Поединок

Мы с моей сестрой разные, как молоко и водка – вроде обе жидкости, на том сходство кончается. Обе влюбчивые, с небольшой разницей в возрасте, брюнетки-хохотушки… Я – спокойная, она взрывная. Я при отказе иду дальше, она – находит способ либо получить желаемое, либо так обойтись с объектом, чтобы перестал привлекать внимание. Я стесняюсь, жду удобного случая, она — закрывает дверь и делает первый шаг без колебаний.

Поэтому я решила написать еще немного о ней. Моей недостижимо смелой Даше.

***

Первые истории про нее, чтобы не повторяться — «Перед летними каникулами» и «Европейские зарисовки».

***

Преподавать моя сестрица обожала. В процессе ее увлечения иногда бывали казусы — влюбленные студенты мужского пола, старших курсов и аспиранты, энергичные и порывистые.

В основном парни не добивались, чего хотели, да и ей нравились умные, а не только с развитым брюшным прессом. Однако однажды случилось то, что случилось — она сама влюбилась. В «Волка» — так его прозвали из-за большой, искусно выполненной татуировки на огромном плече, и сопровождающей ее философии. Конечно, на матерого Волка в свои 23 он не тянул, поэтому она звала его уменьшительно — Волчонком. Он был не только эрудирован и весьма хорош собой, а также принципиален – редкое сочетание. Да, после окончания учебы он стал называть ее на «ты», обнимал при встрече — но по сотне мелочей, включая самую главную — отказ поцеловать в губы, было ясно, что в Даше он заинтересован исключительно как в собеседнике.

Дашка изобретательная девочка. Ведь у каждого парня есть слабое место… У Волка им было тайквондо. Мастер спорта, хотел стать профессионалом, но из-за травмы пошел учиться в университет. Даша преподавала на курсах самозащиты, и занималась с детства множеством видом боевых искусств.

После выдержанной паузы, написала Волку – без особых прелюдий, предложила сразиться «на желание». Он удивился, отказался, но после «Тебе что, слабо?» пути обратно уже не было. Дабы не вовлекать остальных членов его спортивной семьи, решили устроить спарринг в его спортзале поздним вечером.

Теперь, наконец, к делу.

В зале были еще парни -пожимая друг другу руки, обсуждали тренировку, выходили с мокрыми волосами после душа, курили у входа… Надвинув капюшон пониже, в толстовке и свободных брюках с карманами, Даша прошмыгнула мимо. Никто не обратил внимания — не был отчетливо ясен даже пол входящего. Волк, стоя на матах босиком, в шортах и перчатках, указал ей в сторону раздевалок. Женская была пустой – ею вообще кто-то пользовался? Сбросив бесформенную одежду, Даша осталась в коротких облегающих шортах и спортивном лифе. Длиннющие ноги, хорошо прорисованный живот, темные блестящие волосы собраны в высокий хвост с двумя боковыми косичками.

Никто не помогал ей затянуть перчатки, и она ассистировала себе зубами в коридоре, вот и налетела на двух подзадержавшихся в душе мальчиков. Они раскрыли глазки:

— Эй, красавица, ты кто?

— Я Даша, и я пришла не к вам, ребята. – улыбнулась она и вышла в зал.

На ринге стоял Волк, но увидев Дашу, и он сильно удивился. Он считал ее «заучкой», научным работником, и явно не ожидал хорошей формы. А тут…

Она проскользнула между веревок, пожала его руку. Стала разминать колени, и увидела, что те два парня не уходят. Скорее наоборот – сумки поставили, оперлись на веревки, обсуждают, кто она такая. Она посмотрела на Волка-мол, договорились же без свидетелей, убери их куда-нибудь. Он подошел к друзьям, и те недовольно направились к выходу. Впрочем, она заметила, что они ушли не до конца — дверь на улицу была не полностью закрыта, и там еще стояли другие, курящие. Видно было сквозь щель, как они оборачиваются, смотрят прямо на ринг, оживленно что-то обговаривая.

Не желая это видеть, она сменила угол, чтобы стоять к двери спиной, и сосредоточилась на противнике. Навскидку — около 85-90 килограмм, ни одной жировой клеточки. Сейчас вся эта масса смотрела на нее:

— Даш, скажи, зачем ты это предложила?

— Не знаю. Захотелось. Девочки такие спонтанные существа… Ты ведь меня не обидишь, правда?

Она улыбнулась широко, сев на мат, чтобы растянуть связки. Волк взял скакалку, чтобы тоже чуть придать себе ускорения:

— Не обещаю, знаешь… и вообще, идея дурацкая. Ты же девушка, и весишь в два раза меньше. Я этим с пяти лет занимаюсь, в конце концов!

-Окей, — она прогнулась к носочку, почти лежа лицом на полу. – Чего пожелаешь, когда выиграешь?

Парень замешкался:

— Наверное, чтобы ты поняла, что мы просто друзья…

-Просто друзья, Волчонок, не идут в 10 вечера играть на желание с девушками, от которых ничего не хотят. Запомни это, детка!

Она встала резко, поманила его ладонью. Пробно он легонько шлепнул в то место, где она была, но оценил ее скорость, которая с лихвой компенсировала излишек его мышечной массы. Удар ногой ей в живот… Но там уже ее нет, зато сильный ответ в колено. Потом коленом в живот. Пресс у него был почти непробиваемый, зато он отвлекся и сразу получил «привет» по лицу.

Игры закончились, он стал бить в полную силу, но не попадал.
В зал с улицы стали заходить стоявшие там Волчьи друзья, которые пялились молча на эту странную картину. Один достал камеру…

Даше было все страшнее. Она начала то, что почти уже не контролировала. Противник был зол, силен и быстр, как настоящий волк. Его дружки, скопившиеся вокруг, начали его подзадоривать. Хорошо, что ее последний учитель делал акцент не на «спорт», а на результат. Вот его рука, которую можно ухватить после отвлекающего удара в солнечное сплетение… И вот он лицом на полу, ее колено на его спине, запястье кверху, выгнуто в нужную сторону. Болевой прием.

— Сдавайся, Волчонок, — шептала она ему в ухо.

Но он не хотел. Слишком долго это тянулось – рука все больше выворачилась, лицо его краснело, тело дрожало, пока она не поняла, что он не сдастся. Никогда. Руку можно сломать, но это явно не то, чего она хотела.

Отпустила. Пока он не отошел, — лежит, перевернувшись на спину, в какой-то блаженной отключке, пролезла под веревками, прошла мимо молчаливых зрителей, которые расступились, со странным выражением лиц, в раздевалку. Натянула штаны, и как раз затягивала ремень, когда показались «зрители». Пятеро, все большие и не особо интеллектуальные.

— Слушай, Даша, мне интересно, какие у тебя там разборки с Волком, но не в этом дело, – сказал самый амбалистый из всех амбалов. – Ты вообще откуда такая?

— Много где училась, — бросила она, отвернувшись и застегивая куртку. «Главное — изобразить отсутствие страха, пока не пойму, зачем они приперлись», — думала она. Получалось не очень… Одна, в пустом спортзале, ночью, с пятью мужиками…

На плечо легла рука. Она обернулась, сбросила ее легко. Говорящий здоровяк представился:

— Я Тор, это мои друзья. Мы давно занимаемся, но я не видел, чтобы девушки так дрались. Верно?
Парни одобрительно закивали.

Придешь с нами позаниматься? – он протянул ей руку. – Я скажу тренеру, но это не будет проблемой.

Н-да, и что скажет тренер, по совместительству отец Волка? А, какая разница…

-Ладно, — она пожала предложенную лапищу. – Вот моя визитка, можете мне позвонить. Покажу пару приемчиков…

***

Они провожали ее всем скопом, уже не молчаливые и пугающие, а смеющиеся и принявшие ее как равную.

***

Возле Дашиной машины стоял Волк:

— Я проиграл, признаю. Чего бы Вы… тьфу, опять… Ты хотела?

Она подтолкнула его к дверце, чтобы он оперся на нее, и несильно прижала руку к его груди:

— Раньше хотела тебя. Но принуждать было бы так… неправильно, что ли.

Вот мое желание, Волчонок: ответь честно сам себе, и мне заодно, что ты чувствуешь? Зачем приходишь ко мне на работу поболтать, зачем приглашал в парк, зачем согласился на этот поединок? Ты же понимаешь, что все это давно вышло за рамки рабочих отношений, и ты мне ничего не должен.

Он задумался, повисла пауза. Даша забросила на заднее сиденье спортивную сумку, и потянулась, чтобы открыть водительскую дверь. Улыбнулась Волку:

— Не важно. Я поехала. Не могу гарантировать, что мы не увидимся — твои парни пригласили меня на пару уроков, но ты можешь на них не приходить. Больше мне нечему тебя научить…

Он раскрыл руки, она приблизилась, рассчитывая на прощальные объятия. Но Волк, похоже, решил, что в этот момент их рабочие отношения и вправду закончились. Поднял пальцем ее подбородок, и поцеловал.

Как потом описывала Даша, это был явно не тот поцелуй, за которым стоит идти на край света, или хотя бы в ближайшую гостиницу. Губы жесткие, ласкаться парень не умел. Но она всегда была последовательной. Бывало, разворачивалась среди незаконченного секса или после оральных ласк, не дойдя до «основного блюда», по причине явной некомпетентности партнера. Но после поцелуя, тем более столь тяжело доставшегося… Волк явно заслуживал еще шанса.

Несколько секунд, и он открыл ей дверь:

-К тебе? Ко мне в общагу не вариант…

-Конечно. Пристегнись…

***

Очевидно, что он был человеком чести. Всегда держал свои обещания. Поэтому, несмотря на то, что Даша сама дала ему индульгенцию, он не желал ее принять. Или, во что я лично больше верю, увидел ее в минимальном спортивном одеянии и таки захотел. Ибо кто не хотел бы Дашу, был либо геем, либо счастливо (и недавно) влюбленным.

***
Квартира до недавних пор наша общая, теперь там жила одна сестра. Двухкомнатная, в творческом хаосе, с большой кроватью.

Зайдя, Даша сняла обувь и толстовку, оставшись в брюках и спортивном лифе, давая гостю возможность пересчитать кубики на ее животе. Волк не остался в долгу — снял безрукавку. Зрелище было волшебным — каждая мышца, каждое сухожилие было видно и с любовью проработано. Загорелый, без единого волоска, большие ладони, браслет на запястье…

— Чаю выпьешь?- спросила Даша, следуя на кухню.

— Да, с удовольствием. И можно в душ?

— Конечно, — рассмеялась она. – И мне тоже можно. Мы же по всем пыльным матам повалялись!

Она протянула ему полотенце. Волк принял его, усмехнулся. Не торопясь, расстегнул джинсы, и стянул их вместе с трусами, дабы оставить на спинке стула на кухне. Даша несколько оторопела, посмотрела на демонстрируемое достоинство, а потом на накачанную попу, когда он с независимым видом пошел купаться.

— Дикарь, — прошептала она себе под нос, наливая чай.

Он долго не задержался в ванной. Для приличия обмотался полотенцем, хотя все уже было показано ранее. Даша указал ему на чашку и тарелку с протеинами, а сама направилась для водных процедур.

Вернулась в банном халате. Хотела сесть на стул, но Волк похлопал по своему колену:

-Садись, попьем вместе.

Она села к нему на руки. Неожиданно все стало как-то теплее, семейнее, открытее… Поговорили о жизни, девочках и мальчиках, родителях и братьях\сестрах. Волк расслабился, рука Даши лежала на его мускулистой шее, то слегка поглаживая, то поднимаясь к короткому черному «ежику».

Но чай кончается, и когда очевидно повисла пауза, обусловленная опустением чашек и тарелок, то он не растерялся. Подхватил Дашу под колени, невзирая на то, что плечо, почти вывернутое час назад, наверняка болело; но он не подал виду. Даша указала ему направление, и он понес ее в спальню.

***

Как известно, чем мускулистее мужчина, тем он сексуальнее выглядит вне постели и сильнее давит в ее пределах. А Волк был тяжелым и консервативным.

Прелюдия — минет да, с удовольствием, но ответных жестов ждать не приходилось, он считал это унижением своей мужской сущности. Даша удивилась, ей нравились прямо противоположные воззрения, но последовала за его настойчивой рукой, направляющей ее голову вниз. Агрегат у него был достойный, большой еще до эрекции, но не слишком увеличившийся после. Она делала все отлично (меня учила в свое время на огурцах, и надо сказать, школа была великолепной), но он почти не давал ей проявлять активность, просто использовал рот для максимально глубокого насаживания на свой член. Даше пришлось прерваться и объяснить, что они оба получат больше удовольствия, если позволит ей самой поработать, и только после этого процесс принял цивилизованный оборот. Казалось, Волк использует этот секс для того, чтобы нивелировать горечь поражения и предыдущее преподавательско — студенческое неравенство. Но Даше не могло такое понравиться. В очередной раз, когда он снова зафиксировал ее голову и стало трудно дышать, она высвободилась и полезла в тумбочку за презервативами. Нашла размер «XL» и смазку (без прелюдии и с таким агрегатом, стоило воспользоваться искусственной).

***

Когда она мне это рассказывала, я спросила, за каким лешим продолжила, если уже по началу было ясно, что ничего в Волке, кроме изумительной формы, не было? А ведь любовник-это не только внешность, а опыт, желание доставить удовольствие, и огромная «химия». Но Даша была упряма, если дело касалось с таким трудом добытой «игрушки».

***

Волк лежал смирно, пока она надевала средство защиты, умащивала его гелем, и медленно взгромождалась сверху. Лежал так еще пару минут, только мягко положив ладони ей на грудь, пока привыкала к заполненности внутри, и двигалась в своем ритме. Но когда понял, что «процесс пошел», взял за ягодицы и снова стал насаживать, как и недавно с оральной частью. Было не то чтобы плохо, но и не очень хорошо. Сменили позу, потом еще… Стиль не менялся, как Даша не просила, не пыталась фиксировать и не ограничивала амплитуду его движений ногами.

И что самое интересное — Волк все никак не заканчивал. С обоих уже по семь потов сошло, и на вопрос « В чем проблема?», он отвечал, что ее нет, у него всегда так, часа два минимум. Даша тоже так кончить не могла, только натирало все более жестоко. Пришлось воспользоваться трюком, которые используют проститутки в аналогичных ситуациях- хорошенько смочить палец в смазке и сунуть его разгоряченному парню в зад. Только он начал возмущаться и кричать, что все внедрения в эту часть — для меньшинств, как палец уперся в предстательную железу, и через несколько секунд решение проблема было найдено.

Волк тяжело дышал, раскинувшись на кровати всем своим татуированным, блестящим от пота телом. Даша посмотрела на эту красотищу, встала, сделала фото. Он поморщился от вспышки:

— Не думаю, что в нашей ситуации это стоит кому-то показывать, — сообщил он.

— Это для меня, — ответила Даша. – Чтобы помнила, что самый отвратный секс у меня был с самым красивым мужиком…

Волк обиделся и ушел.
Что до Даши… Она получила неоценимый урок в стиле «Не все то золото…»
Так что следующий ее мужчина был гораздо, гораздо лучше… Но о нем — в другой раз.

Прокомментировать запись

avatar