Не надо бояться кавказцев

Я нашёл в Интернете организатора игрового секса. Он нанял меня на работу. Подписали контракт на год. Я до этого занимался обычным сексом с мужчинами, тоже искал их в Интернете. Я вообще недавно этим занялся, месяца два назад. А теперь мне понадобились деньги, и я решил совместить приятное с полезным. Пару раз отдался за неплохую цену, но мне посоветовали, как заработать побольше, сказали, что в игровом сексе (ролевые игры) неплохо платят, что у меня хорошие данные для этого.

Сценарии даёт мой наниматель. План на сегодня такой:

Продолжительность — с 9 утра до 9 вечера. Ко мне домой приезжают двое сантехников по вызову. Они меня насилуют, с умеренным садо-мазо, без сильных следов. Потом связывают, закатывают в ковёр и везут к себе. Там ещё двое, всего четверо, значит. Дальше по ситуации. За всё 50 тысяч. Стоп-слова «жёлтый» (ослабить истязания) и «красный» (прекратить).

…В дверь позвонили. Я в последний раз посмотрелся в зеркало и открыл, как нырнул в ледяную воду. Там были два кавказца, как и договаривались. Я растерялся, надо было пригласить их войти, а я тупо стоял и смотрел на них. Всё дело было в моём виде, это наниматель дал мне такую одежду:

Мой рост 178 см, а вес 50 кг. Мне 18 лет, но выгляжу лет на 15. Высокий худенький мальчик. Я даже накануне почти ничего не ел, чтобы чувствовать себя совсем уж тростиночкой на ветру. Мне нравится быть слабым и беззащитным, поэтому я стараюсь выбирать мужчин посильнее и потяжелее. У меня огромные карие глаза в пышных ресницах, как у девочки. Густые каштановые волосы с чёлкой до глаз. Большие и пухлые нежные губки. Описываю штампами, но что делать, если так оно и есть всё на самом деле.

На мне чёрные ультракороткие шортики из очень плотной ткани, приоткрывающие мои тугие мальчишеские ягодицы. Шортики такие тесные, что даже сесть трудно. И это очень меня возбуждает, их строгая чёрная жёсткость подчёркивает нежную обнажённость моих длинных стройных ног, белых, без загара и без единого волоска. Волос у меня пока нет даже и в паху, а на анусе и тем более. Видно, у меня избыток женских гормонов.

Мало того, на шортиках ещё и черный кожаный ремень со стальной пряжкой, так туго затянутый, что совсем уже неприлично подтягивает шортики кверху, ещё больше обнажая маленькую круглую попку и делая длинные ноги ещё длиннее. Правда, моим яичкам почти больно от такого давления, но чего только не вытерпишь ради острых ощущений!

Маечка на мне тоже коротенькая, в обтяжку, открывающая мои острые мальчишеские плечи и приоткрывающая талию и животик. Красная маечка с чёрными шортиками смотрится очень вызывающе. А ещё ведь и белые кружевные носочки, явно девочкины. А ещё ведь и чёрные лакированные туфельки с серебристыми пряжками, на каблуках, — женские, 38 размера. Такая у меня маленькая, детская ступня, это очень нравится моим клиентам. Я — подарок для педофилов, выгляжу почти как ребёнок, а возраст неподсудный.

На каблуках, хотя и невысоких, мои длинные ноги выглядят совсем уже неестественно длинными и от этого особенно сексуальными. Я даже равновесие поначалу с трудом мог удержать, и это было очень волнительно, такая полуобнажённая беззащитность перед здоровенными мужланами.

И теперь я думал, как объяснить мой вызывающе сексуальный вид, — а вдруг они не знали, что эта одежда по сценарию? Понятно, что будет секс, но обычно, судя по видео в Интернете, так для секса гей-мальчики не одеваются. Тем более что по сценарию речь шла о ремонте канализации.

Они тоже растерялись, не ожидали, что я буду так эротичен. Они таращились на меня, а я на них. Один постарше, чуть повыше меня, мускулистый, здоровенный, центнер весом, не меньше. Другой чуть пониже, с меня ростом, и тоже борцовского сложения. В общем, оба в моём мазохистском вкусе.

Наконец, старший из них спросил «Сантехников вызывали?», после чего я вышел из ступора и засуетился, пригласил войти, закрыл за ними дверь и повёл в ванную. Там я стал объяснять, что течёт под раковиной и наклонился, чтобы показать место протечки. При этом я не присел, а специально нагнулся, выставив перед ними мою полуобнажённую попку и кокетливо сдвинув ноги в коленях. Я заранее продумал этот манёвр. Но долго в таком положении находиться я не смог. Подставлять такую соблазнительную попку двум незнакомым кавказцам было страшновато. Я выпрямился, повернулся, и оказался с ними лицом к лицу. В ванной было тесно. Я стоял прямо перед ними, раскрасневшийся и запыхавшийся от волнения. Они откровенно расссматривали меня с головы до ног. Их близость страшила и возбуждала меня. Всё-таки с двумя мужчинами у меня ещё ни разу не было. Один на один — это обычный секс, а вот когда стоишь вот так перед двумя кавказцами, то чувствуешь себя славянским мальчиком-наложником в турецком гареме, как в древние времена. Я невольно закусил губки и свёл ноги в коленях, как девочка-целочка, так что они даже переглянулись.

Возбуждающие капсулы «Распутница»

Возбуждающие капсулы для женщин «РАСПУТНИЦА»

Возбудитель мгновенного действия «Распутница», поможет раскрепостить даже самую скромную стестяшку.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Старший спросил, как меня зовут. Я сказал «Женя». — «А я Аслан, а это Ваха». «Очень приятно» сказал я. «А уж как нам-то приятно! У нас не было ещё такого симпатичного заказчика!» — «Спасибо за комплимент» — «Это не комплимент, а сущая правда!» Этот разговор меня слегка ободрил, я начал уже почти открыто кокетничать с ними — «Правду говорить легко и приятно, не так ли?» . И Аслан , увидев это, тут же пошёл в атаку, — «Женечка, ты не против, если мы так будем тебя называть?» — «Пожалуйста, вы же гости, я весь к вашим услугам». — «Ты поэтому так красиво нарядился?» — «Да, поэтому, а вам правда нравится?». Тут Аслан выдал неожиданное — «А ты знаешь, что у красивых мальчиков только три части тела должны быть большими? Знаешь, какие? Глаза, губы и волосы! » Я растерялся и не нашёл, что ответить. Ведь у меня как раз так и есть: руки, ноги, талия, таз, попка, плечи, — всё тонкое, маленькое, кроме больших глаз, пухлых губок и густых волос с чёлкой до глаз. Да ещё и моя одежда вся в обтяжку. Я покраснел от смущения, отчего стал ещё более соблазнительным, разрумянившимся, как девочка.

Чтобы перевести тему я сказал, что и душ тоже барахлит. И потянулся к душу, чтобы снять его. При этом я невольно вытянулся перед моими гостями, так что моя попка невольно оттопырилась, а маечка задралась вверх. Чем Аслан и воспользовался, он тут же обнял меня сзади руками за открывшуюся талию — «Женечка, не упади!» Я тут же забыл про душ, повернулся и попытался освободиться, но ему нравилось держать меня в таком неудобном положении . Да и вообще он был наглым. И здоровым, так что я никак не смог бы освободиться от его огромных волосатых лап, обхвативших мою обнажённую осиную талию.

Поэтому я смирился и сбивчиво, невпопад отвечал на его дурацкие вопросы о ремонте, а его руки всё откровеннее гладили меня по талии, задирая маечку всё выше. А Ваха смотрел на нас и усмехался. Тоже наглый тип.

Я дрожал от сладкого страха и возбуждения. И хотел, чтобы поскорее началось главное, и страшился этого. Всё-таки игровой секс круче обычного, там всё понятно, сразу к делу, а тут сначала идёт заигрывание, предвкушение, а потом… что потом, я ещё не знал, не пробовал…

Тут я догадался пригласить их позавтракать, чтобы опять сменить тему. Это спасло меня от домогательства Аслана, а то его руки уже перешли на мои шортики. Я повёл их на кухню. Усадил за стол и начал накрывать, дефилируя взад-вперёд перед ними, почти физически ощущая на моей полуприкрытой попке их жадные взгляды. Они представляли, как будут овладевать ею, и я телепатически читал эти мысли. Мой член начал набухать, и это стало видно даже через плотные шортики. Чтобы скрыть это, я сел с ними за стол, и мы начали пить чай и вести светскую беседу. Аслан игриво спросил — «Женечка, я вот говорил насчёт губ, у тебя такие пухлые губки, ты, что силиконом их накачал?» — «Ну вот ещё!» — «А можно проверить?» — «А как это?» — «А я обычно поцелуем сразу определяю». Я смутился таким откровенным предложением. «Женечка, да ты не бойся, я же быстро, не взасос, только пощупать, чисто по-товарищески!» Он сел рядом со мною и опять обнял меня за талию. «Ну, ладно, если гость просит» — и я подставил ему свои губки. Он не обманул, действительно поцеловал меня легко и нежно. -«Ну как?» — «Что-то не разобрал, ну-ка ещё разок!» — и он опять полез ко мне. Но я вырвался из его объятий и возмущённо встал в позу обличителя, чтобы заклеймить позором этого наглеца. При этом мой уже гудящий от напряжения член как раз оказался прямо перед его лицом. И шортики никак не могли этого скрыть. Я смутился, осёкся на полуслове и ретировался к плите, где вовремя засвистел чайник.

Только я начал заваривать чай, как Аслан подошёл сзади, грубо схватил меня и рывком развернул лицом к себе. — «Аслан, ну нет у меня никакого силикона!», — я хотел сделать вид, что рассердился, хотя мне нравилась эта игра, но он уже без церемоний сжал меня в своих железных объятиях и впился толстыми грубыми губами в мои мальчишеские губки уже по-настоящему. Я отвернул лицо, но он сжал меня так сильно, что даже рёбра захрустели — «Попалась, милашка, сдавайся!». И мне ничего не оставалось, кроме как отдаться ему на растерзание. Он долго и жадно целовал меня взасос, так что я стал задыхаться. Мои руки сначала машинально легли ему на плечи, ведь у меня уже был какой-никакой опыт поцелуев с мужчинами, но под его напором безвольно упали вниз, как плети. Мои ноги стали ватными, так что я практически висел в его объятиях.

Насладившись моими губками, он взял меня на руки, обмякшего и покорного , и понёс в комнату. Сладкая истома обхватила меня, я запрокинул голову, раскинул руки и кокетливо лепетал «Аслан, не надо, пожалуйста, я боюсь…», а он продолжал шутить — «Женечка, сейчас я ещё у тебя одно место проверю на силикон!», но при этом глядел мне в глаза уже абсолютно серьёзно. Мужчины часто смотрят мне в глаза таким жутковато-хищным взглядом, ведь глаза у меня такие красивые, что перед ними никто не устоит. Даже и ультракоротких шортиков мне не надо с такими глазищами, чтобы соблазнить мужчину.

В первый раз мужчина нёс меня на руках, причём, нёс в постель для секса. Я чувствовал себя рабом, которого сейчас используют, как захотят, и ничего с этим уже нельзя поделать. Хотя бы уже потому, что за меня заплатили, правда, не мне, а моему нанимателю. Он рассчитается со мной позже. Я был купленным товаром, уже готовым к употреблению. Осталось только распаковать… Я был бы рад, чтобы это наслаждение обречённостью продлилось подольше, но постель была так близко…

Он положил меня на кровать и начал стаскивать с меня шортики. Распаковывать товар. Я испуганно и страстно затрепыхался под его могучими борцовскими руками, пытался своими худенькими ручонками сопротивляться им, но это ещё больше распаляло его. Поскольку шортики были тесными, то он снял их сразу вместе с трусиками. А я так хотел покрасоваться ими перед ним, ведь чёрные гей-стринги мне очень шли. Они идеально подходили моим тонким стройным ногам и узкому мальчишескому тазу. Мои небольшие, почти детские гениталии топорщились через них так соблазнительно и невинно, что редкий мужчина удержался бы, чтобы не поласкать их своей сильной рукой.

Но Аслану было не до моих прелестей, он тупо жаждал моей попки. Всем хороши кавказцы, но уж больно грубы. Вообще, мне это нравится, но иногда так хочется ласки и нежности. Потом он снял с меня и маечку. Я лежал перед ним в одних белых носочках, стыдливо сжав ноги в коленях, запрокинув руки за голову и дрожа от возбуждения. Мой член стоял уже в полную силу, он у меня сексуален, но по-детски: большой член у мужчин говорит об их агрессивной силе, а маленький член у мальчиков указывает на их слабость и покорность.

Аслан поцеловал свидетельство моей слабости, слегка подрочил его, погладил заскорузлыми ручищами мои нежные ноги, животик, талию, грудки, отчего я страстно, до судороги, выгнулся перед ним, потом повернул меня попкой кверху и без промедления всадил свой член в мою дырочку. Вошёл он в меня легко, ведь я утром хорошо размял попку анальной пробкой и смазал. Так что моя дырочка, хоть и узкая, но вполне рабочая.

Он навалился на меня всей своей стокилограммовой тушей, так что буквально расплющил меня. И мне нравилось это чувство абсолютной беззащитности, рабской принадлежности своему хозяину. Я широко раскинул руки и ноги и отважно подставил попку его могучему члену, который терзал меня всё сильнее. Он был толстым и длинным, и проникал в меня всё глубже, так что у меня перехватывало дыхание и бежали мурашки по всему телу. Это была двойная пытка — весом и членом. Постепенно я впал в некий транс, полуобморочное состояние, моё тело и попка расслабились и член Аслана уже абсолютно свободно пронизывал меня до самых моих сокровенных глубин. Мы вошли в симбиоз, — я был частью тела Аслана, его придатком. Что он чувствовал, то и я. Ему было хорошо, и мне тоже. Он бы закашлял, и я бы тоже.

Трахал он меня таким образом довольно долго, потом развернул лицом кверху, закинул мои тонкие белые ноги к себе на могучие волосатые плечи и продолжил пахать меня, но уже глядя в мои глаза. Я жалобно постанывал и томно смотрел на него, зная, как ему нравятся мои глаза. И это подействовало, он быстро кончил в меня водопадом горячей спермы. Моя попка наполнилась приятным теплом. Это было очень волнительно, — чувствовать в себе горячую сперму мужчины, особенно, когда её так много.

Я вообще люблю, когда мужчины трахают меня лежащего лицом кверху, так они быстрее кончают . Мои глазищи на них действуют безотказно, поэтому моей попке меньше достаётся. Да и приятнее покорно лежать на спине, безвольно раскинув руки, — покрасоваться перед насильником, повыгибаться навстречу ему моими нежными мальчишескими грудками, кокетливо позакусывать губки. Я хоть и недавно занялся сексом с мужчинами, но уже имел свои маленькие хитрости…

Потом Аслан пошутил насчёт силикона в моей попке и ушёл, а я начал одеваться для Вахи, думал, что он любит раздевать таких хорошеньких мальчиков. Но я успел надеть только трусики и шортики, как Ваха вошёл и сразу бросился на меня. Я запротестовал — «Ваха, дай мне отдохнуть, я хочу пить!» Но он начал стаскивать с меня шортики. Я засопротивлялся. И тут он ударил меня по лицу — «Ты, чего, сучонок, возражать мне вздумал?» Я был готов к садо-мазо, но удар был таким сильным, а голос таким злым, что я растерялся. Ведь садо-мазо я ещё не пробовал. Он схватил меня ручищей за горло, сдавил так, что я захрипел, а другой рукой ударил в поддых.

Я бы скрючился от боли, но он крепко держал меня так, что я только бессильно трепыхался — той самой тростиночкой на ветру. Потому он бросил меня на кровать, и там уже я не сопротивлялся. Трахал он меня жёстко, но Аслан хорошо размял мою дырочку, поэтому больно почти не было. Только немного обидно, что он не повернул меня лицом вверх. Пренебрёг моей красотой, даже не поцеловал меня. Очень скоро сперма Аслана в моей попке дополнилась спермой Вахи. Её было теперь так много, что захотелось в туалет.

Как только Ваха встал с меня, зашёл Аслан, видно, он подсматривал . «Женечка, ты супер!», — на что Ваха сказал, что я сопротивлялся ему. На это Аслан усмехнулся — «Ах так? Ну, Женечка, обижайся на себя сам! Мы хотели тебя в гости пригласить, как человека, а теперь повезём, как скотину!»

После этого они дали мне одеться, сходить в туалет, где меня впервые в жизни пропоносило спермой, а потом туго связали скотчем мои ноги, руки за спиной и заклеили рот. Делали это так грубо, что я невольно сопротивлялся, поэтому получил от них несколько ударов по лицу и телу. Потом стали закатывать меня в ковёр. Я вроде бы не страдаю клаустрофобией, но мне стало не по себе. Ведь я и так был связан, а тут ещё ковёр плотно спеленал меня. Но что делать, ведь так было в сценарии.

Всё было вроде бы по плану, но так натурально, что я испугался, — а не реальное ли это похищение? В самом деле, двое незнакомых кавказцев везут хорошенького беззащитного мальчика, изнасилованного, избитого и связанного, закатанного в ковёр, везут неизвестно куда. И никто ведь не знает об этом, в случае чего концы в воду. Тем более, что договорились о деньгах после сеанса. Я только сейчас подумал, что это подозрительно.

Да и били они как-то слишком уж больно. Наверное, следы остались, в нарушение контракта. И тут меня осенило, — а как же я скажу стоп-слова, если рот заклеен?! Меня бросило в дрожь и в пот, я по-настоящему испугался, инстинктивно задёргался, но даже это у меня не получилось. Я был вытянут по струнке в ковровом плену.

Тем временем они донесли меня до машины и бросили туда, как вязанку дров. Потом поехали. Мне было очень неудобно, ковёр был закатан туго, полная темнота, дышать трудно, да ещё и трясло. В довершение ко всему чувство полной беззащитности и опасности…

Ехали так долго, что я вконец измучился. Наконец, приехали, меня выгрузили и понесли. Лязгнула железная двери и меня понесли вниз по лестнице. Ещё одна дверь, ещё одна. И наконец меня бросили на пол, опять, как дрова. Вокруг были громкие голоса и звяканье посуды. Меня раскатали и я испуганно съёжился на ковре.

Это было большое помещение складского типа, вокруг какие-то стеллажи и ящики. От яркого света я зажмурился и не сразу разглядел окружающих. А они смотрели на меня во все глаза: четверо кавказцев за столом таращились на связанного полураздетого мальчика, испуганно дрожащего перед ними на ковре. Напоминаю, я в чёрных мини- шортиках, красной мини-маечке и белых носочках, и чёрных туфельках. Хорошенький и беззащитный, покорно ожидающий самого худшего.

Аслан поставил меня на ноги и сорвал скотч со рта . Я стоял перед этой компанией, связанный, едва удерживающий равновесие. Вдруг я понял, что их не двое, как договаривались, а четверо. А всего шесть. Это ещё больше убедило меня в реальности происходящего. Тем более, что это явно было где-то на промзоне, где меня можно легко убить после секса и закопать где-нибудь на свалке.

«Ну, что давай знакомиться! Я Махмуд, а это Рамзан, Ахмад и Шамиль. А тебя как зовут?» — сказал их главарь. — «Женя». Тут Ваха локтём ударил меня в поддых — «Ты не Женя, а Женечка!» Я упал и скорчился. Ваха схватил меня за волосы и рывком поднял. Я застонал от боли.

«Деньжат, значит. решил заработать?» — спросил Махмуд Я молча кивнул. «А не многовато ли тебе 50 тысяч? Парнишка ты ничего, симпатичный, но за 50 тысяч надо ведь постараться!»

«Ну, для начала подвесьте-ка его за шею, чтобы не падал больше!» Тут же мою шею затянули каким-то грубым кожаным ремнём и подвесили на стеллаже так, что я едва доставал до пола ногами. Стоял на цыпочках. Мои длинные ноги совсем вытянулись, да ещё и эти мои коротенькие шортики… «Вот теперь другое дело, по стойке смирно, оказывается, это ещё и сексуально! Женечка, нравится тебе так стоять? Ты же согласился на садо-мазо?»

Мне было трудно говорить, ремень душил меня, но я постарался и сказал сдавленным голосом «Да, очень нравится». Я боялся, что меня опять изобьют, поэтму соглашался со всем. «И мне очень нравится, ножки у тебя просто супер!» Махмуд подошёл ко мне и начал гладить мои ноги, от колен и медленно поднимаясь. Я по привычке закусил губки, хотя мне было не до секса сейчас. Здоровенный кавказский детина наслаждался беззащитностью и красотой мальчика, связанного и подвешенного перед ним…

«Ах, какие ножки! А какие шортики! Интересно, а трусики такие же классные?» Махмуд расстегнул мои шортики и слегка раздвинул их, так что видны стали мои трусики. «Можно я шортики спущу, а Женечка?» — «Да, конечно», — «Какой вежливый мальчик, и за что ты его Ваха бьёшь?» Все заржали, а Махмуд со смаком приспустил мои шортики до колен, так что мои миниатюрные стринги, едва прикрывавшие мои гениталии, предстали взорам разгорячённых моими прелестями мужланов. «Ах, какая красотулечка! «, — Махмуд повернул меня спиной, отчего я почти задохнулся в петле, и показал всем мою маленькую кругленькую попку, игриво «прикрытую» только ниточкой трусиков. Раздались аплодисменты. «Эй, Аслан и Ваха — вы уже попробовали Женечку, как вам его попка? С виду хороша, а как в деле?» «И в деле тоже хороша, рабочая попка!» Махмул игриво шлёпнул меня ладонью по попке.- «Нравится?» — «Да» — «А так?» — он шлёпнул уже сильно, даже больно. — «Да». «А так?» — и он ожёг меня хлёстким ударом, видимо, ремнём. Я вскрикнул от боли. — «Не слышу!» — «Да, нравится»

«Отлично, люблю послушных и терпеливых мальчиков! Ладно, не буду попку портить, а то может, моим друзьям не нравятся следы от побоев!» Махмуд повернул меня лицом к банде, отчего я задышал свободнее. И тут он неожиданно поцеловал меня страстно, взасос. Так меня никто ещё не целовал, — туго связанного по рукам и ногам. Он задрал мою маечку, так что обнажились нежные мальчишеские грудки и начал целовать мои крохотные сосочки. Потом всё ниже и ниже, пока не дошёл до трусиков. Он медленно, рыча от удовольствия, приспустил их и стал гладить мой член. Но от страха у меня не было эрекции. «Женечка, я что, тебе не нравлюсь?», — обиженно спросил Махмуд. — «Нет, вы мне очень нравитесь, просто я немножко боюсь», — честно признался я. При этом я даже не мог посмотреть на него вниз, так моя голова была притянута кверху ремнём. Чувство абсолютной беззащитности. Они могли сделать со мною всё что угодно. Шесть здоровенных кавказцев и один нежный русский мальчик, по глупости и жадности согласившийся на групповуху. «На тебе вина для храбрости», — Махмуд поднёс стакан с вином к моему рту. Я начал жадно пить, и вино тут же ударило в голову, оно было крепким. И мой член тут же начал набухать, вино сняло тормоза. Махмуд немного подрочил его, потом взял в рот и стал сосать. Я не мог его видеть, но я видел, как остальные сидевшие за столом, все, как один, дрочили на меня. Никто даже ничего не говорил, так все были поглощены этой сценой. Тем временем Махмуд довёл меня до оргазма, мой член начал исторгать сперму, а Махмуд жадно её всасывать. Говорят, что у повешенных часто бывает эрекция, я почувствовал это на себе: горло так было стянуто ремнём, что член стоял как никогда. Это восхитительно ощущение — полуподвешенный за шею и судорожно стоящий на цыпочках мальчик со связанными руками и ногами вынужденно кончает в рот здоровенному кавказцу на виду у других кавказцев…

. «Вот теперь Женечка, я вижу, что тебе у нас нравится «, — засмеялся Махмуд,облизываю мою сперму со своих губ.
Банде не терпелось поближе познакомиться со мною, дело шло к постельной стадии, меня сняли с подвески и развязали руки и ноги. И дали натянуть только мои любимые стринги. Полуснятые шортики и маечку сдёрнули окончательно. Белые носочки и туфельки оставили. Восхитились моей фигуркой и заставили походить перед ними, как модель на подиуме. Требовали, чтобы «от бедра», но я и без них знал, как должен ходить симпатичный полураздетый мальчик перед педофилами. Несмотря на ужас моего положения, я с удовольствием покрасовался перед ними моей идеальной фигуркой и милой мордашкой. Видно, у меня это в крови, что в любой ситуации я пытаюсь понравиться мужчинам.

«Ну, Женечка, с кем хочешь любви в первую очередь?» — спросил Махмуд, на что я, разумеется, сказал «С вами». — «Потому что я главный или потому что я тебе нравлюсь?» — «Потому что вы мне нравитесь» — «Так может, ты в меня влюбился?», — засмеялся Махмуд. «Обычно я это выясняю после секса», — неожиданно для самого себя ляпнул я. Ведь у меня лишь раз десять был секс с мужчинами. Я был почти целочкой, и вдруг у меня такая развязность…

«Извини, Женечка, но мне надо немного отдохнуть, вот Шамиль очень тебя хочет». После этого низенький и пузатый Шамиль повёл меня за стеллажи, там была большая кровать, на которой одетым, прямо в обуви, спал какой-то рабочий в спецовке. «Эй, Рустам, освободи плацкарту, у нас срочное дело с Женечкой» — весело разбудил Шамиль рабочего. Тот ошалело посмотрел на меня и ушёл за стеллажи, подсматривать, конечно. Шамиль посадил меня рядом с собой и начал обнимать, целовать и говорить всякие пошло-сладкие вещи. Мне даже неловко было такое слушать от такого бандита. Он мягко завалил меня на спину, снял с меня трусики и стал облизывать мой член, только что побывавший во рту Махмуда, стал слизывать остатки спермы. От этого у меня опять началась эрекция. «Шамиль, у меня, что, такой красивый и сладкий член, раз вы все его сосёте? Или хотите, чтобы он подрос?»- шутливо спросил я. — «Не надо ему подрастать, не ты же нас трахаешь, а мы тебя! Не спеши взрослеть, а то потеряешь товарный вид!» — ласково ответил Шамиль.

Я наслаждался отдыхом после перезда и подвешивания, я томно раскинулся перед Шамилем и уже хотел секса с ним. Страха уже почти не было. Я был уверен, что за нами подсматривают из-за стеллажей, но мне всегда нравится, когда на меня дрочат . А для чего ещё быть соблазнительным мальчишечкой, если не для таких вот грубых бандитов-насильников? Пусть стесняются недостаточно красивые, а я во всех видах и позах хорош!

«В общем, Женечка, член у тебя что надо!» — «А попка?» — «И попка тоже!» — «А ротик?» — «Ты намекаешь на минет?» — «А тебе разве не хочется, чтобы я у тебя отсосал?» — «Ещё как хочется!» И Шамиль обнажил свой здоровенный красный член. «Нравится?» — «Ого!» — я наклонился к его члену и поцеловал его. Это был мой первый минет, но я часто видел это по Интернету и старался делать вид, что мне это не в новинку. На вкус член Шамиля был кислым и вонючим. В другой ситуации меня бы стошнило, но я был возбуждён и поэтому смело стал облизывать мужское достоинство моего любовника своими нежными губками. Мне было даже смешно, что член Шамиля оказался таким противным — после путешествия в ковре и подвешивания это было лёгкой забавой.

Постепенно я стал брать член Шамиля в рот всё глубже, а руками стал дрочить ему. Потом ещё глубже — так что почти давился, но храбро продолжал сосать. Шамиль застонал, он обхватил мою маленькую обнажённую попку своими ручищами и засунул свой палец мне в дырочку и стал массировать её. От этого я работал губками и язычком ещё более страстно. И наконец, он кончил в меня так неожиданно, что я чуть не захлебнулся. Густая, горячая, кисло-сладкая сперма наполнила мой рот, и я начал жадно глотать её, высасывая всю без отстатка…

После этого я пошёл по конвейеру. Меня имели и в попку, и в ротик по полной программе. Тайком уже никто не подглядывал, все стояли вокруг кровати и комментировали, давали советы, обменивались опытом — «Ваха, когда доходишь до самого конца, пошуруй там членом во все стороны, Женечке это нравится!» Я сбился со счёту, сколько раз меня поимели. Голова шла кругом, я ничего не соображал. Постепенно это стало невыносимо. Махмуд минут 40 не слезал с меня, и это переполнило чашу моего терпения. Мои мучители напились в стельку, и я решился на побег — ведь ясно было, что это уже всё не по плану, что они меня не отпустят. А попка у меня не казённая. Да и жить хочется вообще-то. Я попросился в туалет, и Аслан повёл меня, настолько пьяный, что ничего не соображал. Поэтому я сумел вырваться из его рук и побежал ввверх по лестнице. Пока Аслан соображал, что к чему, я уже закрывал за собой входную дверь наверху. На засов. Так что время у меня было.

И вот я оказался на улице. Уже смеркалось. Вокруг была действительно промзона: какие-то терминалы, заборы, машины и т.д. Я быстро пошёл, насколько позволяли туфельки на каблучках и истерзанная попка. Присел у забора на корточки и меня опять пропоносило спермой — полведра, не меньше. Пошёл дальше, и за углом внезапно наткнулся на двух рабочих, по виду таджиков. Они тупо смотрели на меня, а я собрался с духом и процокал мимо своими туфельками. Как будто так и надо. Я не оборачиваясь, дошёл до угла, завернул и остолбенел. Передо мною была большая площадь, ярко освещённая. а на ней было полно народу — таких же рабочих. Они разгружали фуры, курили, пили пиво, в общем, жизнь тут кипела. В конце площади были ворота, открытые настежь. Я лихорадочно думал, что делать, ведь назад никак нельзя, там уже наверняка погоня, да и эти двое увидят, как я менжуюсь и непременно затащат меня куда-нибудь. Поэтому я решил рискнуть и пошёл прямо через площадь к воротам. Я изо всех сил пытался идти обычным шагом, но в этих проклятых шортиках и туфельках получалось только «от бедра», да я и привык уже за сегодня к такой походке. На меня таращились со всех сторон, я закусил губки, но уже не кокетливо, а от напряжения, чуть не до крови. Были бы там кавказцы, наверняка уже налетели бы на меня, а таджики смирные. Так я и прошёл через всю площадь, на автомате. На улице было холодно, середина апреля, градусов 8-10, но я не замечал этого. Если бы кто-то из них хотя бы заговорил со мной, то я просто упал бы в обморок. Такое было напряжение.

И вот я вышел в ворота. Передо мной была какая-то дорога. Я решил немедля поймать машину, ведь сзади уже наверняка творилось чёрт-те что, я даже боялся оглянуться. Но только я вышел на обочину, как показалась милицейская машина. Бежать было поздно, да и некуда, и я обречённо дождался, когда менты остановятся и подойдут ко мне.

«Это ещё что такое за чудо в перьях?» — «Меня из машины высадили» — растерянно залепетал я. — «Кто высадил?» — «Так… знакомый один…» — » А почему в таком виде, ты что, педик, что ли?» — «Да нет, у нас была типа костюмированная вечеринка, как бы маскарад…» — «А ты какую роль играл — педика?» — «Да я не сам, меня за фант так одели, мы в фанты играли» — «Ага, нарядили педиком и трахнули все по разу» — заржали менты. Их было трое. Я стоял перед ними во всём своем наряде, при всех своих прелестях и пытался врать сбивчивым голосом. Но они сразу поняли, в чём дело. «Небось клиент поимел, а платить не стал — выкинул на дорогу!» — «Нет-нет, я не за деньги, я только по любви!» — «Так значит, всё-таки трахался?» Я понял, что проговорился и стыдливо замолк. «А сколько тебе лет?» — «18» — «Врёшь, тебе лет 15, не больше! Короче, поехали в отдел, там разберутся»

И я сел к ним в машину. Отъезжая, я увидел, как из ворот выбегали мои мучители. «Успел» — радостно подумал я…
В отделе меня подвели к окну дежурного. У меня за спиной в обезьяннике сидели несколько бомжей и алкашей. Увидев меня, они оживились — «Ничего себе, вот это фрукт! Сержант, давай его к нам, мы им полакомимся!» Их вжгляды жгли мою многострадальную попку, чуть не прожигая шортики. Да я ещё вынужден был наклониться к окну дежурного, так что моя полуобнажённая попка соблазнительно оттопырилась навстречу им. «А ничего поза, рабочая, и попка видно тоже!» И менты ничего не делали, чтобы пресечь это издевательство. Дежурный стал спрашивать мои данные. Я от балды назвал фамилию, а имя машинально дал своё, чуть не сказав «Женечка». Адрес тоже дал выдуманный. И с ужасом подумал, что это не подвердится, и меня задержат надолго для выяснения.

После этого меня завели в клетку к бомжам и алкашам, жадно ждавшим этого. Меня схватили и силой усадили на скамейку. Справа сидел вонючий бородатый бомж, а слева алкаш, с синяками и перегаром. Они начали меня лапать и обнимать сразу с двух сторон. Я, как мог, отбивался, но в итоге они меня зажали, скрутив руки, и я покорно затих. А менты стояли перед клеткой и глазели на всё это.

Бомж, положив свою грязную лапу мне на колено, спросил, как меня зовут. -«Женя» Его рука поползла вверх по моей ноге — «А почему у тебя такие тонкие ноги, а Женечка?» — «А почему у тебя такие грязные руки?» — «Ха-ха-ха, какой остроумный пидорок!» Его вонь шибала мне в нос, а его рука ползла всё выше. Я хотел помешать этому, но мои руки были скручены с обеих сторон моими соседями. И мне оставалось только стыдливо сжать ноги в коленках и терпеть домогательства этой грязной шпаны. Алкаш с другой стороны сразу положил свою лапу мне на другую ногу возле самых шортиков — «Женечка, а можно потрогать твои шортики, они, наверное, дорогие?» — «Да, дорогие, поэтому трогать нельзя» Но он уже щупал ткань моих шортиков — «О, неплохие шортики!» Тем временм бомж с другой стороны тоже дошёл до шортиков. И они одновременно полезли щупать через шортики мой соблазнительный бугорок. Я судорожно дёрнулся, но они крепко держали меня. Потому алкаш повернул моё лицо к себе и стал меня целовать. Я начал уклоняться, и он ударил меня кулаком в челюсть. «Эй, там, только без мордобития!» — заржали менты. Они были рады такому представлению. Я понял, что помощи от них не будет и покорно подставил губки алкашу.

Бомж справа мял мне мошонку через шортики , а алкаш слева целовал меня взасос. И я ничего не мог поделать, ведь они были здоровые, а я нежный хрупкий мальчик. Повезло им, на халяву забавляться с таким мальчиком-одуванчиком…

Тем временм бомж начал расстёгивать мои шортики, а алкаш уже целовал мою трепещущую шею. И вот рука бомжа залезла мне уже в трусики и стала хозяйничать там. Мне перехватило дыхание, я даже не мог ничего сказать, только тяжело дышал. Я утешался только тем, что по крайней мере меня тут не убьют, как на промзоне. А на бомжа я просто старался не смотреть и не нюхать его вонь. Всё остальное было почти уже привычным…

Тут дежурный крикнул — «Эй, голубенький ты наш, ты чего мутишь с данными? Нет их в базе!» Я пытался что-то говорить о возможном сбое в системе, но дежурный не стал меня даже и слушать — «А ну-ка, выберите ему самого вонючего бомжа, да пусть с ним в туалете пообщается, может, что и вспомнит!» Тут мой бомж встрепенулся — «Дайте его мне, а его расколю, как орех, он у меня быстро заговорит!» Но он был не самый вонючий, мне подыскали того, кто спал на полу. Его растолкали — «Хочешь этого пидорка помучать в туалете?» Бомж ошалело смотрел на меня, поставленного перед ним на обозрение, и ничего не мог понять. «Выеби его так, чтобы он ответил на все наши вопросы, ясно?» — «Всё понял, командир, я конечно, не пидор, но уж больно мальчонка симпатичный. Один раз не пидорас! » — похотливо усмехнулся бомжара . Сержант вывел нас вдвоём из клетки и повёл в туалет.

«Главное, чтобы он не полез ко мне целоваться и не заставил делать минет , иначе меня стошнит тут же. А в попку пусть трахает, сколько угодно» — думал я. И мы зашли в кабину туалета: хорошенький мальчик в чёрных шортиках, красной маечке, белых носочках и чёрных туфельках на каблучках и грязный вонючий бомжара, рядом с которым даже стоять-то было невыносимо.

Разумеется, он начал с поцелуя, сграбастал меня в охапку и впился засосом в мои губки. Он тоже был здоровенным, поэтому сопротивляться не имело смысла, я висел в его объятьях в полуобморочном состоянии. Как ни странно, меня не стошнило, я стойко перенёс его вонючий рот с гнилым запахом. Потом он начал лапать меня своими грязными ручищами, почти чёрными. По моим белым нежным бёдрам, талии и другим прелестям. Сдёрнул с меня маечку и вдоволь насладился моими мальчишескими грудками. Снял шортики, полюбовался моими трусиками и снял их тоже. Он, похоже, знал толк в мальчиках, врал поди, что не пидор. Теперь я стоял перед ним в одних белых носочках и чёрных туфельках. Готовый к употреблению чистенький нежный мальчик, отданный ментами на потеху помойному бомжу. Я потупил взгляд, потому что не было сил смотреть на этого дегенерата, но выглядело это очень соблазнительно, как будто я кокетничал. Бомж развернул меня и нагнул к унитазу, так что я опёрся об него руками. И начал терзать мою нежную попку своим чудовищным бомжарским членом, который не мыл годами, наверное. К этому времени моя попка немного отдохнула после кавказцев и я физически довольно сносно переносил этот секс. Только очень уж было противно и страшно, что он может заразить меня какой-нибудь дрянью. Вшей так уж точно напустит на меня. Но отвращение и страх начали возбуждать меня, так что мой член стал набухать. Он вошёл во вкус и громко стонал, а я в ответ жалобно попискивал. Это возбуждало его ещё больше и он скоро кончил. И я тоже. Из-за необычности ситуации я возбудился как никогда раньше и впервые кончил одновременно с мужчиной.

Потом он ещё раз поцеловал меня, игриво шлёпнул по попке и вышел, а я поскорее очистил попку от его опасной спермы, оделся, в который уже раз за день (меня постоянно раздевают, а я постоянно одеваюсь, хоть бы раз наоборот!),и пошатываясь тоже вышел и предстал перед сержантом, который явно хотел меня, я такие вещи хорошо чувствую. Он отвёл меня к дежурному -«Ну, что, вспомнил свои данные?» -«Да я не вру, это у вас что-то в системе», — снова забормотал я. — «Ах так? Дайте его другому бомжу — пусть ебут до потери пульса!», — разозлился дежурный. Но после самого вонючего бомжа меня уже ничем нельзя было испугать, разве что кавказцами. И я покорно пошёл в туалет с тем бомжом, который запускал свою лапу мне в трусики на скамейке…

Но тут в отдел вдруг зашёл …мой наниматель, который организовал сеанс с кавказцами. Я остолбенел от неожиданности и радости. Он дико посмотрел на то, как бомж тянет меня в туалет, потом поговорил наедине с дежурным, и повёз меня ко мне домой.

Оказывается, кавказцы ничего не хотели нарушать, рот они заклеили по ошибке,погорячившись, и отпустили бы меня точно в срок. Трахали меня только четверо, я будучи в шоке даже не обратил внимания, что Ахмад и Рамзан были для «массовки», чтобы попугать меня. Они только щупали и целовали меня, и больше ничего. Полчаса всего лишь я не дотерпел до конца сеанса. Наниматель отвёз бы меня домой, и я вместо секса с бомжом лежал бы в горячей ванне. А я дурак сбежал, испугался с непривычки. И даже про стоп-слова не вспомнил. Хорошо, что они увидели, как меня увозят менты. Иначе я бы долго ещё ублажал бомжей в отделе…

Наниматель дал дежурному 50 тысяч, поэтому первый мой сеанс я отработал бесплатно. Да и денег ещё надо на анализы, чтобы провериться после бомжа…

А следующий сеанс уже через два дня. Клиенты ко мне, оказывается, уже в очередь выстраиваются, потому что моё портфолио выложено в сети. И каждый раз будет новый сценарий и новые клиенты. И я даже не всегда буду знать, чем и где придётся заниматься. И отказаться уже нельзя,ведь договор подписан на год, при отказе грозит большая неустойка.

Наниматель намекнул, что в следующий раз я буду официантом в реальном гей-клубе на реальном дне рождения одного из боссов шоу-бизнеса. Белая рубашка с короткими рукавами, чёрный галстук-бабочка, чёрные мини-шортики, белые носочки и туфельки на каблучках…

Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
647
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments