Реванш

Здравствуйте всем! Хочу поведать вам одну историю…

Знаю, не поймете, даже, возможно, осудите, но что ж… Это касается как минимум трех человек – меня, моей сестры и ее мужа, и если тайна станет известна сестре, то…Приключись такое со мной, я бы на изменнице живого места не оставила, но в отношении сестры испытываю даже некое садистское наслаждение от свершенного, хотя знаю, что от правды больше всего пострадает совсем не виновный человек.

Меня зовут Инга, мою старшую сестру – Инна. Фантазия родителей не была богата, но оригинальна. Между нами 5 лет разницы, возраст не существенный, но многое определяющий. Инна была желаемым ребенком в семье, первенец-любимец! Я же считаю свое детство вполне счастливым: в мое время не было войны, семья была полной, папа любил маму, мама – папу, родители – нас обоих… Однако меня никогда не покидало ощущение, что Инне доставалось чуть больше внимания, и качество его было чуть лучше.

Знаю, скажите, жалуюсь, надумываю… Но вы просто не переживали тех обстоятельств, через которые прошла я. Я не ханжа, и донашивать шмотки старшей сестрицы могла без брезгливости, а вот избавиться от ее чрезмерной опеки и советов не могла.

Инна у нас умница и красавица, отличница, закончившая школу с медалью, а университет с «красным» дипломом. Я старалась ничуть не хуже, но диплому до «красноты» не хватило каких-то полбала… А школа? После вечных «пятерок» сестры, на которую меня вечно ровняли, мои 4 с переходом на 5, считали слабостью… И вечно от родителей приходилось слышать: «Вот, посмотри на Инну, а вот у Инны…».

Эти сравнения ( и не в мою пользу) приводили к соперничеству: от легкого противостояния до неприкрытой вражды. Порой мы даже дрались!

— А почему у Инны должно быть, а у меня нет? – надувая губки спрашивала я, ответ на что не получала.

Да и сама Инна подлила маселка в огонь, когда поведала мне тайну: рожать меня не собирались. Хотели даже избавиться от плода! Представляете?

Со слов Инны выходило, что опеку надо мной она брала уже со своих пяти лет! И действительно, во многих вещах Инна вела себя со мной не как старшая сестра, а как мать.

— Инга, не делай это… Инга, делай так…

— Да ну тебя, зануда… — сказала я, когда начала взрослеть и позволять себе перечить чужому мнению.

Но родители все равно были на стороне Инны.

— Нас не хочешь слушать, слушай Инну!

Нет, не подумайте, на самом деле, я сильно люблю сестру! Потому что сестра, потому что рядом…

Но для нее я всегда была каким-то гадким утенком, которого надо поучать, чтобы не вляпался в большее дерьмо… Даже к моим жизненным победам она относилась с какой-то прохладой и сдержанностью, зачастую приписывая себе часть заслуг.

— Хорошо, молодец… Я ведь говорила… Я верила, что ты можешь…

Итак, девочки выросли, Инна была счастлива в браке, а я была осчастливлена появлением на свет племяшек: Киры и Алины… Между ними почти 2 года разницы, и помня себя в детстве, рада, что не больше! Я их обожаю, наверное потому, что пока не переключила внимание на свою семью.

У Инны хороший муж, Сергей, он преподаватель, достаточно уважаемый человек. Правда, по их отношениям с Инной у меня порой возникали сомнения по их благополучию в семье.

Инна как была отличницей, так и осталась ею в жизни! У нее все должно быть на пять! С плюсом!!! Ее бы с ее лозунгами на броневик…

А Сергей — он просто очень гибкий, уступчивый… Если у них в чем-то возникал вопрос и разногласия, Сергей быстро затухал, и мне было его даже жаль, ведь по сути он во многом был прав.

Порой я занимала его строну, приободряя его своим союзничеством, за что тут же получала нагоняй от Инны.

— Не вмешивайся… Это наше дело!

Вообще, при иных обстоятельствах, не Инна, а я должна была бы стать женой Сергей. По характеру… Просто с его взглядами и образом мышления, не Инна ему ровня!

Не говорю, что он засматривался на меня, но во времена студенчества, когда он еще только встречался с Инной, но уже был вхож в наш дом, я помню, как ловила на себе его взгляды, и как он смущенно улыбался в мне, но сдержано отвечал, повстречав в коридоре универа на мое приветствие.

Еще бы, ассистент кафедры уже тогда был на виду, а тут идет навстречу студентка и обращается к нему едва ли не на «ты»… Хорошо, что у нас он не вел никаких предметов.

Кстати, думаю, сестра признает, что внешне я превосхожу ее, и в чем-то опасалась этого. Сестра хоть и красива внешне, но имела достаточно неприступный вид, а ее способность смотреть на все здраво и взвешено, чему бахвалились родные, делали ее еще более отрешенной. Помню, даже когда в общих компаниях, где было смешно и весело, Инна лишь поводила краешком губ и комментировала:

— Это, конечно, очень смешно…

Чего и говорить, характеры у нас кардинально разные. Чего только стоит то сравнение: кто у нас олимпиадник-разрядник? Инна! Кто у нас активист-организатор? Инга!

При своих 1.65 и внешности симпатяшки-обояшки, я легко сходилась с парнями, но не спекулировала этим. А вот Инне всегда казалось обратное.

Кстати, многие отмечали мое сходство с Екатериной Гусевой, помните такую, из «Бригады», но я лишь пожимала плечами: раз считают, что похожа, пусть считают… Не автографы же просят!

Даже нас с Сергеем она предпочитала дистанцировать. Чего боялась? Если по характеру, то я на стороне Сергея, но фактурно – это не мой человек. К чему эти припадки ревности?

Помню, был у Сергея не то день рождения, не то 23-е февраля, дни почти совпадали, и я поздравила его лично. Дежурные пожелания, никаких подвохов… Спустя пару часов звонит Инна.

— Зачем ты ему звонила?

Я в офиге… У человека праздник, что в этом такого? В конце концов, отец моих племяшек!

А через полгода на мой день рождения Сергей имел неосторожность отметить:

— Дорогая наша Инга… бла –бла-бла… мы тебя очень любим…. Бла-бла-бла… Оставайся такой же красивой, милой и безотказной, как мы тебя знаем!

Ну что сказал не того, а? Через некоторое время тайком подслушиваю их разговор. Сестра прижала Сергея к стенке:

— Зачем ее так охаживать? «Дорогая», « мы тебя любим»… Или ты за себя говоришь?

А ничего, что это мое день рождения? Я, конечно, не вмешалась, но потом тайком спросила у потускневшего Сергея.

— У тебя проблемы по поводу своего тоста?

Тот догадался, что мне стало все известно, но лишь пожал плечами, мол, пройдет.

Я лишь тронула его за руку, мол, держись!

И все же я не чувствовала в их семейных отношениях разлада – семья, как семья! Но если и были там перегибы, то за счет сестры.

Говорю это точно и безапелляционно!

И все было бы как было, если бы с Инной не случилась беда: в какой-то нелепой ситуации она сломала ногу!

Помню, я очень переживала, но еще больше переживала потому, что оказалась на каких-то вторых ролях.

Отвезла родителей на машине в больницу, а в итоге Инна на меня даже не посмотрела, и я оставалась за спиной родителей пока они сопереживали ей, поддерживая за руку.

А тут как раз лето, сестра планировала отпуск с семьей… на тебе!

А когда знакомые потом стали спрашивать, что у нее да как, да байками страшить, что врачи только калечат, чуть было отдельным морды-лица не набила! У нас только на врачей и надежда, а они тут…

Сергей холостякует, дочки при нем… Не мальчик уже, справится! Бабушка подсобит, дедушка присмотрит… Так успокаивала себя Инна, только про меня, тетку, ничего не говорила. Не было меня в ее списках помощников…

И когда я однажды заикнулась, что могла бы за девочками присмотреть, Инна отсекла:

— Не надо, о них есть, кому позаботиться!

Мама, кстати, тоже была на стороне Инны, причем не скрывала этого:

— Инна сказала, что не нужна твоя помощь… Пусть будет так…

Ну не обидно ли? Я аж вскипела:

— Я что недоразвитая какая-то? Или прокаженная? Я помощь свою предлагаю, а вы…

Мать не ответила, да я и не ждала, что она что-то ответит в мою пользу. Знаю, плавали…

Но как-то раз повстречала Сергей и племях в городе: гуляли… Сергей вымотанный после работы, выжатый… Ему совсем не до козочек, которые травке и солнышку рады! Я ему и сказала, чтобы шел домой, а сама за девчулями присмотрю.

Видели бы вы, с какой радостью и благодарностью он на меня посмотрел.

— Я хотя бы на ужин что приготовлю, — сказал он.

Я с родителями еще живу, но от сестры не далеко, так что могла время и племяшкам уделить и до дома добраться, тем более, никто не спрашивает у меня время прибытия от работы до дома, и отчета, где была, не спрашивает…

Нагулялись девчонки хорошо, привела домой, где их встретил отошедший от хлопот отец. Даже меня на ужин пригласил, но я отказалась…

Но прежде чем уйти, услышала от Сергея.

— Инга, ты только Инне не говори, что… так…

Я поняла, о чем он, и доверительно улыбнулась ему.

— Хорошо!

Возвращалась домой, как на крыльях… Не потому, что девчонки подняли настроение, а потому, что чувствовала себя нужной!

Блиииин!

Меня сдали мои же племяшки!

В тот же вечер сестра позвонила из больницы с расспросами: ты чего во дворе делала, а что Сергей?

Потом еще и перед матерью пришлось отчитываться:

— Инна тебя просила, чтобы ты не вмешивалась; а с девочками погулять и я могу…

Мля… Я была буквально убита таким к себе отношением!

И почему-то было жаль Сергея, которому, наверняка, тоже перепало.

Наступили выходные, мои смылись на дачу. Я никогда не жаловала огороды-прополки, и то, что я осталась дома – никого не удивило.

Ну а чем заняться в погожий денек? Предложила Сергею девчонок выгулять.

Он хоть и поломался – ой, как ему влетело! – но все же посетовал: дома кавардак, уборка нужна, а с девчонками-обезъянками ну никак не управляется!

Уже через 20 минут я стояла в дверях.

— Девчонки, собираемся гулять!

— Ур-р-а!

— Только чур уговор: маме не слова!

Девчонки пусть ничего не поняли, но пообещали ничего не рассказывать.

Правда, гулять во дворе нам долго не пришлось. Погода вдруг стала серчать, ветер какой-то поднялся…

Ушли домой.

Серега весь в поту: в доме все тот же Бедлам, суп испекся!

— Только пропылесосить успел, — развел он руками.

Я обвела взглядом комнату.

— А пыль с полок и шкафов давно протирал?

Серега сглотнул.

— Эх, мужчина… Видно, что не обучен!

Решила взять помощь в свои руки. И девчонок к труду приобщить.

Сергея от забот отстранили… Он еще пельменей порывался сбегать купить.

— Каких пельменей? – удивилась я. – Сейчас щи забацаем! Вот у тебя и обрезь мясная на косточке есть…

Навели порядок, отобедали…

Погода наладилась, решили в город выйти.

Девчонки на ушах стоят, нечего им в четырех стенах жаться.

Сергей, правда, сперва хотел дома остаться, но все же к нам присоединился.

Побродили по улочкам, малым купили морожку…

Мило, уютно, без напряга…

Позабавила бабулька, что продавала цветы. Видя нас и счастливых девчонок, сказала:

— Какая пара! Мужчина, купите своей жене цветы, что таких дочек вам подарила!

А как же? Алина меня за руку держит, Кира – папу… Пойди разбери!

Сергей замялся, мне смешно, до девчонок не дошло…

Так и прошли мимо…

Несколько следующих дней ничего не происходило, но я сама звонила Сергею, помощь предлагала. В его голосе было тепло и благодарность, но пока этой помощи не требовалось.

Наведывалась к сестрице, что в гипсе лежала, та лишь спрашивала, как ее девочки? Сергея вопросом обходила. Тут я не выдержала:

— Девочки, а что девочки? От меня же их стеречь велели?

— Инга, зачем ты так? – обиделась сестра. – Я просто хотела сказать, что Сергей – мужчина, что сам справится с домом и бытом. Только боюсь, что на девчонок времени не останется…

И вдруг, пересилив саму себя, предложила:

— Может, если тебя не напряжет, заглянула бы к ним…

«Давай, давай, умоляй меня»…- злорадствовала я.

— Меня дважды просить не стоит… маму поставь в известность!

Сестра взяла меня за руку.

А вот за Сергей было почему-то обидно. Почему о нем не справилась?

Очередные выходные были не за горами, родня – свинтила на дачу.

Я направилась к Сергею, и племяшки повисли у меня на шее.

Сама была рада, но даже от ощущения, что могла встретиться с ними открыто, не таясь… Правда, Кира спросила:

— Маме – ни слова?

Сергей засмущался, а я потрепала ее по головке.

— Не обо всем! Узнает, что мороженое вместо супа едите, заругает!

И я вручила им холодные брикеты…

Как и неделей ранее я помогла Сергею с уборкой и приготовлением обеда, который тут же и съели.

Знаю, что Сергею звонила Инна, но видно, что он заверил ее, как все заняты: не до флирта. Тем и успокоилась…

Я обратила внимание на окна, подернутые уличной пылью.

— Давай я тебе окна вымою…

7-ой этаж – не хухры-мухры!

— Да я сам… — храбрился Сергей, но я то понимала, что таким вещам он не приучен. Это тебе не с доски мел стирать!

Я вызвалась помочь, и вскоре лучи солнца стали отражаться в нем ярче.

Сергей разве что просил меня быть осторожней, говорил, что будет придерживать…

Но я обошлась без его опеки, разве что заляпала спортивки водой…

Сушить повесила на батарее в ванной, и пока они сохли, рассекала топ-низ, смущая его обнаженной натурой ниже пояса. Трусики не в счет…

Правда, Сергей, к семейной чести, держался стойко.

Могла бы я одеть какие-то Инкины шмотки, но не было у меня желания одевать что-то чужое. Это в детстве было все равно, а сейчас…

Решила задержаться и приготовить им ужин, для чего поперлась к холодильнику изучать его содержимое. И стоя спиной к зашедшему на кухню Сергею буквально ощутила его внимание. Вида не подала, но для себя отметила, как тот застыл, точно гончая.

«Попался…» — задорно подумала я.

Спортивки высохли, и уже за ужином я сидела в них.

А дома меня охватил азарт от пикантных воспоминаний. Как пас за мной Серега, когда я стояла у холодильника? А как у него отвисла пачка, когда я умышленно уронила полотенце, и я наклонилась, чтобы поднять его.

В тот момент его шея выгнулась, он явно хотел подсмотреть вид, который был ему не доступен, и я тут глянула в его сторону, а он так и не успел отвести глаза.

Мне бы сказать ему «ай-яй-яй», но стало его жаль, видя, как он покраснел…

Честно говоря, примерно с того момента мною и овладело желание испытать Серегу на прочность и верность.

Инна держала его под контролем, но сейчас, когда ее не было рядом…

— Он станет моим… — сама себе дала я установку.

Зачем мне было это?

Девчонка просто хотела потрахаться! Устраивает ответ?

А если честно, хотелось напакостничать за спиной сестры…

Никто бы не заподозрил меня в моем поступке, и тем интереснее мне было сыграть ва-банк!

Инна всегда опасалась меня и ограждала от Сергея, а как он поведет себя?

Я не спала всю ночь, придумывая ситуации и обыгрывая положения, в котором окажемся вместе. Конечно, Сергей мог меня вычитать, начать храбриться… Но сдать меня Инке он не рискнет, а значит, я уже не в проигрыше!

Только куда задвинуть племях?

А повод появиться в их квартире у меня имелся!

— Сергей, — позвонила я утром. – У тебя там столько глажки набралось… Давай, помогу!

Он замялся, сказал, что сам как-нибудь, но я буквально потребовала у него согласия.

— Когда тебе этим заниматься? И вообще… лучше с девчонками в парк сходи, пока я там дома у вас…

Уловка прокатила. Да и Инне Сергей влил в уши, что пойдет в парк, пока я у них дома…

Инна даже сама позвонила мне и похвалила за энтузиазм и активность!

А на следующее утро – воскресенье! – я при параде направилась в гости…

Я позволила себе надеть яркое платье, достаточно короткое, чтобы не обратить на себя внимание, и туфельки на шпилечках…

Выходя из подъезда, повстречала наших местных выпивох. Кажется, даже их отсохшие кончики подали признаки жизни…

Однако первой мой наряд оценила Кира.

— Ой, тетя Инга, какая ты красивая!

— Ага… — вторила ей Алина.

Ах, вы мои цветочки-ангелочки…

Сергей лишь скользнул вдоль моих ног взглядом, боясь задержать его дольше приличного. Я чуяла, что ему было несколько не ловко за вчерашний момент.

И в этом было мое преимущество!

Пусть мучается мыслями обо мне, гуляя в парке…

Я буквально чувствовала, как билось его сердце, когда он уступал мне место в коридоре.

— Знаешь, даже как-то не ловко, что мы будем гулять с девчонками, а ты тут будешь хозяйничать…

— Ничего, все нормально… Наоборот, отец с дочками проводит свой выходной! А когда еще?

Я выпроводила их за дверь, сама ощущая душевный подъем за маленькую радость племянниц.

Но когда глянула на стопку белья…

И почему не дала себя уговорить на совместную прогулку?

С горем-пополам осилила большую часть глажки…

А время близилось к обеду…

Разорвалась на приготовление пищи…

Только суп с плиты сняла, мои и нагрянули!

Обидно было, что стопка белья, всего ничего, осталась, но и сил не было.

Хотела накормить супом девчонок, но те заворотили носами. Оказалось, наелись в парке сладкой ваты и колы, какой тут бульон?

День был жаркий, зной измотал племяшек, а Алина так и вовсе носом клевала, едва порог переступив.

Серега поплелся в душ, взбодриться, Кира уставилась в телевизор, смотрела свои мультяшки. Сбивчиво рассказала мне о культурной программе, которую они прошли.

— Только жарко слишком… — пожаловалась она. – А так бы еще больше гуляли…

Она была права. Солнце стояло почти в зените, листва потемнела от прямых лучей. На всякий случай я потрогала лоб приснувшей на диване Алины – чтобы не перегрелась малыха?!

Из ванной, кутаясь в полотенце, выскочил Сергей.

Увидев меня, он чуть смутился, но я улыбнулась ему.

— Не спеши одеваться, жарко же…

Он остался в полотенце, скрывающим низ. Возможно, чувствовал он себя чуть не ловко, но с учетом температуры за бортом…

Я ждала его на кухне, сев за стол так, чтобы первым, что открылось взору, были мои ноги.

Так и получилось, и пусть Сергей лишь скользнул по ним взглядом, я поняла, что он оценил и мою посадку за столом, и положение ног, заброшенных одна на одну. Эх, на такие бы еще и туфельки с каблучками!

Су

п уже охлаждался на столе, и пока Сергей обедал, я слушала его истории о совместно отдыхе.

Мы сидели достаточно близко, и я чувствовала, как Сергея тянуло глянуть за край стола, чтобы разглядеть мои ноги, которыми я еще и поводила из стороны в сторону, отвлекая его от рассказа и еды.

При этом я еще делала вид, будто бы меня что-то привлекло, и как только я отводила взгляд от его лица, чувствовала, как Сергей раскрепощался и поедал меня глазами.

И когда я вдруг резко глянула на него, подловив момент, как он поводил взглядом по моей коленке, он аж отпрянул, а глаза были такими виновными, что я аж едва сдержалась, чтобы не высмеять его.

Взрослый мужчина, а такой стеснительный…

А как затряслась его рука, державшая ложку. Нервы, нервы…

— Что еще у вас интересного было? – я делала вид, словно бы ничего не заметила.

Сергей что-то сбивчиво стал бормотать. Я поняла, как не легко ему настроится на прежний лад.

По его глазам я видела, как в нем боролись две реакции: желания и страха.

Да и сама я не торопилась сказать, ну, погладь ты уже мою коленку, что пялишься-то… Как-то не хватало решимости, что ли…

Тем бы, может, все и завершилось, если бы Сергей не сказал:

— Инга, спасибо тебе большое, что для нас делаешь… Если бы не ты…

— А что я? – уточнила я, хотя похвалы были мне приятны.

— Уборки, готовки пищи… Глажка эта… И за девчонок спасибо, они так рады… и тебе… И тому, что я был сегодня с ними…

Мне льстили эти слова, но я хотела иного.

Не то во мне стала проявляться решимость, не то тепло, проступавшее с улицы стало дурить голову, но я спросила:

— Тяжко без женщины-то?

Сергей не понял вопрос, и повторил:

— Если бы не ты, погряз бы в пылюке и питались пельменями…

— Я не об этом…

Меня аж саму в пот бросила от того, что произнесла, но взгляда от него я не отвела. Выдержала и решила испытать его.

Серегу передернуло. Он-то просек намек, и его супружеская часть готовилась отразить натиск, но при этом он как-то вдруг осел, как если бы я уже вовсю себя саму ему предлагала.

Я протянула ему руку.

— Смотри, какие мозоли наработала, пока белье гладила.

Он взял мою ладонь, очень нежно, и как-то трепетно. В нем совсем не читался мужчина, обладатель двух дочек, постоянный и единственный половой партнер моей сестры!

Неожиданно он просто поцеловал мою руку, как если бы в знак благодарности, и как-то пугливо глянул на меня, словно ожидая моей реакции.

Я едва не засмеялась.

Понятно, что Сергей опасался провокаций и недопонимания, но спросить напрямую ни о чем не отваживался.

А еще, наверное, остерегался быть уличенным дочерьми. Даже оглянулся быстро, в сторону коридора, не подсматривал ли кто?

Я поднялась и крутнулась вокруг него, усевшись прямо ему на колени.

Серега затрепетал телом, вжавшись в стену, что только добавило мне азарта.

На кухне было душно, а его тело было таким прохладным…

Когда он прикоснулся ладонью к моему бедру, по нему аж мурашки побежали.

Я смотрела на него сверху и чуть улыбалась.

Меня где-то даже заводило, если бы на кухню прибежала одна из племяшек.

Смахнуть с Сергея я бы успела, а как бы повел себя он с приподнятым членом?

А то, что он повелся, я ощущала попкой, прижатой к его бедрам.

— Инга, ты… Девочки… — что-то несвязно залепетал он.

— Девочка здесь, — я подставилась под поцелуй, первой хватая губами его губы, которые тут же ответили мне.

— Так что, тяжко без женщины-то? – подтрунила я его снова.

На сей раз Сергей осмелел и сам притянул меня к себе. Его поцелуй был крепче и настойчивей.

О, что-то новое!

Его руки касались моего тела, но не решались скользнуть под ткань платья, хотя от грудки он уже не отводил взгляд.

В отличии от сестры, выкормившей двух дочурок, у меня действительно грудка – задорная и боевая, с крупным ореолом сосков. Я позволяла ходить себе без лифа, и часто непроизвольно возбуждалась, когда ткань майки или платья терла соски. А сейчас, под влиянием мужских рук, они налились, оттопорщив ткань платья.

— Потрогай ее… ну же…

Конечности у Сергей свело, члену было не уютно в зажатом между ног положении, что меня забавляло, зато рукам он давал свободу действий.

Не оттягивая и не снимая платья, он щупал и разминал каждую мою грудку, бурно дыша при этом и явно намериваясь завладеть ею.

Я отмечала, что у Инны грудь опала и едва ли вызывала у Сергея былые чувства – возбуждения и ласки, и вот теперь он словно компенсировал это.

Не выдержав, он чмокнул ее через ткань…

— Хо-хо-хо… — Я чувствовала, как мое лицо залила краска.

Ну правда, будь это другой мужчина или парень, все было бы иначе, а Сергей… Я испытывала к нему просто симпатию и уважение от того, что он был мужем моей сестры и отцом племяшек.

Я никогда не рассматривала его как полового партнера, и даже сейчас больше развлекалась с ним, чем реально оценивала.

Он посмотрел на меня – морда раскраснелась, глаза – такие выразительные! Губы так и жаждали сказать о своих желаниях. Наверное, только супружеская ответственность не позволяла это сделать.

А как трепетало его тело! Я буквально ощущала стук сердца…

И в эту минуту я резко поднялась, оставив его в непонимании от происходящего.

Но это длилось лишь миг, потому что Сергей подскочил следом, но от волнения не устоял на ногах и пал на колени, хватая меня за пояс и вжимаясь лицом мне в живот.

Я пригладила его по голове.

— Ш-ш-ш-… Я просто посмотрю, как там девочки…

Он с пониманием отпустил меня, и я осторожно юркнула в коридор, заглядывая в зал.

Милахи спали, телевизор отматывал очередной сериал.

Я вернулась на кухню.

Сергей все еще стоял на коленях: поза раскаяния и просьбы…

Что я могла предпринять? Да все что угодно…

Но мне уже было самой интересно, каков Сергей, как партнер, а главное, мной овладевала какая-то бесовщина: сестра покоилась в больнице, а я восполняла ее во всем не только по хозяйству, но и по обращению с ее супругом в ее отсутствие.

Я поманила Сергея пальцем, и он послушно повелся…

Знай Инна, что сейчас происходило, небось, заковыляла бы в своем гипсе да надавала бы мне костылями. А так, даже оттянуться и помастурбировать не могла, бедняжка…

Я захохотала от этой мысли, а Сергей плелся за мной, глупо улыбаясь…

Комната родителей была постоянно закрыта для посторонних и даже для девочек, но не для меня и не сейчас.

Я вошла в их с Инной спальню – их святилище, которое я намеривалась запятнать пороком!

Лишь на пороге Сергей притормозил: ему явно не хотелось нарушать покой интимной территории, доступной только ему и его благоверной.

А для меня это было сверхпринципиально! Как же, сестрица, которая всегда держала меня в узде, обнажала свои тылы… Сама того не ведая!

Я стала стягивать платье, улыбаясь Сергею.

Он еще некоторое время колебался, затем все же затрусил ко мне…

На его лице еще блуждали остатки решимости, чтобы заточить меня обратно в тканевый футляр и выставить из комнаты.

Пусть интим продолжится на кухне или в ванной, пусть хоть в туалете, но не здесь…

И если бы я поддалась, ничего бы не произошло, но сдавать назад я не собиралась.

Еще миг, и Серега пялился на мою грудь… А потом прихватил ее в ладонь.

Его ладонь была прохладной, и я хохотнула.

Сергей испугался, что девчонки могут проснуться, и поспешил прикрыть дверь в спальню, чем фактически и подтвердил свою волю и выбор.

Он тут же ринулся к моей груди, хватая губами соски, и стал перетирать их, слегка покусывая зубками.

А как билось, точно в лихорадке, его тело…

Видно, что муженек истомился по виду нормальной женской груди, которую я могла ему предоставить.

Меня завели его потуги и та страсть, с которой он пытался ею насытиться, но с большим упоением я ждала от него иного признания:

— Что, у Инки не такая…

Сергей замотал головой и пробубнил:

— Потрясные сиськи!

Он трогал их, осматривая ореолы сосков.

Я вспылила:

— Сиськи – это у твоей жены! Понял? У меня – грудь! Повтори!

Мне было важно его признание. Измена изменой, но она не будет полной без прописной истины: Сергей должен был овладеть не только моим телом, но всецело принадлежать мне!

Он сглотнул и кивнул…

— Не слышу! – властно потребовала я. Мне ничего не стоило взять и уйти из комнаты.

Наверное, Сергей почувствовал это, но очень боялся потерять меня сейчас.

— У моей жены… сис… сиськи… У тебя – грудь!

— Молодец, — похвалила я, приласкав его по лицу.

Губами он пытался ухватить пальчики на моей ладони.

Я опустилась на кровать, осматривая ее. Здесь Сергей и Инна придавались акту любви?! Каково теперь ему будет делать это, зная, что здесь он это делал с другой? А Инна – каково будет ей спать на месте, где ее муженек трахал другую?

А чуть было не засмеялась от собственной стервозности.

Я чувствовала, что не была такой, но сейчас уже не могла и не хотела останавливаться и сдерживаться!

Я решила добить Сергея, противопоставляя его Иннулечку себе.

— Ну и как вы здесь любовью занимаетесь, а, Сережка? Покажешь мне? ЛВы ведь занимаетесь любовью, верно?… А хочется ведь просто потрахаться, да?

Сергей сглотнул и как-то пугливо глянул на меня.

Видно, Инна не баловала его любовными изысками, и соитие происходило у них раз в неделю, а то и меньше… Серо и скромно, под одеяльцем да в темноте…

Я не могла похвастать количеством своих партнеров, но они были… При этом не могу сказать, что секс был – ах! – чем-то особенным, скорее завершался для меня лично на вопросе: и это все?

Но я видела, как взведен, точно курок, Сергей, и мне казалось, мои лучшие ожидания оправдаются.

Я легла в кровать, скидывая с себя трусики, а Сергей забрался следом, приспустив трусы.

Моему взору тут же открылся его орган, болтавшийся под градусом возбуждения! У меня аж отвисла пачка!!!!

Его головка потрясала! Сергей не обладал фактурной фигурой, но имел длинный член с пунцовой округлой головкой. И ее он скрывал под одеялом, буравя Инночку в момент их близости.

— Сергей, ну у тебя и… — у меня не хватало слов.

А потом я глянула еще ниже.

Мошонку оттягивали два яичка размером с крупные сливы.

— Ого…

Мне захотелось просто потрогать их, и я протянула руку.

Увесистые яйца – не могу сказать иначе! – заполнили мою ладонь. Я взвесила их в ладошке, и неожиданно меня посетила дерзкая мыслишка…

Я легонько сжала ему одно из яичек, и Сергей натужно застонал!

Я засмеялась, ощущая власть над ним.

И тут же дала по второму щелбана!

Сергей охнул, и с обидой посмотрел на меня, прикрывая свой «мешочек» ладонью…

Я лучезарно улыбнулась ему. Как он мял мою грудь, потрясая ею в ладонях, так же мне хотелось сделать с его мошонкой, в которых покоились такие могучие, но боязливые яйца!

— Как часто у вас с Инной секс?

— Раз в неделю… Иногда – реже… — тут же выдал Сергей.

— И ты терпишь? – нагнетала я.

Он пожал плечами.

— Тебе бы надо чаще… — отметила я и тут же дожала: — да не с кем, правда?!

Сергей смущенно опустил глазки, но нашел отмазку:

— Но Инна же в больнице, как?

Я вскинула бровь.

— А сам? Это же обычная потребность…

Сергей зарделся, и я подняла его на смех.

Неужто решил соблюдать целомудрие без своей женушки? И доказал бы это актом любви!

Но не с ней!

Теперь уж точно нет!

Я первой пошла на большее, когда ухватила губами смотрящую в мою сторону головку его члена.

Честно, я никогда не делала минет парням, тем более, зная реакцию последних на это. Тут же назовут падшей, да начнут бахваляться друг перед другом, что Инга у них брала да Инге они за щечку вдули…

Да и брезговала я этим, не скрою…

Если бы накануне Сергей не принял душ, возможно, эта бы чаша и его миновала!

Но с другой стороны, если бы не я, то кто?

Долго, правда, вкушать прелести орального счастья Сергею не пришлось: максимум я сделала засосов 10, чтобы самой понять, что это такое. Да ничего особого…

Однако полными озорства глазками я на него все же посмотрела.

— Ну как? Инна такого не допускает, правда?

Это было очевидно: как же, наша отличница и зануда Инна, и вдруг такое…

— О, нет… — выдохнул он и вновь горделиво выпятил навстречу мне свой член.

Считал, наверное, что я его доведу до грани? Наивный…

— Как вы это с Инной делаете? Покажешь?

Сергей властно повалил меня на кровать и перевернул на бок, затылком к себе.

Хват у него оказался что надо!

Он жарко и возбужденно дышал, и я даже на миг испугалась, что он свернет мне шею – столько необузданной энергии в нем накопилось.

Но если с Инной это у них происходило скромно и скрытно, под одеяльцем, в темноте, то со мной он не сдерживался и не стеснялся своего желания.

Сергей буквально разломил мои ноги и придвинулся ближе, корпусом к спине, хватая и стискивая рукой одну из грудей.

До боли!

До писка!

Сосок отскочил и выпучился в его пальцах

И в ту же секунду его член проник в меня…

— А-а-а-а… — только исторгла я из своего зева.

— М-м-ыыы – замычал, точно бык-осеменитель за мной Сергей.

В ожидании его входа я испытывала будоражащий зуд между ног, и член Сергея мигом снял это ощущение, заменив его истомой, от которой приятно свело самый низ живота.

Я почувствовала, как отлегло напряжение и в члене Сергея, когда он оказался во мне, но похоть и желание траха в этом мужчине были настолько сильны, что он не стал расточаться на любовные сантименты.

Он проникал в меня все глубже, вызывая ответную реакцию: мои губки втягивали его. Он зафырчал, точно конь, а ладони напряглись, тиская мою грудь.

Мне стало больно, но эту боль ослабляло тугое давление между ног, которому я подалась навстречу. Сама же и обхватила пальцами ладонь Сергея, отрывая ее от груди.

Он словно все понял и зашептал мне на ухо:

— Прости… прости…

Последние слова он сказал в голос, достаточно четко и громко, и я даже на миг испугалась, что их могут услышать девчонки.

— Т-ш-ш-ш, — я чуть повернула голову назад.

Морда Сергея раскраснелась, на шее, как и на члене, от потуги выступили вены…

Он с силой попер на меня, впихиваясь в меня до самых яиц, и я опустила лицо в подушку, чтобы удержать раздирающий меня вопль: «Да, Да-а… Да-а-а-а!!!»

Сергей мычал и фырчал, при этом все громче, совсем утратив над собой контроль.

Рукой он держал меня за плечо, и я даже испугалась, что на нем останутся отметины.

Это была не та любовь, которую он делал с Инной.

Это был секс, который давала ему Я!

Сергей натужно пыхтел за мной, а я едва было не срывалась на крик или плач, в то время как кровать под нами буквально ходила ходуном и предательски поскрипывала.

Насколько чутким мог быть у девчонок сон, я даже не думала, но если бы они вдруг зашли в комнату, чтобы узнать, что происходит, я не сумела бы даже прикрыться, не то, что остановиться!

Сергей не унимался, пытаясь пробить меня до нутра своим эрогированным членом, и я уже хотела обратиться к нему едва ли не с мольбой, потому что стала опасаться за себя, но в этот момент услышала за ухом демонический рев…

Сергей мог бы и нашептать, что хотел, но предпочел сказать это в голос, ничуть не заботясь о том, что мог обрушить полуденный сон девчонок.

— Ка-а-ак же-е-е я те-ебя-я-я хо-о-очу-у-у-у… Хо-о-о-чу-у-у… Ииин-га-а-а…

Последние его слова и признание пробили меня больше и глубже, чем зарождающийся оргазм. Я была уверена, что он не оговорился, а я не ослышалась, когда он назвал МОЕ имя. И не имело значения, была ли это минутная слабость, или он давно подмечал меня, но эти слова обнажили их с Инной отношения…

Я помню, как заволокло мое сознание, и как Сергей поспешно вынимал свой член из меня, но не настолько быстро, чтобы не ощутить орошающие меня капли его семени.

Сергей, охал, катаясь на кровати за моей спиной, вовсю фонтанируя мужской энергией, а я вдруг расхохоталась от пережитого…

Последнее что я помню, прежде чем погрузиться в дрему, были слова Сергей, обращенные ко мне:

— Спасибо… спасибо… спасибо…

… Не знаю, на сколько я вырубилась: на 3 минуты или 10…

Серегин член опал, но казался мне все еще большим в размере. Следы влаги были на простыне и его теле. Он все еще тяжело дышал, и хотя не спал, но не мог найти в себе силы, чтобы привести себя и постель в порядок.

Его сперма была густой и липкой. Я взяла ее в ладонь и слизнула несколько капель – какова она на вкус? Не распробовала…

Сергей наблюдал за мной из-под ресниц, и даже чуть улыбнулся, когда я улыбнулась ему…

Мне необходимо было срочно в душ, и я оставила его одного, а когда вышла их ванной, Сергей уже кофеварил на кухне.

Я приобняла его, и он склонил голову на мое плечо.

Но обратного тепла от него я не ощутила, и глянув в на его губы, я прочла:

— Инга… Что же мы… Как же теперь…

… А что теперь, Сергей? Что теперь, Инна? Что?..

Я ковыляла домой, и знаете, что? Я чувствовала себя свободной и счастливой!

Я хотела потрахаться, я это сделала…

Я хотела уязвить Инну, я этого добилась…

Сергей сидел на кухне, когда я уходила, весь подавленный, вялый, как выжатый член.

А мои соски опять стали набухать!

Я умею хранить тайны, и как-то переживу и эту.

А если Сергей не совладает с муками совести, что ж…

Ему с этим жить!

В Аду, Сереженька, гореть будем оба…

И не стоит винить меня, что я сама все подстроила и подставила крепкого семьянина.

У него был шанс прервать связь, выставить меня из спальни, держать язык за зубами, наконец…

А он пошел на измену! Не только физическую, но и моральную…

Видать, на закате все птицы черные…

… Телефонный звонок настиг меня почти на входе в квартиру.

Инна!

— Алла, дорогая, — слова слетали с моих губ без иронии. Легко!

— Ну как ты, Инга, управилась?

— Не волнуйся: все сыты, все довольны, даже очень…

— Ой, какая ты молодец! Буду тебе благодарна и признательна…

Ее слова наполнили меня гордостью, и сказав ей «Не за что!» я переступила порог квартиры.

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
2 126
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
avatar
Прикрепить фото / картинку
 
 
 
Прикрепить видео / аудио