вазелином-то не больно, даже гораздо приятнее. Но целку ей всё же рвать ещё рано, хотя мама и хотела в шесть лет, но потом они с папой решили на пару годков отложить. Как и мне – в восемь получит свою порцию папиной спермы внутрь. Хотя может и Юрке эта честь выпадет – целку сеструхе сломать. Перед Новым годом посмотрим…

После того случая мамуля показала брату, как надо девочек ласкать– на себе. Построила нас в бане и заставила каждого сначала вылизать её всю, а после велела дрочить до одурения самим себе и друг другу, пока все не охерели. Особенно Юрке досталось. Мама специально считала – девять раз он кончил. Рекорд. Папа, правда, сказал, что у него в своё время рекорд был 12. Хотя, что-то не верится… В меня с мамой он больше пяти раз не кончал.

Юркин член стал после бани красный как морковка. Думала, дня три до него никто не дотронется. Куда там! Уже вечером мамуля с Оленькой его снова вовсю сосали. Веселуха! Я, правда, не стала, мне папиного хватило. Так бедный Юрка был наказан за излишне активную дрочку маленькой сестрёнки. Мама у нас справедливая – во всём надо знать меру.

В тот момент в бане я, наконец, чётко поняла разницу во вкусе между спермой и женской малафьёй. Женская всё-таки гораздо вкуснее. Мамуля спустила-вылила мне в рот чуть ли не с пол литра, а папа с Юрочкой грамм по сто. Даже вырвало меня от переизбытка чувств. Дали запить пятьдесят граммов коньяка, а затем выебали в попку по очереди. Мама искусственным фаллосом, ну а наши гвардейцы – своими. В попку, правда, мне не очень нравится, больно, в писю всё же приятнее. Но папа говорит, что надо разрабатывать дырку…

Папа сказал, что в 18 лет у него столько спермы не было, как у Юрки. Ну, так другие времена, питание похуже было, экология и всё такое… Понятное дело. Посмотрела там историческую кассету с записью, как Олька первый раз отсосала у папы. Мамина подруга снимала почти семь лет назад. Мама кормит малышку грудью, а подоспевший папа тут же суёт ей в рот свой член и кончает. Бедный ребёнок видимо даже не понял, ЧТО он проглотил. Мама долго смеялась, а потом раскинула ноги и сунула Олькину голову себе в промежность, пусть, мол, привыкает к запаху влагалища. Так и пошло…

Грудью кормит, а сама пальчиком ей письку теребит. Потом полижут её с папой на пару. Ольга смеётся, похоже, ей эта забава сразу понравилось. Щекотно малышке, когда письку целуют. Хотя ещё и не понимала ничего, мокрощёлка. Чего с неё возьмёшь? Это сейчас уже ей вовсю хочется, суёт сама в себя чего ни попадя. Как-то карандаш запихнула почти на треть, хорошо папа вовремя заметил, вынул, пальчик засунул, успокоил ребёнка… Тут уже пришлось меры принимать: Ольга с каждым днём требовала к себе неустанного повышенного внимания и я, как старшая сестра была обязана следить за её адекватностью в плане желаний. Приходилось сажать её на пару-тройку часов перед видиком с порнушкой, чтобы только уроки сделать.

А там-то уж она гуляла со своей щёлкой вовсю. Вся кровать мокрая была… Вот когда Юрочка родился, мама три годика к нему никого не подпускала, только сама мыла, гладила, лизала, яички теребила, шкурку гоняла потихоньку. Папа даже заревновал, помнится. Прогнал её с большой кровати и меня к себе позвал. Так полгода со мной и спал место мамы, пока та, наконец, не дала нам братца на «растерзание». Ух, я оторвалась! Высосала маленький член сразу же до посинения. А что, здорово же, интересно, вкусно, малюсенький такой, не то что у папы – в рот не влезает. А главное – спермы ещё нет! Глотать не надо.

Вообще Юрка настоящим пацаном растёт. Первый раз кончил уже в пять лет. Заорал от счастья так, что мать с кухни прибежала. А до этого, сколько мы ему ни сосали, сколько ни дрочил, никак не мог кончить. И очень по этому поводу переживал. Особенно когда видел, когда папа, мама и я в оргазме бьёмся.

Ольга пока ещё не в счёт – мокрощёлка. Хотя она меня, возможно, где-то и обскакала – когда её лижут, орёт так, что мне в её годы и не снилось. Не знаю, кончает или нет, но впечатление полное. Повезёт её мужикам или бабам – это точно. Даже мама Леной так не орут, когда в них папа и Юрка с двух сторон.

Однако Лена рассказывала, что когда она была маленькой, то испытывала всё гораздо острее. Когда её папа впервые коснулся клитора дочурки (еще в раннем возрасте) она сразу же и кончила. Бедный родитель даже испугался – ребёнок в обмороке! А её просто стало настолько хорошо, что она просто улетела в небеса. Мама прибежала и поняла это быстро. Тут же припала к щёлке, стала её лизать и гладить. Отец, отойдя от шока, не долго думая, в ротик присунул. Так минут сорок и забавлялись родители с ребёночком. С тех пор у тёти Лены немного сумасшедшие выпученные глаза: последствия страстной детской и родительской любви.

Мама папу тогда, говорит, чуть-чуть пожурила, мол, надо было сначала девочке сосочки потеребить, в ротик дать, щёлку полизать, прежде чем лапой своей в трусики к ребёнку лезть и сразу клитор дрочить. Но всё как-то быстро успокоилось – всем всё понравилось. Тем более, что клитор у девочки Лены оказался знатных размеров: у малышки он был величиной как у зрелой женщины. Поэтому ей и хватало часто лишь одного-двух прикосновений. Это – природа, против неё не попрёшь. Ласкать-то её оба ласкали лет с двух в кроватке. Да и мама в ванной всегда промежность свою давала пососать.

Голову сунет себе между ног, давай, мол, лижи. Ленка чуть не задохнулась однажды. А её мама от экстаза чуть сознание не потеряла. А потом окрестности лобка брить приучила. Себе и папе, типа, гигиена требует. Папа, правда, больше любил, когда Лена ему яички теребит и попу облизывает. Такой вот оригинал. Ну и кончит естественно пару-тройку раз ей в ротик или в попец, не без этого. Мама ругалась, ей-то что достанется?! Но был у Лены ещё и такой чудной момент в жизни. Дружила она с девочкой в школе. Ну, дружила и дружила. Секс, как известно, дружбе – не помеха. Пошли они как-то к девочке той домой после уроков.

Пошалили, порнушку по видику посмотрели, поласкали, полизали друг дружку, кому, где по вкусу. И тут вдруг мамаша заявилась раньше времени. С подругой. Застукали девчонок за лесбийскими играми. Удивительно, но ругаться мама не стала. Лишь улыбнулась загадочно, пошутила на тему девичьей дружбы, не спеша разделась, сходила в ванную, за ней подруга то же самое проделала. И показали они девчонкам настоящий мастер-класс!

Только вот у подруги той маминой член мужской оказался – транс она была. Сначала для нас это был шок. Правда, привыкли мы быстро. Даже здорово показалось – женщина с членом! Прекрасно – и грудь, и попа и то, что надо!

Уже не ругаемся. Все радостные после ночи со своими. Дома-то кто может? А у нас хоть бы-хны! В гостях, мол, были, и все дела. А чего? Когда папка Ольгу дёр во все щели мы с Юркой только слюньнки пускали. Поначалу. Пока мама в спальне не появилась. Поругалась матом для порядку – и началась…

Сначала мелкого в койку уложила, а потом и я подползла. Она ему сосёт я – ей. Красота! Кончили почти вместе: Мамка с Юркой – высосала своё, ну и я с ними за компанию, когда она потекла от счастья. Батя с Олей встали – обиделись. И – на нас! Я уже вроде всё, не хочу, но куда там! Мне папаша тут же в попу соорудил, а Ольга на мелкого накинулась. Мама ручками всплеснула и на неё – отлизывать между. А тут и свой фотограф подоспел.

Даже мама её такого долго не выдерживала, а Ленке – хоть бы что, запросто. Орёт и кончает раз за разом, кончает и орёт. Прирождённая блядь, одним словом. Не зря её папа с мамой с собой на дачу позвали.

Детки детками, а настоящая шлюха под боком – это совсем другое дело, да и по хозяйству всегда поможет. По «хозяйству» (мужскому) она помогала хорошо: бедный Юрка скоро смотреть на неё не мог, настолько она его высасывала. Раз по пять-семь на дню. И это не считая меня с мамой. Да и Ольгу успевала приласкать разок-другой. В основном, правда, больше любила, когда та её лижет. Я же раза четыре только ей отсосала (после глубоко исповедального рассказа про инцест) и перестала. Мамуля с папочкой вкуснее. Да и привычнее как-то. Сперма она ведь тоже у каждого свой собственный запах имеет. Меня вот с закрытыми глазами посади и дай по очереди в рот папин и Юркин члены – не перепутаю. Не по размерам. По вкусу.

Для Лены это стало настоящим потрясением. Чтобы у женщины да мужской член! А потом рассказала своим родичам и стали они дружить семьями. Папа с той подругой без устали окучивали обеих мам с двумя дочками, а девочки были просто на седьмом небе от счастья взрослой и такой невероятно интересной половой жизни. Поставили им платиновые спиральки, чтоб не залетели и пиндюрили по-полной, в два снаряда. Причём Лена даже считает, что больше оргазмов у неё было от женщины-транса, чем от родного папули. Особенно ей нравился «бутерброд», когда один член в попе, а другой – в письке. Бывает…

А иногда мама, когда папа с Юркой были заняты, по её совету надевала мне искусственный член, пососёт его и учит «трансвестизму». Ну я его туда сюда и гоняю в ней или в Лене, но по-моему это совсем не то, что настоящий. Мне лично не очень нравится, да и кончаешь от него реже – сперма же в тебя не льётся, та же мастурбация клитора получается. А ведь это же самое чудесное, когда тугая, горячая струя кончает в тебя или в рот!

Конечно, всё это очень напоминало мне «Мурзилку». Сплошь мультики. Я очень любила спать с Чебурашкой. Гладила у него письку, которой не было, но я лохматку представляла очень реально. У него, конечно, ничего не было, но, когда мама очень уж сильно орала с папой в комнате, то я визжала ещё сильнее. Я кончила с Чебурашкой семь раз. Мама, как она потом призналась, пять…

Мой с детства оттопыриный наружу клитор был неадекватным уже в три года. А когда мамин приятель гинеколог слегка дернул его вперёд вместе со вставляемой платиновой спиралью, то ничего не оставалось, как давать баловаться его друзьям и подругам.

Мама решила, что лучшая благодарность врачу – взять в рот. Тот обрадовался, но долго не мог кончить. Через полчаса я устала смотреть на эту суходрочку и решила помочь. Минут десять – и доктор кончил солёной спермой мне в рот. Мама подскочила тут как тут, но я уже всё проглотила. Понравилось.

После этого я у брата отсасывала по три раза в день, в смысле – в ночь. У него шары лопались от блаженства. А в один прекрасный вечер нас мама застукала. Но не отругала, а решила присоединиться. Юрка сначала испугался, а когда кончил, то был на седьмом небе от счастья. Потом мама и мне отлизала, а братишка смотрел и дрочил. Правда мама сказала, что дрочить вредно, лучше, говорит, вставлять женщине. Чем брат сразу и воспользовался. Мама от такой наглости охренела, но всё же дала и потом была очень довольна.

Когда пришла тётя Лена мама ей всё рассказала, и они решили устроить с нами групповуху. Юрку положили между собой и стали ласкать, ну а я – на подхвате была. Тёрла обеим промежности. Старалась. Тётя Лена кончила быстрее мамы. Потом Юрка, затем я. Мама долго стонала, но никак не могла. Только когда брат язычок ей в щель засунул, а тётя Лена три пальца в попу вставила.

Когда мама кончила, тётя Лена решила ради смеха меня пальчиком в попу попробовать. А мама смеётся – типа давай. Сначала один засунула, потом второй и третий хочет. Больно! Говорю «Лучше в письку». Терпи, отвечает, надо тебе девочка попу разрабатывать. Тут и Юрка подключился – в рот засунул. Теперь и орать не могу. А мама клитор дрочит – кайфует, радуется, что дочь насилуют. Кончила я минут через пять вместе с братом – в рот вылил. Откуда у него столько спермы?

А тётя Лена не уймётся – Юрку отсасывает. У брата уже не стоит почти, а тётка сосёт по-полной. Причём зубами цепляет. Брату больно. Думаю сейчас ему хрен отгрызёт! Маме скучно стало, подходит и мою голову к своей щели наклоняет – лижи. А писька-то у неё солёная, не подмытая, ведь только кончила. Я говорю: иди в ванную, потом вылижу. Как начила она на меня орать: «Ты такая-сякая, потаскуха мелкая!». Взяла за волосы и к себе в пизду сунула. Ну что делать? Пришлось лизать.

Спасибо брату, подошёл и в задницу ей вставил. Заохала, я и отвалила от пизды. Тут папа вернулся. Увидел такой разврат – ему тоже захотелось. Думал, кого. Решил тётю Лену. А та и рада. Мама обиделась и опять ко мне – лижи, милая. Не буду, говорю. И послала. Она к Юрке. Ну что сделаешь с блядью!?

Если для меня на вкус сперма солёная, то она ей упивается. Говорит, что для кожи очень полезно глотать. Сколько она её отсосала! Литры, наверное. Меня с пяти лет приучала. Говорит отцу: «Дай ей в рот». Он:«С ума сошла?». «Тогда мне дай!» Он достаёт из штанин, мама меня зовёт и суёт. А папа уже готов…

Даже мама её такого долго не выдерживала, а Ленке – хоть бы что, запросто. Орёт и кончает раз за разом, кончает и орёт. Прирождённая блядь, одним словом. Не зря её папа с мамой с собой на дачу позвали.

Детки детками, а настоящая шлюха под боком – это совсем другое дело, да и по хозяйству всегда поможет. По «хозяйству» (мужскому) она помогала хорошо: бедный Юрка скоро смотреть на неё не мог, настолько она его высасывала. Раз по пять-семь на дню. И это не считая меня с мамой. Да и Ольгу успевала приласкать разок-другой. В основном, правда, больше любила, когда та её лижет. Я же раза четыре только ей отсосала (после глубоко исповедального рассказа про инцест) и перестала. Мамуля с папочкой вкуснее. Да и привычнее как-то. Сперма она ведь тоже у каждого свой собственный запах имеет. Меня вот с закрытыми глазами посади и дай по очереди в рот папин и Юркин члены – не перепутаю. Не по размерам. По вкусу.

Иногда, когда засыпаю одна, всех в ночи перепробую. Начиная от мамы до младшего братика – раза три кончила в подушку! Сравниваю вкус. Он ведь очень разный. У мамы – сладковато-горький, типа сгущёнки варёной. У папы солёный – сплошное пиво с водкой! А у мелкого конфетками пахнет, я у него больше всех люблю глотать. Вкусный! Только он раза три-четыре кончит и больше не хочет. Или не может, сдох. Не мужик ещё. А я завелась. Приходится маму вызывать. Она выбигает: «Оставь ребёнка! Хватит его дрочить. Сама себя ласкай… Такая-сякая…». И долго ругается.

Для Лены это стало настоящим потрясением. Чтобы у женщины да мужской член! А потом рассказала своим родичам и стали они дружить семьями. Папа с той подругой без устали окучивали обеих мам с двумя дочками, а девочки были просто на седьмом небе от счастья взрослой и такой невероятно интересной половой жизни. Поставили им платиновые спиральки, чтоб не залетели и пиндюрили по-полной, в два снаряда. Причём Лена даже считает, что больше оргазмов у неё было от женщины-транса, чем от родного папули. Особенно ей нравился «бутерброд», когда один член в попе, а другой – в письке. Бывает…

А иногда мама, когда папа с Юркой были заняты, по её совету надевала мне искусственный член, пососёт его и учит «трансвестизму». Ну я его туда сюда и гоняю в ней или в Лене, но по-моему это совсем не то, что настоящий. Мне лично не очень нравится, да и кончаешь от него реже – сперма же в тебя не льётся, та же мастурбация клитора получается. А ведь это же самое чудесное, когда тугая, горячая струя кончает в тебя или в рот!

Конечно, всё это очень напоминало мне «Мурзилку». Сплошь мультики. Я очень любила спать с Чебурашкой. Гладила у него письку, которой не было, но я лохматку представляла очень реально. У него, конечно, ничего не было, но, когда мама очень уж сильно орала с папой в комнате, то я визжала ещё сильнее. Я кончила с Чебурашкой семь раз. Мама, как она потом призналась, пять…

Мой с детства оттопыриный наружу клитор был неадекватным уже в три года. А когда мамин приятель гинеколог слегка дернул его вперёд вместе со вставляемой платиновой спиралью, то ничего не оставалось, как давать баловаться его друзьям и подругам. Мама решила, что лучшая благодарность врачу – взять в рот. Тот обрадовался, но долго не мог кончить. Через полчаса я устала смотреть на эту суходрочку и решила помочь. Минут десять – и доктор кончил солёной спермой мне в рот. Мама подскочила тут как тут, но я уже всё проглотила. Понравилось.

После этого я у брата отсасывала по три раза в день, в смысле – в ночь. У него шары лопались от блаженства. А в один прекрасный вечер нас мама застукала. Но не отругала, а решила присоединиться. Юрка сначала испугался, а когда кончил, то был на седьмом небе от счастья. Потом мама и мне отлизала, а братишка смотрел и дрочил. Правда мама сказала, что дрочить вредно, лучше, говорит, вставлять женщине. Чем брат сразу и воспользовался. Мама от такой наглости охренела, но всё же дала и потом была очень довольна.

Когда пришла тётя Лена мама ей всё рассказала и они решили устроить групповуху. Юрку положили между собой и стали ласкать, ну а я – на подхвате была. Тёрла обоим промежности.

Когда тётя Лена случайно показала мне в Интернете голых женщин и мужчин, я офигела. У меня был шок. А тётя Лена не смутилась, к истории лишь обратилась. Меня погладив по спине, рассказывала о войне. Свелись давно его рассказы к побасенкам. И так не разу я не успела получить ни в писку и не подрочить. Я с подружкой тайком пульт нажимала, смеялись, а потом делали тоже самое. Интересно, что через неделю нам понравилось!

Уже не ругаемся. Все радостные после ночи со своими. Дома-то кто может? А у нас хоть бы-хны! В гостях, мол, были, и все дела. А чего? Когда папка Ольгу дёр во все щели мы с Юркой только слюньнки пускали. Поначалу. Пока мама в спальне не появилась. Поругалась матом для порядку – и началась…

Сначала мелкого в койку уложила, а потом и я подползла. Она ему сосёт я – ей. Красота! Кончили почти вместе: мамка с Юркой – высосала своё, ну и я с ними за компанию, когда она потекла от счастья. Батя с Олей встали – обиделись. И – на нас! Я уже вроде всё, не хочу, но куда там! Мне папаша тут же в попу соорудил, а Ольга на мелкого накинулась. Мама ручками всплеснула и на неё – отлизывать между промежностями. А тут и свой фотограф подоспел…

Тётя Лена всегда была чутка на всякие безобразия. Сейчас меня мучают большие сомнения на счёт того, что не она ли всё это подстраивала? А потом, как королева приходила и имела нас всех потихоньку… Не спеша… Долго и вкусно.

Если так, то – очень грамотно. Возьму на вооружение впредь. Мне рожать ведь только предстоит. Если – девочка, то я сначала, когда буду её грудью кормить и купать, то буду гладить и гладить, буду тереть и тереть… Не спеша. По всем местам. Чтобы узнать, где ей больше нравится. Чтобы глазки заблестели. А когда выясню годам к трём, (думаю, что в области клитора, хотя, кто знает, может ей в попку больше захочется или в ротик, но там видно будет) начну учить по-настоящему. Полижу, пососу и ей свой дам. Сама потом поймёт своё счастье. Ей, правда, целку чуть попозже ломать придётся, но это уж, как говорится, отцовское дело: один раз больно – зато потом всю жизнь приятно.

С пацаном проще. Ему сразу после сиськи клитор свой в рот суну – он и разницы не поймёт. Хоть и папа засунет свой. А когда спокойно привыкнет к запаху молофьи и спермы, как молока – всё легко, только давай! Мальчишки в этом смысле проще воспитуемы, так мама говорила, когда Юрочку раз четвёртый или пятый в промежность уткнула в полтора года. Тот наконец-то понял, что это вкусно и чем пахнет и погнал взасос… Облизался потом. Не рыбий жир. Мама говорит, ему это очень интересно было. А мне – экстаз! Я кончила. А он напился и облизнулся! И долго ещё язычком губки облизывал от удовольствия…

Я сначала не поверила, но потом она мне кассету показала, они с папкой специально снимали. Так и было: глазки у братишки выпученные, горящие, ручонки туда тянутся, типа, ещё давай! Но мама уже кончила, только полижи, а он – взасос! Ей больно. Она опять сиську подсовывает, а Юрка плюётся и отворачивается. Тогда папа ему свой дал. Вот это я понимаю – воспитание!

Причём я же в это время письку своего сына и ласкать, и гладить буду ручкой – потихонечку, конечно, сначала… Туда-сюда, красота! Всю жизнь об этом мечтала, чтобы малышку подрочить, а он мне улыбался в глаза от счастья. Как я когда-то весело улыбалась папе с мамой. Они по мне лихо ерзали – одна по попке и в ротик, другой – по письке с грудками гладил, а я смеялась! Мне было так приятно, что со мной играют, и все меня гладят, целуют, лижут! Здорово! И очень нравилось, ведь это так приятно, когда тебя облизывают с головы до ног!

Потом, правда, и у меня появились некоторые обязанности. Но о них – позже. Зато когда появилась тётя Лена, то это сразу внесло заметный дискомфорт в моей детской жизни. Так, например, когда папы с мамой не было дома, она прыгала на диван и просила её раздеть, ибо очень устала. Когда я её раздевала, то она тут же просила сделать ей массаж груди и ног. Причём всё это очень быстро заканчивалось громкими стонами и большими выделениями из влагалища. А поскольку красивые длинные ноги у Лены были раскинуты на всю диагональ нашего двуспального дивана, то моя голова обычно была погружена в их глубь где после пяти-шести моих засосов она яростно корчилась и орала от счастья.

Со временем я поняла, что это был экстаз. Кончала она довольно быстро, шумно и долго, в отличие от мамы и моих школьных подруг и училок. На вкус это было не слишком приятно поначалу, но я быстро свыклась и уже скоро пила её течь совершенно спокойно. Поскольку знала, чем быстрее всю её высосу, тем быстрее она закончит дрыгаться и орать, как резаная. Даже соседи слышали, жаловались родителям: что у вас там дочь орёт каждый день после школы? Знали бы они, что эта дочь делает после школы со своей воспитательницей по иностранному языку. Мама с папой сначала тоже не в курсе были, но однажды пришел почему-то отец пораньше и увидел чудесную картину: его девочка-одуванчик с косичками прямо в форме с упоением лижет промежность своей голой училке и одновременно дрочит себя!

Надо отдать должное бате – он не спугнул нас, открытие двери было даже не слышно. Через пять минут он уже имел Лену по-полной, а меня отправил в угол, типа наказал. Но за те несколько минут пока они охали и ахали я стала вся мокрая и естественно не смогла удержаться от того, чтобы не вылизать весь итог их бурной деятельности. Папа с Леной только посмеялись и погладили меня по головке и письке. Так и пошло… Мама присоединилась чуть позже, когда стала выяснять, почему так мне нравиться получать тройки по английскому. Ведь за это я лишалась карманных денег, но… Имела по сотке от тёти Лены за каждый оргазм. Врать ей не имело смысла – я честно призналась, что сосу ей клитор. Мама только похвалила меня за правду и ласково погладила между ног. А когда я закатила глазки, сунула мою голову себе под юбку и стала орать, что ревнует дочь к какой-то шлюхе. Вот ведь как бывает!

Однако уже через пару дней картина была достойна кисти больших художников: папа пристроился сзади тёти Лены, которая с ожесточением лижет орущую от счастья маму, а я сижу у неё лице, пытаясь засунуть ей в рот свой уже большой клитор, но это бесполезно и я тру его сама. Через десять минуть соседи, наверное, подумали, что у нас начилась война… Ну ладно, я отвлеклась от темы. Если родиться пацан, то буду сосать и дрочить его – это ведь так приятно. И ему тоже – мне Юрка рассказывал. Его писюлю когда мама первый раз взяла в ротик, он, разумеется, не помнит, но у него навсегда осталось стойкое ощущение кайфа и прелести от губ человека между ножек. И это замечательно!

Прокомментировать запись

avatar