Реванш 2: дуплет

Не думала я и не гадала, что история, о которой я рассказывала вам ранее получит свое дальнейшее развитие. Ведь случай, когда я воспользовалась мужем сестры, по сути, произошел по воле случая, по удачному стечению обстоятельств, которые не должны были получить своего логического продолжения. Ну а как? Инну выписали из больницы, но пока с гипсом, и она вернулась домой…Я – живу с родителями, фактически ограниченная контактами с Сергеем.

Тот случай для меня не стал переломным или переходным в жизни, и я рассказывала почему. Не испытывала я и угрызений совести за свой поступок, и более того, так тискала сестру, радуясь ее возвращению, что со стороны это можно было воспринять как акт высших проявлений чувств.

Нет, они, конечно, были, ведь Инна не просто моя сестра и дочь моих родителей, но и мать двух моих любимых племяшек, которым, несмотря на все мои заботы и труды, очень не хватало матери!

А вот Серега, видно, переживал и несколько нервничал. И даже порой смотрел на меня с опаской и осуждением за случившееся. Но ни разу, впрочем, мы эту тему с ним не поднимали.

Разве что как-то, когда я заскочила к сестре на «пять минут», одетая в зауженный джинс, Сергей, я почувствовала это буквально тактильно, уперся взглядом в мой зад и вдоль бедер, явно что-то вспоминая и прокручивая в голове. Я сделал вид, что не обратила внимания, но это мне, безусловно, льстило.

Пока Инна пребывала на вынужденном больничном, я порой помогала ей по хозяйству и с заботой о девочках. Уже наступила осень, малые пошли в школу, и кому-то надо было их отводить и встречать!

Сестра – о, чудо! – доверила эту обязанность мне. Хотя предки говорили, что могут делать это, но тут уж Инна взяла слово. У родителей все равно были не завершенные дачные хлопоты, с которыми следовало покончить до наступления заморозков, так что сидеть дома и брать на себя воспитание поросли они бы не сумели.

А я… А что я? Путь на работу как раз пролегал мимо школы да и время начала уроков и моей смены удачно совпадали. Порой девочек отводил на работу Сергей, он же и встречал их со школы.

Компромисс был найден!

А еще Инна обращалась ко мне за помощью в уборке по дому. Зная ее положение, я не отказывала… Все лучше, чем ехать на огород к родителям и паковать фрукты-овощи на зиму!

Что-то по мелочи, конечно, могла сделать и Инна, но ей следовало все же беречь ногу, а меня совсем не напрягали хлопоты с влажной уборкой или приготовлении обеда по субботам на два дня.

Не могу при этом сказать, что отношение сестры ко мне кардинально изменилось, но определенное потепление все же чувствовалось. А может, она наконец, поняла, что перекладывать женские хлопоты на мужские плечи – занятие неблагодарное?!

Про это мы однажды с ней и повели беседу, когда я как раз и занималась уборкой у нее дома в отсутствии Сергея.

Я стала говорить, что она сделала правильный выбор в мою сторону и ограничила Сергея от ряда домашних обязанностей. У него и так хватало забот по работе. Но сестра этого не поняла и с какой-то сердитостью в голосе сказала:

— Чего ты за него так заступаешься? Он мужчина…

— Вот именно, Инна, он – мужчина… У него должны быть иные приоритеты, чем уборка, стирка, готовка…

— Ну ты же видишь, как все вышло… Я же его не эксплуатирую! Но вышло так, как вышло…

— Но теперь-то ты видишь, к кому можно обратиться…

— Вижу… — обиделась сестра. – Но ты все равно его не выгораживай… А то можно подумать, что…

Я аж прикусила язычок, чтобы не ответить, мол, ну и подумай!

А самой так смешно стало…Да, Инночка, знала бы ты о своем благоверном то, чему я была свидетелем, так не решилась бы этот разговор и вовсе заводить!

И тут меня посетила уж совсем дурацкая мысль: интересно, думаю, а как Инна в ее «хромом» положении, с Сергеем любовью-то занимаются? Бочком разве что…

И я невольно все же улыбнулась, что не ушло от внимания сестры.

— Ты чего там улыбаешься?

— Да так… — пожала плечами я с такой беспечностью, что ни в чем и не заподозришь. – Вспомнила эпизод из одного сериала про стирку и уборку… навеяло…

Инна осталась удовлетворенной, но вдруг протянула ко мне руку.

— Подойди ко мне…

Я взяла ее за руку, и Инна – вот уж чего не ожидала! – поцеловала мою ладонь.

— Спасибо тебе, что нам помогаешь!

Мне, конечно. Приятны были слова похвалы и признания, но…

Инна говорила это по необходимости, а не по душевной щедрости…

— Да не за что… — ответила я и вернулась к уборке.

А несколькими днями позже я встретила Сергея.

И встреча эта была не случайной, ведь он хорошо знал мой маршрут!

Я должна была перехватить малышек-мартышек со школы, и вдруг на пути моем образовался Сергей.

Он стал что-то говорить про отмены пар и прочее, во что можно было поверить, и сказал, что сам заберет девочек, на что я не возражала…

И лишь потом, набравшись смелости, Сергей сказал:

— Инна, можно с тобой поговорить…

Странно, он был старше меня лет на 7, а создавалось обратное впечатление.

А я, если честно, знала, что однажды такой момент настанет: бередят Сергея мысли о том дне, простить себе не может, что ли?

— Ну, говори… — с легким удивлением в голосе сказала я.

— Мне просто человека найти, который выслушает…

Волнение от меня схлынуло. Не о том Сергей хотел поговорить, о чем я уже успела себе понапридумывать.

Мы стояли уже неподалеку от школы, скоро должны были закончиться уроки.

— С Инной у меня так тяжело…

— Она моя сестра, Сергей, я тебя понимаю… — попыталась перевести все в шутку я.

Он улыбнулся, мягко и беззлобно.

— Просто вся эта ситуация с ней… То ворчит на меня, то на девчонок срывается… Я порой просто уже не могу ей спокойно отвечать, вот-вот сорвусь!

Не могу сказать, что мне стало его вдруг жалко, скорее, обидно.

— Сергей, ты ведь правильно сказал, что у Инны сейчас не простой период. Она привыкла быть правой и первой, а эта ее травма вынуждает ее довольствоваться второй ролью… А это не по ней… Что сказать? Я знаю ее характер… Я могу, конечно, поговорить с ней, но…

— Я раньше за ней такого не замечал. Эти ее упреки…

— Это пройдет, Сереж… Потерпи… Вот у тебя есть, например, любимая работа, а ты представь, как если бы ее лишился, не дай бог, конечно… Но как бы ты себя чувствовал? Вряд ли радовался бы жизни…

— Это да… — грустил он.

Мы просто шли по дорожке, листья падали перед нами на асфальт.

И вдруг меня охватила идея:

— Скажи, ну а. .. секс присутствует в вашей жизни…

Наверное, я должна была покраснеть от своих же слов, а потому сказала это наиболее резко и дерзко, чтобы заглушить муки совести.

А Сергей явно не ожидал такого удара поддых, и потупился себе же под ноги.

Мне доставило удовольствие наблюдать за ним, но я задала этот вопрос вовсе не из праздного любопытства или чтобы испытать Сергея «на вшивость», а потому, что, кажется, знала причину плохого настроения сестры помимо ее физического недуга.

— Сейчас это… практически невозможно…

Теперь уже я потупилась, глядя перед собой.

— Как так?

— Физически это неосуществимо… Инна порой даже в ночи вскрикивает, когда не ловко повернется… Или просто дома сидим, а она как вскрикнет, хотя ничего, кажется, и не происходит… Она еще испытывает боль…

Я понимающе кивнула и действительно посочувствовала ей.

И все же от своей мысли не отказалась, озвучивая ее.

— Сергей, но ты ведь понимаешь, что это ей надо… Я имею ввиду – секс! Для активной женщины вдруг такой занепад… Вот и настроение угасает, все начинает раздражать, злить…

Сергей слушал меня, но молчал… Господи, он точно действительно помолодел лет на 7… От моих! А от своих – на все 14…

Я продолжила, при этом голос мой ничуть не дрогнул:

— Допустим, у меня нет мужчины и парня, но…Я тоже испытываю в этом нужду и необходимость… Раза 2 -3 в неделю, а то и чаще я… мастурбирую в душе…Это ведь и вопрос здоровья, Сережа…

Я сама удивлялась тому, насколько легко открываю этому человеку подробности своей интимной жизни. Думаю, многое все же решила наша с ним близость, иначе…

— А сам-то ты как… справляешься?

— Никак… — его щеки пробрал стыдливый румянец.

— То есть, никак? – почти хохотнула я.

Хотя чему удивляться, когда он и тогда ждал свою благоверную!?!

— Ну, иногда просто… приглажу член рукой… Потом немного отпускает…

— И ты не кончаешь? – удивилась я во весь голос.

Сергей ответил чуть слышно:

— Нет…

Я, если честно, была даже удивлена.

— Так ведь нельзя… ты ведь сам себе делаешь хуже! Ты знаешь, что в отсутствии секса – женщина звереет, а мужчина – хиреет!

Сергей вяло улыбнулся.

— Надо себя хоть как-то стимулировать, Сергей! И не терпеть… В этом нет ничего постыдного и предосудительного! Стыдно будет, когда Инна сможет, а у тебя, прости, завянет, потому что закупорится все от застоя…

Странно было смотреть на Сергея в ту минуту: как преподаватель он состоялся, и студенты знали его требовательность и принципиальность, а я вычитывала и вдалбливала ему простые истины, точно школьнику!

— Да и Инне бы помог, если на то пошло… — буркнула вдруг я. – Не одной только позой должно все ограничиваться… Просто бы ее простимулировал, что ли… пальчиками…

Сергей раскраснелся, точно кленовый лист, а я, если честно, ощутила укол ревности.

Вдруг придет домой и действительно вставит ей вопреки всем ее желаниям и мольбам. Вот уж где женское счастье!

Я сама не ожидала, что Сергей вдруг возьмет меня за руку.

Так вцепился в ладонь, что я аж ойкнула.

— Инга, я если…

Мы остановились, и Сергей осмелился посмотреть мне в глаза.

— А если я попрошу тебя…

Я аж затаила дыхание, ожидая продолжения.

— Стать моей…

Я уже ожидала окончания фразы, но она стала для меня неожиданностью.

— . ..любовницей…

— Прости, что? – обалдела я.

До сих пор я и представить себе не могла, что наши с Сергеем отношения получат хоть какое-то продолжение. По крайней мере, с моей стороны такого желания не возникало, и намеков на это даже не было.

Но сейчас…

— Прости… — он выпустил мою руку из ладони.

Он произнес это в порыве страсти, хватанув смелости, а сейчас заряд осел, а с нею – желания и воля…

Меня не обидели и не задели его слова, просто я не ожидала такого и не знала, как на подобное отреагировать. Сергей был и оставался чужим мужчиной и чужим мужем, пусть и близкого мне человека… Я в отношении женатых и вовсе не помышляла о загулах на стороне, а уж тем более в отношении такого семьянина, как Сергей.

А то, что было с нами месяцем раньше – на то была моя воля!

И его слабость…

А сейчас он хотел диктовать мне свою волю, рассчитывая на мою слабость.

Но корить его за это сейчас, значит, еще больше загнать его мужское эго в самые ядра, которыми он не пользовался.

— Это так неожиданно… — сказала я.

Мы шли молча.

— Ну просто, Сергей… Даже такой вопрос: где мы сможем встречаться? У тебя нельзя, я с родителями… Приходить к тебе на кафедру? Там же столько народа! Ехать куда-то за город – это как-то не по мне, да и сам-то как выкрутишься?

Сергей пришибленно молчал.

В этот момент мою дурную голову вскружила мысль: а ведь квартира-то у меня свободна! Предки на даче, погода благоволит… Чего это я?

Но в голос я ответила иное.

— Ты лучше Инну приласкай…

Я выдержала театральную паузу, прежде чем продолжить:

— А я что-нибудь придумаю…

Как оживился у него взгляд, это надо было видеть!

И стыдливый румянец сменился на здоровую свежесть кожи.

Я ведь, если честно, была совсем не против снова потрахаться.

Да, я не лгала, когда выдала ему свою интимную тайну, и вспоминала, сколько раз тихонько рыдала в кулачок свободной ладони от охватившей страсти: как хотелось мужика! А довольствоваться приходилось разве что ладонью второй руки и струей душа…

И только когда отпускало, думала, что и без мужика могу обойтись…

А тут мужик сам шел в руки, считай что…

У меня аж в голове закружилось, и явно напряглись соски грудок-близняшек…

До дома шла какая-то вся аж окрыленная, честное слово!

Вы вправе сказать, что дура, а я и возражать не стану: то, что меня хотел мужчина перевешивало все остальные доводы.

Скажите, что он просто хотел тобой воспользоваться?

Но не он держал вас за руку в тот момент и не молил в сущности стать его любовницей…

Скажите, что ему просто хотелось потрахаться, но ведь и я была не против этого!

Так кто кем пользуется?

Переступая порог квартиры, я уже знала, как увлечь в нее Сергей, хотя стремалась нескольких моментов: вдруг родня все же нагрянет со своих участков?!

На всякий случай позвонила матери и уточнила, когда приедут? Не в субботу ли?

— Ой, Инга, это самый боевой наш день! Какая суббота…

— Отлично! – почти что не в голос прокричала я.

— Мы и тебя ждем, может, поможешь?

— Нет, нет, нет… — затораторила я. – Мам, ты ведь понимаешь… Мне Инне тоже помочь надо…

«Ну какая же я шкура?!» — кусая себя за язык, а сама продумываю план конспирации, ведь к сестренке, для отвода глаз, действительно надо подойти.

— Ну смотри сама…

Насмотрелась я… на кровать родителей!

В ту ночь валялась на ней, тиская подушку и зажимая одеяло между ног, чтобы снять мучавшее раздражение и истому. И как это Инна все терпит?

И каково теперь Сергею?

Но пусть помучается в ожидании моего ответа…

Я позвонила ему в обед, точно зная, что он будет в универе и ограничен от внимания Инны.

— Сергей, — начала я.

— Да, — я слышала, как он сглотнул от волнения и нетерпения.

— Я согласна!

Я слышала его полустон.

Он вновь дал слабину, и это позабавило меня.

— Теперь слушай… Мы встретимся сегодня, когда ты будешь забирать малых из школы, и все обсудим…

— Я понял… Я буду там…

— Смотри, не зевани…

И я отключила связь, глядя на свое же изображение в зеркале.

Вот уж где тварина, а еще с лицом Кати Гусевой!

Но в тот момент я была фантастически счастлива…

… А когда повстречалась с Сергеем на той же узенькой стежке, сообщила ему.

— В эту субботу найди отмазку для Инны… Типа, у тебя пары или что-то такое… До часу я буду у вас, потом – вернусь домой!

— Значит, до часу… В субботу… — задумался Сергей.

Во мне взыграла стерва.

— Да, так что смотри… Чтобы не капли до этого срока не источил!

У Сергея вид был такой трепетный и послушный, что, кажется, он был готов сковать себя же цепями и усадить в подвал, чтобы лишить себя возможности рукоблудия и искушения. А вдруг Инне захочется, и он решит тайком от меня вставить ей, рассчитывая, что его хватит на нас обоих.

Меня даже умиляла и удивляла его покорность и согласие следовать мне.

А еще мою самооценку повышала мысль, что Инна, наша гордость и честь семьи, не могла удержать у своей юбки своего мужчину, и тот готов был поскупиться с верностью, и даже не скрывал того…

… А утро субботы решало все!

Но день пошел немного не по плану… В самой его маленькой части: Инна сообщила мне, что уборкой по дому займутся дочери: пора бы их к домашним хлопотам приучать! Для виду, конечно, я поупиралась, мол, что мне не в напряг, хотя это еще больше распутывало мне руки – никакой суеты и беготни не предвидится!

Правда, следом позвонила мать:

— Инга, если Инна в тебе не нуждается…

О, нет…

—. .. то в тебе нуждаемся мы!

Мне удалось уломать мать, что я тоже нуждалась сама в себе…

Фу…

А время-то отсчитывало обратный ход.

Мне не терпелось набрать или хотя бы сбросить смс Сергею, какова его готовность, и не даст ли обратный ход, но…

Я сдержалась, и чтобы унять нервы, а заодно привести себя в надлежащий вид, я решила принять ванну… С пеной!

Много пены!!!

Еще больше!!!

Пузырьки и хлопья летали, подбрасываемые мной в воздух, а мне было до неприличного смешно…

Мой статус – любовница!

Вот уж не угадаешь, что и как в жизни выйдет…

И с кем?

Когда я вышла из ванной, то ощутила естественный прилив хотения, и дабы чуть утолить чувства, я позволила себе потеребить клитор. Распаренная кожа была особо чувствительной, возбуждение пробрало меня до сосков, которые стали твердеть. Мелькнула мысль, чтобы сделать это сейчас, не дожидаясь прихода своего любовника, но я тут же вспомнила, что наказала ему соблюдать режим воздержания, а потому решила и сама повременить, чтобы уравновесить наши условия.

Я натянула лиф и легкую маечку, и сперва одела джинсы, которые потом поменяла на шорты… И вдруг вспомнила про закинутую в закрома шкафа юбку, которую одевала-то всего несколько раз в жизни. Купила как-то в самый разгар того возраста, когда хотелось не просто нравиться, но и провоцировать на чувства парней, но… Природная скромность так и не позволили мне одеть ее и выйти в город! Так и одевала ее дома, да пару раз на даче прикрывала ею свой срам после бани.

И вот сейчас я решила примерить ее, раз уж повод подвернулся!

Мои опасения, что за эти несколько лет я могу в нее просто не влезть, не подтвердились. Влезла, правда, чуть втянув животик…

Но потом привыкла, и покрутившись у зеркала, пришла к выводу, что сейчас выгляжу в ней еще более бомбически, чем в более юные годы!

Нет, конечно, во двор бы в ней не вышла, не посмела бы, но по данному случаю… Сойдет!

Тем более, что трусики я просто поленилась одеть…

Да-да, к чему они? Не хотелось заключать свое интимное место, которому сегодня предстояло поработать особо в покрова ткани.

А вот ткань юбки, касающаяся бедер, была, кажется, почти невесомой, и я лишь чувствовала ее лобком и ягодицами.

Я приготовила бутерброды, ведь Сергей наверняка бы не отказался перекусить, хотела поставить суп, но решила наготовить оладий

!

Я знала, что Сергей любил мои оладьи, и решила угостить его именно ими.

Мука, ванилин, яйца, сахар, молоко – все было под рукой!

А за готовкой и время пошло быстрее.

Мы договаривались на час после полудня, но я почему-то ожидала, что Сергей придет раньше.

И когда на часах было еще только без пятнадцати час, мне хотелось сказать. что это уже без пятнадцати час. Постоянно выглядывала в окно, держа в руке телефон, на тот случай, если бы он вдруг позвонил.

Да и сама уже порывалась набрать его, чем ближе большая стрелка приближалась к двенадцати.

Еще (уже!) ближе к часу я стала уже грешить на то, что Сергей даст задний ход, и даже не позвонит.

Оладьи и бутерброды не радовали глаз, и я дала себе слово, что если Сергей не придет, я выброшу их в окно!

И пусть я с волнением ожидала звонка в дверь, но когда он прозвучал, я аж вскрикнула. Биение сердца я ощущала даже через чашечки лифа.

Я открыла дверь, и Сергей буквально прошмыгнул внутрь, словно опасаясь быть замеченный вездесущими соседями.

В коридорчике у нас наступила неловкая пауза. Мы оба думали и представляли одну картину, а сейчас испытывали некоторое смущение.

Я не хотела его целовать, а он не торопился со встречным поцелуем.

Мы пошли на кухню, где как раз кипел чайник.

Чтобы чуть разбавить его смущение, я взяла его за руку.

— Наверное, ты и проголодаться успел? Я тут тебе оладий приготовила…

— Ого… — раздобрел Сергей.

— Чай, кофе?

— Кофе, пожалуй…

Кухня у нас типовая для «хрущевки», и Сергей присел за стол, пока я крутилась у плиты, выготавливая кофе.

Я специально стояла к нему спиной, и говорила о всяких бытовых мелочах, не оборачиваясь, чтобы гость почувствовал себя раскрепощенно.

А Сергей, пусть и старался говорить ровно и плавно, держа руки на столе, но вовсю зыркал на мой зад и скользил глазками вдоль ног, представляя, наверное, момент интимной близости…

Как же он поведет себя, когда я ему откроюсь?

Мы сидели за столом и беседовали на вполне мирные и даже отвлеченные темы, не переходя на личное, и в какой-то момент я сама стала задаваться себе же вопросом: перейдет ли наша встреча в то, о чем мы договаривались. А возможно, Сергею я понадобилась лишь затем, чтобы перевести дыхание от семейных забот, и ему просто хотелось поговорить…

Я уже почти смирилась с этим, но все же достаточно провокационно, испытывая его, придвинулась чуть ближе, глядя на него во все глаза, при этом выкатывая из-под стола свои коленки. В конце концов, надо было что-то решать, а не только оладушки хавать…

Однако прошло еще немного времени, прежде чем Серега осмелел, и стал хотя бы поглядывать вниз.

Меня забавляло, что он краснел при этом, ведь совсем иной была его реакция, когда он предложил мне стать его любовницей. И вот сейчас такой контраст…

Совсем неожиданно в процессе разговора Серега, осмелев, коснулся моего колена, и уже не стал отводить ладонь.

Меня завело это, ведь Сергей даже не сводил с меня глаз, рассказывая очередную преподавательскую байку, и тут…

Он поглаживал мое бедро, уже закасывая юбку, а я словно бы и не отмечала того, только по-прежнему смотрела на него такими влюбленными глазами, как это часто бывает у студенток-первокурсниц к любимому преподавателю.

Я чувствовала, что меня саму уже начинает пробирать влага и нетерпение, а он словно бы издевался надо мной за то, что тех несколько дней я вынуждала его копить в себе запас семени.

И тут я на миг представила, как Сергей, лежа с сестрой в постели, во всю думал о нашей с ним встрече, а его любимая женщина даже не подозревала об этом…

— Это приятно… — произнесла я в слух, сбивая Сергея с ритма истории.

Что мне было приятно? Мысли, наверное, которые меня окружали…

И его руки, которые растекались по моим бедрам.

Я не выдержала, и пересела к нему на колени – совсем как в тот раз, когда совершила прелюдию перед нашей близостью.

Я почувствовала плотность в его паховой зоне, и улыбнулась еще раз, предвкушая момент близости.

А еще меня переполняла гордость к себе, что этот мужчина хотел меня больше, чем свою все еще любимую супругу.

Сергей целовал мою грудь через майку, и я чувствовала, как пульсировали в чашечках лифа мои соски.

— Можешь… снять все… это… — Сергей интеллигентно подбирал слова.

— Легко…

Я сняла маечку, и расчехлила перед ним лиф.

Мои молоденькие двойняшки-близняшки выпархнули наружу, и Серега тотчас, точно с голодухи, принялся впитывать их запах и вкус своими губами.

В голове пробежала потешная мысль: он так и оладушки не лопал…

Я улыбнулась сама себе…

Взрослый мужчина совсем терял голову в этой нашей связи, и вел себя так, точно молодой еще парень, которому девушка решила показать грудь.

Но – черт! – его поцелуи действительно заводили, и мои крупные соски быстро наполнились томительной тяжестью, а он все тискал то одну грудь, то другую, чередуя это со звонкими поцелуями, погружая мои груди в свой ротик, словно желая испробовать, какая же из них более сладкая или более сочная.

Как же он скучал, должно быть, до таких податливых отношений…

А может быть, именно моя грудь, а не осевшая грудь кормящей женщины, придавала ему юношеского задора и пылкости?

— Ты меня совсем съешь, — пошутила я, приподнявшись.

А Сергей, совсем не слушая меня, просто бухнулся со стула передо мной на колени, затянув руки под юбку.

Я почувствовала, как пальцы цепко вдавились мне в ягодицы.

— О-о-о-уууу….

Я скорее почувствовала, что надо было делать, чем повиновалась ему, и развернулась к нему спинкой, оттопырив зад.

«Да ты, Сереженька, подлиза…!» — позабавила меня деталь в его поведении.

Он бессовестно задрал мне юбку, а сам не просто упивался моим задним видом, но вовсю охаживал мои половые губки и попку своими губами и тугим языком.

Наравне со смехом, вызванным ситуацией и тем, что нервные окончания самой чувствительной части моего тела подвергались такому воздействию, я все больше испытывала половое возбуждение.

А еще чертовски заводила мысль, что такого Сергей не позволял себе с Инной!

Хотел, но не знал, как раскрутить ее на подобное, чтобы не вызвать ее недопонимания.

Уже потом Сергей как-то признается – хотя я в этом и не сомневалась! – что их интимная жизнь тускнела с годами, и лишь когда на саму Инну накатывало, Сергей поддерживал ее.

А со мной он был готов на то, чего недополучал от Инны.

И не только за то время, когда она была не в состоянии по физическим причинам…

Это было гораздо раньше…

Уже потом Сергей признается мне, что не раз представлял меня на месте Инны, хотя представить это было сложно: Инка крупнее меня и выше…

Я оглянулась, глядя на Сергея, который вовсю охаживал меня снизу.

Два глаза смотрели на меня, в то время как большая часть его лица была прикрыта моим же тазом.

Я сразу вспомнила истории про Госпажей и Нижних, которые были без ума от своих Хозяек, и сейчас сразу было ясно, кто был кем из нас.

Но подвергать Сергей таким испытаниям я не собиралась, достаточно было того, что дома им часто командовала Инна.

Вот уж кто из нас настоящая Госпожа!

А я, по сути своей, простая служанка…

И Сергей – слуга!

Но – Мой слуга…

Сгорай от своей никчемной власти, сестрица, я решила, что твой супруг станет моим, и добилась своего!

А Сергей выпрямился, пытаясь поцеловать меня, и я чувствовала запах своей же влаги на его губах.

Он приспустил брюки, и член с готовностью вырвался из плотной ткани трусов.

— Сейчас… Презик где-то…

Сергей так засуетился, что я беззвучно засмеялась в кулачок.

«Сколько же тебе лет, студентик?» — подумала я.

Сергей разглаживал резинку на своем члене, которая казалась слишком маленькой для его мужской гордости.

Но когда все было завершено, я вновь повернулась к нему спиной, шире расставив ноги и облокотившись о столик.

О, знали бы мои родители, чем занималась на кухне их дочуля!

Кухня для мамы – это ее место релаксации!

А теперь здесь релаксировала я!

Сергей вошел в меня очень резко и глубоко, но я только охнула, чем еще больше воспалила его.

Несмотря на яростные и рьяные толчки вглубь меня, его ладони очень нежно касались моей отставленной попки.

Я заохала, отмечая, как одновременно с этим Сергей активней включал темп.

Заходил ходуном стол от наших совместных вибраций, и сок в чашках стал выплескиваться наружу…

Мне захотелось посмотреть на Сергея в этот момент, и я чуть оглянулась.

О, видели бы вы, сколько ласки и трепета, благодарных чувств и уважения было в его глазах в тот момент!

Сергей сам сделал свой выбор в этот день, я лишь поддержала его…

Он пригладил меня по щеке, отстранив волосы за ухо, и тут же крепко ухватил меня за затылок левой рукой, в то время как правая все так же легко лежала на моей попке.

Я на миг прикусила губы, и до меня дошли прерывистые оханья Сергея, совпадающие по ритму с его толчками в меня.

Он цеплял меня все больше, и я жестко ухватилась ладонями за края стола.

Один из стаканов упал, не выдержав натиска нашей любви, и покатился по столу.

Я представила, как он сейчас упадет, и именно в эту секунду из кармана Серегинова пиджака послышалась трель звонка.

Мы выругались с ним одновременно, тем более, как я почувствовала, Сергей уже готовился к исходу.

Но эти чужеродные звуки…

У меня аж стиснуло мышцы, да и Сергей поспешно вынул из меня член.

Я успела перехватить стакан почти в полете.

Сергей, тяжело дыша, виновато смотрел на меня и показывал мне монитор телефона.

«Инночка, Иннулечка»…

Я кивком дала ему добро на разговор.

Но Сергею понадобилось время, чтобы сперва восстановить дыхание, а потом важно начать разговор.

Смешно же было смотреть на него в тот момент: весь такой деловой, но со спущенными брюками и членом, который уже стал утрачивать силу…

Я утолила зарождающийся голод оладушкой.

Мне было все равно, о чем говорят Инна и Сергей, но я уловила, что тот сказал, что придет к четырем…

Значит, впереди у нас оставалось чуть более часа.

Я протерла стол, пока Сергей завершал разговор, а потом он как-то виновато смотрел на меня, стягивая с члена скукоженную «холостую» резинку.

— От жены опал? – пошутила я.

Я очень ждала, что в тот момент он отшутится мне в той же манере, но признается, что все именно так, а Сергей лишь что-то пробубнел под нос.

— Пойдем в спальню…- Сказала я и подхватила его под ладонь.

Мне не терпелось продолжить интимную связь с ним, прерванную на столь ярком моменте, и Сергей не возражал.

Мы прошли в родительскую спальню, и я, скинув юбку, тут же забралась на кровать с ногами. Сергей быстро разделся и последовал за мной.

— Телефон отключил? – задала я совершенно дурацкий вопрос.

— Сказал, что позвоню сам… позже…

Мы не тратили время на поиск поз, и я быстро позволила ему использовать его избранную: боком, когда он сзади. Так, насколько я понимала и помнила, они часто занимались с Инной любовью.

В этот раз Сергей справился с презервативом быстрее, и я тоже с готовностью открыла ему вход в себя…

Не могу сказать, что мною тут же овладела так же страсть, что и на кухне, но в какой-то момент меня все же проняло, особо, когда Сергей плотнее прижался к моей спинке да еще и прихватил ладонью за грудку…

И все же…

— Я – не Инна… Я не Инна…

Сергей замедлил ход и с любопытством спросил:

— Что?

В тот раз он, насколько я помню, сболтнул лишнее, назвав мое имя в порыве шквалистой страсти, но в этот…

Я не могла отвязаться от мысли, что Сергей просто хотел трахнуть свою жену!

Я соскользнула с его члена.

— Я не хочу, чтобы ты занимался со мной любовью, как с ней…

И по его глазам я поняла, что была права.

Как странно: он представлял меня на месте Инны, а со мной представлял все так, как это было с Инной…

— Я хочу тебя…

Я сглотнула, глядя на его член.

На миг я испытала порыв, согласно которому была готова стянуть с него презик и всосать в рот его член, чтобы расставить все приоритеты, ведь наша избранная Иннуля никогда бы не опустилась да минета…

Но я сдержалась, предвидя, что в дальнейшем Сергей будет требовать от меня только этого одного.

— Скажи, — глаза его горели страстью. – Как ты хочешь?

Я призадумалась, и вспомнила, как мне было хорошо, когда однажды…

— Я лягу на живот, а ты – будь сверху… Ну как бы классика, только наоборот, понимаешь…

Сергей не ответил, а только помог мне перевернуться. Сам он навис надо мной, и вскоре я ощутила, как он пытается войти в меня…

Как и на кухне, до того, как мы перешли в спальню…

Я даже подалась ему навстречу, еще больше раздвигая ноги.

Сергей действовал нахраписто и дерзко, возводя меня саму на грань блаженства. Не оттого, что мне нравилось, когда меня «тискают и полощут», а оттого, что я ощущала свою потребность как женщина для этого мужчины.

Теперь он мог быть со мной не только мыслями, но и управляться с моим телом, а я узнавать его как любовника!

Сергей не давил на меня всей массой, а удерживал вес на руках, а то и вовсе умудрялся приподняться, не вынимая член из меня, и при этом еще и продолжая поступательные движения.

А я просто охала под ним, совсем потеряв здравый рассудок и стыд…

Муж моей сестры, отец моих племяшек-мартышек, зять, наконец…

Сколько рухнет, если правда просочиться наружу?

Но про это я думала потом, а не в тот миг, охваченная желанием хорошего траха!

Сергей был на высоте, и мял мою попку, попутно накатывая внутрь меня чуть ниже.

Я чувствовала, как ему этого не хватало, и даже ничуть не обиделась тогда, когда он бурно кончил в резинку, не уведомив меня про это и не спросив, готова ли я.

Мне, конечно, хотелось и ожидалось большего, и когда Сергей вышел из меня, я напротив, еще не достигла даже своего пика…

Но взглянув на Сергея, который покоился рядом со мной и шептал мое имя, я прониклась к нему лаской и доверием…

— Это так здорово, Сереж… — соврала я. – Ты такой… Супер!

Сергей, возможно, и понимал, что был не на высоте, но поблагодарил меня…

. .. А дальше мы с ним просто лежали, глядя в потолок.

— Инга, скажи: за нашу с тобой связь… Я могу тебя чем-то отблагодарить? Возможно, деньгами…

Конечно, как состоявшаяся любовница я была вправе требовать для себя каких-то выгод, но… Тогда бы все зашло куда как глубже! Отбирать деньги у племяшек, переводя их на счет тетки за комплекс интимных услуг? Нет, к этому я была не готова… К тому же, это походило на подкуп!

— Сергей, деньги оставь в семье, а меня… А меня балуй иногда подарками: сертификат там, или купончик на что-нибудь… Тоже деньги, но цена этому иная, а тем более, отношение…

Он выдержал паузу и продолжил:

— Если я смогу еще что-то для тебя сделать…

— Сереж, — перебила я и посмотрела на него в упор: — Давай потрахаемся!

… Спустя некоторое время мы так и поступили.

Ему потребовалось не так и много времени, чтобы сильный член вновь наполнился силой, и на сей раз он овладел мною «по классике»: сверху… А я просто охала под каждым его напором, и лишь на миг задержала дыхание, чтобы услышать важные для себя самой слова…

В тот момент Сергей чуть замедлил движение, чтобы перевести дыхание, и, пригладив мне волосы, прошептал:

— Почему ты не моя…

Я чуть улыбнулась ему краешком губ, ответив:

— Твоя…

Эти слова явно вдохновили Сергея, и в следующий десяток сильных движений-рывков он вложил всю свою страсть и напор, которой не хватало за годы опостылевшего супружеского секса и редких актов любви с законной женушкой.

Лишь на миг я приоткрыла глаза и увидела над собой Сергея, чья спина была выгнута дугой; он как-то по-волчьи выл, а глаза аж побелели от неистового напряжения…

Я чувствовала внутри себя пульсацию его взведенной пружины, и — о, боги! – грешным делом уже подумала, что выброс семени пробьет резинку на вылет…

Я обхватила его шею руками, когда меня вдруг проняло и я ощутила пульс его члена, все еще испускающего мужскую силу…

Тот день, когда мы с Сергеем стали впервые близки был результатом моей взбалмошной прихоти и желания мести Инне за ее ко мне отношение.

Сегодня – реваншем сполна довольствовался Сергей: за то отношение, которое он недополучал от Инны, за то, что вынужден был терпеть ее упреки и быть подвластным ее настроению и капризам…

И да, пусть любовницей все же стану я, а не какая-то студенточка-практиканточка или лаборанточка с кафедры, которые наверняка посматривали на него с интересом, а Сергей уже был на таком истощении, что мог бы пойти на измену на стороне…

Конечно, статус любовницы имел свои изъяны, и, например, когда Сергей уходил, я осталась одна… не загадывая, когда произойдет следующая встреча.

Сергей спросил меня об этом, а я не знала, что и ответить…

Теплые дни осени подходили к концу, далее – зима…

Родители вернутся домой, и трах в спальне нам «заказан».

Ровно как и вовсе появление в нашей квартире Сергея вне его семейства.

А пихаться на заднем сидении его авто претило моим представлениям…

— Время покажет… — ответила я, целуя его в губы.

Вот собственно пока и все…

Сергей уходил, а я наблюдала за ним из окна комнаты.

Грусти или печали не было, не было и тоски…

Да и к чему было придаваться унынию?

Я вновь хорошо потрахалась, а Сергей вдоволь насладился мной!

Именно мной, а не своей Инночкой, что лишний раз тешило мое самолюбие!

И если я того захочу, я вновь вытяну его на близость…

А он не сможет мне отказать!

avatar
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио