Под перестук колес

Место действия. Поезд с курорта; в купе только трое.

Действующие лица.

Муж. Виталий. 25 лет. Стройный красавчик, не повзрослевший, уделяющий он-лайн играм больше внимания, чем жене. Ужасно инфантилен и неприспособлен к быту. Женщины по нему вздыхали, однако он остался верным жене — первой, кто ему твердо сказал: «Давай поженимся». На юге жаловался на солнце, почти не загорел.

Жена. Ева. 23 года. Характер твердый, хозяйственная. Бывает склонна к авантюрам. Жгучая брюнетка. Полногрудая стройная фигура, длинные ноги и упругая попа. Красива, как бывают красивы южные славяне. На курорте загорела до черноты, остались только узкие полоски на бюсте и крохотные треугольники на лобке и заднице. К моменту нашего повествования окончательно в разговорах и переписке с подругами стала называть мужа ласково… «Мой чмошник».

Молодой человек. Вардан. 19 лет. Из давно обрусевших армян. Армянского языка не знает, говорит по-русски без акцента. В семье осталась традиция называть детей исконными именами. Среднего роста, широкоплечий, что подчеркивалось узкими бедрами. Чуть горбонос, черноглаз, жгучий брюнет с короткой стрижкой. Хитер, напорист, но в то же время не лишен романтичности. На каникулах совершает круиз по родственникам — едет от родителей к дяде и тете, лишь потом возвращается в Москву.

— А чего это ты так вырядилась? Для этого армяшки? — неприязненно спросил Виталик, оглядывая жену. Она и правда была одета довольно вызывающе — белая майка, едва закрывающая грудь и позволяющая заметить, насколько крупные и твердые соски торчат из-под ткани; шорты, также белые, были под стать майке — крохотные, едва скрывающие слегка просвечивающие трусики.

Ева улыбнулась. Она действительно чувствовала, что едва не потекла, стоило Вардану посмотреть на нее своими черными глазами, а потом довольно недвусмысленно пройтись взглядом по всей фигурке. Но это было еще на перроне. Сейчас думать о черных глазах было приятно, показаться в неприличном виде, кстати, тоже. Пожалуй, стоит признаться себе, что муж в чем-то прав.

— Нет, — ответила Ева, — тут ужасно жарко, разве ты не чувствуешь?

Виталий жары не чувствовал, кондиционер работал довольно исправно, о чем он и сообщил жене, но та только махнула рукой:

— Ты и у моря мерз, а на солнце обгорал, и вообще все тебе не вкайф…

Послышался стук в дверь, Вардан вошел и едва не впал в ступор. Что за телка! Еще на перроне он обратил внимание на женственную фигурку, а потом с удовольствием ощупал взглядом шикарные сиськи, а немного погодя — и ладную задницу. Теперь же и вовсе — при виде Евы в непристойной майке и таких же непристойных шортах начался неконтролируемый приток крови к половому органу. Парень поспешно сел за столик, но женщина тут же очутилась рядом и как-то весьма интимно положила руку на бедро, спросив:

— А ты откуда и куда?

Вардан отвечал невпопад — ему пришлось положить сцепленные пальцы на пах, иначе Ева в легкую обнаружила бы внушительный бугор, образовавшийся на спортивных штанах. Присутствие рядом, почти вплотную, яркой и сочной женщины, одетой ровно настолько, чтобы только не казаться голой, безумно

возбуждало. Если бы не ее муж-красавчик, он тут же разложил бы красотку прямо здесь. И при этом вряд ли ее одежда уцелела — разорвал бы на хуй, не в силах перетерпеть лишние мгновения, ушедшие бы на раздевание!

Еву ужасно забавляла реакция парня. Она прекрасно заметила стояк, который он безуспешно попытался скрыть. Хорошо еще, что муж, сидящий напротив, не в курсе откровенных желаний попутчика. А Вардан отчаянно желал ее, получив жесткую эрекцию только от того, что увидел ее откровенный наряд. Это было настолько лестно, что она стоически игнорировала выразительные взгляды мужа, и продолжала с улыбкой расспрашивать парня о том, о сем, что-то еще щебетала, но при этом продолжала тискать мужское бедро, горячее даже через ткань, да грамотно прогибаться, выставляя тугую грудь, едва черноглазый взгляд, неподчиняющийся Вардану, соскальзывал ниже ключиц. Ева сама чувствовала, как под этим взглядом набухли соски. Скашивая глаза, она увидела, что твердые бугорки выпирают из белой ткани совсем уж нагло. Впрочем, отказаться от почти откровенного внимания оказалось не так просто. Сексуальное напряжение между ними росло, и вскоре девушка подумала, что вполне готова отдаться Вардану прямо здесь, на глазах у мужа. Конечно данное желание было из разряда фантастики, но кто мешает ей немного помечтать? В любом случае она по-прежнему верна мужу, а то, что она невообразимо возбудилась, останется ее маленькой тайной.

Виталик неприязненно смотрел, как жена напропалую флиртует с молодым подонком, который почти не церемонясь шарит глазами по ее груди. Ладно бы на ней был бюстик, так нет — твердые соски едва не прорывают майку, к тому же в лучах солнца, заходящего за окном, были видны и темные ореолы. На мгновение он даже пожалел, что запретил жене загорать топлес — если бы не купальник, то сейчас кожа вокруг ореолов была загорелой, и вид жены не был таким непристойным — словно у шлюх с интернетовских снимков, которые он иногда украдкой рассматривал. Однако через какое-то время Виталий вдруг понял, что ситуация его возбуждает. Нет, конечно, речь не идет о том, чтобы позволять жене безнаказанно флиртовать с красавчиком, но если бы эта была посторонняя женщина, то он с удовольствием посмотрел, как парень ее трахнет. Виталик снова бросил на жену предупреждающий взгляд, начиная закипать от того, что она в очередной раз проигнорировала намек в его глазах и продолжала как ни в чем ни бывало кокетничать с попутчиком и позволять ему пялиться на свою грудь.

Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Между тем солнце под стук колес зашло, и попутчики решили перекусить. Однако напряжение в купе ничуть не ослабело. Присутствие в тесном помещении практически полуголой знойной красотки действовало обоим мужчинам на нервы. Виталик отчаянно желал такую жену — развратную, с грудями, прыгающими при каждом движении, похоже тоже возбужденную — крепкие соски, задорно выпирающие из ткани, румянец на загорелых нежных щеках, блестевшие карие глаза — все говорило об этом. Но, увы, сомневаться не приходилось — при постороннем Ева ему ничего не позволит. Вардана же гормоны могли и вовсе разорвать. Он даже рявкнул на женщину, когда она потянулась через столик, чтобы с кокетливой улыбкой самолично запихнуть ему в рот ложечку желе на пробу. При этом ее сиськи так призывно качнулись над разложенной снедью, что он с величайшим трудом подавил желание сжать их в ладонях, чтобы насладиться упругой податливостью. Вот тут-то он и гаркнул с досадой: «Не люблю я желе!». Ева же наслаждалась ситуацией, буквально купалась с мужской похоти, исходящей от обоих мужчин. Признаться, реакция мужа почти не волновала, зато взгляды парня обладали почти физическим воздействием — она ощущала себя словно ощупанной умелым любовником, ласкающим благодарное тело. Возбуждение было так велико, что на него никак не повлиял окрик Вардана. Наоборот в нем было столько силы и властности, что Ева, плюхнувшись обратно на сиденье, почувствовала, как слегка намочила трусики! Вот честно, если бы парень так же ультимативно приказал: «Соси!», она тут же бы бросилась перед ним на колени, чтобы… Ах, фантазии-фантазии… Но ведь об этих непристойных фантазиях никто не узнает — даже под страхом смертной казни она не признается мужу о своем желании взять в рот у постороннего мужчины! Поэтому она продолжила кокетничать с Варданом, стараясь побольше двигаться, чтобы запомнил на всю жизнь колыхающиеся груди, словно живущие своей жизнью под тонкой тканью. Она даже проигнорировала злой шепот мужа на ухо, когда попутчик принялся застилать постель, старательно держась спиной к супругам (эрекция так никуда и не делась):

— Ты что творишь? Ведешь себя как шлюха, которую давно не трахали!

На что Ева сквозь зубы процедила:

— Ну ты же меня уже неделю и не трахал, чего же удивительного?

На этом диалог кипевшего от негодования мужа и широко заулыбавшейся жены закончился, т. к. Вардан сел на своей полке, старательно прикрывая пах углом одеяла. Эрекция не пропадала хоть плачь — роскошная полуголая телка была все время на расстоянии вытянутой руки, то подтанцовывая на месте под музыку из динамиков, отчего ее сиськи плясали так, что кружилась голова, то застилала постели, предоставив наблюдать восхитительную задницу, обтянутую мини-шортиками, сквозь которые просвечивали стринги. А уж когда нагнулась, чтобы заправить нижнюю полку (эротично прогнувшись и вздернув попу к потолку), он и вовсе увидел, как два слоя тончайшей ткани отчетливо обрисовали внешние половые губы, напоминая формой персик — округлый и с явственной расселиной посередине. Блядь! Если бы не муж, то эта сучка уже бы визжала и стонала под ним!

Наконец все улеглись, правда возникла заминка — Виталий заявил, что не может засыпать без света. Ева засмеялась, кокетливо улыбаясь парню, раздевавшемуся под одеялом, и с удовольствием оглядела его мощные плечи над слегка съехавшим одеялом:

— Он у меня трусишка, темноты боится.

Голова возмущенного Виталия тут же свесилась с краю верхней полки, чтобы неприязненно посмотреть на жену:

— И ничего не боюсь, просто такая привычка.

— Боишься-боишься, — Ева показала мужу язык и потянулась, наблюдая сквозь полуопущенные ресницы, как глаза парня жадно и требовательно ощупывают ее грудь. Она просто млела от этого собственнического взгляда, ощущая все большее увлажнение между бедер. Собственно, она уже давно раскочегаривала себя, позволяя Вардану любоваться собой во всех мыслимых и немыслимых видах. И теперь нетерпеливо ждала, когда спутники уснут — чтобы стащить весь низ и хорошенько позабавиться с собой, достигнув вожделенной разрядки. Ее ладонь под простыней уже уютно устроилась между бедер и слегка поглаживала половые губы сквозь шорты. Поэтому Ева и злилась на мужа за задержку, позволив себе поиздеваться над его привычкой.

В общем было решено оставить включенными все ночники. Но потом Виталию показалось, что на него дует кондиционер. Проблема была решена, когда он переселился на полку над Варданом. Последний был не против ни включенных ночников, ни переселения попутчика — теперь он мог наблюдать за красоткой почти не таясь. Светильники вполне хорошо освещали волнующие изгибы фигуры телки под простыней, и он специально застелил себе одеяло, чтобы скрыть намерение подрочить — заснуть с такой эрекцией было абсолютно нереально. Вардан уже был полностью голым и слегка водил пальцами по головке, наблюдая как Ева крутится на полке, то предоставляя ему любоваться, как простынь обтягивает роскошный зад, то как она натягивается на трепетных полушариях. Он ждал, когда телка наконец уснет, чтобы как следует заняться твердым членом, но та вдруг зашевелилась. Улегшись на спину, она явственно сняла под простыней сначала шорты, а потом и трусики. Вардан задохнулся от прилива возбуждения — женщина теперь была голой ниже пояса! Но этого было мало — ее колени широко раздвинулись, и парень удивленно заметил, как ее рука ползет под простыней по животу, оказавшись вскоре между разведенных ног. Легкий возглас раздался в купе, почти поглощенный перестуком колес, но потом простыня в районе паха зашевелилась, и Вардан услышал ритмичное постанывание. Это было последней каплей, он откинул одеяло и навалился на телку.

Возбуждение было так велико, что Ева никак не могла улечься в ожидании, когда спутники заснут. Наконец терпеть стало выше ее сил, и она сначала взглянула вверх. Муж похоже уже спал, едва слышно похрапывая. Взгляд перебрался на лицо парня. Оно было безмятежно, а глаза прикрыты несмотря на то, что колени высоко подняты, создавая своеобразный домик на соседней полке. Похоже, тоже спит…

Девушка торопливо содрала с себя шорты и трусики и широко развела бедра, наслаждаясь собственной готовностью, а потом сначала слегка коснулась увлажненных складок ногтями. Легкий возглас сорвался с полуоткрытых губ, но терпеть изощренные ласки уже не представлялось возможным, и пальцы засновали вдоль щелки, иногда проникая во влажную дырочку. Ева кусала губы, но уже не могла сдержать неясных стонов в такт движениям руки. Увы, оргазм был еще далеко, и она решила трахнуть себя как следует — засаживая во влагалище сразу два пальца…

И тут на нее навалилось тяжелое мужское тело, разом лишив воздуха. Сначала она подумала, что это муж решил плюнуть на приличия и поиметь ее под похрапывание попутчика. Но когда она открыла глаза, то обнаружила перед собой яростный черноглазый взгляд под жестко сдвинутыми бровями. Промедление стало ей дорого — в следующий момент с нее сдернули простыню, а потом ее рука, до сих пор находящаяся между широко раздвинутых бедер, ощутила бархатистую жесткость эрегированного члена костяшками. Вардан так прижал ее ладонь к складкам, что Ева задохнулась от непередаваемых эмоций — как от того, что собственные пальцы были буквально вдавлены в изнывающее влагалище, так и от того, что с другой стороны они чувствовали мужской половой орган в полной боевой готовности. Девушка даже не попыталась поднять крик — ей сразу представилось, как муж будет несколько дней ныть: «А я тебе говорил: нечего было сверкать своими прелестями перед Варданом. Вот и вполне обосновано подверглась насилию». Именно то, что муж на этот раз оказался прав, и, самое главное, что придется признать собственную ошибку, не позволило поднять тревогу. Ева принялась молча обороняться от нападок. Это было нелегко! И, если вход во влагалище надежно защищался рукой, то грудь оборонять было сложно — привставший парень, опираясь на одну руку, другой попытался ее потискать. Девушка отбивалась, но с ее полуоткрытых губ то и дело срывались томные возгласы — мужские пальцы задевали набухшие соски, к этому добавлялось и то, что в пылу борьбы собственная ладонь елозила по влагалищу, а мужской член в свою очередь — по костяшкам. Сопротивление становилось все более слабым, и вскоре Вардан иногда по нескольку секунд беспрепятственно мял ее грудь, вырывая из горла распростертой под ним женщины сладкие вздохи, пока она наконец не умудрялась оторвать мужскую пятерню. Впрочем, это помогало мало, так как атаке тут же подвергалось второе полушарие, защищать которое уже не было ни сил, ни желания. Движения все замедлялись, и Вардан воспользовался этим, задрав майку к самому горлу. Ева ахнула, забыв даже прикрыться, и сквозь ресницы наблюдая за жадным взглядом самца, восторженно устремленного на обнаженную грудь с крупными виноградинками сосков посередине белых полосок от купальника. А потом парень склонился и захватил сосок ртом. Из горла вырвался стон, и Ева, схватившаяся за короткий ежик волос, чтобы оттащить Вардана, наоборот вдруг вжала его лицом в упругую податливую плоть. Она ощутила, как мужские губы посасывают твердый бугорок, а язык изнутри теребит самый кончик. Ее, пронзенную наслаждением от сосков до промежности, выгнуло, и мужчина понял, что сопротивления больше не будет. Он чуть приподнялся, и тут же пальцы освобожденной руки вцепились в член, лаская его, а полуоткрытые губы встретились, позволяя сплестись языкам в жгучем поцелуе.

Ева какое-то время тискала мужской половой орган. Он был раза в полтора больше, чем у мужа, и она порывисто задышала, наслаждаясь его железной крепостью внутри и нежностью сверху, а потом, не колеблясь, приставила к текущему влагалищу. Вардан все понял правильно, забив член сразу на всю глубину. Девушка вскрикнула и еще больше раскрылась перед парнем, желая, чтобы он вошел как можно глубже. Упрашивать его было не надо — толстый поршень стал размерено забиваться в нее, заставляя вскрикивать каждый раз, когда он упирался во что-то где-то очень глубоко.

Виталий проснулся от каких-то посторонних звуков. С минуту он не понимал, где он, но услышав стук колес, вспомнил, что они с женой возвращаются из санатория. Однако в привычный железнодорожный ритм вплетались какие-то посторонние звуки — вздохи, сопенье и какие-то влажные шлепки. Он свесил голову с полки и остолбенел — попутчик трахал его жену! Поначалу возникла злая досада: «Доигралась до того, что ее изнасиловали!», но вид сплетающихся тел вызвал мгновенную эрекцию. Пару минут муж, оглушенный собственной реакцией, ничего не предпринимал, просто наблюдая, как посторонний самец насилует жену. Но потом он увидел, что Ева совсем даже не против, чтобы в нее с размаху забивался член совершенно постороннего мужчины. Она так знакомо довольно постанывала, одна ее рука гладила сильное плечо, а другая вцеплялась в волосы парня, едва тот приникал к груди и сжимал сосок губами. А потом Вардан привставал и принимался долбить чужую жену, имея ее часто и глубоко, так, что его яйца шлепались о женскую попу, а ее влагалище влажно всхлипывало.

Виталий едва не заплакал, видя, что Еву дерут без малейшего пиетета, но к величайшему ее удовольствию. Сам он никогда ее так не трахал, думая, что той не понравится чересчур грубый секс. Все его убеждения были разбиты вдребезги — жена только страстно стонала, да пришпоривала самца пятками. А ведь он забивал в нее свой член с силой и скоростью отбойного молотка.

К тому же Вардан иногда выходил из жены и приникал к ее влагалищу губами. Что он там вытворял, Виталий не видел и не знал, но Ева в эти мгновения заходилась криком и принималась кусать тыльную сторону кисти, чтобы звуки не были слишком громкими. Сам Виталий никогда не делал этого с женой, мельком подумав: «А что, так тоже можно?». По ее стонам чувствовалось, что ее оргазм уже очень близок под попеременной лаской чужого рта и чужого члена. Одновременно он видел, насколько этот член больше, чем у него… И решимость прекратить непристойный половой акт покинула его. Он сжал зубы, глотая слезы, и, осторожно спустив трусы, принялся дрочить — ревность и злость на жену нисколько не убавили каменной эрекции.

Все трое кончили почти одновременно. Сначала Ева вскрикнула и вцепилась зубами в кисть, чтобы скрыть крик наслаждения. Потом кончил Виталий, жадно глядя на то, как извивается жена под случайным попутчиком в бурном оргазме. Последним зарычал Вардан, вырвавший член из влагалища распростертой перед ним телки и поливая ее спермой, казавшейся ослепительно белой на фоне загорелого живота.

Ева, все еще чувствуя толчки внутри, любовно гладила постепенно уменьшающийся член, растирала сперму по всей поверхности живота и иногда целовала рухнувшего на нее мужчину в плечо. Так ярко кончить она не могла уже давно, и вот надо же — почти изнасиловавший ее парень доставил столько наслаждения, отодрав ее как последнюю шлюху, как о ней и отзывался муж немного ранее. Однако правота супруга сейчас не играла никакой роли. Да пусть он прав — она вела себя как шлюха и заслуженно грубо оттрахана, — но сейчас она была готова для неожиданного любовника на все… Ладно, не сейчас… Но потом уж точно — и в надежде на новый оргазм, и из благодарности за только что состоявшийся… Но не сейчас. Сейчас приятная истома и полная удовлетворенность не позволяли даже подумать о новом половом акте.

— Иди на свою полку, Варданчик, — шепнула она на ухо любовнику.

А когда тот перебрался к себе, быстро удалила следы спермы со своего тела и напоследок протерла его влажными салфетками…

Когда Виталий проснулся, все произошедшее ночью казалось нереальным бредом, приснившимся в кошмарном сне. Сейчас самым ужасным казалась собственная реакция на секс жены с посторонним мужчиной. «Нет! Такого больше не повторится! Она не будет больше скакать перед ним полуголая, ну и конечно больше не будет стонать и извиваться под ним», — сказал он себе, пялясь в близкий потолок. Однако, как только пришло воспоминание о прошедшей ночи, как сразу дала себя знать эрекция.

Виталий быстро свесил головы с краю, когда ему померещилось, что жена снова со всем прилежанием отдается любовнику. Что если они снова решили, что он крепко спит, а за стуком колес будет не слышно их совокупления?

Однако жена спокойно спала на спине, мило склонив голову к плечу. Вот только простыня во сне съехала на бок, и Ева лежала, обнаженная наполовину — одна нога, рука и грудь были ничем неприкрыты. «Ну хоть трусики надела!» — подумал муж, видя тоненькую белую полоску ткани, врезавшуюся в бедро чуть ниже белой полоски кожи. Он ревниво заглянул под полку, но Вардан мирно посапывал в подушку, и не думая пялиться на жену, не говоря об остальных непристойностях.

Виталий снова перевел взгляд на Еву. Жена была необычайно милой и одновременно сексуальной. Ее упругая грудь слегка приподнималась в такт ровному дыханию, видимая ножка оттенка кофе с молоком была такая стройная, а ноготки на пальчиках так сексуально светились ярко алым цветом… Может быть, ему сейчас поиметь жену так же, как и этот урод? Ведь можно же — пока он спит, отвернувшись…

Но решимость исчезла мгновенно, едва муж вспомнил, какое наслаждение доставил Вардан жене… Насколько больше его член… Сможет ли он теперь хотя бы разбудить Еву, принявшись трахать?

Виталий застонал от бессилья и заставил себя отвести взгляд от женского тела, вольготно раскинувшегося внизу. И хотя эрекция не пропадала, он слез, надел костюм, после чего, старясь не смотреть на Еву, укрыл ее простыней до подбородка, взял туалетные принадлежности и вышел. К сожалению очередь в туалет была длинная, занять и уйти в купе ему не позволили, поэтому пришлось стоять, покачиваясь, в коридоре, прикрывая пах полотенцем и размышляя над своей долей.

Ева проснулась от того, что ее укрывали простыней. Она хотела благодарно улыбнуться, но потом вспомнила обалденный половой акт, начинавшийся как изнасилование, и поняла, что весьма не против, чтобы Вардан увидел ее обнаженной при свете разгоравшегося за окном дня. Она уже было собралась недовольно зыркнуть на мужа, даже свела брови, но открыв глаза увидела, как тот стоит около дверей, держа в сцепленных перед собой руках полотенце и туалетные принадлежности. А потом он вышел…

Ева мгновенно сбросила простынь и кокетливо посмотрела в сторону соседней полки. Однако парень спал, отвернувшись в стенке. Девушка с обидой надула губы — несмотря на определенную пресыщенность, ей хотелось, чтобы Вардан хорошенько рассмотрел то, что он трахал лишь при тусклом свете. Будить любовника не хотелось — пусть отдохнет как следует после трудов праведных… Или вернее неправедных… Может, как наберется сил, повторит все с начала? Почему бы и нет? Так подумала Ева, ощущая если не желание, то его отдаленное присутствие. Она оделась, отыскав мятую одежду. Впрочем, и шорты, и майка разгладились на ее формах, словно первые в свое время не были затолканы торопливой ножкой чуть ли не под матрас, а вторую с нее не сдергивали грубые мужские руки…

Женщина схватила туалетные принадлежности и собралась поспешить к мужу — она знала, как долго иногда может двигаться очередь с утра. Но тут Вардан перевернулся, и в его паху обнаружился внушительный холм, рельефно приподнимавший простыню. Едва Ева поняла, что может с такой жесткостью приподнимать постельное белье, как ее мгновенно охватила похоть, отозвавшаяся между бедер нестерпимым желанием. Пожалуй, она никогда не испытывала такого молниеносно наступающего возбуждения.

Однако парень продолжал спать как ни в чем не бывало. На мгновение Ева застыла, не зная на что решиться, но потом, воровато оглянувшись на двери, она закрыла замок и с колотящемся сердцем повернулась.

Она хотела только полюбоваться под перестук колес мужским достоинством и осторожно приподняла простынь, заглянув под нее. И едва не застонала, увидев, что там все в порядке с размером и крепостью. Зрелище большого эрегированного члена спутало все планы — Ева откинула простынь и вцепилась в член так, что побелели костяшки пальцев. Похоть застилала мысли туманом, женщина уже ни о чем не могла думать, кроме совокупления с самым лучшим любовником на свете. Поэтому она развернулась, спустила шорты вместе с трусиков до колен, а потом поймала член пальцами и торопливо ввела в себя, со стоном насадившись на всю длину — благо парень лежал почти с самого края.

Вардан уснул с трудом. Телка была чудо как хороша: идеальные сиськи — так, как нужно, упругие, так, как надо, мягкие; шелковистая кожа, нежная как бархат; маленькие ступни, что так азартно пришпоривают в пылу страсти; влагалище тесное настолько, чтобы испытывать величайшее наслаждение, но без риска разрядиться раньше времени… Он бы с удовольствием продолжил минут через пять, если бы Ева его не прогнала. Но тут уж ничего не поделаешь, пришлось поворочаться, пока не пришел беспокойный сон. Зато ему приснилось, как его член в полной боевой готовности страстно сжимают ее нежные пальцы. А потом телка и вовсе насаживается и принимается неспешно скользить на стволе, то ложась ему на грудь роскошными сиськами, то выпрямляясь, и он чувствует, что упирается во что-то в глубине растянутого влагалища.

Каков же был его восторг, когда он открыл глаза и обнаружил этот сон воплощенным в реальности. Ева действительно, прикрыв ресницами глаза и закусив губу, потихоньку приподнималась и опускалась на его члене, хоть и не как во сне в позе наездницы — она не ложилась на его грудь сиськами, а опиралась узкой горячей ладонью. Но в профиль женщина, скользящая на члене с полуспущенной нижней частью одежды, была чудо как хороша. «Ну нет! Я же знаю, как ты любишь!» — подумал парень и, приподнявшись, задрал майку (уже без малейшего сопротивления) и схватил ее за грудь, а затем принялся поддавать тазом, с размаха засаживая член в податливое влагалище.

Едва Вардан ухватил ее за грудь железными пальцами и стал сам долбить ее влагалище, Ева вскрикнула и оперлась на столик, позволяя иметь себя, так хотелось любовнику. Ей почти ничего не надо было делать — парень сам загонял член во влажное влагалище так, что одна грудь подпрыгивала, вторая же была в надежном захвате. Ее ко всему прочему тикали так, что наверняка останутся красноватые отметины, во всяком случае там, где кожи не касалось солнце…

Все бы было ничего, если бы неожиданно не повернулась ручка на двери. Ева замерла, хотя ее продолжали размашисто иметь. Ручка подергалась, словно тот, кто был снаружи недоумевал, почему дверь вдруг оказалась закрытой.

— Это муж! — девушка испуганно приложила руку к лицу, в панике от того, что Виталик за дверью, а ее тут употребляют к обоюдному удовольствию.

— Ну и что? — прорычал Вардан, ни на секунду не останавливающий своих движений и продолжающий мять упругую плоть, иногда прихватывая сосок жесткими пальцами. — Я не могу остановиться, подождет как миленький.

— Да! О да! — Еще несколько мгновений Ева с наслаждением подмахивала члену, таранящему влагалище, но потом разочарованно выдохнула:

— Нет, я так не могу, он же обо всем догадается!

Она наконец переборола организм, живущий одним только наслаждением от ходящего внутри поршня, и вскочила, чтобы открыть мужу. Однако в пылу страсти она совсем позабыла, что шорты вместе с трусиками находятся где-то в районе колен. Равновесие было потеряно, и она бы упала, если ее тут же не подхватили сильные руки, чтобы в следующее мгновение ощупать все тело. Они были везде — тискали груди, терзали соски, щупали попу и забирались между бедер, которые Ева раздвинула несмотря на решимость добраться до двери. Добралась она очень скоро — ее попросту развернули и бросили на нее, а потом стальные пальцы впились в бедра, а член почти без усилия опять скользнул во влажную глубину.

Ева вскрикнула. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы мужчине было удобнее долбить ее сзади, но при этом вяло сопротивляясь, то слабыми пальцами пытаясь оторвать от своих бедер железные ладони, то почти нежно отстраняя парня заведенной назад рукой. Кончилось все тем, что ее попросту распластали по двери, прижав и щекой, и грудями, и животом, и бедрами. Лишь иногда он позволял ей немного отлипнуть, брал за подбородок, разворачивая лицо, и они страстно целовались.

Между тем Виталик уже начал громко стучать:

— Ева, просыпайся! Здесь замок защелкнулся, я не могу войти!

Поняв, что муж совсем не догадывается о действительной причине закрытого замка, и решив, что еще пара минут у нее есть, девушка расслабилась и отдалась на волю насилующего ее парня. Ее драли, насаживая на член за бедра, а из горла доносились только благодарные стоны, которые она старалась приглушить, насколько могла. Она даже позволила нагнуть себя и тискать изредка груди. В такой позе проникновение было гораздо глубже, и, когда Вардан в очередной раз забил в нее член так, что, казалось, он сейчас достанет до сердца, а стальные жестко сжали истерзанный сосок, Еву пронзил взрыв оргазма. Она заизвивалась на члене, прикусив до крови палец, чтобы не выдать себя громкими криками.

Почти одновременно муж принялся долбиться в дверь, заорав:

— Ева, что у вас там происходит? Открой немедленно!

Последнее только усилило оргазм — муж буквально в 30-ти сантиметрах от нее, а она кончает на члене случайного попутчика…

— Варданчик! Я тебя умоляю, — она повернулась к по-прежнему размеренно трахающему ее парню. — Пожалуйста, отпусти. Я обещаю, ты получишь все, что захочешь, но потом. А сейчас — еще немного и муж обо всем догадается…

Парень наконец ослабил хватку и нехотя вышел из девушки, а потом грохнулся на свою полку, укрывшись простыней и с недовольным видом отвернулся в окно. А Ева торопливо натянула трусики и шорты, а потом открыла дверь, чувствуя, как удовлетворенно вибрирует тело, а влагалище до сих пор течет соками.

— Что здесь происходит? — Виталий ворвался в купе словно ураган. Во всяком случае он так это чувствовал. Он был готов рвать и метать, но жена встретила его вполне одетая, а попутчик со скукой уткнулся в окно, обозревая однообразный пейзаж. Несмотря на довольно невинную картину в воздухе витал запах секса. Он почти не сомневался, что Вардан только что опять трахнул его жену, но предъявить любовникам было нечего — разве что щечки жены пунцовели под загаром, да глаза счастливо сверкали. Впрочем, к нему она обратились с молчаливым презрением — мол, чего развоевался на пустом месте, и Виталий, потупившись, сел за столик. Жена презрительно усмехнулась, и ему на миг померещилась, что она, когда он еще стучал в запертую дверь, сказала: «Рогами постучи лучше!». Нет, этих слов, конечно, произнесено не было, но было ощущение, что они вполне могли бы быть им услышаны. Но не будешь же раздевать обоих, чтобы проверить чистоту и влажность их половых органов…

«Шлюха! Шлюха! — думал Виталий, когда жена выскочила с полотенцем и туалетными принадлежностями. — И когда только успели?… Пока я чистил зубы, они здесь трахнулись!… Пока я чистил зубы!». Измена жены, причем уже неоднократная, была практически очевидным фактом. Это невыносимо терзало душу, но, как с удивлением он понял, гораздо большую досаду вызывало то, что он не видел, как посторонний мужик трахал его жену.

И Виталий почти пропустил тот момент, когда попутчик, в свою очередь отлучившийся для утреннего туалета, предложил позавтракать в вагоне-ресторане. Он машинально отказался, поглощенный тяжелыми думами, и не обратил внимания на то с каким нажимом Вардан добавил: «А Ева очень хочет позавтракать в ресторане!». Лишь когда за любовниками закрылась дверь, Виталий очнулся. Стало понятно, что парочка почти откровенно обменивалась многозначительными взглядами. От них едва не искрило, и происходило это прямо на его глазах.

Виталий тут же подскочил и осторожно открыл дверь, выглянув в коридор. Вардан и Ева шли по коридору, пошатываясь от покачиваний вагона. Парень уже не таясь лапал жену за попу, а иногда запускал руку под ягодицы, наверняка внаглую тиская половые губы через шорты. Ева в этом случае притворно взвизгивала и приподнималась на цыпочки, впрочем, не предпринимая попыток поставить нахала на место или отстраниться. К горлу подступил комок, а губы задрожали, но Виталий вытек из купе и осторожно двинулся за увлеченной друг другом парочкой.

Едва Вардан приказным тоном сказал: «А Ева очень хочет позавтракать в ресторане!», Ева поняла, что простым завтраком дело не закончится. И хотя ее организму секса уже особенно не хотелось, отказать мужчине, подарившему настолько яркие оргазмы, она не могла. Поэтому она безропотно поднялась, а потом и взяла его за руку, готовая послушно выполнить любую его прихоть. Было практически ясно, что в ближайшем тамбуре ее тут же поставят раком, чтобы удовлетворить свои потребности. Ее немного волновал народ, который как обычно будет шастать туда-сюда, но она даже испытала небольшое возбуждение, понимая, что будет ублажать парня, как продажная шлюха — не получая от секса особенного удовольствия.

Вардан рассудил по — своему: он высвободил руку из ее ладони и по мере продвижения принялся мять ягодицы, а то и запускать ладонь сзади между бедер. Циничная ласка даже через ткань заставила убедиться, что если половой акт и состоится, то вполне может оказаться к обоюдному удовольствию.

В тамбуре их вагона курил какой-то дедуля, поэтому они прошли через сцепку, и вот тут Вардан прижал ее к стене, целуя в шею и одновременно расстегивая шорты. Еще миг, и во влагалище вошли неумолимые пальцы, принявшиеся терзать измученную дырочку.

Вардан понимал, что он сходит с ума. Ему хотелось отъебать Еву так, чтобы она взмолилась о пощаде. Поэтому едва представилась такая возможность, он прижал ее к стенке и принялся исследовать, наслаждаясь упругим жаром сильного податливого тела, а потом, беспрепятственно запустив руку ей в трусики, ощутил нежную бархатистость половых губ.

Когда телка потекла, как сучка, парень уже хотел было поставить ее раком, но тут стала поворачиваться ручка дверей, ведущих в вагон. Ева стояла спиной к дверям, поэтому Вардан приобнял ее, сделав вид, что они просто воркуют. Проходящие через тамбур мужики облизали взглядами упругую попу, но, встретившись глазами с жесткими черными глазами парня, быстро ретировались.

Благодаря явлению мужиков в голове слегка прояснилось. Вардан посмотрел на влажные пухлые губы Евы, и ему пришло в голову, что он еще их не опробовал. Тогда, прислонившись к окну дверей тамбура, он посмотрел на Еву и поманил пальцем. Она приблизилась, и его руки надавили ей на плечи.

Он немного опасался, что телка воспротивится его невысказанному вслух желанию, но она только понимающе улыбнулась и послушно опустилась на колени…

Сосала она не очень умело, однако с большим энтузиазмом и выдумкой: она то просто скользила по стволу колечком губ, то вылизывала головку, то порхала заостренным языком по всей поверхности члена. Это было очень изыскано, но хотелось и чего-то более действенного. Тогда, шалея от собственной наглости, парень отлип от окна и, собрав в кулак волосы на затылке Евы, принялся драть ее в рот, жестко засаживая почти в самое горло…

Когда Вардан положил руки ей на плечи, Ева прекрасно поняла, что от нее требуется, но сначала засомневалась. Возникло беспокойство, что посторонние застанут ее на коленях перед мужчиной, но на лице парня было такое затаенное желание, он с такой надеждой смотрел на ее приоткрытые губы, что она не смогла отказать и, улыбнувшись, опустилась на колени. К ее восторгу член оказался в полной боевой готовности, и она, зажмурившись от удовольствия, вобрала раздувшуюся головку в рот. Опыта минета у нее было не очень много — она не слишком часто сосала мужу — только когда была перевозбуждена. И то, Виталий, чувствуя ее состояние, уже через пару минут тянул к себе, чтобы войти естественным путем. Однако, судя по сдавленным вздохам наверху, она делала все хорошо, неожиданно получив над мужчиной определенную власть и вполне уверенно регулируя при помощи губ и языка тональность мужских вздохов и взрыкиваний. Впрочем, Вардан иногда перехватывал инициативу и принимался долбить ее прямо в горло. «Меня. Трахают. В. Рот!» — почти по слогам подумала Ева, ощущая себя станком для удовлетворения мужских потребностей, однако она не только не возмутилась действиями парня, но и почувствовала новый виток возбуждения. И даже запустила руку себе в трусики, приласкав ставшие такими чувствительными губки.

Ева так увлеклась обслуживанием своего любовника губами и ртом, что совершенно проигнорировала тот факт, что дверь к сцепке стала открываться. Тем не менее Вардан был начеку и мгновенно вздернул девушку на ноги. Она послушно выпрямилась, но пару секунд только облизывая припухшие от жесткого минета губы и недоумевая, почему ее оторвали от такого сладкого времяпрепровождения. Однако, когда до нее дошло, что за спиной раздаются голоса проходящих через тамбур людей, как она благодарно взглянула на парня и, закусив губу, потянулась члену, так и торчавшему над резинкой приспущенных штанов. Любовники стояли близко друг к другу, поэтому можно было с уверенностью сказать — появившиеся не вовремя люди никак не могут догадаться, что стоящая к ним спиной девушка только что со всем усердием обслуживала мужчину ртом. Поэтому не будет зазорным, если ее рука пока подрочит этот великолепный половой орган, весь в ее слюне. Так она и сделала, с вожделением наблюдая, как из расширившейся дырочки показывается серебристая капелька смазки. Ее рука по-прежнему находилась в трусиках, слегка лаская мокрую щелку. Ева не рисковала в присутствии посторонних трахать себя, но оставить изнывающее влагалище совсем без внимания не могла.

В голове Вардана перекатывалась только одна мысль: «Какая телка! Какая телка! Горячая… Понятливая… «. Все остальные участки мозга были заняты наслаждением от ее рта… Или руки, если в тамбуре появлялись проходящие по вагонам пассажиры или коробейники. Да-да, периодически ему приходилось поднимать Еву на ноги, чтобы скрыть происходящее от посторонних. В эти секунды он видел, как шевелится ее рука в расстегнутых шортиках и не сомневался, что, вставая перед ним на колени, она трахает себя. Этот интимный момент, который она не стеснялась демонстрировать во время минета, возбуждал еще больше…

Но как только хлопала дверь, женщина тотчас без малейшего понукания опускалась, и процесс продолжался — самостоятельный минет сменялся жестким трахом… и так по кругу…

И в какой-то момент Ева вдруг замычала. Ее тело стало крупно вздрагивать, а губы и язык просто истерзали член парня. Тот понял, что телка кончает, отсасывая от него. Как такое вынести — телка мастурбирует, отсасывает с прилежанием, а теперь и вовсе кончает с его хуем во рту! Вардан вскинулся и стал накачивать ее рот спермой, рыча: «Будь умницей, глотай все!».

Ева была совсем не против такого развития событий, тем более, что семени было не так много. Она с удовольствием, все еще вздрагивая от последних толчков, проглотила лакомство, а потом еще долго вылизывала член языком, вычищая его досуха…

Как и ожидал Виталий, Вардан притиснул жену, как только представилась такая возможность. Он сам замер около окошка посередине перехода между вагонами. Как ни странно, стекло было чистым, поэтому было отлично видно, как рука парня почти сразу оказалась в расстегнутых шортах жены и задвигалась там, иногда приоткрывая незагорелую кожу в районе лобка. Точно так же можно было во всех деталях рассмотреть полузакрытые от наслаждения глаза Евы, ее приоткрывшийся рот и бурно вздымавшуюся грудь, которую периодически тискала широкая ладонь. Обидно только, что из-за лязга сцепки и грохота колес по рельсам, не было слышно звуков, а жена судя по всему вела себя непристойно громко. Представив, как Ева стонет, грубо исследуемая посторонним мужчиной, Виталий снова возбудился. Не отрывая взгляда от жены, пребывавшей во власти разыгравшейся похоти, и иногда поглядывая туда, где в ее трусиках шевелились пальцы парня, он засунул руку в штаны и принялся дрочить вставший член. Но насладиться грехопадением верной прежде супруги ему не удалось. В один их моментов он почувствовал, как за спиной открывается дверь. Реакция Виталия была такой молниеносной, что ею можно было гордиться — он сделал вид, что только что закрыл дверь в тамбур, где забавлялись любовники, и повернулся с непроницаемым лицом, словно собирался пройти в соседний вагон, отчаянно надеясь при этом, что в темноте перехода будет незаметна выпуклость в паху. Однако едва два мужчины скрылись, он снова прильнул к стеклу. Любовники переместились, но к счастью они устроились в том углу тамбура, который легко просматривался, если почти прижаться лицом к окну.

И как только он увидел всю сцену, как едва не ринулся в перед, сгорая от ревности и праведного негодования: стоило парню лишь чуть нажать на плечи Евы, как она тотчас опустилась перед ним на колени! Ее задвигавшаяся черноволосая голова не оставляла никаких сомнений в том, чем она занимается! «Шлюха!» — зарычал Виталий. В пору развития их отношений жена взяла у него в рот только через 6 или 7 месяцев после первого секса. А тут после 12-часового знакомства она уже сосет не отрываясь. Он с ненавистью смотрел, как тащится этот урод, когда жена со всем старанием ублажает его ртом. Еще больше он ненавидел себя, потому что вместо того, чтобы ворваться в тамбур и за волосы оттащить неверную жену от чужого хуя, он с остервенением вцепился в свой и стал дрочить с немыслимой скоростью.

Однако это было не все! Через какое-то время парень намотал прекрасные волосы Евы на кулак и стал поддавать бедрами так, что ее голову каждый раз откидывало назад. Виталий буквально завизжал от ревности и досады — его жену просто трахали в рот! К счастью его визг не был услышан за стуком колес и лязгом сцепки, поэтому муж мог отчетливо наблюдать, как его жена вместо того, чтобы дать насильнику от ворот поворот, принялась мастурбировать. Во всяком случае, Виталий увидел, как ритмично двигается ее локоть.

Иногда Виталию приходилось проделывать трюк, который он провернул первый раз при появлении праздных пассажиров. Но едва за ними хлопала дверь тамбура, он снова приникал щекой к стеклу, чтобы увидеть, как его жена и Варден стоят и воркуют словно голубки. Это было едва ли не более невыносимо, чем то, что едва проходящие люди покидали тамбур, как Ева тут же оказывалась на коленях. Ко всему прочему в один из таких моментов Виталию удалось увидеть, как жена дрочит этому уроду, преданно заглядывая в глаза. Стерва! Даже когда за спиной посторонние люди, она не перестает услужливо обхаживать этого мерзавца — не ртом, так рукой. И это Ева, которая отказывала ему в сексе, когда существовала хотя бы малейшая вероятность того, что их всего лишь могут услышать!

Но потом тело жены, голова которой по-прежнему поступательно двигалась между бедер у парня, стало крупно вздрагивать. Она кончает! Кончает, всего лишь отсасывая случайному попутчику и мастурбируя в тесных шортах! Затем Вардан откинулся на дверь в тамбуре. Его глаза закатились, а губы исказились в неслышном рыке. Он кончал прямо в ее рот! Этого Виталий вынести уже не мог и, также зарычав от вспыхнувшей злобы… кончил прямо туда, где смазанными штрихами несся щебень и мелькали шпалы. Оргазм был фантастический, даже ярче ночного, когда приходилось сдерживаться, чтобы не вспугнуть любовников. Однако сразу вслед за ним из Виталия словно выдернули стержень. Он сгорбился и поплелся обратно в купе, едва переставляя ноги.

Любовники появились нескоро. «Наверняка съели половину продуктовых запасов, проголодавшись поле утренних половых актов!» — неприязненно подумал Виталий и с перехваченным от слез горлом увидел, как Вардан завел руку за спину жене и почти не таясь потискал ее попу. Ева даже покачнулась от грубой ласки, но только кокетливо рассмеялась.

Они вообще плохо скрывали свои отношения. Уязвленное самолюбие помогало отмечать малейшие детали. Вот Ева садясь слегка погладила парня по паху… Вот он притиснул ее за грудь, когда она потянулась поправить свешивающуюся с верхней полки простыню… Вот она устраивается у него на коленях, мотивируя это тем, что муж развалился на своей половине. Виталий попытался возразить, что можно было просто попросить его подвинуться, но было поздно — Ева уже очутилась на коленях парня, а потом его плечо задвигалось. Неужели он тискает жену между ног прямо при нем? Похоже так и было — минут через 10 глаза жены затуманились, а ротик приоткрылся в то время, как грудь стала бурно вздыматься.

«Какая же шлюха! Даже коленки не помыла после того, как постояла на них перед этим отморозком, отсасывая с прилежанием!» — думал муж, наблюдая, как ритмично двигается колено Евы, видимое из-за столика — по всей видимости манипуляции Вардана между ее бедер были грубыми и прямолинейными. (Пятна на коленях жены исчезли гораздо позже, причем она никак не показала смущения, что разгуливала в таком виде продолжительное время). Виталий кипел от ярости, пытаясь сохранить внешнее спокойствие, но при этом с трудом подавлял желание заглянуть под столик, чтобы увидеть — жену тискают через шорты или рука парня уже у нее в трусиках… И вновь образовалась нешуточная эрекция… Но тут поезд начал замедлять ход.

— Какая-то крупная станция, — выдохнул Виталий. — Нам необходимо проветриться и размяться.

— Хорошая идея, — вполне явственно задыхаясь, проворковала Ева, — здесь стало ужасно душно.

А потом практически не таясь застегнула шорты. Она была буквально раскалена ласками Вардана, расстегнувшего шорты и залезшего в трусики почти на глазах у мужа. Немного нервировала вероятность того, что муж неожиданно встанет или наклонится, чтобы тут же обнаружить, как по-хозяйски распоряжается рука постороннего мужчины между ее бедер. Однако отказаться от неспешных ритмичных ласк было выше ее сил. Пальцы Вардана выделывали с половыми губами такие вещи, что она уже была снова готова отдаться ему прямо здесь в присутствии мужа. И станция была великолепным предлогом, чтобы немного привести эмоции в порядок. Она как могла твердо остановила мужскую руку, одновременно отчаянно жалея о своем решении, но продолжение могло иметь удручающие последствия — или муж поймет, в чем дело, или она плюнет на все и, стянув шорты, насадится на член, который ласкала, заведя руку за спину.

15-минутная прогулка неожиданно отрезвила всех троих. Вардан почувствовал, что животный магнетизм телки уже не так действует на его либидо, Ева тоже немного успокоилась, и нестерпимое желание забраться попутчику в штаны немного утихло, ну а Виталий просто наслаждался — жена всем своим видом показывала, что она с ним — держала за руку, чмокнула в щеку за купленное мороженное и даже однажды прижалась к нему прошептав на ухо: «Мур-мур»…

Они даже решили подремать после обеда, и Виталий забирался на свою полку с полной уверенностью, что жена одумалась. На глаза даже навернулись светлые слезы от радости, что он обрел вновь супругу образца конфетно-цветочного периода… Лишь где-то в глубине сознания точило душу неприятная досада — он никогда в жизни не переживал более волнительных сексуальных переживаний, чем тогда, когда подглядывал за изменяющей супругой.

Свежий воздух немного проветрил мозги, и на платформе Ева испытала чувство вины перед мужем. По большому счету он, конечно, заслуживал чего-то такого, но чтобы трахаться и тискаться прямо при нем… Она вела себя как распущенная шлюха! Было стыдно и неудобно…

Впрочем, едва вернувшись в купе, женщина почувствовала досаду по отношению к мужу — такой он был весь сладенький и добренький после того, как она немного посюсюкала с ним на платформе. Да и Вардан… Тот, казалось, вообще перестал проявлять к ней интерес, словно она и не отдавалась ему со всем пылом и страстью, словно не отсасывала по первому требованию! Однако, несмотря на раздражение, ее быстро сморил дневной сон, прошедший почти в молчании — исключая бесящую веселую трескотню Виталика.

Вардан исходил черной желчью по отношению ко всему свету. Для начала Ева совсем перестала обращать на него внимание, сюсюкая со своим красавчиком-мужем. Еще бы, наверняка все девки были его, стоило только моргнуть глазом! Хотя, казалось, кому он нужен такой приторный? Тьфу, блевать тянет! А потом и вовсе его выставили за дверь — ей якобы было некомфортно спать одетой, будто прошлой ночью она не легла в своих умопомрачительных маечке и шортах. Нет, парню было понятно, что если бы она стала раздеваться при нем и при муже, это был бы уже перебор. Но, блядь, было невыносимо думать, что этот красавчик сейчас смотрит на ее гибкое, стройное тело, обозревает сиськи, может рассматривать роскошную задницу… От этих видений в паху сразу становилось горячо, однако храня независимый вид Вардан вошел в купе, когда его позвал Виталий, и даже уснул в тревожным сне, грезя о том, чтобы снова сжать в объятиях податливое и покорное его власти тело.

Ева проснулась и мгновенно поняла, что злится на весь свет. А конкретно на двух мужиков — на Виталика просто потому что, а на Вардана — за пренебрежение своей персоной. Еще не открывая глаза, она вспомнила, как путешествовали руки второго по ее телу, заставляя трепетать в ожидании чего-то яростно прекрасного, вспомнила, каким твердым и горячим может быть его крупный член — все равно, находится ли он в ее пальцах, рту или влагалище… Между бедер сразу потянуло сладким предвкушением, ей даже пришлось слегка прихватить губу зубами, чтобы не застонать.

Почувствовав на себе чей-то взгляд, женщина чуть приоткрыла глаза и скосила взгляд сквозь густые ресницы: лица парня не было видно из-за столика, но положение его тела говорило о том, что он ее разглядывает. «Ну я тебе покажу, как от меня отказываться!» — подумала Ева.

Она, словно пребывая в последних мгновениях сна, сбросила простыню на пол, представ перед Варданом почти обнаженной, не считая крохотных трусиков, едва прикрывающих самый низ лобка. Потом потянулась, прогибаясь так что укрупнившиеся соски взглянули в окно. Услышав сдавленный вздох, она удовлетворенно улыбнулась… Ее ладони легли сверху на бедра и пустились в долгий путь вдоль тела, обозначив крутизну бедер, узость талии, чтобы в конце скользить по упругим холмам. Можно было отчетливо услышать участившееся дыхание Вардана, а пальцы уже подхватили груди снизу и приподняли к самому подбородку, не забывая их слегка сдавливать.

Добившись уже отчетливого порыкивания со стороны соседней полки, Ева защемила один сосок пальцами одной руки, а вторую запустила между бедер, лаская себя через ткань трусиков…

И только тут ее пронзила мысль: «Блядь! Здесь же находится и муж! А если он сейчас смотрит, что я вытворяю на глазах постороннего мужчины?!».

Она испуганно открыла глаза, взглянув вверх, и облегченно вздохнула: по всей видимости он был еще во власти дневного сна. Впрочем, отсутствие взгляда Виталика до конца не успокоило, и женщина вскочила, чтобы заглянуть на верхнюю полку. К счастью он сладко посапывал, неопрятно приоткрыв рот.

Устойчивая эрекция возникла, как только ладони телки начали путешествие по бархатной коже бедер. Вардану даже пришлось ущипнуть себя, чтобы в тот же момент не наброситься на женщину, смять ее, придавить к постели, чтобы даже пискнуть не могла. Впрочем, ему пришло в голову, что она все это проделывает для мужа-красавчика, наблюдающего за ней с верхней полки. Парень бросил злобный взгляд вверх, словно хотел прожечь дырку в железнодорожном имуществе. Но это был лишь мимолетный взгляд — глаза через мгновение снова прикипели к роскошному загорелому телу. Дежа-вю! Все происходило почти так же, как и прошлым вечером, только теперь он не видел лица телки из-за столика, зато ее тело было полностью обнажено за исключением трусиков… Вот изящные пальцы приподымают сиськи с небольшими белыми полосками от купальника. Вот сосок сплюснут, вот ладонь скользит по белоснежному треугольнику трусиков и скрывается между коричневыми бедрами… Вардан едва не зарычал: «Да пох! Пускай смотрит, сейчас трахну ее прямо у него на глазах! Посмотрим, получится ли у инфантильного красавчика оттащить меня от своей жены… «. Парень уже стал приподниматься, чтобы наброситься на телку, столь бесстыдно и откровенно наслаждающуюся собой, как вдруг та вскочила и вытянулась перед ним, заглядывая на верхнюю полку. Тут уж он не растерялся, откинул простынь и, схватив женщину за руку, рванул на себя…

Дальнейшее напоминало многократно отрепетированную сцену, словно любовники знали, что кто должен сделать в следующий момент: едва груди Евы сплющились о грудь Вардана, ее рука, оказавшаяся между телами, тут же вцепилась в жесткий член. Одновременно парень рванул трусики вбок, освобождая вход во влагалище. В тот же момент женщина одним слитным движением приставила раздувшуюся головку к половым губам и насадилась на кол, тоненько застонав.

Ева выпрямилась и стала слегка раскачивать бедрами, наслаждаясь наполненностью внутри. Ее голова наклонилась подбородком к плечу, она прикрыла глаза, слегка улыбаясь — железный кол, распирающий ее изнутри, свидетельствовал, что парень никак не мог оставаться равнодушным к ее чарам. Вообще все случилась за какую-то секунду — вот она тянется посмотреть, спит ли муж, а потом — раз! — и уже извивается на члене попутчика. Она не спешила, наблюдая сквозь густые ресницы, с какой жадностью черные глаза следят за грудями, вздрагивающими вслед за неспешными движениями. Ева раскачивала бедрами из стороны в сторону, извивалась, то прогибаясь так, что едва не вжималась подбородком в собственные груди, то выгибалась, чуть не касаясь сосками жестких завитков черных волос на груди у парня.

Иногда он властно привлекал ее к себе, чтобы впиться в полураскрытые пухлые губы, и одновременно несколько раз поддавал бедрами, резко загоняя член во влажную дырочку по самые яйца. Ева только мычала, чувствуя, как мужской язык трахает ее в рот почти с таким же азартом, что и член — влагалище. Затем она снова выпрямлялась и с полуулыбкой танцевала на твердом коле, наслаждаясь нетерпением любовника. Было очевидно, что Вардану хочется отодрать ее так, как он любит — жестко, на грани грубости, но маленькая месть за дневное пренебрежение будет нелишней, и бедра пресекают попытки мужчины засаживать ей глубоко и часто… Впрочем, помешать ему сделать это, когда она была распластана грудями по нему, представлялось невозможным, и в то время, когда она посасывала его язык, влагалище обрабатывали со частотой пулемета. Затем все повторялось снова…

«Бедняжка, — подумала Ева, наблюдая, как багровеет лицо любовника, когда она своим весом в очередной пресекла движение мужских бедер навстречу. — Что ж я за сука такая? Надо как-то компенсировать свою жестокость». И женщина плавно перетекла мужчине в ноги, чтобы насадиться ртом на член, весь в ее соках и собственной смазке.

«Ебать! Я хочу тебя ебать, чтобы визжала и кричала, как сучка!» — думал Вардан, когда женское тело грациозно извивалось перед ним, но Ева не позволяла драть себя так, как ему хотелось. Он смирялся — в любом случае ощущать, как ворочается член в тесной дырке, тоже умопомрачительно. Да и она иногда разрешала бросать себя на грудь, и тогда уж он мог оторваться, тараня ее с такой силой, что они иногда сталкивались зубами во время поцелуя… Но потом телка вдруг снялась с члена и… приникла к нему ртом! Он едва не кончил, едва пальцы оттянули кожицу к основанию, а пухлые губы заскользили по стволу. Пришлось даже схватить черные волосы и на какое-то время прижать женскую голову к паху, насадив телку по самые гланды. Переждав, когда оргазм отступит, Вардан отпустил женщину, позволяя ублажать себя ртом.

Виталий проснулся, когда луч клонящегося к горизонту солнца упал на лицо. И почти сразу он услышал такие знакомые страстные стоны жены и взрыкивания мужчины. Сначала он даже не поверил в происходящее, взглянув вниз на полку жены. Ее на месте не было… Под перестук колес и томные вздохи забились в голове мысли: «Дежа-вю какое-то! Неужели она снова посмела?… И на этот раз не он вынудил ее к сексу, воспользовавшись минутной слабостью, а она сама залезла к нему в постель!». Виталий застонал и принялся биться затылком в стенку от бессильной обиды. По какой-то изощренной насмешке судьбы в это же время в таком же ритме Вардан стал обрабатывать его жену! Любовники даже не поняли, что он проснулся!

Виталий перегнулся и выглянул из-за края полки и едва не заскрежетал зубами — все было настоящей беспощадной реальностью, а не продолжением кошмара, на что какое-то время он надеялся: его жена сидела на Вардане и слегка раскачивала бедрами. А его ладони скользили по коричневым ногам ласкающими движениями. Особо циничным показалось то, что иногда мужские пальцы проходились по внутренней стороне бедер почти до самого незагоревшего лобка. Он! Он любил так делать, наслаждаясь бархатистой кожей! Вот только он не поддавал бедрами так, что жена подлетала, едва не стукаясь макушкой о его полку! Вот только она так страстно и благодарно не вскрикивала при этом…

«Ненавижу. Ненавижу!» — едва не зарычал Виталий и… осторожно приспустил штаны, чтобы вцепиться в собственный член, набравший к этому времени крепкую эрекцию. Он уже почти не скрывался — любовники не обращали внимания ни на что вокруг, поэтому он мог наблюдать за ними без опаски быть разоблаченным. И тут…

И тут его жена вдруг соскользнула с члена и через мгновение припала к нему ртом. При этом Вардан так прижал черноволосую голову, что его огромный фаллос наверняка оказался в горле. Глаза полезли на лоб: никогда жена не награждала его такой изощренной лаской! От величайшей обиды и жестокой несправедливости брызнули слезы, словно открыли кран, но рука, сжатая в кулак на члене, только засновала быстрее.

Еве, отсасывающей у Вардана, уже самой хотелось, чтобы он уже наконец ее хорошенько трахнул, и тут он, словно прочитав ее мысли, приподнялся и бросил в ноги своей постели. А в следующее мгновение он треском сорвал трусики, так не кстати закрывшие вожделенную дырочку, но женщина только довольно улыбнулась, нисколько не жалея об утрате и наслаждаясь тем, что полностью раскрыта и готова для мужского полового органа.

Вардан без промедления приставил толстую головку к текущему влагалищу и, подхватив одну стройную ногу на плечо, вошел одним ударом, принявшись забивать поршень в женщину со всем пылом и азартом, на который он был способен. Это у него отлично получалось — Ева уже почти вскрикивала, когда ей засаживали без малейшего пиетета, так, что яйца шлепались о попу, которая при каждом ударе отрывалась от простыней. Сколько времени она провела до предела распятая перед трахающим ее парнем, Ева потом не могла бы сказать даже под страхом расстрела… Но знала, что такой трепки ей не устраивали, даже тот же Вардан ранее. Она превратилась в станок для ебли, который мог только стонать и умолять: «Глубже… Выеби меня как сучку… Порви меня своим хуем… «.

Оргазм пронзил ее вполне ожидаемо, когда она уже не могла соображать от застилавшей ум похоти. Из горла вырвались громкие стоны, заглушить которые было никак невозможно. Ее тело выгибало в конвульсиях страсти, а ногти прочертили несколько борозд на широких плечах…

Когда сознание прорвалось сквозь разноцветные всполохи наслаждения, Ева обнаружила себя по-прежнему распятой под мужчиной, продолжавшим размашисто ее трахать. Она самодовольно улыбнулась, глядя в искаженное нешуточной страстью лицо любовника… И тут… ее взгляд привлекло движение где-то наверху. Сфокусировав взгляд, она вдруг с ужасом увидела лицо мужа, выглядывающее из-за края полки! Мужа, наблюдающего, как его жену жестко дерет случайный попутчик, знакомый меньше суток!..

Ева замерла, ощущая, как рушится ее мир. В ступоре она даже не попыталась остановить Вардана, продолжающего с влажными звуками засаживать член в ее влагалище. Однако присмотревшись женщина рассмотрела дорожку слез на щеках Виталика и странные подергивания его головы и плеч. «Он, что, там дрочит? Дрочит на то, как его жену ебет посторонний мужик? Ну тогда и поделом!».

Ева облила мужа презрением во взгляде и показала ему кулак за спиной любовника, сделав жест — мол, скройся. Но муж только отрицательно покачал головой, продолжая смотреть на распяленную под другим жену. «Ах так?!», — женщину разрывали противоречивые чувства — здесь и сладкая утомленность, и послеоргазменная чувствительность, и восхищение неутомимым любовником, и благодарность за ярчайший оргазм, и досада, что их застали на самом интересном месте, и чувство неудобства перед мужем, напоминающее полет в пропасть… Но поведение мужа было за гранью добра и зла, поэтому она решила сделать все, чтобы доставить Виталику наибольшие мучения, ну и заодно отблагодарить Вардана так, насколько хватит ее сил и фантазии. Ее губы раздвинулись в лучезарной улыбке и томно произнесли:

— Варданчик, я хочу, чтобы ты кончил мне на лицо…

Едва Виталий услышал эти слова, как дернулся, словно от удара. Жена вела себя не просто как шлюха, а как самая последняя блядь! Она видела, что он подглядывает, но, словно насмехаясь над его чувствами к ней, попросила кончить себе на лицо… Сама попросила! Что может быть отвратительнее этого? Он будет опозорен до конца дней, если случайный любовник зальет своей спермой лицо жены!

Но разве от него что-то зависело?… Ева уже сидела на коленях перед усевшимся с краю полки Варданом. Виталий даже тихонько застонал, увидев, как она берет крупный член, весь мокрый от ее соков и его смазки, сначала в кулак, а потом и в рот. Хуже того, она с лукавой улыбкой взглянула на любовника, а потом на мгновение — и прямо в глаза ему… С членом любовника во рту, одновременно дроча его, — и прямо в глаза собственному мужу! Было очень больно, но Виталий возбудился от этой ситуации еще больше, отчаянно мастурбируя и задыхаясь от непередаваемых ощущений. Но это было еще не все: иногда Ева прогибалась и стискивала член парня между грудей и, извиваясь, дрочила ему в плену своей трепетной плоти. При этом она поднимала голову, и Виталий почти в экстазе видел ее глаза, лучившиеся довольством и изощренной издевкой, ее припухшие чувственные губы, приоткрытые в полуулыбке, и багровую головку этого мерзавца раз за разом выныривающего из ложбинки в упругой плоти… Выглядело это особенно сексуально из-за белых полосок и крупных сосков, так интимно темневших на незагорелой коже…

Но наконец Вардан зарычал, и Ева как-то торопливо и услужливо пододвинулась еще ближе, слегка открыла рот, и почти в то же время первая струя брызнула, перечеркнув загорелое лицо наискосок. Жена восхищенно вздрогнула, ее глаза широко распахнулись. Новые капли орошали нежные щечки, нос. Сперма текла в рот, и Ева то сглатывала ее, то почти сразу выпускала, и она текла по подбородку, капала на груди. Не сказать, что ее было много, но Виталий отчаянно понимал, что так уделать жену он не мог бы даже в первый оргазм после продолжительного перерыва, — вскоре все лицо и бюст жены покрылись поблескивающей белесой пленкой…

Дрожа от захлестывающего волнами возбуждения, от попранного самолюбия и досады — он-то не успел кончить, — Виталий откинулся на подушку, беззвучно всхлипывая.

— Варданчик, мне надо привести себя в порядок, выйди минут на 10, — услышал Виталий голосок своей жены.

— Но моя станция уже через полчаса, — возразил парень.

— Ничего успеешь, — в голосе Евы прорезались нотки безоговороного тона, каким она очень часто разговаривала с мужем.

Этот тон не изменился и после того, как Вардан вышел — когда она постучала по краю полки мужа:

— Слезай, Виталик нам надо поговорить.

Он слез, ощущая себя маленьким мальчиком — плечи еще вздрагивали от рыданий, а член смешно распирал штаны, все еще пребывая в железобетонной эрекции.

Ева скептически подняла бровь, но совершенно проигнорировала умоляющий взгляд мужа, который мечтал, что жена сжалиться и поможет разрядиться. Она по-прежнему была абсолютно голой, только вытерла с лица и тела сперму. Как же хорошо было ее тело! А капля спермы, забытая в уголке рта, куда он так любил целовать? А упругая грудь, все еще вздымающаяся после недавнего оргазма. А голый незагоревший лобок? И конечно то, что под ним — совершенно мокрое влагалище, разработанное до предела крупным членом любовника. Жена была так желанна, так сексуальна, обнаженная и словно не осознающая наготы и привлекательности…

— Вот что, Виталик, ты же понимаешь, это всего лишь ебарь. Ну потрахалсь мы, ничего ведь страшного? Можно твоей женушке иногда дать кому-то, кроме тебя?

— Да, — промямлил Виталий, отчаянно ревнуя и желая жену.

— Но ведь наши чувства останутся прежними? Так ведь?

— Да, — выдавил он из себя, глядя на такую милую и беззаботную жену, словно ее не трахал только что посторонний мужик на глазах у супруга.

— Ну и отлично! — обрадовалась Ева и положила руку на пах Виталию. — В знак примирения я тебе подрочу.

— А может… — вскинулся он, робко надеясь на большее.

— Нет, — ее глаза стали строгими, как будто он в очередной раз забыл вынести мусор…

— Варданчик, — сказала одевшаяся в более скромные вещи Ева, когда Виталий забился в уголок за столиком, переживая последний оргазм в кулачке жены и страдая от того, что он увидел за последние сутки, а парень, собрав вещи уселся напротив. — Послушай, мы тут решили пригласить тебя. Когда погостишь у тетки, приезжай к нам…

Виталий вздрогнул и едва не застонал, услышав приглашение жены, адресованное Вардану.

— Конечно я с удовольствием погощу у таких милых и наверняка гостеприимных попутчиков, — улыбнулся этот урод, оглядывая жену, словно она была его собственностью

О, нет!!! Неужели все это будет преследовать его и дома?… И неужели эти ярчайшие сексуальные переживания продолжатся?..

«Rendez Vous» женский возбудитель 2

RENDEZ VOUS – женский возбудитель №1

«Rendez Vous» женский возбудитель, который заставит потекти любую девушку. Усиливающее сексуальное возбуждение!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
1 778
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments