Любвеобильная мама и сын вуаерист

ПРЕДИСЛОВИЕ: Данный рассказ не сочинён мною: он лишь скомпилирован из нескольких, появившихся в разное время. Всех их объединяет одна общая тематика, выраженная данным мною заглавием. Я лишь немного добавил несколько деталей в оригинальный материал и — главное — исправил многочисленные грамматические и стилистические ошибки и погрешности изложения. Не знаю как других читателей, но меня лично они страшно раздражают и очень мешают восприятию читаемого рассказа.

У меня всё не как у всех, но мне это нравится.

Самое первое сексуальное впечатление у меня было в раннем, раннем детстве. Направляясь ночью в туалет пописать, я случайно заметил свет в родительской спальне и к своему удивлением увидел, что мой голый отец лежит на моей абсолютной голенькой любимой мамочке и делает какие-то непонятные движения. Мамины ножки были задраны высоко вверх и лежали у него на плечах. На лицах у них обоих было написано огромное удовольствие. А мама при этом повторяла: «Миленький… миленький… поглубже… ещё, ещё… ой, как хорошо… « Я тогда мало что понял, если не сказать, что ничего не понял. А потом и совершенно забыл об этом. Однако, наверное, это моё столь необычное, первое сексуальное зрелище глубоко запало мне в душу, и со временем с огромной силой проявилась в самой явной и откровенной форме вуайеризма.

Годам к восемнадцати я начал заниматься онанизмом, представляя знакомых мне девчонок, и считал, что нет ничего прекрасней. Однажды, будучи мальчиком любопытным, в родительском шкафу я наткнулся на презервативы. В тот момент я в первый раз уже вполне осознанно подумал о том, что мои родители занимаются сексом. Я украл один презерватив, надел его на стоявший хуй (меня возбудил сам факт наличия презерватива) и начал дрочить себе, в первый раз представив себе свою маму. Она у меня очень красивая, на нее всегда обращали внимания мужчины, что, кстати, меня всегда раздражало; но именно в тот момент я осознал всю ее необыкновенную привлекательность. Кончил я бурно, пребывая в полном восторге от своих ощущений. Потом наступило чувство легкого испуга, а вдруг все презервативы у них посчитаны? Но так как несколько дней никто ничего не сказал, я успокоился. Продолжая заниматься онанизмом, я начал с удвоенной энергией исследовать содержимое родительской спальни.

Я изучил все мамино нижнее белье и был приятно удивлен, найдя у нее много красивых трусиков и бюстгальтеров, но апофеозом была находка чулок и нескольких комплектов, точнее их было шесть, кружевных поясов к ним. В моем представлении, в то время, чулки с поясом были принадлежностью женщин очень развратных, что собственно почти соответствует истине. С того момента, во время онанизма, я представлял себе только свою маму.

Однажды мы с мамой поехали к знакомым на дачу. Остановились пописать. Мама открыла дверку и наклонилась в проем. Став на дорогу, она выпрямилась. Платье прилипло к ее округлому заду, а часть глубокой складкой вобралась в расщелину между ягодицами. Я посмотрел на дядю Славу и покраснел еще сильнее. Он вышел из машины первым и теперь тоже смотрел на облепленный зад моей матери. Она оправила рукой подол платья, отлепив его от тела. Я тоже выскочил из машины, и мы пошли в лес. Я зашел за кусты и остановился. Мать и дядя Слава пошли дальше. Сделав дело, я, словно во сне, стал осторожно пробираться по лесу к тому месту, куда отошла мама. Мягкая трава скрадывала мои шаги. Я услышал звуки бьющей струи возле маленьких елочек. Прижавшись к стволу березы, выглянул… Мама сидела на корточках, широко расставив ноги, подол был задран. Белые трусики жгутом перехватывали бедро… Тонкая струйка вырывалась у нее из межножья и исчезала в траве. Я хорошо видел ее белые, округлые ягодицы, они казались такими большими…

Вдруг совсем рядом хрустнула ветка. Мама уже подтягивала трусики, когда из елочек вышел дядя Слава.

— Вы? — мама продолжала одеваться, явно стесняясь мужчины.

— Я смотрел на тебя из кустов.

— А где Сережа?

— Он, наверное, уже в машине… , — дядя Слава подошел к матери и обнял ее.

— Слава! Нет! Не надо… , — тихо прошептала она, не осознавая, опустив трусики до середины бедер. Она не успела договорить, как дядя Слава стал целовать ее в губы… Его руки скользили вдоль ее тела, комкая ситец, он гладил ее спину, зад… Мама начала тихо стонать. Дядя Слава что-то шептал ей на ухо…

— Только давай стоя, а то платье помну, догадаются… , — мама отошла к дереву, ближе ко мне. Она наклонилась, уцепившись за нижние ветки. Дядя Слава последовал за ней. На ходу расстегнул ширинку, вывернул большой толстый хуй… Он подошел к маме со спины и рывком закинул ей подол платья на спину (её трусики уже были спущены)… Придерживая член правой рукой, он засунул его в пизду моей матери и, сжав её бедра, стал сильно насаживать… Я хорошо видел красивое лицо матери, покрытое бесформенными красными пятнами — гонцами возбуждения — рот у нее был полуоткрыт… глаза закрыты… Мама тихонько постанывала… Дядя Слава так сильно толкал ее в зад, что она раскачивалась… Не знаю, сколько это длилось. Мама вскрикнула, задрожала, из уголка рта вытекла слюна на подбородок… В этот момент она была похотливо прекрасна, с блудливой улыбкой на лице… Но вот гримаса блаженства стала сходить с ее лица, и тут я опомнился и опрометью бросился назад, к машине. Они ничего не заметили. Я подошел к краю леса и остановился, стараясь унять дрожь. Успокоившись, вышел на дорогу.

Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Прошел год, было лето, отец уехал в очередную экспедицию, а мы с мамой отправились на дачу. Так как наша дача в тот момент была еще недостроенная и в полном порядке были только одна комната и кухня, то спать нам с мамой предстояло на одном диване. Не могу вам передать, какое волнение меня охватывало только от одной мысли об этом. В первую ночь, я практически не уснул. Рядом лежала моя мама в тонкой ночной рубашке и мирно посапывала; переворачиваясь, она прикасалась ко мне разными частями своего тела, а я не мог унять своего возбуждения. Я трижды потихоньку вставал, выходил, закрывался в летнем душе и дрочил себе. Утром, мама пошутила, сказав, что у меня такой уставший вид потому, что я первый раз в жизни спал с женщиной. Тогда еще я не знал, что она слышала, как я вставал, и, подходя к окну, видела, куда я ходил. На следующую ночь я немного осмелел и начал потихоньку исследовать мамино тело: я прикасался к ее попе, груди, ляжкам; дрочил я снова трижды. На третью ночь я осмелел окончательно: полапав немного грудь и попку, я опустил руку маме на ногу и начал потихоньку поднимать ладонь вверх, залезая все дальше и дальше под ночнушку.

Хуй у меня стоял как кол. Наконец моя рука прикоснулась к волосам на её киске; мама была без трусов. Я затаил дыхание, боясь разбудить маму. Полежав минутку без движений, я немного подвинул руку, и она полностью оказалась у мамы на лобке. В этот момент мама своей рукой взяла меня за хуй, прямо через трусы, и я инстинктивно отдернул свою руку. Но она второй рукой поймала мою руку и прижала ее к своему лобку. Прошла минута, мама тихим голосом сказала: «Тебе ведь это интересно?» Я не ответил, я боялся дышать. Мама залезла ко мне в трусы, взяла мой мокрый от возбуждения хуй и сказав: «А ты у меня уже совсем большой!», начала потихоньку мне дрочить. Не прошло и минуты как я кончил. Она протянула руку к стоявшему рядом стулу, взяла мою футболку и вытерла меня.

— Ты думаешь, что я ничего не знала?

— М-м-м… — только и мог вымолвить я.

— Глупенький, я же твоя мама, я все прекрасно понимаю.

В твоем возрасте мальчикам всё, что касается секса, так интересно; поэтому ты и в белье моем копался, но это нормально; и то, что ты дрочишься, это тоже нормально. Ты когда-нибудь видел голую женщину?
— Нет — пробормотал я пересохшими губами. Мама села, сложив ноги по-турецки, и сняла с себя ночную рубашку. Я никогда не видел голую женщину вот так, рядом, тем более ту, которая была плодом моих бурных эротических фантазий; я не мог оторвать от нее взгляд.

— Сними трусы — сказала она.

Я послушно выполнил ее просьбу. Мой хуй стоял столбом.

— Зачем тебе ходить дрочить в летний душ? Сейчас ты спокойно можешь разглядеть мою письку и подрочить себе как следует.

Я не шевелился, меня охватили смешанные чувства стыда и возбуждения. Тогда мама сама взяла мой хуй и начала дрочить.

Когда у меня уже не было сил сдерживать себя, и я готов был уже кончить снова, она отпустила его, легла рядом и притянула меня к себе; мы слились в поцелуе. Потом, я почувствовал, как мой хуй погружается во что-то безумно нежное, теплое и влажное — я был в маминой писе. Сделав всего лишь несколько движений, я кончил.

— Ничего, в первый раз так обычно бывает — сказала мама, прижав меня к себе и начиная снова целовать. Мой хуй опять начал подниматься.

— А теперь поеби меня по-настоящему, сынуля, только не торопись…

Дальше была бурная ночь, много-много ебли, мама сосала мне хуй, я лизал её сладкую писю… Заснули мы абсолютно обессиленные. Две недели пролетели незаметно, это были недели счастья и секса, я многому научился у моей мамы, она была прекрасным учителем, моё наслаждение стало гораздо глубже. А потом приехал отец. Он приехал на два дня, потом он уезжал на какую-то конференцию, где он был докладчиком, но эти две ночи он провел с нами на даче. Мне постелили на надувном матрасе, в соседней комнате, где кроме штукатурки на стенах ничего не было. С одной стороны, я был очень рад видеть отца, а с другой, он отнимал у меня мою любимую женщину, и я не мог ничего поделать. Наступила ночь, уснуть я не мог, весь день без секса, это было выше моих сил. Вдруг, в полной тишине, я услышал шорох и шепоты в комнате родителей, я весь превратился в слух; я прекрасно понимал, что там происходит. Шорох не прекращался и у меня начал вставать хуй; потом начал ритмично скрипеть диван.

Мой хуй стоял, я представил себе, как отец ебет маму, и меня захлестнула невероятная волна возбуждения. Я начал дрочить и, чтобы не намочить постель, кончил прямо на пол. Утром, как ни в чем не бывало, мама порхала на кухне, а отец сидел там же и черкал что-то в своем докладе. Мне очень хотелось подойти, обнять и поцеловать маму, но я не мог этого сделать. Я весь день пытался хоть на минутку остаться с нею наедине, но у меня так ничего и не вышло; даже взглядом с ней мы практически не встречались, она все время отводила глаза. Ночью все повторилось: они бурно ебались, а я дрочил.

На следующее утро, когда я встал, отца уже не было. Мама сидела на кухне и пила кофе. Когда я вошел, она поднялась мне навстречу. Я обнял ее и начал целовать.

— Соскучился? — спросила она.

— Очень! — ответил я, не прекращая целовать ее шею.

— И я! — прошептала она.

— Я две ночи дрочил себе, пока отец тебя ебал.

— Тебя что — это так возбуждало?

— Очень, я представлял себе, как вы там ебётесь, и кончал.

— Сумасшедший, твою женщину ебут, а тебя это возбуждает!

— Очень возбуждает. Тебе было хорошо?

— Да, очень!

Мой хуй стоял как никогда, мама чувствовала это, так как я прижимал ее к себе довольно крепко. Потом я потянул ее в комнату, положил на диван и с жадностью припал губами к ее писечке. Она была необыкновенно вкусной, и я сказал об этом маме. «Тебе так нравится моя выебанная пизда?» В ответ я утвердительно промычал. Потом я набросился на нее и стал бешено ебать, представляя, как ночью ее так ебал отец, и излился в нее бурным потоком спермы. Мы лежали глубоко дыша.

— Тебе действительно так нравится, что меня ебут другие мужчины?

— Да, меня это дико возбуждает.

— А разве ты не ревнуешь? Подумай — они же просят меня сосать им хуй, а потом стараются засунуть его мне поглубже в письку. А ещё они любят ставить меня раком и ебать сзади, держа меня за попу или за сиськи. И тебя это всё возбуждает?

— Да, очень, как ничто другое!

— И ты представляешь себе как какой-то крепкий толстый хуй входит в мою волосатую письку, раздвигает там мои нежные губки и старается залупой достать до маточки? А ведь, бывает, что они очень хорошо ебут меня и тогда я бурно кончаю!

— Да, да! И я бы так хотел это увидеть!

— Увидеть?? Ты хочешь посмотреть как… как меня… трахает… другой мужчина?

— Да, очень! Чтобы я смог вас как следует рассмотреть… Мне так хочется вблизи увидеть, как он… входит в тебя… Рядом стоять с вами и смотреть… Хочу, чтобы ты лежала под ним… а я смотрел бы на вас…

Мама весело и громко засмеялась…

— Ничего себе желание! В восемнадцать лет! Да — а… чувствую, что из тебя тот еще жеребец получится, не в пример твоему папочке… А с кем я, по-твоему, должна… то есть… с кем бы ты хотел, чтобы я… Например, вот с ним (она назвала имя одного нашего знакомого, близкого друга семьи)?

— Нет! Только не с ним!

— Но не с папой же… на твоих глазах…

— Нет, конечно!

Она посмотрела на меня, как мне показалось, восхищенным взглядом.

— Сына, ты необыкновенный, идеальный мужчина; я завидую твоей будущей жене!

И у нас началась совершенно новая жизнь.

Иногда, когда это только было возможно, мама могла пригласить своего ухажора к нам домой… А я за ними наблюдал со своего специально оборудованного «поста наблюдения» на антресолях. Я лежал там на старом матрасе и смотрел за происходящим в дырочку, которую сам же и просверлил в дверце, и не дыша смотрел, как мою маму трахают… Мама со своим кавалером пила вино… А потом они ложились в постель… Я видел как мама ласкала незнакомца, как брала у него хуй в рот и сосала его… Затем она ложилась под мужчину… О, я с восторгом смотрел, как извиваются его ягодицы! Как он старается сильно и резко загнать свой хуй в маму… Меня восхищали аппетитные мамины ляжки, широко разведенные в стороны… Мне были видны ее груди, расплющенные тяжелым мужским телом…

Мама, зная, что я не отрываясь смотрю на них сверху, старалась, чтобы мне было бы видно получше… Она смотрела в мою сторону, подмигивала мне… Там, на антресолях я услышал, как мама матерится… У меня хуй едва не взорвался, когда мама попросила одного из мужиков «выебать ее как следует!» Мне пришлось срочно вытаскивать свое «оружие» из брюк и неистово дрочить! И лишь когда сперма, брызнув в лицо, залила мне живот и грудь, я немного успокоился! Когда мамин «ёбарь» (я узнал это запретное и такое волнующее слово!) уходил, мама спешила в душ, а потом снова в постель… Потому что на нее, словно дикий зверь набрасывался её родной сын! Она, смеясь, ложилась на ещё теплую после любовных утех с другим мужиком, постель и раздвигала свои прекрасные ножки, позволяя мне сначала вылизать её, а потом как можно глубже засунуть мой хуй в ее изумительную пизду! Я трахал это прекрасное, податливое тело и восхищался маминой доступностью! Я осыпал поцелуями мою ненаглядную мамулечку и никак не мог ею насытиться! А мама лишь посмеивалась над моей ненасытностью!

Однажды к маме пришёл один её старый знакомый. Он принёс с собой бутылку коньяка. Я, устав за день и прилично выпив, сильно захотел спать. Проснувшись посреди ночи, я услышал голоса в маминой комнате. Дверь в неё была приоткрыта. Мама и её гость вполголоса о чем-то говорили, потом приумолкли, меня стало разбирать любопытство. Я переложил подушку на противоположный конец кровати и лег так, что мне стало их видно. Кровать, хотя и стояла к дверному проему торцом, но не строго напротив него, а чуть в глубине комнаты. Они лежали по диагонали головами от меня. Мать, полулежа на мужике, целовала его, а он обеими руками мял ее попу так сильно, что ее волосатая пизда то натягивалась, то раздвигалась. Ее прелести уже не были для меня в диковинку, однако я не думал, что это меня настолько возбудит. Потом она перекинула одну ногу и оказалась верхом на нем. Он взял в руку свой довольно приличных размеров хуй и засунул мамуле в пизду. Мать, лежа на нем, начала насаживаться на член.
Зрелище было великолепное. Я получал чуть ли не эстетическое наслаждение, видя как ебут мою маму. Потом мать встала раком и мне было видно только его задницу, трясущиеся яйца и колыхающиеся сиськи матери с большими коричневыми сосками. Потом она легла на живот и стало почти совсем ничего не видно. Видимо так они и кончили… И я снова вырубился сам.

В другой раз мама была в гостях у наших соседей по площадке. Я услышал чьи-то голоса на лестнице, тихонечко подобрался к двери и глянул в глазок. Мама была пьяная. Не выпившая, а именно пьяная. Она стояла лицом ко мне опираясь о стену. Рядом с ней полубоком ко мне стоял какой-то мужик. Они о чём-то говорили, но было плохо слышно, да я и не прислушивался. Я смотрел. А этот мужик лапал маму. За сиськи, за низ живота. А мама даже не сопротивлялась. Мужик стал ко мне спиной (лицом к маме). Я понял что они целуются. Но не просто так. Я видел как его руки что-то делают.

Что, было непонятно. Тут я заметил как мамино платье медленно поползло вверх, оголяя её стройные полные ноги. Я стоял и смотрел на это, невольно поглаживая свой вздувшийся бугор под штанами. И тут это произошло. Мужик отстранился от мамы. Её подол платья тут же упал вниз. Мужик опять стал полубоком и я увидил, что из растёгнутой ширинки у него торчит хуй. Он начал разворачивать маму спиной к себе. Мама как бы нехотя повернулась. Он её чуть подтолкнул вперёд к ступенькам, и мама наклонилась. МОЯ МАМА СТАЛА РАКОМ!!! Теперь мне не так стало видно, но всё самоё главное я видел. Видел оттопыреную мамину попу. Мужик задирает маме платье и отодвинув маме в сторону трусики, куда-то под ягодицы засовывает ей свой хуй. Такое великолепное зрелище выдержать я не мог. Я почувствовал что кончаю. Чтобы ничего не забрызгать я быстро достал свою письку, сжал её и бегом в ванную. Там, разжав руку, я выплеснул свою сперму…

Как-то я спросил её:

— Мама, ты ведь и раньше изменяла папе?

— Конечно, ведь я же была молодая женщина, а он был постоянно в разъездах.

После этих слов я почувствовал легкое возбуждение.

— Расскажи мне, только с подробностями. Возбуждение моё нарастало, и мама заметила это. Ее рассказ оказался довольно долгим. Оказывается, первый раз она изменила отцу еще при поступлении в аспирантуру, со своим научным руководителем, а потом, пошло-поехало. У нее было довольно много мужчин. Пробовала она и со студентами-иностранцами; были среди ее ебарей и кое-кто из папиных друзей, были и коллеги по работе. Совращала мама и некоторых своих студентов. Во время ее рассказа я несколько раз выебал ее, прося не прерывать рассказ, и спрашивал ее о каких-то подробностях.

Меня очень возбуждало, что моя мама, такая, внешне очень приличная и сдержанная, интеллигентная, доцент, на самом деле очень развратная женщина.

Я был по-настояшему влюблен в свою маму, а ей очень нравилось, что меня возбуждает ее блядство. Мама спросила, не буду ли я против, если она будет и впредь продолжать ебаться с другими мужчинами, я ответил, что наоборот, я всегда буду этому очень рад, что и подтвердил, тут же выебав ее, находясь в неимоверном возбуждении после такого вопроса. Так и продолжалось: мама ебалась не только со мной. Когда она приходила домой после очередного ёбаря, она рассказывала мне как именно ее ебали сегодня. Я тут же набрасывался на нее и начинал ее вылизывать. Она говорила, что я замечательно вылизываю её пизду после чужого хуя. Я, на вкус, научился ощущать, ебали ее в презервативе или без, потом я ебал ее, а она в это время в подробностях рассказывала мне, что с ней делали.

Но оставалась ещё одна, неосуществлённая мечта: посмотреть совсем вблизи как ебётся моя мама и — если удастся — самому принять участие в этом процессе. Это желание всё более и более росло во мне. Я стал всё чаще уговаривать маму устроить нам групповой секс. Она говорила, что это опасно. Но потом согласилась, сказав, что это будет возможно, когда к нам приедет её давний постоянный и проверенный любовник, некто Алексей Николаевич. Она полагала, что он не будет возражать и — главное! — что всё останется между нами.

И вот свершилось! Он приехал! Я увижу как он ее трахнет при мне! Какая же у меня мама молодец! Мы сидели на кухне, пили чай с вареньем, и Алексей Николаевич смешил нас новыми анекдотами, которых знал огромное количество… А потом мы с мамой мыли посуду и шептались.

— Я не знаю, как сказать ему об этом! Он и без того страшно стесняется тебя! Может, мы поступим так… Ты сейчас уйдешь из квартиры… на часик, скажем, а потом тихонько откроешь дверь своим ключом и… зайдешь в спальню? А я попытаюсь подготовить Алексея за это время…

И я согласился. Этот час показался мне бесконечным! Никогда еще стрелки часов не двигались так медленно! Я сидел на лавочке перед подъездом, тупо смотрел на циферблат, а в голове одна за другой вставали картинки… вот мама — абсолютно голенькая — ложится в постель, вот мужчина громоздит свое тело на нее, вот она разводит ножки, вот он приставляет туда свой хуй и с силой вталкивает его в роскошную мамину пизду… Как мне хотелось быть там, в спальне! Как хотелось снова и снова смотреть на это чудо — чужой толстый крепкий хуй в маминой волосатой пизде!

Наконец-то! Час прошел! Стараясь не шуметь и даже не дышать, на цыпочках открываю дверь… Подхожу к спальне… О! Какой кайф! Дверь прикрыта не плотно и мне хорошо видно, как полностью голая мама, встав на постели на четвереньки, «принимает» угощение! Мужчина пристроился сзади. Он сильно толкает свой таз, удерживая маму за бедра… Слышно, как хлюпает и чмокает мамино влагалище… У меня в штанах моментально набух мой огурец! Они сразу увидели меня, потому что ждали, это я понял сразу. Мама улыбнулась и простонала…

— Мой мальчик пришел…

Мужчина сделал еще несколько сильных толчков, остановился и спросил меня…

— Нравится?

— Да, очень! — я расстегнул брюки и вытащил «огурец» наружу.

— Ого!

— О-о, у моего малыша великолепный член! Солнышко, хочешь, я тебе подрочу?

— Нет, я сам…

Мужчина подмигнул мне и с удвоенной силой принялся вгонять в мамочку свой хуй. Мама застонала, опустила голову на руки, и вся отдалась наслаждению! А я дрочил! Смотрел на них и дрочил!

Я подошел поближе, встал рядом с Алексеем Николаевичем, чтобы лучше было видно мамино влагалище, принимающие в себя мужской мускул… Мужчина сильно дергал на себя тело женщины, насаживая ее на свой хуй. Мамина попа — большая, красивая, округлая — рывками ударялась о мужской волосатый живот. Это сочетание — белая мягкая женская попа и волосатый мужской торс кажется мне самым прекрасным, из того, что создала природа! Вдруг Алексей Николаевич застонал, напрягся… рванул маму на себя… Его сильные руки буквально дрожали от напряжения, с которым он прижимал мамочку к себе! Он закрыл глаза, весь отдавшись мигу сладости. Он тянул маму на себя, а сам со страшной силой вколачивал свой поршень внутрь моей любимой женщины! Вдруг и мама застонала! Громко и протяжно! И тут я кончил! Обильная и густая струя попала на простыни…

Мужчина в этот миг зарычал, а затем бросил маму на постель и тяжело опустился рядом… Мама тяжело и хрипло дышала. Ее глаза были закрыты. Мне показалось, что в эту секунду она ничего не соображала! Потом она медленно приоткрыла глаза, посмотрела на меня бессмысленным взглядом и в три приема проговорила…

— Ты тоже… меня… будешь ебать?

— Мамочка, я только что кончил!

— Значит… тебе… было… хорошо?

— Да, мамуля, очень!

— Я… рада, — прохрипела она и уронила голову.

Потом, когда мама отдохнула, мы занялись сексом втроем.

Не буду пересказывать, всем хорошо известно, как двое мужчин могут ублажать одну женщину. Скажу только, что сначала мы чередовались с Алексеем Николаевичем в маминой пизде, потом задействовали ее чудесный ротик, а кончили в два соседних отверстия… в попу и во влагалище… Потом мы разговаривали, сидя на диване. Мама накинула на свои плечи халат, а мы с Алексеем Николаевичем — рубашки. Все же было неловко сидеть голышом…

— Да, замечательный у тебя сын, — сказал он маме.

— Конечно. Я им горжусь!

Теперь, я уже довольно взрослый, я сам женат, но я по-прежнему иногда с огромным удовольствием ебу свою мамочку. О жене могу сказать, что она была довольно приличная девушка, но, благодаря моим усилиям, она тоже стала блядью. Сначала все было на уровне разговоров, но, попробовав один раз, и увидев, как мне это нравится, барьер сомнений был сломан, а я, рассказал ей все про нас с мамой, и теперь, я могу выебать маму при жене, а жену при маме, мы даже иногда занимаемся сексом втроем. Мама поддерживает мою жену в её блядстве, и я очень счастлив.

Возможно, кто-то из продвинутых читателей знает, что сексологи называют подобное влечение к подсматриванию за половым актом специальным термином — вуайеризм. Ну что ж. Для меня это ничуть не обидно. Это всего лишь научный термин. Название предмета — не более того. Ведь существуют же и другие термины в сексологии. Гетеросексуалы, скажем. Или — лесбиянки. Как говорится, не важен термин, важно удовольствие! А уж удовольствия я получал, да и получаю от подсматривания, чего греха таить — много! Не удержусь и скажу, что свою молодую жену я «подложил» приятелю уже на третий месяц семейной жизни… Наблюдая за тем, как он старается доставить ей максимум удовольствия своим дрыном, я просто выл от наслаждения! Дрочил и выл! Забрызгал спермой ковер, висящий на стене, рядом с диваном, где моя женушка, потеряв от страсти голову, высоко задирала ножки, стараясь, чтобы чужой хуй влез в нее как можно глубже!

Не знаю, кому было приятнее — приятелю, жене или мне?! Они оба смотрели восхищенными глазами на меня! Жена — с благодарностью, за то, что разрешил «попробовать» хуй другого мужчины. Приятель — за то, что разрешил отъебать мою красавицу жену. Еще скажу, что женаты мы уже восемнадцать лет, растут двое замечательных детей, но секс мы по-прежнему, разнообразим этим самым «вуайеризмом»! И, честное слово, оба получаем огромное удовольствие, когда какой-нибудь мужик ебёт мою лапушку на моих глазах!

* * *

Возбуждающие капсулы «Распутница»

Возбуждающие капсулы для женщин «РАСПУТНИЦА»

Возбудитель мгновенного действия «Распутница», поможет раскрепостить даже самую скромную стестяшку.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
2 800
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
артур гомес
артур гомес
1 год назад

ебля дело тонкое кому что