Наваждение

— «Света, ложись с Иваном здесь, — показала рукой подруга в сторону односпальной кровати. – Думаю, поместитесь, не такие вы уже и толстые. Если бы знала, что приедете вдвоём, спросила бы у коменданта раскладушку. Завтра возьму. Одну ночку потерпеть …»

— «А Славик где?», — с тайной надеждой спросила Ирину Светлана, смотря на вторую свободную койку.

— «А он на танцы пошёл в санаторий, … поздно вернётся …»

— «Гулял бы лучше до утра, — безнадёжно вздохнула женщина, понимая, что придётся всю ночь, мучатся на односпальной кровати с гражданским мужем, в простонародье называемым любовником. – Поспала бы хоть по-человечески …»

— «Не скули, — улыбнулась Ирина. – Не с Иваном же я его положу, да и когда придёт неизвестно. Не буду же его всю ночь караулить?»

— «Тогда можно хоть голой лягу, а то жара невыносимая? Да и места буду меньше занимать», — решила пошутить Светлана, но подруга шутку восприняла в штыки.

— «Ты с ума сошла? А Славик придёт, тебя увидит?»

— «Что он баб голых не видел?», — невозмутимо смотрела Светлана в глаза подруги.

— «Видел, не видел, не знаю, но ты мне это прекрати! Знаю я тебя! – с блеском в глазах хранительница девственности сына грозно посмотрела на Светлану. – Трусы и футболка – максимум, на что можешь рассчитывать»

— «Ой, уже и пошутить нельзя …»

— «Знаю твои шутки …, — недовольно пробурчала женщина, заканчивая стелить постель. – Ложитесь …»

— «Ближе, ближе к стенке, — надавила пышным задом Светлана на любовника, укладываясь на односпальную кровать. – Разлёгся!»

Titan Gel Gold мужской крем

TITAN GEL GOLD мужской крем №1

«Titan Gel Gold» - гарантированное увеличение члена и мощная эрекция в любом возрасте. С «Titan Gel» вы всегда будете в режиме полной секс готовности!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Он что-то пробурчал, двигаясь к стене, стараясь, как можно больше уступить, далеко не худенькой женщине, территории на белоснежной простыне, а она с тоской посмотрела на одиноко стоящую пустую кровать.

— «Да, — промелькнуло в голове, — если бы и Иван был таких габаритов, как я, то пришлось бы нам друг на друга ложиться …»

Ирина, после вечернего застолья, быстро засопела, а Светлана никак не могла уснуть. То в бок что-то давит, то Иван резко воспылал к ней любовью, начинал грубо мять грудь и прижиматься торчащим членом в ягодицы, а потом и вовсе оттягивать край трусов, пытаясь оголить промежность, добраться до заветного плода.

— «Ты, что – дурачок! – еле слышно зашипела, толкая его локтем. – То не допросишься, то горит, потушить нечем. Напился, так спи! Что Ирка обо мне подумает? Тут даже подмыться негде …»

Он обиделся, недовольно засопел и демонстративно повернулся спиной, чуть не столкнув Светлану с кровати.

— «Ой, дурочка, — сжалось сердце, — опять обидела. Можно же было как-то мягче …»

— «Теперь, как минимум дня два, не будет разговаривать, дуться …»

Но самая главная проблема заключалась в том – стоило закрыть глаза, как начинала кружиться голова. Вечернее застолье давало о себе знать и ещё как! Столько спиртного давно не поглощал женский организм …

— «Ой, дурочка, и зачем ещё вино выпила, — тяжело вздыхала она. – Знаю же — понижать градусы нельзя …»

А всё равно сон медленно и уверенно обволакивал её, крепко сжимая в своих объятиях. Но не успел Морфей, полностью принят женщину в своё царство, как позывы мочевого пузыря совершили подлое дело.

— «Ох, — тихо вздохнула, понимая, что он не даст вновь уснуть, — то понос, то золотуха …»

Стараясь, как можно тише, Светлана встала, на ощупь нашла весящий на спинке кровати халат и в полной темноте медленно побрела к входной двери.

— «Хорошо, хоть Ирка её не закрыла, ждала сыночка, а то бы и уписалась здесь», — с нескрываемой радостью вышла она на улицу.

Идти искать туалет, не было ни сил, ни желания. Зайдя за домик, женщина без стеснения высоко задрала подол халата и стянула трусы до колен, приседая на корточки. Белоснежные ягодицы сверкнули своей соблазнительной красотой, и в ночной тишине струя мочи зажурчала, подобно раскатам грома Ниагарского водопада.

— «Кто там ссыт как лошадь? – с усмешкой вспомнила она старый анекдот, переиначивая на себя. – Это я Ванечка! Писай, писай Светочка!»

Удовлетворённая улыбка скользнула по женским губам, и Света задвигала задом, пытаясь выдавить из себя последние капельки, словно насаживаясь на мужской член.

— «Всё, теперь спать!», – с облегчением вздохнула женщина, пытаясь приподняться и натянуть трусы.

Но, не удержав равновесия, хохотнув, мягко, как неваляшка, повалилась на спину, поднимая высоко вверх ноги со спущенными трусами.

— «Ну и напилась, — добродушная улыбка засветилась на её лице, — как свинья …»

Она игриво подхватила ножки под коленками и сильно прижала к увесистой груди, бесстыдно выставляя обзору оголённую промежность.

— «Ох, даже месяца нет, некому посмотреть на такую красоту! – тяжело вздохнула Светлана. – Эх, сейчас бы эти ножки да доброму молодцу на плечи. Он бы знал, что делать с такой прелестью!»

Женщина закрыла глаза, застыв в неприличной позе, и волна воспоминаний нахлынула, закружила в водовороте страстей. Щемящие сердце эротические мечты и желания понесли её по бескрайним просторам океана похоти.

— «Где Ванька? Спит? Нет, чтобы любимую оприходовать …», — смешила её бесстыдная поза.

— «Нет в нём никакой романтики …, — вздохнула она. – Пойти разбудить?»

— «Нет, не стоит, — разочарованно пронеслось в голове. – Будет потом бурчать три дня, что не дала поспать …»

— «Да и толку от него никакого …»

— «Ему только напиться, пожрать, да поспать …»

Она лежала на зелёной травке, раскинув руки в стороны, с задранным до пупка подолом халатика и спущенными трусами ниже колен, словно ожидая чего-то, смотря в чёрное южное небо с миллиардами звёзд.

— «Ой, какая красотища! – сердце наполнилось восторгом и ликованием. – Эх, сейчас бы на лавочке с милым в тёмном закутке …»

И мысли вновь понесли её по волнам памяти. Женщина так бы и лежала до рассвета, наслаждаясь чудесной южной ночью, если бы прохладный ветерок не потянул с моря.

Недовольно вздохнув, Светлана поднялась, натянула на широкие бёдра трусы и не спеша поплелась в домик, чувствуя, как приятно подвывает внизу животика.

***

Повесив на спинку кровати халат, женщина недовольно вздохнула, чувствуя рукой, что Иван разлёгся на кровати, совершенно не оставив ей места.

— «Подвинься, — ласково зашептала она, — зайчик …»

Но он не сдвинулся с места, тихо и мирно посапывая.

Светлана слегка тронула его за плечо:

— «Не хочешь, чтобы я легла рядом с тобой?»

Дыхание любовника изменилось, и она не увидела в темноте, а скорее почувствовала, как он недоумённо смотрит на неё.

— «Напился до чёртиков, — внутренне усмехнулась Света, — не может понять, где и с кем находиться …»

— «Это я, твоя кошечка, — тихо ласково замурлыкала женщина. – Хочет зайчик обнять, приласкать своего котёнка?»

— «Если хочет, … то пусть двигается …», — присела Светлана на край кровати и Иван сразу, решительно двинулся к стенке, уступая рядом место.

Глубоко вздохнув, женщина легла, прижимаясь к любовнику спиной, пухлыми, округлыми ягодицами, обтянутыми тонкой материей трусиков.

Как хотелось, чтобы он обхватил тёплой ладонью пышную грудь, нежно провёл пальчиками по животику, прижимаясь вздыбленной плотью к расщелине между ягодицами, но ничего этого не произошло. Иван, словно школьник у доски вытянул руки по швам, стараясь, как можно дальше отодвинуть от её соблазнительной попки пах.

— «Вот, засранец, — недовольно пронеслось в голове, — обижается до сих пор, что не дала …»

— «Как дитя малое …», — усмехнулась Светлана и, закинув руку за спину, ухватилась за его ладонь, потянула на себя, засовывая под футболку, прижимая к груди.

Тёплые пальчики коснулись нахохлившего сосочка, но не ухватились за него, не стали нежно сжимать, теребить, как обычно, а безвольно лежали на белоснежном холме, даже и не думая шевелиться.

— «Ух, Ванька! – похотливо пронеслось в голове. – Знает, что быстрее завожусь, когда пристаю к мужику, а не он ко мне! А это нравиться ему, засранцу!»

И Светлана с удовлетворением начала водить мужской ладонью по пышному телу, то сжимая ею грудь, то опуская ниже, гладя животик и проникая под резинку трусиков – кучерявую лужайку жёстких волосиков лобка, чувствуя, как пузырится похотливое влагалище, испуская слюни.

Указательный пальчик надавил на клитор, и по телу женщины пробежала нервная дрожь, заставляя ещё сильнее прижаться ягодицами к его паху. Но слегка согнутые ноги, как ограничительный барьер не позволяли прикоснуться к мужским гениталиям пышным задом.

— «Вот садист! – сладострастно пронеслось в голове. – Видит, что потекла, и издевается надо мной! Всё простить не может, что не дала сразу …»

— «А может от обиды прибор перестал работать? – мысленно хохотнула она. – Не возбуждаю уже его? Другую подавай?»

И чувство ревности неожиданно кольнуло сердце:

— «Вон, как на Ирку смотрел, когда она в купальнике расхаживала! Нового тела захотелось?»

— «У неё есть на что посмотреть, да и баба одинокая, давно с мужиками не кувыркалась!»

— «А она сучка тоже перед ним начала сиськами трясти! Жопой крутить! Подруга называется! – несло Светлану, не понимая причину охлаждение Ивана к её прелестям. – Дурачок, у меня «княгиня», а у неё паровоз может заехать и там остаться! А ты даже и не заметишь этого. Будет он у тебя болтаться в ней, как …»

— «Вспомнишь тогда меня, но будет поздно …»

Тяжело вздохнув, она вытащила мужскую ладонь из трусов и недовольно засопела, всем своим видом показывая обиду на него. Но Иван не встрепенулся, не стал нежно ласкаться к ней, а продолжал спокойно лежать даже не пытаясь двинуть рукой, предусмотрено оставленной ею на пышном бедре.

Прошла минута, другая, но он словно уснул, не проявляя никакой активности, а Светлану всё сильнее раздирало желания физической близости с мужчиной. Ныло в паху, истекающее соками влагалище горело огнём, покалывали возбуждённо торчащие сосцы. Терпеть раздирающую женское тело похоть с каждой минутой становились невыносимей.

— «Нет, я всё-таки не права! – не выдержала она первой. – Не надо было так грубо отталкивать его …»

И глубоко вздохнув, женская рука скользнула между их телами, накрывая ладонью мужские гениталии. Иван вздрогнул, тихий, сладострастный вздох вырвался из его горла.

— «Ого! – удовлетворённо улыбнулась Светлана, чувствуя под тонкой тканью трусов напряжённо торчащую мужскую плоть. – Какой петушок сегодня толстенький и жёсткий! Как в первый раз, когда в трусы ко мне залез!»

Женская ручка умело и нежно ласкала дрожащий от напряжения стержень. Она, то осторожно сжимала яички в кожаном волосатом мешочке, то возвращалась к головке, чувствуя, как на трусах всё больше расплывается мокрое пятно, оставленное его соками, пока не оттянула резинку, и не скользнула под тонкую ткань, сжимая ладонью толстый ствол. Кулачок медленно двигался по дрожащему от напряжения стержню, заставляя Ивана глубоко, прерывисто вздыхать.

— «Ух, какой ты хитрый! – про себя хохотнула Светлана, чувствуя, как изменилось дыхание любовника. – Ещё чуток и кончишь, а что я буду делать потом?»

Разжав кулак, женщина вытащила руку из мужских трусов и как ни в чём небывало, словно секунду назад не было этих умопомрачительных ласк, недовольно вздохнув, сделала вид, что потеряла к нему всякий интерес.

И на это раз первым не выдержал Иван. Не прошло и десяти секунд, как его пальчики подали признак жизни на женском бедре. Не решительно, будто бы в первый раз, они слегка оттянули резинку трусиков и на какой-то миллиметр скользнули под неё. В другой ситуации она бы не заметила и палец, засунутый ей в задний проход, но сейчас …

Этого было вполне достаточно для неё, чтобы лавина желания дрогнула и понеслась по склонам в ущелье сладострастия и похоти.

— «Хочешь снять трусики и боишься, что буду ругаться? – радостно пронеслось в голове. — Глупенький! Уже почти полгода живёт со мной, а до сих пор не понимает, когда женщина хочет, а когда — нет!»

— «Ладно, сама сниму!», — ухватилась Светлана за резинку и потянула трусики вниз, полностью оголяя роскошные ягодицы с глубокой расщелиной между ними, пухлые, истекающие соками, волосатые вареники половых губок.

И сразу же, сгорая от нетерпения, её ручка скользнула опять ему в трусы, обхватила жилистый стержень, извлекая наружу. Женская попка ещё ближе придвинулась к мужскому паху и истекающая соками бархатистая головка скользнула по расщелине между ягодиц.

— «Ах …», — еле слышно вздохнул он, ещё сильнее прижимаясь к женским бёдрам, и тёплая мужская ладонь скользнула по оголённому животику, накрывая лужайку кучерявых волосиков.

— «Давно бы так …, — удовлетворённо улыбнулась Светлана, — … а то строишь из себя неизвестно кого!»

Умелой рукой Светлана, чуть выгибаясь в пояснице, направила дрожащую плоть вниз, туда, где всё сильнее разгорался пожар на алтаре любви.

Пробежав, как горный ручеёк по пышущему похотливым жаром ущелью, она сразу нашла вход в глубину животика и беспрепятственно скользнула внутрь, вырвав из женского горла тихий вздох сладострастия.

— «Или я сильно завелась или он и правда сегодня превзошёл сам себя! — пронеслось в женской головке, чувствуя, как толстая, необыкновенная жёсткая плоть заполняет животик. – Были бы одни – заорала от удовольствия!»

— «А то, как жене с любовником в присутствии мужа приходиться скрывать свои чувства! – внутренне хохотнула женщина, всё сильнее насаживаясь на дрожащий от желания стержень. – Ну, Ванька! Любитель экстремального секса! Его, наверное, заводит, что рядом Ирка лежит! Ух, и развратник!»

Да и её заводила эта мысль. Как хотелось поделиться с подругой радостью секса, похвастаться возможностями своего замечательного любовника.

— «Обязательно расскажу ей, … но только не сейчас! Когда-нибудь. Проснётся, услышит, потом орать на меня будет …, — всё сильнее прогибалась Светлана в пояснице, всё глубже он проникал в неё, полностью заполняя женское чрево. – Ой, как хорошо …»

Женщина чувствовала, как волна оргазма медленно, но уверенно поднимается, пеленой застилая разум:

— «Только бы не закричать …»

— «Только бы не закричать!», — как мантру повторяла она, прекрасно понимая реакцию подруги.

И вдруг Иван тихо захрипел, как раненый зверь, распирающая женский животик плоть задрожала, и первая порция горячей спермы обожгла шейку матки. Затем вторая, третья …

Дрожащее мужское тело жадно прижалось к ней, стараясь, как можно глубже проникнуть в доступное чрево.

— «Не мог потерпеть немножко! – разочарованно вздохнула Светлана, прекрасно понимая, что сейчас эта удивительная плоть обмякнет, уменьшиться в размерах выскальзывая из неё, а она, как неудовлетворённая дурочка будет, мучатся до утра, пытаясь вновь пробудить у него желание к ней. – Только о себе думает!»

И с последней надеждой кончить, она, слегка разведя бёдра в стороны, повлекла его ладонь между ног, накрывая промежность, словно бы говоря:

— «Кончил! А я? Лаская теперь клитор!»

Пальчики скользнули ниже во влажное ущелье, словно насмехаясь над ней, миновав распухшую вишенку.

— «Клитор! Клитор ласкай! Ты что не понимаешь меня?», — мысленно ругаясь, с некоторым раздражением направила она мужские пальчики на торчащий бугорок, заставляя затеребить его, как колокольчик.

Иван, сразу поняв свою оплошность, начал неистово, сладострастно ласкать спелую вишенку, чувствуя, как женщина глубоко задышала и телу побежала нервная дрожь.

— «Миленький ещё немножко! Потерпи я сейчас! Сейчас! – мысленно просила она Ивана, чувствуя, как волна оргазма поднимается в глубине животика. – Ещё чуть-чуть!»

И к её удовольствию мужская плоть, слегка уменьшившись в размерах после оргазма, вновь набрала полную силу, распирая внутренности.

Настоящее безумие охватывало женщину. Ей захотелось сбросить с себя остатки скудной одежды, остаться совершенно голой. И Светлана потянула трусы вниз, приподнимая согнутую в коленки левую ногу. Тонкая ткань соскользнула с неё, позволяя ещё шире развести бёдра в стороны.

— «Ой, какой ты молодец! – так и хотелось закричать ей, стаскивая с себя футболку. – Никогда не встречала таких мужчин!»

Теперь только одни трусы безвольно болтались на правой ноге. Светлане казалось, что ещё никогда не чувствовала себя такой безумно возбуждённой, похотливо развратной. Как хотелось большего. И её левая рука скользнула между телами, нащупывая в расщелине пухлых ягодиц сморщенную розочку анального отверстия. Пальчик на секунду задержался, надавил на неё и скользнул внутрь, вырывая из женского горла тихий вздох. Это было ни с чем несравнимое ощущение! Инородная плоть врывалась в глубину животика, мужские пальчики теребили клитор, а её — ласкали чувствительный сфинктер, всё сильнее растягивая упругие мышцы.

Давняя эротическая мечта, в которой даже стыдно было признаться самой себе, становилась почти реальностью. Двое сексуальных маньяков истязают её тело, заставляя заниматься групповым сексом. И вот уже один наслаждается прекрасным влагалищем, а второй испытывает на узость анальную дырочку.

От захлестнувшей тело сексуальной энергии женщине хотелось орать.

Но она, молча только тихо постанывала, вцепившись зубами в ладонь правой руки, боясь от переполнявших чувств закричать. И неожиданно женское тело задрожало, перед глазами поплыли разноцветные круги …

Светлана долго и мучительно кончала, корчась в сладострастных судорогах, а он, как ненасытный, всё двигался и двигался в ней, заставляя вновь и вновь переживать это прекрасное чувство.

Клитор стал ужасно чувствительным, и она остановила его, не в силах терпеть прикосновение.

— «Ух, как хорошо! – уставшей женщине, от сладострастных мук, так и хотелось поблагодарить прекрасного любовника. – Такого оргазма не испытывала никогда! Спасибо тебе милый!»

Но милый, словно услышав её мысли, и не собирался останавливаться, всё сильнее набирая обороты. Жёсткий стержень продолжал двигаться в доступном животике, словно не было у него оргазма, а рука смело бродила по женскому телу, лаская увесистые белоснежные булки с торчащими сосцами.

— «Какой ты ненасытный, — скользнула на женских губах удовлетворённая улыбка. – Хочешь ещё …»

— «Не можешь кончить?»

— «Милый, я бы взяла в ротик, но не могу сейчас, здесь Ирка, — разговаривала женщина сама с собой. – Вдруг проснётся …»

И она начала играться мышцами влагалища, с благодарностью вспомнив слова давнишней подружки:

— «Чем женщина может мужика удержать? Тренированным влагалищем! Будешь тренировать его мышцы, научишься управлять ими, мужик от тебя и в сто лет не убежит! А молодая девчонка с ленивым чревом никому и даром не нужна!»

Упругие мышцы волнами обжимали дрожащий от напряжения стержень, вырывая из груди Ивана тихие, похотливые стоны. И вскоре Светлана, к своему удивлению, почувствовала, как желание вновь наполняет её тело. Трудно было в это поверить, но опять такая сладострастная волна всколыхнулась внизу животика, с каждым его толчком всё сильнее набирая силу.

Сильно сжав пальчиками сосочки, она начала крутить, оттягивать ставшей, словно резиновой, плоть, чувствуя, как невидимые нити побежали от них вглубь животика, подливая масла в огонь всё сильнее разгорающемуся пожару любви и страсти.

Волна оргазма подняла её на свой гребень и со всего размаха бросила вниз, когда женщина ощутила, что и он задрожал всем телом, крепко сжимая в своих объятиях и жадно целуя обнажённую спину.

С первой порцией выстрелянной спермы на алтарь любви, Светлана, как раненая птица вздрогнула, стараясь, как можно сильнее сжать мышцы промежности, и разноцветные круги вновь поплыли перед глазами …

Такого всесокрушающего оргазма до этого ей никогда не приходилось испытывать. Невозможно было поверить в реальность происходящего. Не только по телу, но и в мозгах пробежали миллиарды сладострастных молний, полностью лишая женщину сил.

Она не сразу пришла в себя. Иван обнимал рукой за грудь, тихо посапывая, с такой любовью и нежность, что у Светланы от наклюнувших чувств, сжалось сердце:

— «Ой, какой он хороший! А я дурочка ругаюсь с ним, совсем не ценю …»

— «Всё, — твёрдо решила она, — буду нежной и покорной, как овечка! За одну только эту ночь можно всё отдать! Какой он у меня хороший …»

За окном начало рассветать. В сумрачном свете уже можно было смутно разглядеть стоящую кровать со спящей Ириной, а напротив, кровать с её спящим сыном.

— «Интересно, когда он пришёл? Я и не слышала, — пронеслось у неё в голове. – Наверное, когда ходила в туалет»

Ей стало немного неудобно, что Славик мог слышать, чем они занимались с Иваном ночью. Но она улыбнулась:

— «Пусть знает, как настоящие мужики должны с женщинами обращаться. А то привыкли – сунул, вынул и пошёл …»

— «Ой, — удовлетворённо хохотнула про себя Светлана, вспомнив, что продолжает лежать абсолютно голой, только с надетыми на одной ноге трусами, — заездил так, что и маму родную забудешь …»

Натянув трусы, стараясь не разбудить милого, только сейчас она почувствовала, как местами кожу на бёдрах и ягодицах стягивают засохшая сперма. А чрево продолжает слезиться, переполненное соками любви.

— «Как хорошо! – подняла она с пола футболку, прикрывая обнажённую грудь. – Сколько мужчин было, но такого …»

Она вновь и вновь мысленно переживала сладострастные мгновения, и чувство любви к Ивану всё сильнее разгоралось в женском сердце.

— «Полгода прожила с ним, и подумать не могла, что он на такое способен …, — хотелось ей повернуться и бесконечно целовать любимое тело. – Ой, какой он ненасытный …»

— «Как любит меня! Но не хочет признаться …»

Стало светлее, и женщине уже хорошо было видно, что Славик лежат к ним спиной, подогнув коленки к груди, отставив зад.

— «Трусы, как у Ивана …, — несколько удивило её открытие, и она с нескрываемой любовью сильнее прижала мужскую ладонь к груди. — Да и худенький такой же …»

— «Что-то есть схожее, — продолжала размышлять Светлана, словно впервые видит сына подруги. — В темноте или по пьяни перепутать можно …»

— «Странно, он вроде бы худее был, не такая задница толстая …»

И тут только сейчас у Светланы мелькнула смутная догадка, в которую невозможно было поверит.

Она слегка приподнялась, стараясь не потревожить любимого, и повернула в его сторону голову …

Этого не могло быть …, сзади лежал сын Ирины – Славик!

Нет, она не выругалась и не закричала, холодная рука ужаса сжала сердце!

— «Наваждение! Настоящее наваждение!», – бешено колотилось сердце в груди.

И только сейчас женщина поняла, что пойдя ночью в туалет, возвращаясь в приподнятом настроении, перепутала кровати.

Кто ей поверит, что она не сделала это специально, не соблазнила сына лучшей подруги! Как посмотрит теперь ей в глаза, да и Славику! Что он подумает о ней! А Иван? Что сказать ему? Ошиблась? Подставилась первому попавшему члену? Стонала под его ласками, как последняя шлюха! Как могла не понять, что это не Иван? И член и руки другие! Он и так косо смотрит и не один раз уже пытался уйти.

Прекрасное настроение улетучилось, рассеялось, как утренний туман. Мир казалось, рухнул в один миг.

— «Ой, какая я дурочка!», – стараясь, как можно осторожней, убрала она руку сына подруги с груди.

— «Не он, а я полезла к нему в трусы, — дрожало всё внутри. – Затащила на себя, подставила влагалище!»

— «Он не хотел, сопротивлялся, — проносились в голове события прошедшей ночи, — а я почти силой заставила его …»

— «Изнасиловала …»

Светлана грязно выругалась. Если бы такие слова были сказаны вслух, то покраснели не только старые, опытные пиратские боцманы, но и паруса на их кораблях.

— «Да и какой мужик откажется, когда баба так бесстыдно расставляет перед ним ноги …, — не унималась она. – А тем более он, ещё не вкусивший женских прелестей …»

Женщина, тихо, стараясь, как можно осторожней, чтобы никого не разбудить, приподнялась с постели, присела, опираясь одной ягодицей о край кровать, чтобы сильнее не испачкать простынку, ещё больше не оставить на ней следов преступления, собираясь надеть футболку. Не успев продеть руки в её рукава, Светлана почувствовала на себе взгляд …

Она медленно повернула голову и … их глаза встретились. Сын Ирины, улыбаясь, смотрел на неё. Сердце сжалось и ушло в пятки. Так стыдно за себя ещё никогда не было. Светлана прекрасно знала, с каким пренебрежением смотрят мужчины на женщину, у которой не остались от него секретов её запретных прелестей и что они думают о ней, тем более, когда она силой залезает к нему в постель, добиваясь его любви и ласки.

Ей только и оставалось стыдливо прикрыть футболкой обнажённую грудь, глупо улыбнуться и потупить взор.

— «Для полного счастья не хватает ему сейчас крикнуть, что тётя Света его изнасиловала и …», — с ужасом пронеслось в голове, понимая, что в такой паршивой, гадкой ситуации она ещё никогда не была.

Как в замедленной съёмке, его рука потянулась к ней, слегка отодвинула футболку, прикоснулась к обнажённой груди, нежно скользнула к соску. Не от возбуждения, а скорее от страха они сразу напряглись, стали торчком, словно маленькие рожки у козочки.

Светлана вздрогнула, накрыла ладонью руку, остановив движение, и глупо улыбаясь, заискивающе посмотрела ему в глаза, как щенок, на хозяина, прекрасно понимая, что полностью находиться в его власти. Сейчас он мог сделать с ней всё что угодно, а она не смогла бы ему отказать, боясь разоблачения.

А он, обхватив обеими руками её ладонь, потянул к себе. Пальчики коснулись мужских губ, и они начали с нежностью, один за другим целовать их, не отрывая от неё взгляда.

От неожиданности у Светланы ёкнуло сердце …, его глаза были полные любви и страсти. Ей никто и никогда так не целовал руки, и женщина, не удержавшись, наклонилась и с благодарностью прижалась губами к его щеке.

Не успела она опомниться, как мужские руки обхватили обнажённое тело, сильно прижимая к себе, ища устами её губы. Она не сопротивлялась, когда он неумело жадно лобзал их, засовывал язык в рот. В другой ситуации это вызвало бы улыбку, но сейчас Светлана думала только об одном – скорее выскочить из душного домика, чтобы прекратился этот кошмар.

— «Наконец-то …», — облегчённо вздохнула женщина, когда его руки отпустили её тело.

Но не успела она выпрямиться, как сразу мужские губы впились в правую грудь, жадно обхватывая торчащий сосок. Светлана вздрогнула, задержала дыхание, чувствуя, как невидимые нити электрических разрядов побежали по телу, заставляя обхватить его голову и сильно прижать к увесистой плоти. Она с ужасом почувствовала, что заныло влагалище. Не только эти ласки, но и сама ситуация, ужасно возбуждали её.

— «Ах …, — еле слышно выдохнула женщина, почувствовав, как его ладонь скользнула к промежности, — …милый, … мне помыться надо …»

— «Тебе хорошо со мной?», — еле слышно шевельнулись его губы.

Надо было сделать хорошую мину, при плохой игре и она как-то неестественно улыбнулась, кивнула головой, а сердце сжалось от осознания происходящего:

— «Какая я шлюха! Хуже самой последней проститутки!»

— «Я тебя люблю …», — или ей показалось или, и правда, слетело с его губ.

— «Спасибо, … милый …», — выдохнула Светлана, надев футболку, а затем халат, и вышла на улицу, медленно побрела к морю.

Только сейчас она в полной мере до конца осознала, что произошло. Если бы кто-нибудь проснулся, увидел, с кем она провела ночь, то бедное женское сердце не выдержало бы такого стресса. Инфаркт ей был бы обеспечен!

— «Бежать, бежать отсюда быстрее, — кружилось в голове. – Домой, надо срочно ехать домой …»

Но как она поедет? Без денег, в халате, грязных трусах и без бюстгальтера? Да и что скажет – почему уехала?

— «Хорошо, что приехали только на выходные, — утешительно промелькнула мысль. – Сегодня вечером или завтра утром домой …»

***

Солнце было уже высоко, когда Светлана, немного успокоившись, вернулась на базу отдыха. Тяжело вздохнув, набравшись сил, она решительно открыла дверь и сразу встретилась взглядом со Славиком. Сердце ёкнуло, внутри всё сжалось, лёгкий румянец заалел на щёчках, и женщина стыдливо опустила глаза, готовясь к самому худшему. Ей показалось, что все знают, что случилось ночью.

— «Тётя Света, здравствуйте! – добродушно улыбнулся ночной любовник, словно сегодня видит её в первый раз. – Мама говорит, что и вы приехали, но не можем найти …»

Она хотела что-то сказать, но Вячеслав перебил:

— «Уже и на пляж ходили, а вас нигде нет. Куда вы пропали?»

Через силу улыбнувшись, Светлана посмотрела на Ирину:

— «В горы ходила …»

Она сделала паузу, сглотнула комок, подкативший к горлу:

— «Там такая красота … и море, как на ладони …»

— «Вот, — женщина протянула вперёд руку и раскрыла кулак, — даже зелёного кизила немножко набрала …»

— «Мама, я тебе давно говорю, что надо полазить по горам, а ты зациклилась на этом море! – возбуждённо восторженно произнёс Славик. – Видишь тётя Света, какая молодец! Только приехала и сразу внесла живую струю в нашу жизнь …»

— «Ну, — улыбнулась мать, — если хотите, сходим после обеда …»

Никакого намёка не было в их поведении о ночном наваждении и у Светланы немного отлегло от сердца. Но всё равно остался огромный осадок на душе – она ещё никогда не была в таком неудобном положении, когда рядом находились двое мужчин, безраздельно обладавших её запретными прелестями.

Женщина со страхом думала, что в любую минуту один из них может заявить свои права на её тело, поставив перед ней неразрешимую дилемму. Смешно, но ей хотелось сохранить видимость целомудренности, как перед Иваном, так и сыном подруги.

Весь день Славик почти не обращал на Светлану внимания, вызывая у женщины некоторое облегчение в душе. Но уже после обеда, к вечеру, такое его поведение начало вызывать у неё раздражение и злость.

Странно, но женщине противоречила самой себе. В тайне, почти от самой себя, ей хотелось, чтобы Славик при первой возможности, когда никого бы не оказывалось рядом, нежно гладил ладонью по её попке, прикасался к груди, заявляя свои права на женское тело, а она бы покорно сносила это, не в силах его оттолкнуть.

Но ничего этого не было! А Иван словно почувствовал состояние женщины, а может просто заметил интимные знаки внимания в адрес сына Ирины.

— «Ты что перед ним жопой крутишь! — раздражённо зашипел ей на ухо. – На молодой член потянуло?»

— «Ты что, с ума сошёл? – возмутилась она, смотря на гражданского мужа невинными глазами. – Мне и тебя вполне хватает! Это же Иркин сын, живём рядом, я его с детства знаю …»

— «Ой, какая я дурочка, — ругала себя, за опрометчивое поведение. – Как могла в такое дерьмо вляпаться?»

***

Ирина с сыном пошли в магазин за продуктами, и Иван сразу закрыл за ними дверь на крючок, потянул женщину на кровать.

Ей показалось, что Славик, словно заранее знал, зачем мать берёт его с собой, не хотел идти, сопротивлялся. Не хотел оставлять Ивана с ней наедине, возможно хотел остаться сам.

— «Мама, я устал, — начал ныть он. – Пусть дядя Ваня с тобой сходит …»

— «Сыночек, пошли, не упрямься. Не буду же я надрываться, тащить всё сама, — твёрдо Ирина стояла на своём. — А дядя Ваня со Светой пусть немножко отдохнут …»

— «Пусть и Ваня с вами сходит, — не хотелось Светлана оставаться наедине ни с одним, ни с другим. – Прогуляется немножко»

— «Нет …, — запротестовала Ирина, — … нет. Мы со Славиком пойдём, а вы отдыхайте»

Она с такой улыбкой посмотрела на Ивана, что Светлана сразу почувствовала какую-то недосказанность в их отношениях. Женщина прекрасно поняла значение слова «отдыхайте» слетевшее с её уст.

— «Неужели он обсуждает с ней нашу половую жизнь? — промелькнуло в голове. – Я то, понятно, мы обе женщины, а он? Наверное, жаловался, что я ему не дала …»

Неприятно заныло в груди, и не надо было ходить к бабке, чтобы понять, что будет, когда за ними закроется дверь.

— «Ваня, может не надо …, — запротестовала Светлана, упираясь руками в кровать. – Потерпи, завтра домой …»

Но он не дал её договорить, ставя на четвереньки, стаскивая трусы до колен и задирая подол халатика.

— «Вдруг они вернуться …, — пыталась сопротивляться Света. – Ты меня ставишь в неудобное положение. Что подумает Ирина?»

— «Да она всё знает. Я сам попросил, чтобы они с сыном пошла в магазин! Оставили нас вдвоём», — ухмыльнулся Иван, и женщина почувствовала, как головка скользнула по ущелью между волосатыми варениками половых губок, и сразу найдя вход, ворвалась в глубину животика.

— «Ой …», — тихо вскрикнула она, но не от удовольствия, а от боли проникновения.

Светлана не могла понять, почему влагалище протестовало, не хотело пускать мужской член. А он, совершенно не обращая на это внимания, наслаждался узостью отверстия, всё глубже проникая в женское чрево, вставив ещё и большой палец в анальное отверстие.

Ей всегда нравилось такое двойное проникновение, но сейчас вызывало отвращение и неприязнь. Ещё никогда у Светланы не было одновременно двух любовников, которые безраздельно пользовались её телом, а вопросы её половой жизни обсуждал один из них с лучшей подругой. А сегодня случилось то, во что она до конца не могла поверить.

— «Как текущая сучка в стае кабелей, — грустно пронеслось в голове. – Сначала один отодрал, потом другой …»

— «Ещё не хватало для полного счастья, чтобы они одновременно использовали меня для удовлетворения своей похоти …»

— «А потом делились с Иркой впечатлениями …»

Иван кончил так же неожиданно, как и начал, вырвал из женского горла вздох облегчения. Она продолжала стоять на четвереньках, отставив голый зад, когда он отстранился от неё и удовлетворённо, с чувством выполненного долга, посмотрел на вытекающую из расщелины сперму.

«Не удовлетворил? – злые нотки зазвучали в его голосе. – Ещё хочешь?»

И сделав не большую паузу, грязно выругался, недожавшись ответа, добавил:

— «Понятно, молоденького захотелось …»

— «Ваня, ну что ты говоришь? — возмутилась она, вытирая промежность влажной салфеткой. – Ты в своём уме?»

— «Что ты меня ревнуешь к каждому столбу?», — выдохнула женщина, прекрасно понимая, как он близок к истине.

***

Они уже поужинали, когда Ирина посмотрела на подругу, с улыбкой произнесла:

— «Света, оставайся, ты же в отпуске. А через неделю Иван заедет за нами и заберёт»

— «Да, нет, Ира, поеду, – тяжело вздохнула женщина. – Дома дел полно …»

— «Тётя Света, — у неё сжалось сердце, холодок пробежал между лопаток, почувствовав тёплую ладонь Славика на коленке под столом, — оставайтесь. В горы сходим, да и нам с мамой будет веселей»

Ей бы оттолкнуть, возмутиться наглым прикосновением, но женщина сделала вид, что не замечает этого, с ужасом понимая, как приятна эта нескромная ласка и слегка, инстинктивно развела коленки в стороны. Она не могла признаться даже самой себе, что такого прикосновения ждала весь день.

Тёплая ладонь медленно поползла вверх, скользнула между бёдер и она почувствовала, как ёкнуло внизу животика, пузырится, ноет влагалище.

— «Славик, — повернулась она к нему, смотря прямо в глаза, чувствуя, как пальчики коснулись края трусиков, — я бы с большим удовольствием, но у меня куча дел, да и Ваня одну здесь не оставит. Ему без меня будет скучно …»

Пальчики прикоснулись к пухлым вареникам половых губ, прикрытых тонкой тканью, скользнули вдоль расщелины, и Светлана, стараясь, как можно спокойней, опустив руку под стол, сильно сжала его ладонь, прижимая к промежности.

— «Пусть тётя Света остаётся …», — посмотрел он на Ивана.

Гражданский муж недовольно вздохнул, бросив неодобрительный взгляд на Светлану и сквозь зубы процедил:

— «Домой надо ехать …»

И сразу же Светлана убрала Вячеслава руку от начавшегося распускаться цветка любви, положила её ему на колено.

— «Надо ехать …», — вздохнула женщина, чувствуя, как Славик прижимает её ладонь к паху.

— «Ой, дурочка! – пронеслось у неё в голове, ощущая выпирающий под шортами стальной бугор. – Конечно, надо ехать! Завела, соблазнила парня, тут и до неприятностей недалеко, один неосторожный шаг …»

— «Старая кошёлка! — и тут же с грустью подумала, — Как жалко, что он сын подруги и такой молодой …»

— «Всё, — неожиданно твёрдо решила она. – Больше не приближусь к нему. А если что, поговорю, чтобы не портил мне жизнь …»

***

Если бы они жили в разных частях города, то Светлана не то, что бы ни искала встречи, а избегала, обходила Славика пятой стороной. Но, к сожалению, они жили в одном подъезде, только на разных этажах.

Со стыдом и тоской вспоминая произошедшее на море, женщина всячески избегала его, перестала заходить к подруге в гости.

— «Тётя Света, — неожиданно сзади кто-то взял её под руку. – Вы на нас с мамой обиделись? В гости не заходите, избегаете …»

Она сразу узнала его прикосновение и голос.

— «Славик, — стыдливо улыбнулась она, опуская глаза, — прости меня …»

— «Это было просто … наваждение …, — решила Света раз и навсегда расставить точки над «и», — … глупая случайность …»

— «Не могу одновременно жить с двумя мужчинами, — тяжело вздохнула она. – Да и я, слишком старая для тебя …»

— «Забудь о том, что произошло …, — не могла она поднять на него взгляд. – Больше нечего между нами быть не может …»

— «Света …, — впервые он её так назвал, — … разве тебе было плохо?»

— «Хорошо, плохо! Какое это имеет значение? – дрожал женский голосок. – Но больше это не повториться! Запомни!»

— «Светочка, но я тебя …», — как-то обречённо выдохнул он, но Светлана не дала ему договорить.

— «Всё, разговор окончен! – решительно, в первый раз за время разговора, подняла женщина на него взгляд. – Забудь, что было! Этого не было! Если хочешь, останемся просто друзьями …»

— «Друзьями?», — глупо улыбнулся он.

— «Да, друзьями! И не более того!», – ответила она и, резко развернувшись, пошла к подъезду.

Славик с сожаление смотрел ей в след, на соблазнительно двигающиеся женские ягодицы, понимая, что сладострастные мгновения, которые они пережили вместе, больше никогда не повторятся …

***

Странно, но от этого разговора Светлане не стало легче. Наоборот, при встрече со Славиком, когда он холодно здоровался с ней, женское сердце сжималось, и какая-то непонятная грусть начинала его грызть.

А стоило прийти к ним домой, как он закрывался в своей комнате, совершенно не желая с ней общаться. Она для него больше не существовала …

Света вроде бы добилась того, что хотела, но с каждым днём какие-то противоречивые чувства всё сильнее терзали душу. Этого игнорирования женщина спокойно перенести не могла, да и та ночь не выходила у неё из головы.

И всё чаще, в её сознании всплывали сладострастные мгновения, которые она пережила летом, случайно ошибившись кроватью, ловя себя на мысли, что если бы такое повторилось, то она бы сделала это преднамеренно. А отдаваясь Ивану, закрыв глаза, представляла Славика, ласкающего доступное тело.

Прошла неделя, другая, наступила осень. А женское сердце не могло найти покоя.

— «Интересно, — терзал женскую душу вопрос, — он думает обо мне?»

— «Вспоминает ту чудесную ночь?»

— «Мучается, как и я? Хочет обнять, приласкать? – пыталась она понять его состояние. – Нет, он не может этого забыть!»

— «А впрочем …», — и ей становилось ужасно грустно от такой мысли, — …молодой, нашёл себе уже кого-нибудь …»

— «Зачем я ему нужна?», — и женское сердце жгла ревность.

***

Ещё издали Светлана заметила сидящего перед подъездом на лавочке сына Ирины, и озорная мысль вспыхнула в голове.

— «Здравствуй Славочка, — улыбнулась женщина, присаживаясь напротив. – Чего скучаем? Мама на работе?»

Он безразлично кивнул головой, и она с удовлетворением почувствовала мужской взгляд на её коленках, обтянутых чёрными чулочками.

— «Ой, сейчас такая хохма произошла, — пыталась Светлана привлечь его внимание, кладя ногу на ногу так, что подол юбочки пополз вверх, высоко обнажая сбоку бедро, показывая край чулочка резко контрастирующего с белоснежной кожей. – Два молодых человека ко мне пристали …»

— «Девушка …, — засмеялась она, — … давайте поможем вам сумку донести …»

— «Какая я вам девушка? – продолжала Светлана выдумывать. – В матери гожусь, старая бабка уже!»

— «И ты представляешь, они начали расхваливать меня? – продолжала хихикать женщина, пытаясь вызвать у него чувство ревности. – Даже не думала, что могу вызывать такие эмоции у молодёжи …»

Но он продолжал молчать, искоса бросая взгляд на бесстыдно сверкающий край чулочка, а она несла всякую чепуху, рассказывая о неожиданной и приятной для неё встрече с молодыми людьми. Рассказ становился всё более откровенным, и уже через пять минут, по её словам, только женская гордость и неприступность позволила ей выпутаться из щекотливой ситуации.

Внешне казалось, что откровенно интимный рассказ женщины абсолютно не волновал сына Ирины.

— «Славочка, — не оставляла она попытку разговорить его, — я и правда ещё ничего? Могу нравиться молодым мужчинам?»

Пожав плечами, он, тяжело вздохнув, бросил на неё безразличный взгляд.

— «Ну, ладно, — улыбка сошла с женского лица, и она, собираясь встать, положила ладони на коленки, слегка разведя их в стороны, сдвинув подол юбочки так, что стало видно между ног не только то место, где заканчиваются чулочки, но и трусики, прикрывающие промежность, — надо идти …»

Так откровенно Светлана ещё никогда не предлагала себя, но сын Ирины, не обращал внимания на этого, оставаясь внешне совершенно спокойным.

— «Ты не поможешь сумку донести хотя бы до лифта? Поухаживать за дамой? – с последней надеждой привлечь к себе внимание, тихо произнесла женщина, жалостливо взглянув на Вячеслава. – А то так устала …»

Она откровенно врала об усталости, да и пакет был не таким тяжёлым, как хотелось ей преподнести, но он не обратил на это внимание, неопределённо пожал плечами и встал с лавочки, выполняя женскую просьбу.

***

Лифт не успел проехать и второго этажа, как кнопка «Стоп» тихо скрипнула и кабинка, слегка вздрогнув, остановилась. Сердце женщины сжалось и бешено заколотилось в груди, словно желая проломить рёбра, отдаваясь гулким эхом не только в висках, но и в каждом уголке закрытого, полутёмного пространства.

Светлана, глупо улыбаясь, недоумённо, снисходительно посмотрела на него, выразительно приподняв брови и округлив глаза, будто бы говоря:

— «Ну и что ты этим хочешь сказать?»

— «Серёжа, … что ты делаешь? — с лица медленно сползала глупая улыбка, когда она почувствовала прикосновение его тёплой ладони к груди. — Серёжа, опомнись, … прекрати! Я тебе в матери гожусь, … как ты смеешь …»

По телу Светланы пробежал нервный озноб. Широко раскрытые глаза, чуть приоткрытый ротик с дрожащими губками, сами говорили за себя – его решительность и наглость обескуражили, парализовали женскую волю. Нет, такого агрессивного поведения она не ожидала от него. Казалось, ещё мгновение и женщина или упадёт в обморок или встрепенётся, выйдет из ступора, даст достойный отпор.

— «Дурочка, какой я дурочка, что себе позволяю, зачем спровоцировала его, — пронеслось у неё в голове, чувствуя упругой женской плотью, туго обтянутой бюстгальтером, дрожащую ладонь. – Сейчас пощёчину залеплю и буду права!»

Но пощёчину она не залепила, стыдливо опустив карие глаза, что-то бормоча губками, позволяя и дальше бесстыдно лапать увесистую грудь.

Покорное поведение женщины не давало никаких шансов ему одуматься, кружа голову от сладострастного желания подчинить, обладать соблазнительным телом.

— «Какие у тебя чувствительные дойки! — не отрывая взгляд от раскрасневшегося лица, тихо зашипел Вячеслав, не отдавая отчёт грубым словам, нащупав, как-то сразу нахохлившийся сосочек. – Ух, как ты быстро возбудилась! А соски! Дай посмотрю!»

И его пальчики расстегнули верхнюю пуговку блузки, затем вторую, третью. В просвете показался чёрный, ажурный бюстгальтер, который совершенно не скрывал женских прелестей. Не глубокие чашечки, поддерживая снизу увесистую белоснежную плоть, оставляли почти обнажёнными сосочки, обрамлённые светло-коричневыми ореолами сморщенной кожицы.

Неизвестно, чтобы произошло дальше, если бы они не услышали почти рядом нетерпеливый стук по двери шахты лифта и пронзительный крик:

— «Отпустите лифт! Кто там его держит!»

Светлана несмело подняла взгляд и увидела в его глазах настоящий пожар желания и страсти. Для неё уже не было секрета, что и он постоянно думал о ней, о той замечательной ночи. Кабинка дёрнулась и вновь поплыла вверх.

Как только открылась дверь лифта, женщина пулей вылетела на лестничную клетку, судорожно доставая из сумочки ключ и стараясь одной рукой попасть в замочную скважину, другой запахивая, разошедшиеся в стороны полы блузки.

Вставить ключ в отверстие, было не так просто. Пальцы, вместе со всем телом, содрогались в нервной дрожи.

— «Дай сюда, — беря из трясущихся рук ключ, произнёс он, подсознательно чувствуя тайную власть над женщиной. – У тебя на один замок закрыто?»

— «Да, — безропотно пискнула Света. – На верхний …»

Бесшумно распахнулась дверь и он, держа её под локоть, шагнул в тёмный проём, понимая, что прошёл точку возврата, и назад пути нет.

— «Славочка, … ты меня не правильно понял …», — задрожал в полумраке голосок, нарушая тишину прихожей, как только за ними захлопнулась дверь.

Но он ничего не ответил, повернув её лицом к себе, продолжая дальше расстёгивать пуговки на бледно-розовой блузке, и у неё выпала сумка из рук, громко ударившись об пол.

— «Не надо, пожалуйста, — в голосе появились слезливые нотки, не предпринимая никаких попыток сопротивления. – Что ты делаешь? Успокойся, давай поговорим. Ты меня не так понял …»

Тонкая ткань поползла с плеч, скользнула по безвольно опущенным ручкам, бесшумно падая к её ногам. Крупная, налитая грудь, так и просилась вырваться из-под ненавистного гнёта ажурной, плотно обтягивающей ткани.

Два желанных, белоснежных холма с глубокой расщелиной между ними, выпирающие из тугого бюстгальтера, соблазнительно шевелились при каждом вздохе. Только от их вида можно было потерять рассудок, а тут …

Обняв дрожащее тело, пальчики сразу нашли крючочки застёжки. Они, тихо пискнув один за другим, ослабили натяжения ткани и бретельки поползли с плеч, под тяжестью увесистых булок. Бюстгальтер скользнул по пухленькому животику, и упал на пол, как флаг капитуляции к его ногам.

— «Но не надо, — чуть не плача, обречённо взмолилась женщина ещё раз, прекрасно понимая, что он не остановится, прикрывая руками белоснежную плоть. – Ты будешь потом смеяться надо мной. Что ты делаешь, … я тебе в матери гожусь …»

Она стояла, обнажённая по пояс, стыдливо прикрываясь руками грудь, потупив взор, периодически что-то бормоча о своём несогласии с его действиями.

— «Юбку подними», — не обращая на её мольбу, произнёс голосом, не терпящим возражения.

— «Что?», — испуганно Света подняла взгляд, не понимая или не желая понять его требование.

— «Подол юбки подними или я за тебя это должен делать?»

Карие глазки забегали, словно ища выход, но окрик: «Я тебе что, сто раз должен повторять!», — заставил женщину опустить руки, открывая его взору белоснежную грудь с крупными, словно маленькими карандашиками, торчащими сосцами, и ухватиться пальчиками за край юбочки.

По её телу периодически пробегала нервная дрожь, и она стояла, не решаясь приподнять его даже на миллиметр. Жалостные глазки, полные слез посмотрели на сына Ирины, словно бы прося сжалиться над ней. Но его взгляд был неумолим.

— «Долго буду ждать!»

Женщина безмолвно всхлипнула и тёмная, туго обтягивающая широкие бедра ткань поползла вверх, обнажая полноватые ляжки обтянутые чёрной эластичной тканью чулок.

Светлана не мог поверить в происходящее. Впервые так обращались с ней. Гордая, наглая и недоступная женщина подчинилась мужской воле, превращалась в покорное, кроткое создание.

Край чёрного чулочка с впившегося в него застёжкой, больно резал глаза, контрастируя с белоснежной кожей, приводя Вячеслава в состояние крайнего возбуждения. И уже ничего на свете не смогла бы остановить, заставить отказаться от воплощения тайного желания, длительное время, терзающее его плоть после той изумительной ночи.

Тонкая, полупрозрачная ткань трусиков совершенно не скрывала аккуратно подбритую лужайку кучерявых волосиков лобка под слегка нависшим животиком, плотно обтянутым черным поясом.

Юбка поднялась выше, оголяя широкие бедра, ложась скомканными складками на талии, и сразу же женщина безвольно опустились руки вниз, словно бы ожидая дальнейшего приказания.

Мужские ладони легли на оголённые плечи, и она, понимая его желание, безропотно встала на колени. Мгновение и из расстёгнутых джинсов, выскочила головка вздыбленного члена и коснулась женского лица.

Скользнув по ярко накрашенным губкам, оставляя за собой влажный след, она на секунду задержалась, напротив них, заставив Светлану поднять на него взгляд и тяжело вздохнув, безропотно обхватить нежными губками дрожащую плоть …

Не прошло и нескольких секунд, как по его телу, побежали тысячи молний. Член задрожал, судорожно задёргался у неё во рту и начал выстреливать порции густой, липкой массы.

Сперма переполняла женский ротик, стекала из уголков губ по подбородку, крупными каплями капая на грудь, а Светлана продолжала судорожно всасывать в себя медленно расслабляющуюся плоть.

Он обмяк, нехотя выскользнул из пухленьких губок, и она подняла на него заискивающий взгляд полный любви и покорности, как маленькая собачка смотрит на дрессировщика в ожидании похвалы и награды, за отлично выполненный трюк.

Не было уже прежней Светланы, была покорная и доступная самка готовая на всё, лишь бы ублажить хозяина.

— «Не хочу тебя принуждать, заставлять делать что-то против твоей воли, — спокойно, словно минуту назад не было бурного оргазма, произнёс он, пристально смотря ей в глаза. – Ты должна сама для себя решить. Хочешь быть моей любовницей и беспрекословно подчиняться, я пойду тебе навстречу. Если нет, то забыли, что до этого момента было между нами …»

Он улыбнулся и после небольшой паузы добавил, вспоминая её обидные для него слова, недавно произнесённые:

— «Останемся просто друзьями …»

— «Так что думай, — как-то неестественно спокойно звучал его голос, — я жду тебя дома в течение часа, потом уйду. Мать сегодня поздно придёт …»

— «У тебя есть ещё время решить …», — застегнув штаны, сын подруги развернулся и вышел, оставив женщину стоять в прихожей на коленях …

***

Не прошло и получаса, как Светлана стояла на лестничной клетке перед дверью их квартиры в махровом халате ниже колен. Ей нечего было решать. Ещё никогда так не тянуло женщину к мужчине, как сейчас. Она готова была на всё, лишь бы оказаться в его объятиях.

За ней не успела закрыться входная дверь, как он обнял покорное тело, не чувствуя под халатиком нижнего белья, и их губы слились в жарком поцелуе …

— «Милый, — слетело с женских уст, как только он повлёк её вглубь коридора, к дверям спальни, — как я люблю тебя. Это просто наваждение какое-то …»

Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
376
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments