Папина подружка

Родители развелись. Мама отпустила меня к отцу, мне было уже 18, поэтому я сам мог решать, с кем жить. Вскоре у него появилась новая подружка, Танька, и, я думаю, что она имела какое-то отношение к разрыву. Они поженились, и Танька стала моей мачехой. Почему я называю ее Танькой? Да потому что, ей было всего 20 лет, практически моя ровесница.

Женитьба отца не входила в мои планы, и я сначала хотел переехать к маме. Может, она и обиделась на меня, за то что я ушел с отцом, но, я надеялся, что она все же, примет меня. Увидев Таньку, я резко передумал.

Как-то вечером, отец пришел домой с девушкой. Яркая блондинка, с широкими бедрами, и аппетитными сиськами. Про нее не скажешь «хорошо, но много», все было в самый раз, учитывая ее рост. У отца, определенно, был хороший вкус…. Ладно, ладно, я не хочу сказать, что мой отец был каким-то самцом, которого интересуют только сиськи. Он образованный и хороший человек. Между прочим, инженер-электронщик, занимается наладкой роботизированных конвейерных линий.

Мы познакомились, и отец объявил, что Таня, его будущая жена, и, соответственно, моя мачеха. Мы разговорились, она с интересом расспрашивала меня, чем я занимаюсь, что мне нравится, и я чувствовал себя рядом с ней подростком, который разговаривает с уже взрослой женщиной. По ее манере держаться и разговаривать, ей можно было дать лет 30. Я все время ловил себя на том, что пялюсь на ее сиськи, заглядывая в вырез блузки, и, из-за этого мямлил и краснел.

В тот вечер она осталась ночевать. У меня тогда еще ни с кем не было секса, и я мастурбировал при каждом удобном случае, по несколько раз в день. И ночь была моим временем, когда я мог отрываться, без боязни, что меня кто-то увидит. В тумбочке возле кровати всегда лежал рулон туалетной бумаги, рядом стоял ноутбук, в одной из скрытых папок которого, я хранил свою гигабайтную коллекцию порно. В тот вечер я даже не стал его открывать, решив послушать, чем будут заниматься отец и Таня, в своей спальне. Я оторвал длинный кусок туалетной бумаги и сунул под подушку. Улегся, приспустил трусы, и стал прислушиваться, поигрывая членом.

Тишина. Я уже стал подремывать, когда из спальни «родителей» послышался смех Таньки, и шлепки по голому телу. Сердце часто забилось, и я навострил уши, ловя каждый звук. Через несколько минут я услышал, как Танька громко и глубоко задышала, и стал с остервенением дергать член. Не понадобилось и полминуты, чтобы он стоял, как железный. Слегка закружилась голова, от мысли, что я тайком подслушиваю, и тело потряхивало, как от удара током. В груди появилось приятное щекочущее чувство, которое всегда возникает, если я сильно возбуждаюсь.

Вздохи перешли в стоны, и, вдобавок, ритмично заскрипела кровать. Стало понятно, что там уже все серьезно, и Танька скоро может кончить. Я подстроился под скрип, двигая рукой с той же скоростью. Как же хотелось встать, и посмотреть! Я, конечно, не один раз за вечер, раздел и трахнул Таньку в своих мыслях, но увидеть в живую, это же совсем другое. Но, я бы не вынес позора, если бы меня застукали.

Таня приглушенно закричала, видимо, уткнувшись лицом в подушку, и меня скрючило судорогой, когда из члена брызнула первая «порция» спермы. Она долетела аж до лица, плюхнувшись мне на нос. Я чертыхнулся, продолжая яростно двигать кулаком, и остальные выстрелы попали на грудь и на живот, оросив меня мелкими каплями. Я откинулся на подушку, не вытираясь, и дослушал «концерт по заявкам», теребя поникший и мокрый член. Таня там уже, по-моему, плакала от удовольствия. Когда все стихло, я осмотрел себя, и мысль попробовать свою сперму на вкус сразу улетучилась. Каждый раз, мастурбируя, я всегда думал о том, что, хорошо бы слизать сперму. Не придется вытирать, и, было интересно, какая она на вкус. Но после того, как кончишь, желание резко пропадает, и становится даже немного противно, когда стираешь сперму с тела, туалетной бумагой. Я всегда «заметал следы», не оставляя до утра, чтобы в комнате не было запаха. Вставал, и смывал мокрый комок бумаги в унитаз. Так и в этот раз, я пошел в туалет, держа перед собой бумагу двумя пальцами….

И столкнулся с Танькой. Она ойкнула, прикрывая грудь и остановилась, разглядывая мою руку, которую я не успел убрать за спину. Хотя она и надела ночнушку и трусики, грудь просвечивала через почти прозрачную ткань, и я успел разглядеть ее соски. Трусы предательски встопорщились. Она втянула носом воздух, и улыбнулась. Клянусь, она поняла, что у меня в руке! По запаху. Я густо покраснел, и уставился в пол, разглядывая Танькин аккуратный педикюр.

— Иди первый, я надолго.

Я шмыгнул в ванную, (туалет и ванная у нас были совмещенными), и выкинул, наконец, эту злосчастную бумажку. Немного постоял, как будто мне действительно надо было в туалет, и нажал на слив. Не смотря на Таньку, бегом вернулся в спальню, и стал слушать как льется вода из душа, представляя, как Таня подмывается, натирая рукой промежность. Я думал об этом, чтобы выкинуть из головы то, что сейчас произошло. Как стыдно-то, черт!

С первого дня знакомства, у меня стоял на нее, и в своих фантазиях, когда я мастурбировал, постоянно трахал только Таньку. Менял позы и ситуации, то беря ее силой, то, наоборот подчиняясь ей. Часто фантазировал, как я ей вылизываю….

Вскоре, вскрылась одна ее «особенность». Пока папа был рядом, она была обычной любящей женой, но, когда ему приходилось уезжать из города, по делам, я узнал, что она любит «залить за воротник». Да не просто какое-нибудь винишко, она пила, что покрепче, виски или коньяк, напиваясь до потери памяти. Танька как-то сказала мне, что, если я не буду рассказывать отцу об этом, она тоже не расскажет ему, если я что-нибудь натворю. Как такая красавица, может так надираться вусмерть? Есть у нее, видимо, какая-то проблема… Не бывает дыма без огня.

Однажды вечером, я позвал своего друга Мишку, позависать у меня дома. Папа уехал на два дня, а с Танькой у нас был договор, не палить друг друга. Поэтому, я не переживал, что папа будет недоволен. Когда мы вошли, я разозлился, обнаружив Таньку, лежащую на диване перед телевизором, в совершенно невменяемом состоянии. Я должен был подумать об этом заранее. Папа уехал утром, и у нее было достаточно времени, чтобы «дойти до кондиции».

Мишка смутился, увидев мою пьяную мачеху, и предложил перенести наши посиделки на другой день. Но я сказал:

— Да это не проблема. Она только завтра очнется, давай, падай.

Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Я включил телевизор, и мы сели на пол, перед диваном.

Пока смотрели «Хищника», я заметил, что Мишка часто оглядывается на Таньку. Он даже пересел боком к дивану, чтобы не крутить головой, и, я понял, что он пытается заглянуть под халат, который закрывал ноги, только до середины бедра. Я, должен признаться, тоже так делал несколько раз. Однажды, после попытки разбудить ее, когда ей кто-то позвонил, я понял, что она в полной отключке, даже приподнял ей юбку, и долго разглядывал вагину, просвечивающую через черную сетчатую ткань трусиков. Я подумывал о том, чтобы пойти дальше, потрогать сиськи, например, но не решился.

Я был зол на нее, поэтому, посмотрел на Мишку и сказал:

— Хороши ножки?

Он кивнул.

— Хочешь посмотреть?

Протянул руку, и медленно откинул полы халата, раскрывая узкие белые трусики. Мишка уставился на это, а затем в панике посмотрел на меня.

— Что, если она проснется?

Я схватил Таньку за плечи, потряс ее, и закричал:

— проснись!

Она не реагировала, даже веки не дрогнули.

— Видишь, хоть из пушки пали, она не проснется до завтрашнего обеда.

Мишка потянулся, положил руку ей на бедро, и потряс. Танька не двигалась, даже, казалось, не дышала. Он скользнул ладонью по ноге до колена. Все еще глядя на ее ногу, он сказал:

—Ты когда-нибудь делал с ней… что-нибудь, пока она такая?

Я хотел соврать, но просто сказал:

—Я только заглядывал под юбку. Я думал об этом, но, побоялся.

Мишка еще раз погладил ей ногу, и сказал:

— Потрогай сиськи.

Я уже и сам почти решился на это, поэтому протянул обе руки, и накрыл ими ее грудь, поверх халата. Танька была без лифчика, и ее мягкие сиськи разъехались в разные стороны, под собственным весом. Я собрал их вместе, прижав одну к другой. И почему я не делал этого раньше?

Посмотрел на Мишку и улыбнулся:

— Потрогай ее пизду!

Он посмотрел на меня, и медленно провел ладонью вверх по ее бедрам, добравшись до трусов, и, просунул руку между ног.

Я хотел поменяться с ним местами, но, появилась идея получше. Просунув руку под халат, я сжал левую грудь, почувствовав пальцами ее сосок. Без халата были совсем другие ощущения. Сосок был, почему-то, твердый. Неужели, она что-то чувствует?

Мишка замер и открыл рот, наблюдая за тем, как я это делаю. Я другой рукой развязал халат, и оголил грудь и живот. Мы увидели ее обнаженную, на ней были только трусики, и это было так захватывающе, что я чуть не забыл как дышать.

Зазвонил телефон, и мы оба, в панике, убрали руки. Это был отец. Он хотел поговорить с Танькой, и я на мгновение замолчал, думая как поступить. Но, у меня с ней было соглашение. Если она будет пьяной, я должен буду сказать, что она у одной из ее подруг. Папа поверил, и я спросил его, как идут дела. Он сказал, что все в порядке, и, что он снова позвонит в пятницу вечером, перед вылетом.

Я оглянулся на Мишку. Он занял мое место, и посмеиваясь, играл с Танькиными сиськами, переваливая их из стороны в сторону, взявшись за соски. Я попрощался с отцом и вернулся к дивану. К тому времени Мишка уже сосал ее грудь, прохаживаясь языком по тверденьким сосочкам, и я пожалел, что сам до этого не додумался. С другой стороны, ее «нижняя половина» была свободна, поэтому я сел у ее ног, и начал их гладить, наслаждаясь мягкостью ее белой кожи.

Я объяснил Мишке, где мой отец, и что он не вернется до пятницы, поэтому можно не беспокоиться.

Он сказал:

— Это круто, чувак! Это лучший вечер в моей жизни.

А потом потянулся к Танькиному лицу, и поцеловал ее в губы, заталкивая язык ей в рот. Почему-то, это удивило меня больше, чем все, что мы сделали до этого.

Я потянулся к ее вагине и начал ощупывать ее через тонкую ткань трусиков. Я знал, что сниму их, спешить было некуда. Провел пальцем по половым губкам, которые были похожи на пирожок, и слегка надавил. Было мягко и приятно.

Мишка оторвался от ее губ, и посмотрел на меня:

— Это так классно! Как далеко мы можем зайти, как думаешь?

— Не знаю. — Ответил я, и задумался.

Не о том, как далеко мы можем зайти, а о том, чтобы просто не попасться. Отец далеко. Таньку не добудишься.

— Пока мы не оставим никаких следов, все будет в порядке, — сказал я Мишке.

Он больше не раздумывая, быстро встал, и спустил штаны. Он был прав, давно пора было это сделать. Его член торчал, как флагшток. Он, подумав, полностью разделся, и наклонившись, начал тереться членом о Танькины сиськи.

Я посмотрел на то, что он делает, и стал стягивать с Таньки трусы. Появилась верхняя часть ее бритого кустика светлых волос, а затем блестящая розовая щель. Я снял трусы, положив их рядом, провел пальцами по ее светлой щетинке на лобке, и шире раздвинул ноги, чтобы рассмотреть все как следует.

Когда мои пальцы начали исследовать ее щель, раскрывая каждую складку, чтобы осмотреть ее, мне пришло в голову, что пора тоже раздеться, как Мишка. Я встал, и через несколько секунд, уже был полностью голым. А Мишка, гад, уже занял мое место, и изучал ее киску!

Я был злой на Мишку за то, что он оттеснил меня, но, без него я никогда бы не решился раздеть Таньку. И вспомнив, что еще не пробовал сосать ее грудь, приник к левому соску, втягивая его в рот.

Мишка водил пальцем по ее вагине, легко поглаживая. Потом, не вытерпев, взялся за свой член, и начал тереть им по Танькиной промежности, пытаясь вставить. Черт, он даже задрожал от возбуждения! Я бы на его месте так не торопился, у нас куча времени, но, его можно было понять. Кто вытерпит, когда перед тобой такое красивое тело, и ты можешь делать с ним, все, что хочешь? Он плюнул на член, и проскользнув внутрь, начал осторожно двигаться. Я посмотрел на Таньку, чтобы убедиться, что она не проснулась, и уставился на ее губы. Решившись, подошел ближе, и потер кончиком члена по ее щеке и подбородку.

Надавив пальцем на подбородок, я просунул член в полуоткрытый рот. Танька всегда красила губы яркой помадой, и сейчас это выглядело очень сексуально — мой член обнимали сочные красные губы. Хоть для журнала снимай.

Было так тепло и влажно внутри, что я просто держал его там, и не двигался. Мишка и так заставлял ее двигаться своими толчками, так что мне хватало ощущений. Я знал, что он не долго продержится, и хотел дождаться своей очереди, чтобы, наконец, трахнуть ее.

Прошло не больше двух минут, прежде чем Мишка ускорился, с силой захлопал по ее животу своим пузом, и застонав, кончил. Я дождался, когда он вытащит, снял подушки с дивана, и разложил их на полу.

—Возьми ее за ноги, — сказал я, вытягивая Таньки руки из халата.

Мы перенесли ее на пол, и я широко раздвинул ей ноги, любуясь открывшейся картиной. Мишка сел на диван и наблюдал, как я ложусь на нее.

Я наслаждался ощущением касания моего тела с ее бедрами, и мягкими сиськами, под моей грудью. Посмотрев на ее спокойное лицо, начал двигать задницей, пытаясь направить член ко входу. Я мог бы сделать это рукой, но продолжал тереться членом, пока не нашел дырочку, и не проскользнул в нее. Член был еще влажный от ее слюней, и я старался не думать слишком много о том, откуда взялась другая скользкая смазка. Было тесно, горячо и влажно.

Медленно двигаясь, я, наконец, прижался животом к ее лобку, и наклонившись вперед, уткнулся лицом в ее волосы, с силой вдыхая носом этот пьянящий запах. Я знал, что быстро кончу, слишком возбудился, но, хотелось наслаждаться этим как можно дольше. Попробовал сделать несколько коротких толчков, потом медленно поводил внутри не вынимая. Ускорялся и замедлялся, чтобы узнать, что мне нравится больше. Стенки ее влагалища оказались немного ребристыми, это было похоже на массаж.

Скоро я почувствовал, что приближаюсь к тому, чтобы кончить, и остановился.

— Ты кончил? — спросил Мишка.

— Нет, но уже скоро.

— Ну, давай, не задерживайся, я хочу еще раз.

Я поднял голову и увидел, что Мишка потирает член, и он у него опять уже стоит. Приподнявшись на руках, я посмотрел на ее сиськи, и на свой член. Задвигал бедрами, чтобы посмотреть, как он скользит внутрь, и снова выходит. Обнял Таньку за плечи, и начал дергаться, как сумасшедший. Меня накрыло уже знакомыми ощущениями, только гораздо сильнее и ярче. Вздрагивая, я чувствовал, как моя сперма стреляет в нее. А член раздуваясь от выплескивающейся спермы, упирается в стенки влагалища.

Мой член стал слишком чувствительным, и я перестал двигаться. Просто лег на Таньку. Было так здорово расслабиться, и смаковать момент, но Мишка сказал:

— Двигай! Моя очередь.

Я откатился, чувствуя себя слишком уставшим, чтобы даже попытаться встать. Мишка был уже на ней, я даже не успел еще отодвинуться, и сразу начал трахать, ритмично и сильно вбивая член. Раздались хлопающие звуки ударов тела о тело. Он посмотрел на меня с улыбкой на лице.

Я полежал, наблюдая за этим шоу «в прямом эфире». С каждым толчком Танькино тело вздрагивало, и сиськи плавно колыхались, это гипнотизировало. Встав на колени, я посмотрел с другого угла, чтобы увидеть, как его член входит и выходит из вагины, раздвигая ее. Там было очень влажно, и я не понял, что это было, ее смазка или наша сперма.

Я сходил на кухню за колой, вернулся и сел на пол, рядом с ними. Мишка начал дергаться быстрее, я и не думал, что он продержится намного дольше мня. Он, казалось, был чертовски счастлив, улыбка не сходила с его лица.

Пока ждал своей очереди, я думал, что бы еще такого попробовать. Я смотрел порно в интернете уже в течение нескольких лет, так что видел много всяких поз, но в некоторых из них, женщина должна двигаться. С Танькой такое не получится. А что если попробовать раком? Диван, по высоте, вроде, подходил в самый раз.

В это время толчки Мишки ускорились, и он начал громко сопеть носом. Кончив, он рухнул на нее сверху. Я продолжал потягивать колу и планировать то, что я буду делать дальше, давая ему время расслабиться. Больше, чем он позволил мне.

Мишка перекатился на пол, встал и пошел на кухню. Я услышал, как открылся холодильник, и Мишка налил себе колы. Подойдя к Таньке, я начал поглаживать ее сиськи, покручивая и натягивая соски. Она была уже немного потная.

Мишка плюхнулся на диван, и глотнул из стакана.

— Еще будешь?

— Да, я еще хочу немного поиграть с ней.

— Кайф! У нас обоих это в первый раз, вроде как, и сразу групповушка!

Я продолжал исследовать ее кожу, не касаясь ее покрасневшей киски. Из нее уже сочилась наша с Мишкой сперма.

— Это чертовски здорово. Можем еще покуролесить до десяти? Моя мама сказала, что я должен быть дома в одиннадцать.

— Сейчас только семь! Сколько раз ты ее еще хочешь трахнуть?

— Однажды, когда я смотрел порнушку, я дрочил шесть раз за день. А это намного круче, чем порно. И у меня будут перерывы, пока ты ее трахаешь. — Сказал он, теребя свой поникший член.

Я никогда не понимал, как Мишка мог так просто разговаривать о сексе. С другой стороны, я мог так же, не стесняясь, разговаривать с ним об этом, как ни с кем другим.

— Помоги мне положить ее на диван. Я хочу попробовать раком.

Мы вместе поставили ее коленями на пол, и повалили лицом на диван. Я раздвинул Таньке ноги, и вставил член. Схватив ее за бедра, и растягивая ягодицы, начал медленно трахать. Не было никакой разницы в ощущениях, но, было намного легче и удобнее двигаться. И вид ее большой задницы, со сморщенной дырочкой ануса, невероятно возбуждал.

Мишка, снова потягивая свою колу, наблюдал за нами и поглаживал член.

— Как тебе?

— Хорошо. Хочешь попробовать?

— Спрашиваешь!

Через несколько минут, он отставил стакан и переместился на диван. Подняв Таньке голову, он вложил член ей в рот.

— Не слишком напирай, — предупредил я. — Я не хочу, чтобы она потом думала, почему у нее рот болит. И не кончай ей туда.

— Я знаю. Я просто веселюсь, пока ты не закончишь, и я снова смогу ее трахнуть.

Он начал двигаться взад и вперед, и через несколько минут его член напрягся, Мишка не мог уже вставить ей и половину.

Я ожидал, что мой второй раз продлится дольше, но, увидев, что делает Мишка, в сочетании с новой позицией, мне было действительно трудно сдерживать себя. Я был уже на подходе.

— Как насчет того, чтобы поменяться?

Мишка не ответил, а просто вытащил член, и перелез на мое место. Подняв ее за голову, я сделал то же, что и Мишка, всунув половину своего члена ей в рот. Мишка начал трахать, толкая ее на меня с каждым ударом. Несмотря на волнение от того, что член был у нее во рту, это не так возбуждало, и я мог дольше продержаться.

На этот раз Мишка трахал Таньку гораздо дольше. Он замедлился, посмотрел на меня и сказал:

— давай повернем ее, я хочу видеть ее сиськи.

Я кивнул, и мы перевернули ее, положив с ногами на диван. Мишка раздвинул ноги и лег на нее, член вошел, как по маслу.

Танька теперь лежала, свесив голову с дивана, и открыв рот. Мне даже не надо было прицеливаться. Я взял ее за сиськи, и всунул член во влажный и теплый рот.

Мишка смотря на мои действия, увеличил скорость, захрипел, и отвалился.

Через минуту он поднялся, и ушел на кухню. Я, не теряя времени, опустился между ее ног, и вставил член в щель. Просто засунул, и быстро задвигал бедрами, пока не почувствовал, что начинаю кончать, и замер, наслаждаясь толчками спермы, бьющей во влагалище. Потом лег на ее мягкое тело, и расслабился, вдыхая аромат ее кожи.

Через несколько минут Мишка вернулся с бутербродом и сел смотреть телевизор. Я, очнулся, вытащил член и пошел в душ. От меня несло потом, как от козла.

Принимать душ гораздо быстрее, когда человек уже голый, и не нужно одеваться снова. Пока мылся, думал о том, что нам с Мишкой невероятно повезло. Испытать такое, когда у тебя никогда не было даже намека на секс!

Когда я вернулся в гостиную, Мишка уже опять трахал ее, в том же положении. Неужели он действительно сможет продержаться до десяти часов? Черт, надо заканчивать, и как-то вытереть нашу сперму, которая уже стекала мутными ручейками по Танькиным бедрам и пачкала обивку дивана.

Я сел на диван, найдя место, где не было еще мокрого пятна, и бессмысленно уставился в телевизор. Вся эта история меня порядком утомила. Мишка продолжал трахать. Он трахал ее минут десять, прежде чем, наконец, опять не кончил.

К девяти мы оба выдохлись, и я сказал Мишке, что пора начинать уборку. Я думал, что он будет сопротивляться, и просить еще, но он сразу согласился. Мы в две руки, обтерли ее влажными салфетками, я старался делать это очень нежно, это же не кукла, а живой человек. Мишка очень долго возился, ковыряясь во влагалище. Потом, мы перенесли ее на диван, и, пока он был в душе, я надел на Таньку трусики и халат. Ничего сложного, я справился и один.

Я сидел и играл с ее сиськами, пока не вернулся Мишка. Он вышел из душа, и пока одевался, смотрел, как я шлепаю и поглаживаю Таньку по ее большим и мягким сиськам.

— Это было так классно! Может еще… как-нибудь.

И ушел.

Валясь от усталости, я поплелся в спальню, и рухнул на кровать.

***

Это случилось через два дня. Я вернулся после тренировки, в доме было тихо. Пройдя по квартире, обнаружил Таньку, лежащую на кровати, без чувств. Я был удивлен, потому что отец должен был вернуться уже завтра. Возможно, она подумала, что это ее последний шанс надраться. Я попытался разбудить ее, планируя рассказать ей о несуществующем телефонном звонке, если она проснется, но, это было бесполезно.

Тогда я позвонил Мишке, чтобы он присоединился к веселью, но вызов ушел на голосовую почту. Я не собирался оставлять сообщение, «приходи на трах», и просто повесил трубку. Ну, я попытался.

Разделить ее с Мишкой было бы веселее, но, если я буду один, то получу больше удовольствия. И мне не терпелось попробовать одну вещь, при Мишке я бы постеснялся. Я вернулся к кровати, плюхнулся рядом с ней, и прошептал:

— Это будет весело.

Я не торопясь раздел ее, достал полотенце и подложил ей под зад. Разделся сам, и лег рядом, положив руку ей на грудь. Я думал о том, что я хотел сделать с ней, и о том, в каком порядке я буду это делать.

Я часто мастурбировал с фантазией, что я вылизываю киску Таньки. Решив не откладывать исполнение этого самого грязного, по моему мнению, желания, я согнул ее ноги в коленях, и стал рассматривать каждую складочку ее розовой вагины.

Собравшись с духом, я вытянул язык, коснувшись им клитора, и складочек над ним. Во рту появился терпкий сладко-кислый, но приятный вкус. И этот дурманящий запах ее выделений! Это было неописуемо! Я облизывал, всасывал и пробовал каждую ее складочку. И подумал, что это мне определенно нравится, и я бы делал ей так каждый день, если бы она позволила. Оставалась еще одна не исследованная часть тела — ее задница, точнее анус. Я приподнял ее зад руками, раздвигая ягодицы, и мне открылась аккуратная сморщенная дырочка. Я осторожно понюхал. Ничего кроме пота, хм…. Чистюля. Лизнул. Ничего особенного. Смочил палец и просунул внутрь, Танька вздрогнула. Я насторожился и замер, смотря ей в лицо, но, она больше не шевелилась. Тогда я провел языком от ануса до клитора, и обратно. Это было очень приятное ощущение. Проделав так несколько раз, я страшно возбудился.

Член напрягся, и мне стало неудобно лежать на животе. Я лег на Таньку, направляя рукой член во влагалище. Не было надежды, что я долго продержусь, я был слишком возбужден. Поэтому я просто трахал ее, наслаждаясь обнаженным телом под собой.

Однако, трахал я ее довольно долго, сам себе удивляясь. Не прекращая двигаться, я поцеловал Таньку в ее мягкие губы, и…

Она открыла глаза.

— А ты гораздо выносливее своего отца.

— А-а-а!

Я замер от испуга.

«Спалился, идиот. Что же теперь делать?»

— Ну, что же ты остановился? Продолжай, половой гигант. — С издевкой сказала Танька.

Она обняла меня, и закинула ноги мне на спину.

Я с ужасом посмотрел ей в глаза, и член тут же сморщился, и выскользнул из влагалища.

Миллион мыслей пронеслись в моей голове за одно мгновение. От «что теперь будет», и до «узнает отец».

— Не бойся, я тебя не выдам, — успокоила меня Танька, словно прочитав мои мысли. — У нас ведь соглашение? Только теперь придется внести кое-какие поправки.

Она все еще крепко прижимала меня к себе, не отпуская.

— В первый раз ты очень постарался. У меня на утро все болело, и я долго не могла понять почему. А потом из меня потекло. Это же была твоя сперма?

Я кивнул, решив не выдавать Мишку.

— А сегодня, я решила притвориться, и посмотреть, что будет. И ты попался.

— Прости меня….

Я чуть не плакал.

— Да ты что? Хотя я и пропустила все веселье, но, то, что было сегодня, мне понравилось. Признавайся, дрочил на меня до этого?

— Да… с первого дня, всегда.

— Молодец, не врешь. Я просто видела, как ты это делаешь.

Я изумленно уставился на нее.

— Это было просто, достаточно ночью заглянуть к тебе в комнату.

Она засмеялась, и я покраснел, пряча глаза.

Наконец, она меня отпустила, разжав объятия, и похлопала рукой по одеялу.

— Ложись.

— Да не бойся! — добавила Танька, видя мою нерешительность.

Я неловко слез с нее, и лег рядом.

— Обними меня.

Я осторожно положил ей руку на живот, но, она передвинула ее на сиськи.

— Что же мне с тобой делать? — Задумчиво проговорила Танька. — Да, о нашем с тобой договоре…. Я надеюсь, ты понимаешь, что ты очень виноват передо мной?

— Да… Таня, я….

— Тихо! Так вот. С сегодняшнего дня, будешь делать то, что я скажу. Ничего такого, типа «сходи, помой, убери», нет. Я имею в виду, совсем другое. Будешь исполнять мои желания, в сексе. Понял? И это, иногда, будет для тебя совсем не просто. Это будет… то, что я не могу позволить себе с твоим отцом.

Я недоверчиво посмотрел на нее, уже улыбаясь во весь рот.

— Приступай. Полижи мне, у тебя хорошо получается. Это будет весело, — повторила она мои слова.

«Rendez Vous» женский возбудитель 2

RENDEZ VOUS – женский возбудитель №1

«Rendez Vous» женский возбудитель, который заставит потекти любую девушку. Усиливающее сексуальное возбуждение!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
1 393
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments