Моя единственная Ложь

Не могу похвастаться обилием сексуальных партнёров. Хоть я совсем не уродина, и довольно рано начала половую жизнь, но у меня было всего четыре мужчины, два из которых – официальные мужья. Так что богатого сексуального опыта у меня нет, но одну историю хотела бы рассказать. Пожалуй, одну в моей личной жизни, заслуживающую внимания: как однажды, единственный за почти 20 лет замужества раз, я изменила тогда горячо любимому, но сейчас уже бывшему мужу.

«Эка невидаль! – скажете вы. – Сколько жён изменяет своим мужьям!» И я соглашусь с вами, но всё-таки считаю свой случай не совсем обычным. Это произошло со мной в 24-летнем возрасте, в самом расцвете наших семейных отношений, когда я очень сильно любила своего Благоверного, изменила с человеком, который мне абсолютно не нравился, был не в моём вкусе, не был похож на классического героя-любовника и при весьма не романтических обстоятельствах. Наш первый секс с ним был, по сути, изнасилованием. И я не просто один раз «перепихнулась», а у нас было десять безумных дней, когда мне буквально снесло крышу. Причем без всякой романтики и чувств – только голая физиология и инстинкт. Эту историю можно назвать «Безумие и Помешательство».

Я долго не решалась кому-либо это рассказать, тем более написать и опубликовать, так как все действующие лица этого повествования легко бы узнали себя и друг друга. Но уже прошло много лет, муж из Любимого превратился в бывшего, а время, как известно, не только лечит, но и стирает города и разрушает камни, да и маловероятно, что кто-нибудь из них прочтёт этот рассказ. Наверно, у многих женщин хранится хотя бы один «скелет в шкафу», и, думаю, наступила пора мне вынимать своего «скелета».

Это не исповедь, а скорее размышление: почему такое произошло.

Родилась я и выросла в маленьком российском городе, ничего примечательного в котором не было, кроме, пожалуй, военного училища. Семья моя была самой обыкновенной: родители – инженеры, кроме меня из детей был младший братишка, жили мы в двухкомнатной «хрущёвке». Родители, хотя и были молодыми, но весьма строгих нравов: на тему секса, а также о личных переживаниях в нашей семье говорить было не принято. Детство моё прошло также обычно: училась в простой средней школе, занималась, как и все советские дети в меру музыкой, танцами, спортом.

К пятнадцати годам я выросла стройной, весьма красивой девочкой, пользующейся успехом у сверстников и ребят чуть постарше. Но на их ухаживания тогда я как-то не обращала большого внимания. Родители мне внушили, что красивая внешность не самое главное: сначала надо окончить школу, институт, определиться в жизни, а уже только потом думать о личной жизни. «Выйти замуж не напасть, лишь бы замужем не пропасть!» – говорили они.

Со своим Благоверным я познакомилась опять-таки обычно и просто: моя подруга встречалась с курсантом, и он познакомил меня со своим товарищем. Хотя у нас в городе был культ курсантов, за которых хотели выйти замуж почти поголовно все местные девочки, но я не желала быть как все и относилась к военным скептически, так как в нашей семье считали их безмозглыми солдафонами. Папа мой часто любил повторять: «Чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона!». Кроме того, полагала, что начинать серьёзно дружить с парнями ещё рано. Поэтому к идее познакомиться с курсантом отнеслась без энтузиазма.

Но при встрече я влюбилась в него по уши с первого взгляда, сразу забыв все наставления родителей. Мой избранник был высоким, стройным парнем с яркими голубыми глазами, спортивной фигурой и обезоруживающей улыбкой. И что совсем немаловажно и чего я никак не ожидала от курсанта – он оказался умным и с большим чувством юмора. Любимый старше меня на четыре года, из семьи потомственных военных – его отец тогда был генералом и служил в одной из союзных республик.

Свидания наши были стандартными: прогулки по парку, походы в кино и на дискотеку, поцелуи до онемения губ. Других развлечений в нашем провинциальном городе не было. Я с нетерпением ждала каждой встречи со своим Любимым, долго не решаясь сказать о нашей дружбе родителям. Встречаться так часто, как нам бы хотелось, мы не могли, потому что он учился всё-таки в военном училище.

Через три месяца мой Любимый стал моим первым мужчиной. Я не очень жаждала этого, опасаясь гнева родителей, но он настаивал и я согласилась. Сексом мы тогда занимались изредка, украдкой. Особо сильных ощущений я не испытывала, очень боялась залететь, поэтому мы предохранялись всеми известными нами способами. А ещё больше переживала, что об наших интимных отношениях узнают родители.

Через полтора года после знакомства я окончила школу, а Любимый – училище и мы сразу поженились. Мой избранник так очаровал моих родителей, что они, поступившись своими принципами, сразу согласились выдать меня замуж в 17 лет. Муж получил распределение в столицу союзной республики, туда, где служил его отец. У нас было две свадьбы – одна веселая молодёжная с моими подругами и курсантами в нашем маленьком городе, другая – солидная с сослуживцами свёкра по месту дальнейшей службы. Мама мужа приняла меня не очень ласково, как и все свекрови. Ещё бы – девочка из простой семьи выскочила замуж за единственного генеральского сыночка! Я по молодости не обращала на это внимания, очень любила своего Благоверного, он отвечал взаимностью, и мне было всё «по барабану». Вскоре нам выделили малосемейку в военном городке, и началась наша семейная жизнь.

В том же году Союз распался, и мы оказались в чужой стране. Свёкру, несмотря на его нетитульную национальность, предложили очень большую должность и ещё одну звезду на погоны в новой армии нового государства. Он согласился – тогда все жили надеждами на лучшее. Муж тоже перешел в новую армию и стал лейтенантом ***ской армии.

Через год у нас родилась дочь, и родители мужа купили и подарили нам трехкомнатную квартиру в центре столицы в элитном сталинском доме. Чтобы не было ненужных разговоров, квартиру оформили на меня.

Прошло пять лет, карьера у моего Благоверного шла в гору: за это время он, не без помощи своего папы, дослужился до майора. Служба была не пыльная, штабная, получал он хорошо, кроме того ещё его родители постоянно подкидывали деньжат. Я поступила в местный университет на дневное отделение и проучилась там два с половиной курса. Мы купили два автомобиля: мужу и мне; сделали хороший ремонт в доме; каждый год по два раза ездили в отпуск за границу: летом и на новый год. Жили комфортно, душа в душу, счастливой семейной жизнью. Любимый отличался лёгким, покладистым характером, в нашей семье не было никаких серьёзных скандалов, я безумно любила мужа, думаю, он отвечал мне тем же, у нас росла красавица-дочка. На меня мужчины обращали внимание, заигрывали, говорили комплименты, но они меня абсолютно не интересовали: я любила и обожала своего Благоверного, который меня устраивал во всех отношениях, и полагала, что лучше его не найти.

В университете у меня появился поклонник – мой однокурсник – симпатичный и не по возрасту умный мальчик на три года моложе, влюблённый в меня юношеской любовью. Будучи ещё неиспорченным мальчиком, он робко оказывал всяческие знаки внимания, помогал делать курсовые и контрольные, сидел рядом на лекциях, смотрел на меня глазами полными обожания и страсти, читал стихи, говорил красивые слова и даже несколько раз признавался в любви. Часто после занятий или когда не было пар, мы гуляли по городу или катались на моей машине, болтали, ходили в кафе, музеи или в кино на дневной сеанс. Вместе готовились к экзаменам у него дома, а летом ездили на пляж (иногда к нам присоединялась ещё одна наша сокурсница – девочка его возраста, тайно влюблённая в моего поклонника). Он был для меня другом и подружкой одновременно. Наши телесные отношения с ним не заходили дальше дружеских поцелуйчиков в щёчку при встрече и взаимного держания друг друга за руки. (Правда, однажды, когда мы втроём были у него дома, наш юный друг попросил научить его целоваться, но он оказался плохим учеником, так ничему и не научился, только сильно искусал нам губы.) Муж знал про моего воздыхателя, но всерьёз его не воспринимал, шутя и «прикалываясь» по этому поводу. Хотя мне нравился этот мальчик внешне, было интересно общение с ним, были приятны его ухаживания, а признания в любви тешили самолюбие, но я так сильно любила своего мужа, что у меня не было никакой даже задней мысли развивать наши отношения дальше и перейти границу дозволенного.

Всё хорошее когда-то кончается. На свёкра завели дело: бессребреником он не был, а коррупция и воровство в те времена процветало в любой армии бывшего СССР. Кроме того, к тому времени на его престижную должность подросло множество претендентов из местных кадров.

Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

В один не очень прекрасный день родители мужа вынуждены были бежать из этой страны, бросив там всё своё недвижимое и большую часть движимого имущества, захватив только часть сбережений, которых хватило на две хороших квартиры в Москве в престижном районе и ещё сколько-то осталось на относительно безбедную жизнь.

Несмотря на большие связи, свёкор не смог устроиться в российскую армию: видимо там хватало и своих генералов. Он вышел на пенсию и превратился из бравого цветущего генерала в жалкого старика, хотя ему ещё не было и пятидесяти. Кроме того, власти той страны требовали его выдачи, и он регулярно ходил в российскую прокуратуру давать показания, и был в постоянном стрессе.

Мы с мужем и ребёнком остались одни в чужой стране. Мой Благоверный продолжал служить в ***ской армии, но одно дело служить, когда твой отец действующий генерал этой армии и вышестоящий начальник твоего начальника. Совсем другое дело – если твой отец беглый генерал. Начались постоянные проверки, придирки и, в конце концов, его понизили в должности. Муж несколько раз подавал рапорт об увольнении, но его не отпускали, пытался уволиться по состоянию здоровья, предлагая военным врачам взятки, но также безрезультатно. Это был самый тяжёлый для нас год.

Тогда он, отправив меня с дочерью к родителям, через неделю тайком бежал в Москву, дезертировав из ***ской армии, бросив там квартиру, машины и прочее имущество. Подробности бегства отца с сыном, как добивались власти того государства их выдачи, как всё это было улажено, и сколько всё это стоило – тема отдельной повести.

Мы поселились в Москве в купленной для нас квартире. Мой муж, не без связей папы, довольно быстро устроился на хорошую должность в известную коммерческую структуру. Вскоре туда же устроился «свадебным генералом» его отец. Перевестись мне не удалось, и я заново поступила в университет на дневное отделение. Жизнь наша наладилась, и мы забыли о пережитом аде.

В той стране у нас осталась квартира, две машины и прочий скарб. Всё имущество родителей мужа в той стране было конфисковано. Прошел год, и друзья мужа сообщили, что они нашли покупателя на нашу квартиру за хорошую цену. Так как она была оформлена на меня, то я должна была поехать продать квартиру, машины и отправить контейнер с вещами. Хотя все вопросы с властями той страны к тому времени уже были улажены, муж и его родители боялись туда ехать, опасаясь всяких подвохов. Кроме того, их не отпускали с работы. Мне тоже очень не хотелось ехать, до этого я никуда одна самостоятельно не выезжала, но все настаивали, и пришлось поехать.

Покупатель квартиры мне сразу не понравился: солидный, лет около сорока, в очках, высокий, с большим пузом, похожий на бывшего министра финансов Бориса Фёдорова. (В то время Б. Фёдоров был назначен главным налоговиком и не сходил с экранов телевизоров.) Мужчина, безусловно, видный и интересный, но совершенно не мой типаж и не подходящий по своим параметрам на героя моего романа. (Надо сказать, что вкус мой не отличается оригинальностью: мне нравятся молодые, высокие, стройные мужчины спортивного телосложения, обязательно умные, и желательно с приятной внешностью.) Он занимался куплей-продажей военного имущества, вращался в высших кругах, считал себя очень крутым и богатым, поэтому вёл себя весьма надменно и чванливо, и постоянно, к месту и не к месту, хвалился своими знакомствами. Назовём его Очкарик, Пузатый или просто — Он.

При первой же встрече я с ним сильно поцапалась – Пузатый, пользуясь моим безвыходным положением начал сильно ломать первоначально обговорённую цену. Мы были с другом и бывшим сослуживцем моего мужа, который знал и «сосватал» нам этого покупателя. К консенсусу мы не пришли.

На другой день я стала собирать вещи для отправки контейнером, обдумывая, что делать дальше. Тут позвонил Пузатый и сказал, что у него есть разговор, и он через 5 минут придёт. Я отнекивалась, предлагая встретиться вечером вместе с сослуживцем мужа. На что Он ответил, что очень занят и может зайти на несколько минут только сейчас. Я согласилась. Было лето и в доме было жарко, на мне были только футболка почти до колен и трусики-стринги. Как назло готовых вещей не было – нужно было их гладить. Я посмотрела на себя в зеркало: футболка была новая, чистая, длинная, вполне могла сойти за платье. Поэтому переодеваться не стала, успела только наспех причесаться, и тут позвонили в дверь. Я не хотела приглашать его в квартиру, рассчитывая поговорить на пороге. Но после дежурного приветствия, не дожидаясь приглашения, Очкарик по-хозяйски разулся и прошёл вовнутрь. Мы снова обговорили условия продажи, и он с некоторыми оговорками согласился на прежние условия. Он дал задаток, и мы договорились завтра пойти к нотариусу для оформления. Пузатый попросил ещё раз показать квартиру, сказать какие вещи забираем, а какие оставляем ему. Я стала показывать и объяснять, но постоянно ловила на себе его взгляд, отчего мне становилось дискомфортно: я впервые находилась в замкнутом пространстве один на один с чужим мужчиной. Очень хотелось, чтобы он поскорее ушёл.

Очкарик попросил показать, как вытаскиваются фильтры из сплит-кондиционера. Я залезла на стул и попыталась дотянуться до висящей почти под потолком сплит-системы. Стул подо мной закачался, и я стала терять равновесие. «Осторожно!» – каким-то не своим голосом сказал Он, и обхватил меня рукой за талию, чтобы поддержать. Вряд ли я бы в тот момент упала и в такой «помощи» не нуждалась. От его голоса и прикосновения мне стало не по себе и внутри как будто всё отвалилось. В следующее мгновение Пузатый, держа одной рукой мою талию, другой схватил меня за внутреннюю поверхность бедра, и крепко прижав к себе, потащил на кровать.

Я пыталась вырваться, била его руками, кричала, но всё тщетно. Дом был старый, сталинский с хорошей звукоизоляцией, а 45-килограммовая девочка вряд ли могла вырваться из рук этого борова. Но, честно говоря, в тот момент внутри меня происходило что-то непонятное, которое сковывало меня, и отчего не особо хотелось вырываться и кричать. Неожиданно от прикосновения его рук к внутренним сторонам бедер я кончила. Не понимая, что со мной происходит, я на миг чуть расслабилась и Он, пользуясь моментом, повалив меня на кровать, содрал с меня трусики и начал делать куннилингус. Я была в шоке – не могла не пикнуть, не пошевелиться: представить только – какой-то левый мужик лижет моё самое сокровенное. Невероятно, но я снова второй раз за минуту кончила гораздо сильнее и обильнее, чем в первый раз.

Мне было стыдно – такого со мной никогда не было. Что такое множественный оргазм я слышала, но никогда до этого не испытывала. При сексе с Любимым мне было хорошо, приятно, но оргазм я получала только по одному разу и то не всегда, а до рождения ребёнка – вообще очень редко. А тут такой срам: с незнакомым боровом за минуту два раза кончить!

Очкарик продолжал делать своё дело, мне становилось очень хорошо, я вся текла, и казалось, что у меня между ног болото или даже целое озеро. В нижней части тела нарастал ком удовольствия, и я инстинктивно начала двигать тазом навстречу своему партнёру. Вдруг мне безумно захотелось, чтобы он вошёл в меня. Пузатый, как будто телепатически уловив моё желание, быстро снял с себя брюки с трусами и, навалившись на меня огромным животом, засунул в меня свой член. Его член был намного толще, но короче, чем у мужа и ощущения были совершенно другие: он как будто раздирал мою плоть, задевая совсем другие чувствительные точки. Хоть он довольно легко вошел в меня, но все равно было немного больно. Но это была чертовски приятная боль! Через несколько фрикций я опять кончила.

Через некоторое время я снова почувствовала нарастающий ком удовольствия и по движениям моего партнёра опять каким-то телепатическим чувством поняла, что он «приплывает» и хочет вытащить свой член из меня, чтобы кончить мимо. Тогда я со всех сил вцепилась ногтями ему в ягодицы и стала прижимать к себе, регулируя его темп… Кончили мы одновременно: я почувствовала, что этот ком удовольствия взорвался во мне и приятный жар распространился внизу живота, затем начались спазмы, похожие на родовые схватки, охватывающие весь низ. Я буквально потеряла сознание, со всех сил до онемения пальцев вцепившись в его ягодицы. И тогда я поняла, что такое настоящий оргазм, а всё, что было до этого — всего лишь… жалкая пародия.

Не заметила, сколько прошло времени, очнулась я от огромной тяжести, лежащей на мне, и не дающей нормально вздохнуть. Странно, но я только сейчас почувствовала на себе тяжесть его тела. Открыв глаза, я заметила, что мы оба мокрые от пота этого кабана. Мою футболку было хоть выжимай.
— Тебе понравилось? – спросил Он, гладя мои волосы и пытаясь меня поцеловать. Мне стало противно, и я смогла только сказать:
— Иди мойся!
Он ушёл в ванную, а я лежала и тихо плакала.
— Каким полотенцем вытираться? – кричал из ванной Пузатый.
Я ничего не ответила, мне хотелось, чтобы он немедленно ушёл. Через минуту он вышел в замотанном вокруг бёдер моём полотенце.
— Ты извини, что так получилось. Ты мне так понравилась, что я не удержался. Ты самая-самая-самая и бла-бла-бла и т.д. и т.п. – Очкарик, присев на край кровати, стал говорить в мой адрес льстивые комплименты.
Я лежала как в тумане, моему телу было хорошо, но гадко на душе, и хотя женщины любят ушами, мне было неприятно слушать этот бред.
— Ты никому не скажешь? – спросила я его.
— Конечно!!! Само собой разумеется! – и ехидно добавил: – Пусть это будет наш маленький секрет!
— Уходи! Завтра встретимся у нотариуса!
Пузатый никак не хотел уходить. Видимо, он ждал продолжения банкета.
— Уходи немедленно!!! – заорала я и запустила в него подушкой.
Он понял, что лучше уйти, молча оделся и ушёл.

Я собрала мокрое и мятое постельное бельё, футболку, трусы, полотенце и положила в стиралку. Сама встала под душ и долго мылась, несколько раз запуская душ себе между ног, пытаясь вымыть его экскременты. Меня душили рыдания: «Какая я шлюха, какая я б…! Надо же отдаться первому встречному борову!»

Наконец я вышла из душа, оделась и сразу пошла в аптеку. Мы с мужем были не прочь завести ещё одного ребёнка, но планировали чуть позже, и поэтому специально не предохранялись, пользуясь методом «безопасных дней» и прерванного полового акта. И хотя по моим подсчётам сейчас был «безопасный день» и я всё напрочь вымыла из себя, я всё равно пошла в аптеку за постинором.

Вечером я позвонила Любимому, рассказала ему о продаже квартиры, что завтра пойдём к нотариусу оформлять и долго-долго признавалась ему любви. На что он даже заметил: «Что с тобой случилось? Какая ты нежная сегодня!» Затем я договорилась с другом мужа, что он утром меня заберёт из дому, и мы вместе поедем к нотариусу.

Всю ночь я не могла уснуть, плача и проклиная себя за измену. Но больше всего меня поражало, что мне было чертовски хорошо, что я испытала такой оргазм, какого никогда не было с горячо любимым мужем. Заснула я только под утро.

Разбудил меня телефонный звонок. Звонил друг мужа, сказать, что задержится на службе и приедет только сразу к нотариусу, а за тобой заедет Пузатый. Я обомлела и пробубнила в ответ что-то невнятное. Положив трубку, я села на диван – на меня напал какой-то тупняк и оцепенение. Оттуда меня вывел ещё один телефонный звонок. Звонил Он, сообщить, что заедет в 11 часов. Я сказала, чтобы он не заходил, ждал у подъезда. И ужас!!! Не знаю от его голоса или по какой-то другой причине у меня внизу живота что-то «заёкало». Я решительно отогнала от себя это чувство и стала собираться. За десять минут до назначенного времени раздался звонок в дверь. Я быстро натянула на себя короткое летнее платье и открыла дверь. На пороге стоял Он:
— Привет! У тебя есть что-нибудь попить, а то на улице такая жара!
Я стояла, молча опустив глаза в пол, не решаясь посмотреть на него.
— Воду продают в каждом киоске, – сказала я, не поднимая глаз.
Он стал что-то говорить, но я его не слышала и внутри моего тела снизу снова что-то зажглось. Так и не дождавшись приглашения, Он зашёл, закрыл дверь, быстро скинул обувь, и мигом схватив меня, потащил в спальню. Я даже не сопротивлялась, лишь смогла промямлить: «Ты совсем обнаглел…»

И повторилось вчерашнее, только вместо футболки на этот раз на мне было короткое платье, и может быть, оргазмов было чуть меньше и они были не такими яркими.

Он опять говорил какие-то комплименты, но мне опять не хотелось их слышать. Было стыдно и противно, осознавать, что я последняя дрянь. Он замолчал, мы привели себя в порядок, оделись и поехали к нотариусу.

По дороге Он снова что-то рассказывал, а я, отвернувшись, смотрела в окно, думая о своём. (Конечно же, о своём падении.) У нотариальной конторы нас ждал друг мужа со своей женой. Наши мужья вместе служили, были близкими друзьями, мы дружили семьями, я общалась с его женой, но близкими подругами мы не были. «Что-то вы задержались. Не завернули ли вы налево?» — шутливо спросил кто-то из них. Внутри меня всё отпало, мне показалось, что они знают о наших отношениях. Я промолчала, а Пузатый ответил тоже какой-то шуткой.

У нотариуса я старалась ни на кого не смотреть, молча ставила подпись, где мне говорили. Мы оформили договор купли-продажи, Очкарик отдал деньги и уехал, а мы с другом мужа и его женой поехали в банк отправить перевод. По дороге он спросил:
— Ты сегодня совсем убитая. Что-то случилось?
— Нет, ничего. Просто очень грустно.
— Жалко расставаться с квартирой?
— Наверно, да, – ответила я.
Они предложили подвести меня до дома, но я отказалась, решив прогуляться по городу.

Я до вечера гуляла по городу, где прошли шесть, пожалуй, самых лучших лет моей жизни, где я была так счастлива. Ходила по местам, где мы любили бывать с мужем и дочкой, и где нам было так хорошо. Я ходила и плакала, понимая, какая я б…

Домой я пришла поздним вечером, позвонила мужу, сообщила новости, рассказала о прогулке по нашим любимым местам и снова долго объяснялась в любви. В квартире было тоскливо – всё напоминало о нашей счастливой семейной жизни и о моём падении. Я легла спать, но сон не шёл, и я себя поймала на безумной мысли, что мне опять хочется этого человека. И пытаясь разрядиться, занялась мастурбацией, что делала в жизни крайне редко. И к своему стыду я представляла не сцены хорошего секса с Любимым, а как меня насилует этот кабан. Довела себя до оргазма, но он не шёл ни в какое сравнение с тем, что было вчера и сегодня утром. Разрядки не наступило, хотелось ещё. Я приняла холодный душ, заварила травяной чай и стала смотреть по ночному каналу какой-то фильм, пытаясь отвлечься от дурных мыслей. Но всё равно эти мысли не покидали меня.

Вдруг раздался звонок в дверь. Я была абсолютно уверена, что это Он. Плохо соображая, что делаю, я, как была только в длинной ночной майке, даже не накинув халата, пошла открывать дверь. Конечно, это был Он, и ещё раз я убедилась, что между нами существует телепатическая связь.
— Ты не спишь? Проезжал мимо, увидел свет в окне, решил зайти…
Я стояла словно парализованная.
— Может пригласишь нового хозяина?
Я жестом пригласила его.
— Напои хоть чаем, – попросил Он, увидев, что я пью чай.
Я принесла чашку и что-то к чаю, и мы стали пить чай. Он начал что-то рассказывать, а я, потеряв всякий стыд и срам, сидела, и пила чай с ним – чужим, малознакомым мужчиной, ночью, в одной только майке, под которой ничего не было.

Я слушала его, раскрыв рот, зачарованная, начиная понимать, что он еще к тому же умный человек и хороший собеседник, и подумала, что если его сейчас не заткнуть, то у меня окончательно съедет крыша, и я бесповоротно влюблюсь в него. Внутри меня все горело, меня пробивала дрожь, хотя было жарко, а моё самое сокровенное место было мокрым до такой степени, что мне казалось, что промокла насквозь не только майка, но и кресло на котором я сидела. Я, молча, взяла его за руку и повела в спальню.

Это была самая сумасшедшая ночь в моей жизни. Не помню, сколько я испытала за ту ночь оргазмов, но после неё я на время превратилась из нормальной, порядочной женщины, жены и матери в законченную нимфоманку. Он ушёл только утром, а я проспала весь день почти до вечера.

Вечером я была приглашена в ресторан на день рождения жены друга мужа. Моё место оказалось как раз напротив моего нового любовника, который был со своей женой – солидной дамой его возраста, дорого и безвкусно одетой. Мне было так неловко, что старалась не смотреть в их сторону, но все равно, иногда наши взгляды встречались, и в тот момент меня как будто пронизывало электрическим током. Чтобы хоть как-то расслабиться, я в тот вечер выпила сверх меры. (Вообще-то я практически не употребляю спиртного и моя норма близка к нулю). Алкоголь сделал своё дело, мне стало как-то легко, и захотелось прижаться к нему. Когда Он выходил курить, я незаметно втихаря шла за ним, хотя и никогда не курила. Мы уединялись в укромных местах, тайком обжимались и целовались.

В тот вечер он курил больше обычного. Наши тайные обжимания возбуждали, но нам обоим хотелось большего и прямо сейчас. Мы, не сговариваясь, оказались около мужского туалета, и, обменявшись взглядами, поняли друг друга. Он зашёл, и, убедившись в отсутствии посетителей, знаком позвал меня. Я, мигом проскочив рукомойник, юркнула с ним в дальнюю кабину. Там мы снова начали обниматься и целоваться, но уже более активно.

И тут мне очень захотелось сделать ему минет. Своего Любимого я, конечно, ласкала орально, но не часто и без особого удовольствия, т.е. относилась к этому весьма формально, только чтобы доставить ему удовольствие. Но в данном случае мне самой безумно захотелось ласкать его член. И встав голыми коленями на холодный кафельный пол, я расстегнула ему брюки и достала его аппарат. Это был второй член в моей жизни, он был гораздо толще, чем у мужа, и я ужаснулась, удивившись, как такое чудо входит в меня и ничего не разрывает. В те разы, я не смотрела на его достоинство, так как во время акта закрывала глаза или было темно, но чувствовала в себе что-то огромное. Сейчас, увидев его близко и на свету, я поразилась его толщине и обратила внимание, что мужские пенисы различаются не только по размеру и форме, но даже по цвету.

Когда я впервые увидела мужские гениталии (мне тогда было 15 лет) я даже испугалась: до чего же некрасивым, если не сказать страшным было это место. Какой контраст между половыми органами и их обладателем Красавчиком-Аполлоном! Поэтому я долго не могла начать заниматься оральным сексом, несмотря на большое желание партнёра. Со временем я привыкла и они уже не казались мне такими страшными, но никогда интимные места мужа близко не рассматривала, а когда делала минет – закрывала глаза.

К слову сказать, женские половые органы я тоже не считаю верхом совершенства, и по сей день стесняюсь их, испытывая некую неловкость, когда партнёр ласкает их. В юности, с началом полового созревания я вообще расстраивалась, думая, что у меня аномалия: всё в складках, губы неровные, висят, цвет кожи вокруг половых органов отличается от цвета остального тела, да и вид в целом крайне некрасивый, уродливый, особенно если это место побрить. Я даже пожаловалась маме, что «там» у меня не всё нормально. Мама, посмотрев, сказала, что у тебя всё в порядке, просто у всех своя форма половых органов. У моего Любимого была странная привычка, особенно в начале нашей интимной жизни – подолгу внимательно рассматривать мои сокровенные места, не обращая внимания на мои протесты, буквально вводя меня в состояние «полного нестояния» и намертво отбивая всякое желание.

Другой странной привычкой Любимого было: когда мы были вдвоём – ходить по дому голым или только в майке без трусов. Наверно, он думал, что меня это возбуждает. Но в эти моменты я старалась не смотреть на него. Хотя у него была очень хорошая фигура, но в плавках или даже вообще в одежде он мне нравился больше.

Не понимаю, что на меня нашло, но сейчас, я, спустив до пола его брюки, начала внимательно рассматривать гениталии нового любовника, как бы изучая их. И ужас!!! Это меня возбудило и я, взяв руками его член, засунула себе в рот. Он с трудом помещался там. В тот день было жарко, и его член, естественно, был потным и грязным, но, как ни странно, мне не было противно. Наоборот, его вкус и запах были возбуждающими. Удивительно, но когда я занималась с мужем оральными ласками, всегда требовала, чтобы он помыл свои интимные места.

Да, это было падение даже не ниже плинтуса, а ниже уровня городской канализации. Представить только: порядочная молодая женщина, какой я себя считала до недавнего времени, мать и любящая жена, стоит на коленях на грязном полу общественного мужского туалета рядом с унитазом и сосёт грязный член у жирного, потного борова, с которым едва знакома и к которому нет никаких эмоциональных чувств. Но в тот момент мои разум и плоть находились далеко друг от друга. Умом я всё это понимала, но плоть моя кипела. Такая ситуация, а также опасность, что нас в любой момент могли застукать друзья и бывшие сослуживцы моего мужа и жена Очкарика, сильнейшим образом заводила и возбуждала. Это было какое-то помешательство: мне непреодолимо захотелось, чтобы Он кончил мне в рот. Я начала активно и неумело сосать, стараясь заглотить как можно дальше, при этом задевая зубами, и причиняя ему боль, от которой он вздрагивал. Пузатый правой рукой орудовал своим инструментом, помогая мне, левой держа меня за голову, а я в свою очередь также одной рукой щупала и перебирала его шары, а другой держала за зад. Не знаю, сколько времени мы «играли» таким дуэтом. В туалет заходили люди, справляли в соседних кабинках свою нужду, но мы были так заняты, что ни на кого не обращали внимания…

…Я держала во рту его пульсирующий член и глотала. И проглотила всё до последней капли. Не поверите, но это было впервые в моей жизни. С Любимым я старалась не доводить до конца, а если несколько раз за нашу совместную жизнь и попадала в мой рот его сперма, я всегда её выплёвывала и полоскала рот, так как её вкус казался мне омерзительным. А тут, о, ужас! сперма этого кабана не показалась мне такой противной.

Очкарик откинулся на стену и член его беспомощно повис. Между ног у меня было мокро – я желала большего и стала вылизывать его яйца и болтающийся член, но… безрезультатно. «Милая… не сейчас… давай чуть позже…» – бормотал Он. Меня взяло зло: «Надо же, сам удовлетворился, а я…?», и нашло какое-то осатанение, я встала, и ничего не соображая, вышла из кабинки, хлопнув дверью. К счастью, в тот момент никого в сортире не было.

Я зашла в женский туалет, привела себя в порядок и села за стол. Пузатый ещё не пришёл, и я стала нагло с вызовом рассматривать его жену. Меня раздирала какая-то отвратная непонятная гордость и злость к ни в чём, ни повинной женщине. «Надутая курица! Я тебе поставила рога! Только что я была с твоим мужем!» – гвоздём сидела в моей голове гадкая мысль.

Когда пришёл Он, я отвернулась и старалась не смотреть на них. Мне было противно и мерзко, кроме того ужасно разболелась голова, и я, отпросившись у хозяев, уехала домой.

Повторился прошлый вечер: снова я никак не могла заснуть, снова занялась самоудовлетворением и снова мне это не помогло. Мне хотелось только Его. Вечер в ресторане был кульминацией моего падения, и мне стало всё фиолетово и на всё хотелось плевать. В тот момент у меня было одно желание – чтобы Он пришёл. Но в ту ночь он не пришёл и под утро я уснула…

Проснулась от того, что кто-то лежал рядом и гладил мои волосы. Это был Он. (Накануне я дала ему ключи, как новому хозяину квартиры.)

Последующая до моего отъезда неделя стала неделей полного сумасшествия: мы встречались по несколько раз за сутки и ночью и днём, занимались всеми видами секса и использовали все позы, какие можно только представить. Он доводил меня до полного исступления, но парадокс: чем больше мы занимались сексом, тем больше мне хотелось Его. Хотя у меня были безопасные дни, но я, боясь последствий, почти каждый день принимала таблетку постинора, таким образом, выпив несколько упаковок, не задумываясь, что это ужасно вредно.

Мой любовник, пользуясь своими связями, помог мне быстро выписаться, отправить контейнер, продать машины, гаражи и кое-какие вещи. Он пытался ухаживать за мной: говорил комплименты, дарил цветы, рассказывал что-то интересное, приглашал в рестораны, театр, на загородную прогулку и даже пробовал объясниться в любви. Я отказывалась от такой романтики, мне это было не нужно. Я стеснялась показываться с ним, думая тогда, что он старый (в 40-то лет!), толстый и солидный и я буду выглядеть рядом с ним, как молодая содержанка со своим богатым спонсором, а также боясь, что нас может увидеть кто-то из знакомых. Но главная причина – опасение, что от романтических отношений, у меня окончательно съедет крыша и начнётся большая во всех смыслах любовь, и тогда нужно будет кардинально менять жизнь, к чему я была не готова, и чего я не желала. Мне от него нужен был только секс, секс, секс!!!

Последнюю перед моим отъездом ночь мы провели вместе. Утром прощаясь, Пузатый сказал: «Жди сюрприза!» Я была в таком состоянии духа, что не обратила внимания на эти слова. У меня был дневной рейс, и друг мужа с женой проводили меня в аэропорт.

Пройдя таможню и погранконтроль, я сидела в накопителе, ожидая посадки. Вдруг появился Он. Я испугалась, вспомнив о сюрпризе: не желает ли Он уехать со мной в Москву. Но Пузатый смог зайти даже в погранзону, чтобы подарить мне кольцо с бриллиантом. (В этом была его сущность, гораздо проще было вручить подарок накануне.)
— Зачем это? Что я скажу мужу? — стала отказываться я.
— Это на память! Что сказать – придумай сама. Ты же умная! – ответил Он словами из анекдота.
Мне опять безумно захотелось секса с ним, но условий в накопителе, естественно не было. Я взяла подарок, мы поцеловались на прощание и Он ушёл. Больше его я никогда не видела.

В самолёте обнаружила, что у меня начались критические дни. Я почувствовала огромное облегчение, что не забеременела, и, кроме того, что не надо будет сегодня заниматься сексом с мужем, опасаясь, что он по каким-то признакам «вычислит» меня.

Весь полёт провела в крайне подавленном состоянии, то и дело наворачивались слёзы: думала о своём падении, что я последняя шлюха и как мне смотреть мужу в глаза. Но к своему стыду меня периодически посещала сумасшедшая мысль: «Как же я буду без Него?! Я же умру без такого секса!!!»

Возникла новая проблема – что делать с подарком. В первый момент мелькнула мысль – выкинуть или подарить кому-нибудь незнакомому. Но кольцо стоило дорого, и я отогнала эту мысль как глупую и неразумную. Конечно, разумнее всего было сдать кольцо в ломбард, но как объяснить тогда откуда у меня взялись весьма немалые деньги, кроме того не было смысла – у меня не было недостатка в карманных деньгах и что мне надо я могла купить и так. Получить деньги и отправить родителям? Тогда оба родителя работали и, понимая, что у меня нет своих денег, никогда не брали их у меня. К тому же у них возникнет вопрос: откуда у меня такая сумма. Но, наверно, мне самой хотелось сохранить подарок на память о тех безумных днях. Спрятать в доме – самый плохой вариант – в любой момент могли бы найти. Отвезти родителям и оставить у них – но здесь пришлось бы объясняться с мамой и, всё равно, до поездки к родителям надо было где-то его хранить.

В конце концов, я выбрала последний вариант: спрятала в доме и через несколько недель отвезла кольцо родителям. Придумать я ничего не смогла и на недоумённый вопрос мамы, рассказала про свои безумные десять дней, опуская, однако, подробности. Мама, обалдев и потеряв дар речи, молча спрятала коробочку в укромное место. И никогда больше ничего про это не спрашивала.

В аэропорту меня встречал мой Благоверный. Хотя я и чувствовала жуткие угрызения совести, старалась вести себя как можно естественнее, чтобы не выдать себя. Но он ничего не заподозрил, только расстроился, что у меня критические дни. (После постинора они наступили с небольшой задержкой и шли как «из ведра» вместо обычных четырёх дней все десять.)

Это была моя единственная Ложь за всю нашу совместную жизнь. Не могу представить, как я бы себя повела, если бы он что-то меня спросил, даже в шутку. Не представляю так же, как бы я отреагировала, если бы вдруг узнала бы об измене мужа, так как я сама была весьма ревнивой, мне всё время казалось, что все желают «увести» моего мужа. До сих пор не знаю, изменял ли он мне тогда или нет, мой Благоверный никогда не давал поводов для ревности.

Несколько раз потом я пыталась позвонить Пузатому, даже набирала его номер, но в последний момент останавливалась, спрашивая себя «зачем?».

Как ни странно, но после всего произошедшего наша сексуальная жизнь с мужем улучшилась, я стала сильнее и как-то по-новому любить своего Благоверного. Я открыла в себе сексуальность, поняла, что мне в постели может быть намного лучше и желала повторить те незабываемые ощущения. Но, всё равно, такие яркие и множественные оргазмы я испытывала только с тем человеком. И верь после этого утверждениям, что женщины живут чувствами и самый лучший секс может быть только с любимым человеком.

Через полтора года у нас родился сын, а ещё через несколько лет я наконец-то окончила университет и устроилась на хорошую работу. После тех событий мы прожили с мужем ещё 12 вполне счастливых лет, но всё рано или поздно кончается и нам пришлось расстаться, но это, как говорят в одной известной телепрограмме, – «совсем другая история».

Titan Gel Gold мужской крем

TITAN GEL GOLD мужской крем №1

«Titan Gel Gold» - гарантированное увеличение члена и мощная эрекция в любом возрасте. С «Titan Gel» вы всегда будете в режиме полной секс готовности!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
1 730
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments