По пути домой

1 часть.

Конец мая уже по летнему встречал учеников, когда двери школы распахнулись настежь, и толпа подростков хлынула наружу, смеясь и болтая. Июля, 18 — летняя красивенькая девушка заметила отца, поджидавшего ее в машине, и весело помахала ему рукой.

Виктор сидел в машине, наблюдая за дочерью. Его рот наполнился слюной, а член приятно дернулся, когда он вспомнил, что совсем недавно, при жене трахал дочь и она первый раз от их секса, после того, как разорванная им плевочка дочки зажила и она первый раз кончила, он посмотрел на свою сексуальную, красивую, стройную дочь. У нее были длинные и волнистые черные волосы, красивое личико и стройное тело с сиськами двоечками.

— Привет, папочка!- прощебетала Июля, запрыгивая в машину и прижимая машинально, да скорее инстинктивно, сумку к низу короткой джинсовой юбки, чтобы не было видно засвета ее белоснежных трусиков, но вспомнила, что папе подобное очень нравится и сумку приподняла. Вот тут то папа и увидел трусики и очень даже пристально посмотрел, было видно по папе, что посмотрел с удовольствием, а значит уже с возбуждением. Юбка еще и туго натянулась на ее хорошенькой попке, а подол задрался высоко на сильных бедрах. А первый раз сильные бедра дочери, Виктор почувствовал, тогда, когда дочь, кончая, сильно сжала бедрами его голову, когда он лизал ее киску, что мама весело тогда сказала: «Ты так папку нашего задушишь!» А ведь сила ее бедер сказывалась явно от занятий гимнастикой.

— Привет, дорогая, — сказал Виктор, обнимая дочь. Он улыбнулся, когда Июля прижалась к нему своим теплым телом. Он целомудренно поцеловал ее в щеку, как сделал бы любой отец, да и мимо проходили ученики, кто то говорил дочке, проходя мимо их машины:

— Июлька, пока! До завтра! — и Виктору было приятно, что дочку уважают.

Он завел машину, и они поехали домой, прочь из шумного города, отец и дочь болтали о прошедшем дне. Каждый раз, когда Виктор смотрел на Июлю, в его глазах светилась не только отеческая любовь. Через двадцать минут он съехал с трассы на полевую дорогу, направляясь к знакомому месту, уединенному месту, только их месту, где мама еще не была, которое они с дочерью уже так хорошо знали, где не было видно машины, где они трахались почти каждый раз, как возвращались домой, папа со службы, дочь с учебы.

Июля, все поняла, почему это папа свернул в лесопосадки и ее щеки зарделись от предвкушения, а трусики, приятной пульсацией, оросила ластовицу порция выделений сока ее вагины. Она наклонилась к папе и крепко прижалась грудью. Ее бедро коснулось руки папы, которая была на рычаге переключения передач. Он посмотрел на дочь, почувствовав жар ее бедра на руке, и его лицо тоже покраснело и тоже от предвкушения назревавшего наслаждения юным еще телом дочери. Он протянул руку и погладил дочь по колену. Ее обнаженная нога казалась атласной под его пальцами. Он немного задрал юбку и стали видны трусики, и Виктор, отняв руку от колена дочери, положил ее себе на ширинку и помял член, остановил машину, Июля бросилась в его объятия, и они стали страстно целоваться,… губами,.. языками,.. даже зубами…

— Папа, — простонала Июля, и нетерпеливо приоткрыла губы, чтобы поцеловать папин язычок, и принялась сосать его, тихо постанывая. — Именно этого момента я так ждала весь день, папочка! — шептала Июля, и их рты были плотно прижаты и сосали у друг друга губы. Их слюна непристойно смешалась, а тела прижались друг к другу. Виктор гладил блестящие, черные, как смоль волосы дочери, пока они целовались, посматривал на засвет трусиков от того, что юбка обнажила красивые и сильные ноги дочери. Его рука ласкала ее шею, и он чувствовал, как пульсируют вены на ее шее. Его руки гладили ее девичьи плечи, а член затвердев, сладостно дергался, когда они продолжили целоваться. Июля застонала в папин рот. Ее маленькая, почти еще девственная киска, теперь сладко покалывала и пульсировала выделениями порциями сока, и с каждой секундой становилась все влажнее и трусики мокрели. Июля сейчас подумала, что «сейчас папа седьмой раз войдет в меня». О ее вагине, папа как то сказал в присутствии мамы, да и к маме обращаясь:

— Смотри, Лида, а у нашей дочки, писечка остается загадкой до последнего, пока не раздвинешь щелочку, и не увидишь всю нежность писечки!

Конечно же, там у нее еще все было для папиного члена, узко. Вот Виктор и старался дочь долго ласкать, чтобы вагина дочки, раз она так сильно там мокреет, чтобы член входил безболезненно. Мама папе говорила, чтобы он хорошо ее возбуждал, чтобы, как мама сказала, твоя дубина, входила в дочку безболезненно. А в промежности брюк Виктора, его член и яйца были уже тяжелыми. Его член зашевелился, удлиняясь и утолщаясь. Наконец они прервали свой долгий, жаркий поцелуй. Губы Июли стали влажными и блестящими и немного опухли, глаза блестели, когда она смотрела на отца с обожанием и с любовью в глазах. На ней была прозрачная блузка с длинными рукавами и жакетка. Папа видел сквозь ткань ее белый лифчик. Ее сиськи двоечки красивыми бугорками девичьей плоти, просились наружу, как и папин член.
— О, папа, — томно прошептала Июля, расстегивая блузку, — сейчас у нас будет седьмой раз, я сегодня грезила об этом весь день! Даже в туалете на перемене кончила.

— Я тоже, дочка, жил этим моментом! — признался Виктор, не сводя глаз с ее груди дочери и конечно с засвета трусиков. Июля расстегнула блузку, вытащила ее из юбки. Она носила всегда одинаковое по цвету и фасону белье. Если белый сейчас бюстгальтер, то и белые трусики. Верхушки ее девичьих сисек колыхались над чашечками лифчика от движений тела. Виктор протянул дрожащую руку и коснулся груди дочери. Он нежно массировал ее сиськи через бюстгальтер и ласкал атласную плоть сисек в верхней части чашечек бюстгальтера. Июля вздохнула от удовольствия, и улыбнувшись посмотрела на папу. Соски быстро поднялись и затвердели, когда она быстро задышала:

«Rendez Vous» женский возбудитель 2

RENDEZ VOUS – женский возбудитель №1

«Rendez Vous» женский возбудитель, который заставит потекти любую девушку. Усиливающее сексуальное возбуждение!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

— Ты сам снимешь мой лифчик, папа?- кокетливым голосом спросила Июля. — Ты же любишь сам меня раздевать!

— Да, дочка! — сказал Виктор, — Мне нравится, когда я тебя раздеваю, ты так красиво краснеешь! — и руки мужчины слегка дрожащими от волнения руками, расстегнули крючки лифчика. Виктор справился быстро и через несколько секунд лифчик был расстегнут. Он спустил бретельки с ее гладких плеч, и наконец ее грудь освободилась от чашечек лифчика. Лифчик присоединился к жакетке и блузке девушки на заднем сидении.

— Боже мой, Июля, как они у тебя красивы, как и у мамы в молодости, как я люблю твои сиськи! — и Виктор застонал, когда его руки нежно сжали груди дочери и губы прильнули сосать уже твердые соски. Июля улыбнулась папе с эротическим удовольствием, и эротической улыбкой, а прикусив губу, прижала голову папы, сосущую нежно затвердевший сосок. Ее соски были розовыми, и когда папа ласкал ее, а другую сжимал рукой, они напрягались и становились твердыми.

Июля не отнимая руки с затылка папы, притянула его голову еще теснее к своим грудям. Она задохнулась от радости, когда он начал тыкаться носом в ее сиськи, тереться о них лицом, щекоча своими усами. Ее нежные укусы пульсировали, когда они касались его щек и подбородка. Он целовал их горячо, влажно, прижимаясь губами к каждому соску. Ее укусы пульсировали, когда они прижимались к влажным губам папы. Июля застонала и раздвинула свои ноги. Одна ее нога прижалась к дверце машины, а другая была почти на колене папы и ему был свободный доступ к ласке, через трусики, вагины дочери. Июля знала от мамы, что папа, в порыве страсти любит, матерные слова, когда его попросишь, сделать ту или иную ласку, но сказать матерно, типа «хочу хуй сосать», или «полижи пизду», «хочу, пап, ебаться» вот и сейчас, Июля прижалась к папе:

— Ты знаешь, чего я хочу, папочка, — промурлыкала Июля, — Давай сядем на заднее сиденье, и ты мне ее полижешь пизду, да, пап? — и с этими словами Июля откинула спинку своего сиденья и ловко перелезла на заднее сиденье машины, и Виктор последовал за дочкой, не сводя свой взгляд от засвета белых трусиков. Июля уже полулежала, полусидела на заднем сиденье машины, широко расставив ноги. Виктор опустился на колени на пол машины между ног дочери. Он взялся за подол ее юбки и медленно приподнял его, обнажив бедра, и прикрытую трусиками прелесть дочери. Белые трусики — слипы, плотно облегали прелесть дочери. Ее выпуклый венерин холмик образовал возвышение и прелесть дочери так прекрасно смотрелась. Трусики сидели на ней так плотно, что складка щелочки ее киски была отчетливо видна.

Виктор поглаживал ее бедра медленными, дразнящими движениями, точно так же, как он знал, что его дочери это нравится. Он медленно продвигался вверх.

— О, Папа! — Июля ахнула, когда он впервые коснулся ее киски через трусики. Его руки дрожали, когда он просунул пальцы под трусики. Он потянул их вниз. Июля приподняла попу от сиденья, чтобы папа мог снять с нее трусики. Виктор медленно снял белые трусики с голенького лобка, любуясь щелочкой, которая обнажила раскрывшись, немного клитор и губки. Он знал, что когда дочка возбуждена, то клитор и губки выглядывали, а если не возбуждена, то у дочки была просто щелочка ну иногда с едва высунувшимся клитором. Если он у дочки выглядывал, то это говорило о том, что дочка возбудилась. Он застонал и сильно прикусил нижнюю губу, пытаясь подавить свою страсть, предвкушая скоро и вкус, и запах прелести дочери. Стянув трусики до колен он положил свои горячие руки на бедра. Ее киска была узкой, уже немного набухшими розовыми губками. Щелочка прекрасно чуть раскрылась между красивой формы ног дочери, которыми он неустанно любовался. Совсем недавно на лобке венериного холмика была полосочка густого кустика мягких, шелковистых черненьких волос, а сейчас лобок был голеньким. Виктор подумал, что его дочь выглядела сейчас, как девочка, которую он подмывал еще маленькой, сейчас ее розовые губки немного приоткрыты.

Он вспомнил, что они с женой именно так всегда поступали, медленно и постепенно соблазняя свою дочь, нежно и ласково, и очень осторожно, шаг за шагом. Июля всегда была красивым, чувственным ребенком. И с того момента, как ее тело начало меняться и взрослеть, а на плоской груди начали расти маленькие бугорки сисек, Виктор радовался и начинал желать свою дочь. После того, как он и Лидия поговорили, что они будут вместе развивать чувственность дочери, Виктор стал шаг за шагом вести Июлю по пути сладострастия семейной инцестуальности. Виктор больше времени проводил с дочкой. Лидия врач и поэтому у нее часты были ночные дежурства и папа с дочкой часто и спали вместе. Он всегда прикасался к ней, гладил, гладил по волосам, гладил по плечам, обнимал, щекотал часто ее низ живота, целовал через трусики лобок, а если Июля была голенькой, то целовал начало щелочки и по обе стороны. Лидия ему говорила, что клитор еще рано у нее ласкать, а полезней будет по обе стороны щелочки ласкать ее прелесть до самой дырочки попы. И Июля видя и чувствуя любовные отношения в семье, поняла рано, какую роль она должна выполнять в их семье и выполняя эту свою роль, Июля поняла, что это тайна их семьи и об этом никто не должен знать и старалась не выдать ни единой живой душе, ни намека на ее сексуальные отношения с мамой, и с папой. Это заставляло Июлю чувствовать себя особенной именно для родителей, как будто она, мама и папа были едины в их сладострастной тайне, втроем против всего мира, в мире их семейных оргазмов. Виктор и Лидия медленно соблазняли свою дочь, и им еще предстоял долгий путь соблазнения, до 18 лет, хотя потом мама скажет, что надо было начинать раньше, после Июлиных первых месячных в 13 лет.

Виктор всегда был нежен с дочкой и ласков, и деликатен конечно. Родители медленно вводили ее в инцестуальное наслаждение, умело направляя, осторожно, но неуклонно увлекая за собой. Дочь у них получилась красивой и поэтому они считали, что будет очень несправедливо, что дочкой будет наслаждаться другой, а не они. Лидия говорила Виктору, чтобы почаще, когда у Июли начали расти сиськи, садил ее себе на колени и чтобы дочка чувствовала твердость и пульсацию члена и проявляла интерес. И часто, когда они оставались одни, он сажал Июлю к себе на колени, и ее теплая попка прижималась к его паху и чувствовала попой твердый член папы или как он твердел. Июля всегда отвечала охотно, взволнованная и покрасневшая этими проявлениями папиной любви. Она всегда была очень близка с папой, и эта близость, казалось, только росла и углублялась по мере того, как они сексуально исследовали друг друга, и оставалось совсем преодолеть до конца ту грань стыдливости и у них был бы уже тогда секс. Теперь Виктор положил руку между ее ног, слегка касаясь ее киски.

— Ммм, папочка, — простонала Июля, когда папа потрогал ее мокрую киску. Ее кода покрылась мурашками, когда пальцы папы скользнули по мокрой щелочке, поглаживая губки, заставляя ее киску истекать соком.

— Полижи ее папа, полижи пизду свой дочки! — попросила Июля шепотом, оттянув трусики в сторону, и Виктор, обхватывая руками ее бедра, опустил голову между ее ног. Его теплое дыхание заставляли Июлю возбужденно ерзать попой на сиденье, ягодицы задрожали, когда папа запечатлел долгий, долгий поцелуй на раскрытой розовой киске дочери.

Виктор приоткрыл губы, высунул язык и провел кончиком по ее обнаженным ягодицам. Через несколько секунд ее влагалище было покрыто блестящей слюной папы.

— О, папа, как хорошо! — Июля ахнула, застонав, когда папа просунул кончик языка между ее набухших половых губ. Сок киски блистел на языке.

— Мммм, дочка, какая писечка вкусная! — простонал Виктор, пробуя ее кисленький сок и глотая его. Он всегда любил ее свежий, сладковато — кисленький вкус и знал, что никогда не сможет насытиться ею, он хотел прям пить сок вагины дочери.

Пока Виктор погружал свой язык в киску дочери, его руки двигались вверх по ее плоскому животу к грудям, он ласкал их, сжимая и разминая девичьи холмики. Он нежно сжал затвердевший сосок и застонал, когда почувствовал, как клитор вылез из своего капюшона и запульсировал под давлением языка. Он провел языком по ее клитору.

— Да, папочка! — она вскрикнула, ее руки лежали на его плечах, сжимая, притягивая его к себе. Она с силой притянула его голову к своей вагине и прижалась к его рту. Сок вагины был виден на лице папы, его язык теребил клитор, и все сильнее и сильнее с каждым лизанием, папа приближал дочку к оргазму.

— Ох, папа, как хорошо, да, папочка мой, папа! — девушка. Июля приподняла свою попку с сиденья машины. Ее бедра поднялись, и ее киска встретилась с ртом папы и его исследующим языком. Ее папа и мама всегда сводили ее с ума своими губами и языком лаская ее вагину, и вот сейчас Июля ерзала своей влажной вагиной по папиному рту.

Член Виктора стал таким твердым, что стало аж больно. Другой, более эгоистичный мужчина трахнул бы девушку прямо здесь и сейчас, проникая в нее своим твердым членом. но Виктор намеренно сдерживался, он любил сначала насытиться запахом дочкиной вагины и вкусом ее сока. Ему ужасно хотелось трахнуть ее, но только тогда, когда она будет готова к этому важному шагу. По мере приближения оргазма, Июля чаще и чаще задышала, застонала, прикусывая губы, ее пальцы впились в плечи папы, крепко прижимая его к своей киске, а папин язык работал с ней, скользя и облизывая клитор дочки, пока она не начала кончать. И Виктору очень нравилось, как дочка кончает. Июля откинула голову назад и открыла рот, непрерывно постанывая. Она напряглась, каждый мускул ее тела напрягся от удовольствия, когда она кончала. Она вздрогнула всем телом и конвульсивно затряслась.

Виктор был счастлив, что дочке доставил наслаждение. Его рот был плотно прижат к ее киске, и он мог чувствовать оргазмическую дрожь ее киски на своих губах и языке. А Июля начала всхлипывать от силы оргазмического наслаждения, которое пронзило ее чресла, когда она кончила. И наконец Июля в последний раз вздрогнула и обмяк. Виктор оторвал лицо от пахучей вагины дочери. Ее нежные розовые набухшие губки стали красными, а вход во влагалище все сжимался. Июля застонала, когда папа снова и снова целовал и облизывал ее мягкие, покрытые соком бедра. Ее сиськи подпрыгивали, когда она тяжело дышала.

Виктор медленно всунул палец во влагалище, и так же медленно высунул его…

— Ох, пап! — вздохнула Июля, когда папа просунул палец в рот дочери. Она почувствовала себя, то есть свой сок, его вкус и запах, облизала палец папы и он снова медленно всунул, а ее влагалище все еще пульсировало под его вторгшимся пальцем. Он засунул палец глубоко внутрь нее, как тот наткнулся на сильное сжатие:

— О, дочка! А член сожмешь так? — спросил папа, удивляясь силе влагалища дочки. Жена сжимала член не так сильно и часто.

— Папа, конечно, мне же тоже приятно, когда я сжимаю его! — воскликнула она, взволнованная, и встревоженная от предвкушения того, что сейчас папа в нее войдет.

Виктор стянул с себя брюки и трусы. Его член вырвался на свободу, поднялся, похотливо пружиня в воздухе, дочка тут же присела на пол машины между ног папы, голова ее склонилась над его промежностью, ее волосы касались его члена, заставляя его пульсировать. Она возбужденно улыбнулась папе и облизала губы, эротично смачивая их. Виктор нежно сжал грудь дочери, когда она опустила голову ему на колени. Мужчина схватил свой член за толстое основание, когда она взяла его головку в свой горячий, влажный рот.

Папа приподнял свои бедра, вгоняя свой член в рот дочери.

-Ммм, — простонала Июля, сося член папы, ощущая его толщину, она начала сосать член аппетитно, с наслаждением.

— О, дочка! — простонал Виктор, это было так хорошо, когда его дочка сосала член. Его переполненные спермой яйца болели от тяжелого груза спермы. Он не мог дождаться, чтобы выстрелить своей сливочной спермой в маленький рот своей дочери. Пока Июля продолжала сосать член своего папочки, ее жадные пальцы массировали его ноющие яйца. Рука Виктора все еще сжимала основание его члена, направляя его в ее сосущий род дочки. А рот Июли двигался вверх и вниз по толстому члену ее папы, в то время как он продолжал глубоко всаживать его между ее сжатыми губами. Он научил дочку сосать вместе с мамой, и сейчас она глубоко заглатывала его, и когда он запихивал все глубже в ее рот, Июля позволяла головке члена скользить вниз в само колечко ее горла. Она напрягла мышцы горла, прижимаясь к его пульсирующему члену, удерживая его глубоко в горле, и тут срабатывал рвотный рефлекс.

Июля расслабляла мышцы горла, позволяя выскользнуть члену, втягивая обильно выделяющую слюну и снова погружала член глубже с каждым разом…

— О! Ты молодец, дочка, просто молодец! Ты действительно быстро научились в горло! Соси его, соси дочка, ммм! — застонал Виктор.

Июля сосала, а непристойное, матерное слово так волновало девушку: «я сосу папин хуй, боже мой, я сосу папин хуй, которым он и мама меня делали!»и она застонала от этих мыслей, сжимая губами член, погружала головку в колечко горла. Девушка чувствовала, как папин член дрожит и подергивается у нее во влажном рту, а потом опускается в колечко горла. И она страстно желала почувствовать его горячую сперму, глотающую и стекающую вниз. Бедра Виктора поднимались все выше и выше по мере того, как сосущий рот его дочери ускорял свой темп. Июля всегда сходила с ума по твердому члену своего папочки, особенно ей нравилось его превращать сосанием из мягкого в твердый, а если еще мама помогала,то это было так прекрасно! Вот как они втроем начали ебаться, по семейному, страстно, Июля всегда была такой. Она всегда хотела перед мамой похвалиться, как она может сосать член папы, погружая его в горло, особенно, когда член папы был в киске мамы, она его вынимала, обсасывала соки маминой киски, наслаждалась запахом маминой киски, и погружала член в горло, а потом снова вставляла в киску мамы и папа входил в мамы. А потом и она чувствовала его всю длину глубоко в своей киске. Июля сосала все сильнее и сильнее член папы, ожидая хлынувшей теплой спермы, которая, как она знала, будет ее наградой.

— Ааа, дочка! — застонал Виктор, вонзая свой член в сосущий рот дочери. Первые струи, как всегда были мощные, толстые, выстрелили из члена. Они брызнули в рот дочери, скользнули по нёбу и вниз по ее горлу. Трепет от папиной спермы, пульсирующей в ее животе, довел Июлю до предела, и она кончила, как обычно делала, когда отсасывала папе, потому что она сжимала бедра, пока сосала папе член. Волны глубокого наслаждения захлестнули ее, заставляя ее киску дрожать от возбуждения, и выпустив свежий поток сока оргазма. Какое это счастье вместе кончить. Июля посасывала нежно член, пытаясь выжать все капли из члена. Она обожала вкус его спермы и хотела проглотить каждую каплю. Член начал терять твердость и Июля нехотя оторвалась от него, лизнув уздечку.

Июля села, а Виктор, зная, что дочка кончила, опустил голову, снова прижавшись лицом к ее киске смотря, как из влагалища течет сок оргазма. Он начал слизывать весь вытекающий сок, жадно любуясь спазмирующим клитором, и почувствовал, как он стал вибрировать под его языком.

— Давай полностью будем голыми, пап! — и Июля привстав, чмокнула папу, чувствуя, что все еще чувствует вкус папиного члена и спермы на своем языке. Она сбросила юбку, положила на спинку сиденья, потом трусики, а они были обильно влажными, частично от ее собственных соков, а частично от слюны ее папы. Она сняла их и положила наверх юбки, а папа их взял и стал слизывать выделения с ластовицы трусиков и пока Июля совсем снимала блузку и лифчик, папа все слизывал ее сок, а когда она вся голая, коснулась своей киски рукой, Июля тихо ахнула. Ее половые губки все еще были чувствительны после оргазма, и они горячо покалывали от ее прикосновения. Она раздвинула ноги, раздвинула бедра и открыла свою киску для ее прикосновения, и смотря, как папа нюхает трусики и продолжает слизывать выделения, а ее длинные, тонкие пальцы в это время поглаживали набухшие половые губки.

Лаская себя, или подсматривая секс родителей, видя член папы, даже, как он входил в маму, когда она стояла раком на краю кровати, а папа рядом стоял и всунул маме, Июля часто ловила себя на том, что думает все чаще и чаще, каково это потерять девственность именно с папой и как бы было хорошо, если бы это первым папа. Она читала, что в Ведической Руси, задолго до Крещения, право первой ночи было у папы и обычно это происходило в бане. Это был традиционный ритуал. Мысль о том, что ее тугую плевочку порвет член ее папочки, всегда наполняла ее горячим, пульсирующим возбуждением. Она сильно хотела, чтобы папа был ее первым мужчиной. Раз папа ее сделал, то это было бы справедливо подарить свою плевочку дорогому папочке. Так было бы всегда у всех девчонок. Она хотела, чтобы ее папа владел каждой частью ее тела. И она предчувствовала, что он тоже этого хочет.

Однажды Июля подслушала разговор родителей. Он тихо разговаривали, но она поняла, что говорили о ней и папа почему то изредка через трусы мял член. Ей нравилось сидеть на коленях папы и чувствовать член папы. Это притягивало ее и папу ближе, притягивало их друг к другу, и мама ее не ругала. А вскоре она стала понимать и предчувствовать, что у них произойдет тайна семьи. Ей всегда становилось тревожно и приятно там, и Июля начинала сжимать бедра и даже не касаясь вагиночки она сладостно кончала, а Июля просто классно могла таким способом кончать и даже научила несколько девчонок так кончать, когда она занималась гимнастикой и они были на сборах. Девочкам очень понравился такой способ, мастурбировать сжатием бедер, напряжением мышц ног.

Конечно же она немного боялась и стыдилась этого момента. Именно того момента, что это сделает первым папа. Такое приходило, когда она, поласкав себя сладостно кончала. Становилось естественно стыдно от таких грёз, но они приходили вновь, когда девушка подсматривала секс родителей, а потом вспоминая мастурбировала. В школе уже были девочки, кто трахался и Июля слышала от своих школьных подруг, что в первый раз будет больно. И как то моясь с мамой в бане, она рассказала о своих страхах. Мама, как врач гинеколог, тогда Июле велела сесть на край полка, раздвинула ее вагину и рассмотрев ее плевку, сказала, что от занятий гимнастикой, у нее плевка эластично растянута и первый раз будет больно не сильно, кольнет и все. А когда этот момент настал, папа тоже рассмотрел у нее плевку и сказал, что если хорошо долго полизать ее вагиночку, и хорошо она расслабиться, то не сильно больно будет, типа, «как палец порежешь», добавила тогда мама. Он тогда ее там нежно погладил, сказав, что да, возможно, это будет больно, всего лишь на минуту, но потом все закончится, и она будет чувствовать себя очень, очень хорошо и полизал киску, пока Июля не кончила. Еще папа добавил, что ей будет приятно оттого, что мама будет рядом, и когда она полностью отдастся ему, то станет настоящей женщиной, его женщиной. Июля тогда пришла в восторг от этой идеи. Она не могла придумать ничего более захватывающего, чем быть женщиной своего папы, как и мама. И кроме того, Июля сама хотела, чтобы именно папа лишил ее девственности. Когда у нее случилось в бане с мамой, когда Июля не сдержалась и полизала маме, то она начала с того момента ее учить всему, что касается радостей секса, и Июле было очень радостно, что пока они от папы скрывают их тайну, и что мама готовит ее для папы. Тогда случился с мамой лесбийский секс и тем самым Июля спасла от развода маму и папу. Мама изменила папе с мужем ее сестры, а папа все увидел. А когда у них все случилось в бане, то оказалось, что мама хотела всего лесбийского с дочкой, и хотела маму Июля. Мама была готова к тому, чтобы они по семейному ебались, она тогда сказала это матерное слово и Июле это слово стало приятным, тем более его сказала мама. И она знала, что ее папе это известно, а когда Июле исполнилось 18 лет, Лидия и Виктор решили, что свою девственность Июля «отдаст» папе. Ей отчетливо вспомнился тот вечер. Вечер расставания с ее девственностью.

2 часть.

Помывшись, Июля легла в предвкушении, потому что, когда утром она и мама собирались, мама на дежурство, а Июля в школу, мама ей сказала, целуя в губы, когда уходила:

— Сегодня, дочка, самый запоминающийся вечер будет в твоей жизни!

И вот сейчас лежа на спине, Июля почувствовала, как от этого предвкушения стала возбуждаться, увлажняя трусики порциями сока киски. А спустя некоторого времени, к сладостному предвкушению прибавились стоны мамы и папы. Лежа на спине, Июля положила ногу на ногу, скрестила их и сжала. Удивилась тут же своему охватившему все тело наслаждению, и приподняв согнутую ногу выше, сжала сильнее клитор и немного выгнувшись, слушая секс родителей, тихо простонала. Ногу выпрямила, расслабила сжатие клитора и судорожно задрожала приятно наслаждаясь оргазмом и когда в ее комнату отворилась дверь, Июля была в состоянии блаженной истомы. Перед тем как сладко начать дремать, Июля, слушая секс родителей, стоны мамы и папы, кончила и незаметно для себя засунула руку под трусики, погружая пальцы в мокрую щелочку и это ей всегда нравилось. В дреме ей послышался приглушенный разговор родителей, а не их стоны наслаждения.

— Дочка? Ты не спишь, дорогая?- прошептал голос мамы в тишине комнаты.

— Да, мама, не сплю, — взволнованно пробормотала девушка.

— Дочка, — тихо сказала Лидия, садясь на кровать дочери. — Папа тебя ждет. Папа все сделает грамотно и почти безболезненно. Ты готова? — спросила мама, гладя роскошные волосы дочери.

— Да, мама! — сказала Июля, привставая, — Мам, а я вас слышала, — хихикнула Июля.

— Просто целый день сегодня хожу с этим и возбуждена, сильно хотела папу и по-быстрому трахнулись, поэтому я и стонала так, чтобы ты слышала и была возбуждена. Ты себя ласкала?

— Да, мам, ласкала!

— Кончила?

— Да!

— Вот всегда нужно кончать, если возбудилась, — сказала мама и добавила, проводя ладонью по груди Июли, — Пошли, папа ждет! — сказала мама. И когда они шли в спальню родителей, Лидия спросила дочку:

— А ты не ревнуешь меня к папе и не будешь потом ревновать, когда будем втроем ебаться?

— Нет, мама, не буду! Меня наоборот это возбуждает. А ты не будешь ревновать меня к папе?

— Нет, дочка! Меня тоже это возбуждает!…С папой будь смелее, не будь скованной, разговаривай с ним, это и папу будет заводить, — давала последние напутствия дочери Лидия

— Мам, ты будешь смотреть? — Июля взволнованно спросила и хихикнула. Конечно, она думала об этом и для себя решила, что никогда не будет ревновать маму к папе, когда она будет рядом смотреть на них, а папа будет трахать маму, и папа сам дал им обоим понять, что их семейный секс должен наоборот их возбуждать, и что папа давным-давно ясно дал понять, что, как бы сильно он ни любит и жену свою Лидию, и дочь свою Июлю. И они решили, что папа в сексе не будет делать больше предпочтений к той или другой. Он любил свою дочь, он любил свою жену!

Когда Лидия и Июля вошли в спальню, Виктор смотрел фильм. Он приглушил звук, когда его красавицы легли на кровать по обе стороны.

— Иди ко мне, дочка! — и Виктор потянул на себя Июлю.

— О, Папа, я так тебя люблю!- воскликнула девушка, когда она обняла его за шею и наклонилась, чтобы поцеловать. Она поцеловала его прямо в губы. Виктор ответил на ее поцелуй, страстно прижавшись губами к ее губам. Его язык проник в ее рот, исследуя, пробуя на вкус. Он держал ее голову в своих руках, а Лидия стала снимать с себя ночнушку и под ней она была голая. Июля была в пижамном топике и пижамных шортиках. Лидия стала покрывать поцелуями ноги дочери у самой вагины, а Июля была конечно взволнована и счастлива очевидной потребностью в ней и папы и мамы. Они ласкали ее, ласкали свою дочь, ласкали сейчас красивую 18 — летнюю девушку, которую они народили справедливости ради, для наслаждения от красоты их дочери. Они обнимали ее, гладили, и все крепче и крепче целовали уже интимные места, целуя снова и снова.

— Ты ведь знаешь, что мы тебя сильно любим, больше всего на свете! — шептал Виктор дочери, лаская ее сиськи.

— Да, папа, и я люблю вас больше всего на свете! И всегда буду любить вас, мама, папа! — и Июля отвечая на ласки, целовала папе живот, а маме лизала твердый сосок. Я никогда никого не полюблю так, как вас!

— А сейчас наслаждайся нашими ласками и хорошо раслабся!

— О да папа, да мама! — горячо воскликнула Июля, по очереди обнимая родителей. И с этими словами дочери, Лидия сняла с нее топик, а папа целуя и нюхая через шортики вагину, стянул их с дочки. Июля тихо застонала, почувствовав твердый член папы на своем бедре. Мама смотрела и ласкала себя. От ласк ее пальцев мамина вагина хлюпала от обилия выделений. Виктор страстно ласкал нежное девичье тело дочери, покрывая ее лицо горячими поцелуями. Июля почувствовала, как ее маленькая киска становится горячей и начинает сильно покалывать, сладко зудеть и сладко пульсировать. Виктор положил руку на ее грудь.

— Ох, папочка, — простонала она, накрыла его руку своей и сильнее прижала к своей груди.

— Дочка, как ты прекрасна голая, — сказал Виктор, — И смотри, как прекрасна наша мама, голая, ласкающая свою киску! — и они посмотрели на мастурбирующую Лидию. — Сейчас пока наслаждайся нашими ласками, раслабся хорошо. Мама говорит, что у тебя тип писечки «сиповочка», так что будем первый раз рачком…

Виктор застонал от вожделения, когда Июля раздвинула ноги, как ее промежность немного раскрылась. Его глаза остановились на ее выпуклом холмике и розовой щелочке.

— Ох, папочка, как мне классно! — прошептала томным голоском, Июля.

— Господи, дочка, ты создана для ласк! — сказал Виктор, и склонив голову к ее груди, целуя обе ее груди, влажно облизывая ее затвердевшие соски, наслаждался телом дочери. Июля держала папу за голову и гладила его волосы, пока он целовал ее сиськи, а они пульсировали под его губами, и она стонала снова и снова. Затем Виктор погладил ее плоский животик и округлые бедра. Он положил руку на ее внутренней поверхности бедер. Глаза Виктора блеснули от того, что дочка громко застонала, почувствовав, папа медленно всунул палец неглубоко, только до плевочки, потому что дочка вздрогнула, и сам

застонал, от того приятного чувства, что киска его девочки была невероятно мокрой, горячей и тугой вокруг его пальца, и она сейчас действительно была его, была его по справедливости природы созидания, раз он и Лидия сделали такую дочь красавицу, то ее папа должен быть первым в вагине дочери. И он предвкушал, что еще немного и он войдет в девственную вагиночку дочки. Он так же медленно вынул палец из ее киски, облизал и тут же наклонился, к вагине дочери и поцеловал, а потом и лизнул, наблюдая, как Лидия целовалась сейчас с дочкой, как Лидия взяв руку Июли направила на свою вагину и дочка начала ласкать клитор маминой вагины.

— О Боже, папа, мамочка! Как хорошо! Это так классно! — воскликнула Июля, — Еще, пап, еще!

Виктор хорошо знал от жены, что дочка научилась ласкать себя, сначала лаская клитор, а потом она научилась получать наслаждения сжимая бедра, даже не прикасаясь к вагине. Лидия тоже так могла, но научилась от дочки. Он наблюдал, как молодая девушка, его дочка часто делала это, чтобы облегчить ее сексуальный зуд. Жена ему рассказала, что у дочки писечка относится к типу «сиповочка,» это когда вход в вагину девушки находится ближе к попе, вот поэтому дочка любила тереть свою маленькую киску до тех пор, пока не кончит, но ничто не могло сравниться с трепетом, когда ее киску целовала и лизала двоюродная сестра, или кто то из девчонок с кем она жила в комнате на сборах, или мама, ласкала языком и сосала горячий клитор, как никто другой. А теперь рот и язык папы будет скоро лизать, сосать вагину Июли. И когда Виктор начал лизать киску своей маленькой девочки, ее глаза остекленели, а маленькие розовые соски стали твердыми, как камни, выступая из кончиков ее девичьих сисек. Лидия стала смотреть на красавицу дочь. Июля смотрела на маму, лежащую рядом и ласкающую себя. Виктор просунул язык между мокрыми влагалищными губками, набухшими, похожими на варенички. Тронул Июлю между ног. Там было у дочки горячо и очень мокро. Виктор оторвался от соска дочкиной груди и Июля поняла, сейчас папа ее будет ебать, и все, прощай девственность, прощай моя целочка! Но такому мужчине, как ее папа, Июля готова была отдать свою плевку и тем более сейчас рядом была мама.

Лобок казался сейчас от возбуждения, еще более выпуклым, за щелочкой скрывалась ее тайна. Папа почувствовал запах, это был особенный запах, запах девственности и он ни с чем не спутает этот запах, аромат дочкиной писечки — вагины.

Как Лидия ему посоветовала, что Июле лучше «ломать целочку» рачком, Виктор попросил дочку стать на четвереньки, и когда она встала, мама надавила ей на поясницу:

— Прогнись «кошечкой», — и Июля выгнулась. Лидия в это время нагнулась и когда Виктор руками развел ягодицы, она принялась лизать и обильно смачивать слюной вход в дочкино влагалище. Затем Виктор перехватив уже своими руками половинки ягодиц, раздвинул, а Лидия член мужа направила к мокрому входу во влагалища дочери, еще обильней смочила слюной головку члена и направила головку:

— Давай, всунь мягко и резко! — Виктор, двумя большими пальцами уже развел чистые аккуратненькие губки, приткнул головку, которую направляла жена и медленно, мягко, потом резко вошел.

— Аа! Оо! Мамочка! — вскрикнула Июля, резкая боль кольнула и пронзила всю девушку, и касалась каждой клеточки. Июля повернула голову посмотрела на папу, и нет, не взглядом, полным боли, а дочь посмотрела счастливым взглядом. Все, сейчас, именно сейчас Июля поняла, что с девственностью покончено раз и навсегда, папочка порвал ее плевочку и с этого момента начнется ее новая жизнь, полная еще ярких наслаждений и оргазмов, как рассказывала мама. Сейчас, в этот момент произошел резкий разрыв с ее девичьими беззаботными мастурбациями. Июля сейчас входила во взрослую женскую жизнь.

А Виктор почувствовал, как порвал девственность дочери, лишил преграды той пленочки, которую разглядывал, когда лизал у дочки, и когда с женой рассматривали эту дочкину плевочку и Лидия, как врач — гинеколог, сказала, что у Июли плевочка эластичная и ей не будет сильно больно. Двумя руками теперь Виктор охватил дочку за талию и в умеренном темпе двигался в мокрой вагине дочери.

— Теперь, дочка, увидишь новый мир своих девичьих наслаждений — мир сладострастия и неземного удовольствия женщины! — шептала Лидия дочери, лаская ее груди, целуя в губы, — Этот мир, дочка, будет теперь полон бесконечного блаженства и предоргазменных судорог и сладких пульсаций твоей писечки. Лидия села перед дочкой и широко раздвинула ноги, затем свою киску, — Полижи, ее дочка! Давай!…

А Виктор, трахал Июлю в равномерном темпе, его яйца бились о ягодицы, и любуясь, как дочка лижет киску маме. Ей было очень приятно ощущать новые незнакомые чувства. Для усиления приятных ощущений, она выгнула спинку и двигалась навстречу его члену. Сейчас для Июли были открыты новые ощущения: боли и удовольствия, но боль от разрыва была уже не такой выраженной, все же больше места занимало сладостное девичье чувство, да и папа рукой ласкал клитор и это придавало еще ярче удовольствие. И что сейчас первым был папа, от этого были счастливы все. Виктор насаживал дочку на свой член равномерно, со знанием дела, придерживаясь одного темпа, наслаждаясь и от хлюпающих которые издавала писечка дочки от обилия выделений сока. Оба приближались к ожидаемому финишу и Лидия не отставала, подмахивая языку дочери. Толстая, грибовидная головка папиного члена, сейчас задевала в девушке волшебную тайную кнопочку, отчего в Июле постепенно возрастало напряжение чувства прихода оргазма. Именно об этой головке члена, мама часто рассказывала Июле, что она очень хорошо контактирует с G точкой. Именно она дает наслаждение. Лидия радовалась, ведь это редкость, когда девушка может кончить первый раз от разрыва плевочки. Предстоящее чувство разрыва беспокоило Июлю вначале секса, и вело ее к переживанию, что а может ли она кончить в первый раз, ведь мама ей рассказывала, что когда папа ее лишал плевки, то мама кончила. Июля еще более выгнулась, пытаясь усилить давление головки на волшебную кнопочку внутри влагалища. Она часто задышала, дыхание стало прерывистым, из уст вырывались оборванные стоны, она не могла не повернув головы, посмотреть на папу. А он совершенно четко и точно уловил нужный момент и словно спортсмен, приближающийся к финишу, неимоверно ускорил темп движения. Член, словно поршень двигателя, заработал в ее девственном, невинном и еще минуту назад чистом влагалище. Острый крик наслаждения пронзил Июлю. Спазм обхватил его член, оставшийся внутри огненного, трепещущего влагалища. Оно сжималось, выталкивая из себя толстый, посторонний предмет, оно пульсировало, как бы снова втягивая член. Искры из глаз и судорога всего тела охватило Июлю. Это бы ее оргазм, это был ее первый оргазм от лишения папой ее плевочки.

Виктор продолжал трахать дочь. Он двигался сам и притягивал к себе Июлю, найдя золотую середину обоюдного наслаждения. Июля оторвалась от маминой вагины, посмотрела на вытекающий сок из влагалища, слизнула кисленький сок маминой вагины, потом оглянулась, посмотрела на папу и посмотрела умоляющим взглядом. Ей хотелось, чтобы он никогда не останавливался. Чтобы он всегда ее так классно трахал, на глазах мамы. Папа хорошо почувствовал, как влагалище дочери обхватило член, и как стенки приятно сжимали ствол, обволакивая тайной секретной теплой жидкостью. Член окутался обильно выделяющимися соками влагалища. Июля стонала, нежно сжимая губами клитор маминой вагины, а мама теребя ее волосы прижимала голову плотнее к своей вагине и бессознательно вертела головой. Виктору сейчас очень что его девушки стонут и кричат от грешного семейного секса.

После непродолжительной остановки, Виктор снова начал медленно трахать, держа ее бедра. На этот раз он двигался чуть быстрее и резче, основательно заталкивая в нее свой член. Он трахал и одновременно наслаждался ее фигурой, тонкой изящной талией. Июля повернула голову. Она посмотрела на папу прикусив губу, повернулась и наклонившись начала языком теребить клитор мамы.

– Как мне хорошо, мамочка, папочка! — и после этих слов дочери, Виктор почувствовал, как яйцам вдруг стало тесно, как по внутренним каналам под высоким напряжением потекла его жизнь. Она стала собираться у основания, готовая вот-вот вырваться из него и подарить его жизнь кому-то еще. Но Виктор, как настоящий мужчина был способен контролировать свои действия, а точнее приход своего оргазма и поэтому Лидия ему и доверила трахать дочь без всяких контрацептивов, а Июля это знала от мамы. И что сейчас будет папа брызгать им в рот, и Июля, как ей подсказывала ранее мама, сейчас себя начала настраивать папину сперму глотать. Все ее мысли сейчас были направлены только на это.

Виктор руками плотнее обхватил дочь за талию, ускорил темп и выгнулся назад, громко застонал:

— Доченька, ммм, да, да!….Да, бля!….- и Июля вскрикнула от быстрого темпа движений папы, снова обрывисто задышала. Папа вышел из пульсирующего влагалища дочки, а она развернулась и мама прижавшись грудью к дочери, замерли в ожидании с открытыми ртами. Виктор поднес трепещущий член к лицам жены и дочери. Июля раскрыла ротик, Лидия тоже и в жаждущий их ротик брызнула живительная влага, новая жизнь, «эликсир молодости». Июля ловила и хватала струи спермы, и делилась с мамой подавая на языке сперму в рот мамы, а Лидия, передавала ей, что она успевала принимать в рот. Июля смотрела, как мама теребила свою киску, и когда взяла папин член в рот, от ощущения горячего члена во рту у нее наступил оргазм и она затряслась в судороге оргазма. Они затаив дыхание, глотали сперму. Наступил момент осознания совершенной тайны их семейного секса. Некоторое время они не двигались, молчали. Находились в оцепенении. Июля наслаждалась последствием оргазма. Лидия слизывала с пальца свой сок киски.

— А! папа! О! — застонала Июля, вспоминая в страсти лизания ее вагины папой, тогда, первый раз и несмотря на то, что уже папа так классно лижет ее киску на заднем сидении их машины, Июля чувствовала себя такой возбужденно счастливой, словно она с папой приехала на это их место в лесопосадке первый раз. Виктор с силой лизнул клитор дочери, а затем он обхватил губами твердый бутончик клитора и стал нежно сосать его.

— О, папа, как классно ты заставляешь меня кончать!- воскликнула Июля, лихорадочно извиваясь приподнимая попу от безумного наслаждения. Виктор приподнял лицо между ног дочери, ее соки блестели у него на лице. Когда оргазм накрыл дочку, его язык проник в ее рот, лицо его пахло соком писечки дочки, а Июля в это время, содрогаясь судорогами оргазма, стонала, осознавая, что пробует на вкус собственные соки писечки, которые попробовала с губ папы. Пока папа и дочь целовали друг друга в губы, девушка ласкала его член закрывая и обнажая головку члена. Она чувствовала сексуальный жар и пульсацию члена.

— Хочу его сосать, пап!- потребовала дочка и пребывая в эротическом оцепенении, в тумане сильного наслаждения, когда еще сладкая истома не покинула тело Июли, ее киска была горячей после оргазма, и когда она извивалась на сидении, ее киска заставляла сладко покалывать. Виктор встал и улыбнулся дочери, сел на сиденье. Теперь он был полностью во власти дочери, как только что была она во власти его языка. Его твердый член запульсировал в руке дочери.

— Оооо, папа! — прошептала Июля, провела пальцами по его тугим яйцам, которые были большими и набухшими в мешочке. Член был теперь таким красивым, таким распухшим от похоти, что Июля схватила его обеими руками. Она посмотрела вниз на голубые вены, бегущие вдоль ствола, и почувствовала, как они пульсируют под ее руками. Она сжала папин член.

— О, да, дочка, да, — простонал Виктор, теребя руками волосы дочери. Из кончика его члена блестела единственная капля предварительной спермы и дочка слизала ее смотря на папу.

Июля приблизила лицо к члену. Она прижалась своими мягкими губами к его широкой головке члена и влажно поцеловала ее.

— Боже, дочка! — ахнул Виктор. Июля почувствовала какую то силу, которая по-настоящему возбуждала ее. Это была сила, которая пришла с ней, просто девушка поняла, как приятно мужчинам, когда у них сосут член, а тут член родного папы. Она приоткрыла губы и высунула язык, посмотрела на папу и лизнула шишковатую головку, как будто это было мороженное. Виктор схватил свой член у основания и поднес его к ее рту, глядя вниз на его головку, которая становилась все более влажной от слюны Июли.

— Возьми его глубоко в рот, дорогая, — хрипло сказал Виктор. Июля послушно и жадно раскрыла рот, полностью принимая его член. Он был горячим и губчатым, но твердым, когда она прихлебывала и сосала его пульсирующую головку члена. Она прижимала губы к зубам и сосала его, как когда-то давно объяснял папа.

— Оооо, это здорово, дочка!- ахнул Виктор, тяжело дыша. После того, как она сосала его в течение нескольких минут, глубоко погружая в горло, его лицо вспотело и стало темно-красным. Июля, давилась, но старалось углубить член в колечко своего горла. Она сосала его пылающую головку члена и несколько сантиметров мясистого ствола члена, вдавливая щеки внутрь, чтобы увеличить эротический отсос на папином члене. Она жадно сосала его, ее голова качалась взад и вперед, наслаждаясь ощущением, что ее рот полностью заполнен пульсирующим папиным членом. И папа застонал, он начал кончать. Виктор засунул еще больше своего члена в рот дочери, и она застонала от возбуждения, когда почувствовала вкус восхитительной теплой спермы, брызнувшей ей в рот, скользнув вниз по горлу.

— Сейчас немного отдохну, и поебемся, да? — сказал папа, вытаскивая свой все еще твердый член изо рта дочери.

— О, да, папочка, — ахнула Июля, чувствуя, как ее киска приятно воспылала между ног.

— Как хочешь? Рачком? — спросил Виктор, восхищенный пылкостью и возбуждением дочери.

— О да, давай рачком, я тоже так подумала, папа! — воскликнула Июля, обнимая папу за шею и крепко прижимаясь к нему голыми сиськами, а слезы восторга прям брызнули у нее из глаз. —

— Мы будем ебаться! Как это звучит матерное слово возбуждающе, пап! — и девушка с нетерпением ждала, когда ее папа засунет свой пульсирующий член в ее киску. Она отчаянно хотела, чтобы он ее трахнул. Все ее тело кричало от сексуального желания. Все ее мускулы были напряжены, когда она напрягла ягодицы, ловя сама пульсирующий член папы.

— Ох, дочка, я не могу уже, чтобы не поебать тебя! Я так ждал этого момента, с самого утра! — простонал Виктор, едва способный говорить из-за комка похоти в горле.

— Я тоже, папа! Я так долго ждала, когда мой папа всунет мне! А теперь я просто не могу больше ждать! Поеби меня, папочка, поеби меня!- шептала Июля становясь рачком на сидении и выгинаясь кошечкой. Июля раздвинула ноги еще шире, давая своему папочке полный доступ к ее молодой, еще тесной писечке — пизде. Когда она не могла больше ждать ни секунды, она протянула руки вниз между их телами и схватила его огромный член во всю длину и сама направила в мокрую щель вагины. Ее сжатый кулак на мгновение погладил вверх и вниз его член. Она чувствовала его пульсирующий пульс на своих мягких ладонях, и теплую, липкую предварительную сперму, которая сочилась из набухшей кровью головки члена. Наконец, со стоном необузданной похоти, девушка направила член своего папочки в ее влагалище, осторожно поместив его между ее набухшими губками. Июля закрыла глаза в экстазе, когда почувствовала первый волнующий контакт папиного члена с чувствительными краями ее изголодавшейся по члену киски.

— Еби меня, папа! — шептала Июля, чувствуя, как член входит. Виктор изогнул свою тугую задницу и сделал толчок, который послал его член прямо в киску дочери.

— А — а, папа! — простонала Июля, чувствуя, как раскаленное сладостное блаженство мурашками растекается по всему телу и сладостно пульсирует в самой шейки матки, пронзая все ее тело. Как и обещали мама с папой, тогда, первый раз, что после разрыва плевочки, ей будет очень сладко и вкусно, когда будет входить папин член. Было, правда, что когда папа входил, было не достаточно в ней мокро и было немного больновато, но потом по мере возбуждения и выделения сока, становилось очень хорошо. Девушка всегда ощущала горячее, пульсирующее удовольствие, которое заставляло ее стонать и метаться от возбуждения. Вот и сейчас, она повернула голову и смотрела на папу, сладко стеная и прикусив губу. Потом нетерпеливо приподняла свою задницу повыше, ведя ее тугую, влажную дырочку по всей длине лопающегося члена ее папы. Она похотливо прижалась к нему своей киской, чувствуя, как его наполненные спермой яйца бьются о ее задницу. «Боже мой! В моей пизде член папы! Как это классно!»- думала Июля, подмахивая движениям папы. Девушка чувствовала член своего папочки в своей пизде, и она не могла быть более взволнованна. Она знала, что этот их седьмой трах будет тоже самым важным опытом в ее сексуальной жизни, и она была невероятно возбуждена, думая, что это ее трахает сейчас ее родной папа, который дал ей ее первый оргазм от их траха, и все это только подхлёстывало еще яркое наслаждение. А пока папа старательно ебал дочку, и что через несколько мгновений она почувствует, как его сперма выстреливает ей в рот, на ее лицо. Они любили с мамой, когда папа кончал на них, а они целуясь, передавали друг другу солоноватую сперму папы. Июля полюбила, когда папина сперма была во рту, она даже смаковала какое то время, а потом глотала, она имела ее на своих сиськах и даже на бедрах, но никогда прежде она не чувствовала, как горячая сперма прожигает ее путь вверх по ее выпуклому лобку, и она едва могла дождаться этих пьянящих брызг, когда папа спросил:

— На лобок спустить?

— Да, давай! Ах, папочка, как же хорошо! — стонала Июля и, сгибая колени и раздвигая бедра еще шире, протягивала руку и шире раздвигала ягодицы, как будто папа ее трахал в попу. Она продолжала двигать попой навстречу движению папы. Киска хлюпала от обилия выделений сока. Дыхание Июли было прерывистым и неглубоким, а длинные ноготки царапали мускулистые ляжки папы. Ее бедра бесстыдно широко раскрылись, затем она нетерпеливо сомкнула их вокруг, как бы сжимая член, в то время, как папа продолжал погружать свой член во всю длину в ее влажную, подергивающуюся киску.

— А-а-а-а, папочка, как же хорошо! Еще! Еще! — ахала Июля.

— Господи, дочка! Какая писечка у тебя еще тугая, ммм! — стонал Виктор, и Июля сейчас гордилась тем, что ее папочке так нравилось трахать ее почти еще девственную тугую киску. Она знала от мамы, слышала от девчонок, что как возбуждает парней трахать тугую их писечку, которая может быть только у девственницы или еще мало трахающей девушки. И она была рада, что смогла предложить такое редкое угощение своему любимому папочке. Она протянула руку и обхватила мускулистые ляжки папы обеими руками. Ее пальцы скользнули по обнаженному телу папы, чтобы сжать твердые шары его накачанных ягодиц, когда он вошел в ее киску с жестким, неумолимым ритмом. Она старалась сжимать мышцами влагалища член папы каждый раз, когда он входил его в нее. Затем, через несколько секунд затаив дыхание, она разжимала мышцы влагалища, и ожидала ответное подергивание члена.

— Мама научила? — спрашивал Виктор, тяжело дыша и стеная, потому что как же было приятно, что дочь сейчас трахалась с ним, как ее мама, и сжимала его член своими мускулами, как мама, как будто делала это всю свою жизнь.

— Да, пап, мама научила меня сжимать! — сказала Июля, — Да и это просто, особенно, кто занимался гимнастикой и мама говорила, что когда с папой будешь ебаться, то старайся следовать своим естественным инстинктам. Виктор прям загордился, осознавая, что, как он и подозревал, его дочка была прирожденной партнершей по сексу. Из девичьей дочкиной дырочки, лился ровный поток горячего густого сока, смачивая папин член, впитываясь в его волосы на лобке.

— Папочка! О, Боже, я так люблю тебя! Как хорошо! Хорошо! — стонала Июля, когда все больше и больше похоти нахлынуло на нее.

— О, да, дочка! Как хорошо! — и лицо Виктора покраснело и вспотело. Пока он продолжал всовывать свой твердый член в сжимающуюся писечку дочери, Июля потянулась назад, чтобы снова схватить его за задницу, посмотреть на папу. И тут вспомнила, как мама рассказывала, как иногда папа любит, когда она всовывала в его попу неглубоко палец и тут Июля непристойно раздвинула ягодицу папиной попы и медленно всунула средний палец в его тугую попку.

— Аахх, дочка! Это тоже мама подсказала? — почувствовав, как палец его дочки вторгается в его задницу.

— Да, пап! Вынуть?…

— Нет! Глубже всунь! — попросил папа и тут же почувствовала, как каждый сантиметр папиного члена проникает глубоко в ее мокрую и горячую дырочку, так что широкая головка члена постоянно ударялась о самую заднюю стенку ее киски.

Она непристойно извивалась под его твердым телом, трепеща от его всепоглощающей силы, когда он снова и снова вводил в нее свой член. Она высоко выгнула спину и закинула длинные ноги за спину отца. Она потянулась и притянула его лицо к своему, страстно прижимаясь губами к его губам. Их языки соприкасались друг с другом, а слюна смешивалась.

— Ооо, папочка, ты меня так хорошо ебешь! Мне очень хорошо, папочка! Это даже лучше, чем я думала! У тебя классный член, пап! О, моей маленькой киске так хорошо, папа! — застонала Июля извивалась на сидении машины, пока ее папа трахал, принося радость наслаждения пульсирующим членом. Она еще несколько раз погрузила палец в его задницу, прежде чем вытащить палец. Затем она сжала крепкие, мускулистые ляжки и его упругие ягодицы.

Виктор дотянулся до упругих сисек дочери и нежно сжал их.. Он продолжал накачивать свой член между распухшими губами ее киски. Ее сильные мускулы немедленно схватили его большой член, удерживая его против ее дрожащих влагалищ в течение нескольких секунд. Затем она ослабила мышечную хватку, и Виктор вынул свой член из вагины дочери. Он просунул его почти полностью между ее пухлыми кисками, пока не осталась только его широкая, пульсирующая головка члена. Затем он снова вбил весь свой член обратно. Снова и снова он повторял свои возбуждающие движения.

— О, Боже, папочка, это так здорово! Моя киска как будто горит, и так сладко — сладко там! — сказала Июля.

— Тебе хорошо, дочка? — спросил Виктор.

— О, папа! Очень хорошо! — ответила Июля, посмотрела на папу и они рассмеялись извечной табуированности секса между отцом и дочерью.

-Значит ли это дочка, что даже если ты выйдешь замуж, у нас секс будет продолжаться, и ты не хочешь, чтобы я перестал трахать тебя, чтобы с мамой и со мной у тебя все продолжалось? — спросил Виктор.

— Боже мой, папа, конечно папочка, я хочу именно так! И пусть все у нас продолжается: я, мама и ты!

— О, дочка! — и Виктор застонал, опустил голову дочке на грудь и втянул в свой горячий рот твердый розовый сосок.

— О, да, папочка! — воскликнула Июля, и почувствовала, как папа стал стараться ее ласкать.

Виктор обхватил губами сначала один сосок, потом другой, сильно посасывая. Потом он облизал обе груди по очереди, и когда он закончил, они оба ярко блестели от его слюны,а дочка приоткрыв ротик стонала.

— Как классно, папа! Мне это нравится! Виктор был поражен красотой лица дочери, глядя на на нее сверху вниз. Его грудь наполнилась гордостью от того, что такая красивая, сексуальная молодая девушка лежит под ним, это его дочка, его кровинка и он неустанно ее хочет трахать снова и снова. И тот факт, что она была его собственной маленькой девочкой, только усиливал неистовую похоть, усиливал вожделение и влечение, которое пульсировало в его чреслах. Он медленно вспомнил, как он и жена медленно и неустанно готовили их дочь для их таинств наслаждений, вот именно для этого самого момента, и их дочь отвечала искренней любовью к их семейному сексу и даже более охотно и умело, чем он смел надеяться. Он так гордился своей дочерью.

Глаза Июли от наслаждения закатились, дыхание стало еще более прерывистым, а тело корчилось все сильнее, когда папа все ближе и ближе подвигал ее к оргазму, вызванному членом.

— Оооо, пап! — Июля ахнула, когда ее киска сжала его толстый, пульсирующий член папы и он тоже простонал.

— Ой, как хорошо, дочка! — крикнул Виктор. — Сожми мой член покрепче, детка! — а потом он продолжал качать свой член между ее набухшими губками, чувствуя, как его пропитанный соком член скользит взад и вперед по ее пульсирующему влагалищу. Он знал, что скоро кончит, и ему не терпелось испытать острые ощущения от того, как он выльет всю свою сперму в пизду своей маленькой девочки.

— О, папочка, я скоро! Я кончаю, ааа! Господи, как хорошо — ооо, папа! — слова Июли оборвались, когда ее горло сжалось и задохнулось от сладостного вожделения. Июля сжимала влагалище, и ягодицы все сильнее и сильнее, продолжая кончать, стонать и материться, — Еби меня сильнее, папочка! Ты заставляешь меня кончать, о, как прекрасно! — взвизгнула Июля, снова обретая дар речи, — Давай вместе пап! Кончай! Вместе, папочка! Еби меня, еби! — и непристойные слова и извивающиеся движения его дочки довели и его самого до кульминационного момента, Виктор начал кончать, вынув быстро член, а Июля в это время взялась за мокрый член соком из ее вагины и стала со страстью сосать, ожидая струи спермы

— Да! Да! Дай мне свою сперму! — со стоном сказала Июля, погружая член глубоко в горло, а когда тут же почувствовала, как первая струя папиной спермы выстрелила в ее рот, Июля начала чувствовать, как судорожно сжимается ее вагины.

— О, папочка! Я чувствую это, папа! Она кончает! Ой, как мне хорошо! Ммм! Какая сперма, папочка! Прям сливочная! — восхищенно шептала Июля, показывая папе неподдельное девичье счастье в сексе. А Виктор все выстреливал спермы в рот дочери. Ее рот обхватила его горячий член и высасывал все сперму. Он продолжал засовывать свой слипшийся от спермы и слюней дочери член в ее рот и обратно, пока его яйца не были полностью опустошены.

— О, папа, как совестно, и стыдно, и как хорошо! — Июля улыбнулась, когда в нее посмотрела последняя капля спермы. Волны ее экстаза захлестнули девушку, заставляя ее содрогаться конвульсиями оргазма. Она закрыла глаза и увидела яркие вспышки света за своими веками, когда самый волнующий и интенсивный оргазм в ее жизни обрушился на нее. — Это сейчас у меня был, как мама мне рассказывала, обморочный оргазм.

— Ты у меня так сильно сжимала киской член! — сказал Виктор, вспоминая, как только что чувствовал, как дочкины спазматические сжимания члена доставляли божественное наслаждение, как стенки влагалища Лидии, тоже крепко сжимают его член. Что как же ему повезло с его девушками.

— Пап, мой 7 — ой оргазм запомнится! Я никогда не чувствовала ничего подобного, папа! — воскликнула Июля, взъерошивая свои густые волосы. — Я, когда приедем домой, маме похвалюсь и расскажу ей про этот оргазм. Я же когда кончила, я на миг потеряла сознание, а мама мне рассказывала о таких ее оргазмах с тобой. Виктор размягчающийся член помял рукой, а Июля опустилась к нему и прижалась щекой, а потом взяв грудь, поводила соском по головке члена.

— Ох, папочка, он у тебя молодец!

— Ну ты же папина девочка, да, дочка? — спросил Виктор.

— О да, папа, и я всегда буду твоей!

Titan Gel Gold мужской крем

TITAN GEL GOLD мужской крем №1

«Titan Gel Gold» - гарантированное увеличение члена и мощная эрекция в любом возрасте. С «Titan Gel» вы всегда будете в режиме полной секс готовности!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
19 903
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments