Розовый бархат — Тишина

В жизни я слышала много клятв, обещаний, комплиментов, но лучшее, что я слышала – тишина. В ней нет лжи.

 Одна отличная девчонка, вернее, девушка, даже женщина, ведь Ирка замужем и уже давно, родила ребенка, тот сейчас под столом шлепает, мне язык постоянно показывает. Она замужем за моим шефом Лешкой, он отличный парень, случайно с ним пересеклись. У меня были проблемы с работой, только уволился, вот сразу взял газету с объявлениями. Так получилось, что устроился в рекламное агентство. В рекламе я не бум-бум, но, учитывая мой прошлый опыт, взяли на должность администратора. Нет, я не занимался продажей рекламы, для этого есть агенты, ими командовала Людмила. Мне приходилось держать связь с инженерами телевышки, редакторами газет, с Москвой и с другими структурами, чтобы наш бизнес процветал. А впрочем, он и процветал.

Ирка веселая, вечно смеется и болтает. Все время таскает в своей сумочке книжку. Как только есть свободное время, достает ее и начинает читать свои романы.

— Про что? – спрашиваю ее, когда захожу к шефу в кабинет. Она часто приходит к нему на работу. Как говорит, дома скучно, на людей посмотреть.

— Исторические и про любовь, тебе неинтересно, — отвечала она и строила мне рожицы.

— Почему неинтересно?

Не, и правда, почему парням не интересны любовные книжки? Наверное, потому, что там все вымысел. Ну мало ли что можно написать, вот девчонки и вздыхают.

— Там амуррр… — протянув последнюю букву, говорит она, — в общем, любовь, чмоки-чмоки и ах, — и закатывает глаза к небу.

— И морковь, — добавляю я.

— Какая морковь? – Удивленно спрашивает меня.

— Ну, любовь-морковь, — поясняю ей.

— Дурак, — она часто так меня называла, но я не обижался, ведь знаю, что шутит, — это у вас, мужиков, все морковь, а у нас амуррр…

Erostone капсулы для потенции

EROSTONE капсулы для 100% потенции

Erostone — популярное средство для крепкого стояка у мужчин до 80 лет. Капсулы действуют сразу в двух направлениях.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Когда насидится у мужа в кабинете, заходила к Людке, а если ее нет на месте, то и ко мне. Пожаловаться, что Лешка не обращает на нее внимание, такой деловой и вечно по телефону говорит или уставится в свой компьютер, скукотища. Зато мне не скучно, у меня свободного времени полно. С утра всех построю по струнке, если надо – покричу. Ну это так, для дела. А после даже не знаю, что и делать. Раньше в школе прогуливал, но это же работа, не прогуляешь. Разве что сачкануть. Вот мы и сидели с Иркой часами и просто болтали. С ней ничего, приятно поговорить, всегда находила тему.

Лето – это для кого-то проблемное время. Но не для нас. Уже несколько лет подряд объемы рекламы на лето сокращались на 20-30%, это нормально. Старались заранее, еще весной, заключить контракты до августа, поэтому летом особо на работе делать нечего. Затишье. Оставалась, так сказать, пожарная группа, если где-то надо внести поправку в регламент компании или что-то срочное. Вот они этим и занимались, а почти весь офис уходил в отпуск.

У нас коллектив молодой. Так уж получилось, что это направление было новым, пожилые или в возрасте не могли вникнуть в тему, что тут делать. У нас было только три человека в возрасте. Это завхоз, а то как же без него, начальник отдела по наружной рекламе и бухгалтер, все остальные – это молодняк.

Так повелось, что компьютерщики и видеооператоры — это парни, еще инженер и операторы вещания. Все остальные – девчонки. В общем, малина.

В начале лета, перед тем, как уйти в отпуск, мы устраивали в офисе небольшую вечеринку. Это и правильно, тусовки сближают, там можно раскрепоститься и просто оторваться, потанцевать и выпить шампанского.

Заказы сыпались. За последний год штат компании изрядно увеличился, и теперь мы занимали целых два этажа здания, а в планах еще захватить один, там сейчас шел ремонт.

Ирка – красивая девчонка, не могу называть ее женщиной, как-то неправильно. В крайнем случае, девушка, но не женщина. Конечно же, красота для каждого своя, кому-то носик или глазки, кому-то фигурка и объем бедер и груди. Но у нее, кажется, было все: и первое, и второе, и третье. Она просто симпатичная девчонка. И главное – она не бука, не строила из себя этакую жену шефа, просто веселая.

Вечеринка удалась. Сам давно так не веселился, немного устал от рутины и был рад, что смогу вырваться из этих стен. Но в то же время было и грустно: что я буду делать один?

— Скучаешь? – Подошла Ирка и подмигнула.

— Да нет, — как-то постарался оправдаться, взгляд скользнул по Ирке.

Она была одета в какое-то школьное платье. То есть не школьное, но ужасно смахивало на школьное. Белый воротничок, такие же белые манжеты и оторочка внизу платья, а ткань была темно-синяя в мелкий белый горошек. Длина платья как школьный фартук, намного выше колен. Вольно или не вольно, но взгляд так и опускался, чтобы посмотреть на ее розовые, еще не загорелые ножки.

— Не пялься, — сделала она замечание.

— А что, заметно? – Немного сконфуженно сказал я, и правда было неловко таращиться.

— Еще как, — ответила она и, подмигнув, сжала мою руку.

«Что это было?» – сразу подумал я, но она уже ускакала дальше танцевать и веселиться. Был немного не в себе. Все никак не мог забыть ее ладонь, то, как ее пальцы сжали мои. Вот дурацкое положение. Ну нет, надо сразу забыть и дальше прыгать со всеми, но я не мог. Косился в ее сторону. Если встречались взглядами, она мне подмигивала и продолжала танцевать.

Везет кому-то, Лешка счастливый парень, у него такая прекрасная жена. Неправильно завидовать, но в душе щемило, чертовски щемило.

— Что стоишь? – Вдруг отвлекла она меня от моих дурацких раздумий.

— Э… — Начал было я, — Ирка, ты прелесть, — я часто ей такое говорил, когда заходила ко мне в кабинет. Она обычно хихикала, иногда замолчит и как-то грозно посмотрит, мол, не распускай язык, но я не мог. — Я тебя люблю, — наверное, я это зря сказал, немного выпил и в голове романтический ветер.

— Да ну? – Она не то что бы удивилась, а повернулась ко мне спиной и вдруг через плечо послала воздушный поцелуй. От этого мне стало легко, оцепенение пропало, стало весело, и уже через минуту я присоединился к общей компании.

Офисные вечеринки устраивали в самом большом зале. Там, где работали рекламные агенты. Столы убирались, стулья и все лишнее. Вот и место для танцев. Пролетело пару часов, кто-то из юных мамаш поспешил домой. Немного поредело. Зато парни развеселились и уже вели себя не так сжато.

— Хочешь шампанского? – Спросила Ирка и весело заглянула мне в лицо. — Устала, — пожаловалась она и, не дожидаясь моего ответа, схватила за руку и повела к столику, где стояли фужеры. — Этот мой. Нет, наверное, этот или этот… — Она крутила то один бокал, то другой.

Я подошел и взял чистый и осторожно, чтобы не расплескать, налил Абрау-Дюрсо.

— Спасибо, — нежно поблагодарила меня, — ты прелесть, — улыбнулась и пригубила фужер. – О… — Протянула она. Прикрыла глаза, отпила и, не открывая глаз, добавила, — прямо экстаз.

Лицо Ирки так и сияло. Она еще не отошла от танцев, поэтому тяжело дышала и жадно пила свое шампанское.

— У меня есть Луи Рёдерер, — осторожно сказал ей.

— А это что такое? – Открыв глаза и пристально посмотрев мне в глаза, спросила она.

— Шампанское. Ну, французское, вроде как, — сказать честно, я даже не знал чье оно, просто у меня в шкафчике стоял целый ящик. Это для презентов особо важным клиентам.

— Идем, — заявила она и залпом осушила свой бокал.

— Идем, — весело ответил ей.

Кабинеты руководства располагались на этаж выше. Уже поднявшись, я обнаружил, что этаж закрыт. Пришлось сбегать на вахту, взять ключ. Ирка все это время стояла и с нетерпением ждала, когда я приду и открою дверь.

— А тут никого нет? – Почему-то шепотом спросила она.

— Нет, мы тут одни, — так же шепотом ответил ей.

— Совсем-совсем? – Чуть вжав голову в плечи и заглянув в темнеющий коридор, переспросила она.

— Неа, — весело ответил я, смотря, как она ежится и боязливо озирается.

— Хм…. Ну ладно, идем, — сказала она и уверенно зашагала в сторону кабинета.

Ирка шла, покручивая головой из стороны в сторону, рассматривала висевшие на стенах картины. Изредка косилась в мою сторону, проверяя, не отстал ли я.

Открыл кабинет, достал шампанское.

— Оно теплое, — спохватился я.

— Ну и что, — ответила она и посмотрела в окошко, что вело на улицу.

Через минуту пробка хлопнула.

— Ой, — вскрикнула Ирка и улыбнулась.

Налил фужер и протянул его ей.

— И правда теплое, — как факт подтвердила она, а сама понюхала, сморщилась от лопающихся пузырьков.

Пила не спеша, маленькими глотками, и ничего не говорила, просто улыбалась. Мне было приятно на нее смотреть, как она прикрывает глазки, как губки касаются стекла фужера, как она перебирает пальчиками какой-то листок на столе. Я тоже сделал несколько глотков. Ирка подошла и заглянула мне в глаза, прищурилась, ее взгляд стал серьезным.

— Поцелуй меня, — вот так просто сказала Ирка и, не дожидаясь, пока я что-то предприму, приподнялась на цыпочки и потянулась губами ко мне.

Я… Признаться честно, как мальчишка растерялся. Нагнулся и поцеловал.

— Дурак, — недовольно возмутилась она, — разве так целуются.

Она поставила фужер и, подойдя вплотную ко мне, вытянула губки и коснулась моих. Сказать, что я был на седьмом небе, значит ничего не сказать. Поцелуй был теплый, нежный. Она сделала это легко и непринужденно, будто всегда так целовалась со мной.

— А ты… — Ирка опустилась, снова заглянула мне в глаза. — Здорово целуешься, даже возбуждает.

— А может… — С бравадой сказал я. — Может еще? — И тут же налил новый фужер.

Она посмотрела на меня, потом на фужер, после взяла его и немного отпила шампанского, пусть теплого, но такого приятного напитка.

*   *   *

Он ничего. Подумала Ирка, хоть и не красавец, но очень даже, а как целуется, аж, бр… Она передернула плечами, взяла фужер. В груди что-то скребло, как в юности, будто на первом свидании. Хотелось еще попробовать, но что-то останавливало. «Я не могу». Вдруг промелькнула мысль. «Я замужем». Опять мысль настигла ее. Виктор улыбнулся, взял ее руку, а после поцеловал. Ах… Только про себя и сказала Ирка, но руки не убрала. Он раскрыл ее ладошку и опять поцеловал.

— Соблазняешь? – Тихо спросила она.

— Да, — спокойно ответил он и снова поцеловал пальчик, — а надо?

— Ну… — Она не знала, что и сказать. Он был ее другом, другом семьи, работал у ее мужа. И все же она не отстранила его, хотя могла.

— Ирка, я тебя люблю, — немного заплетающимся языком сказал Виктор.

— Честно? – Ей хотелось немного разрядить обстановку.

— Да. Хочешь, я встану на колени, — и он тут же опустился на колени, его руки так и продолжали держать ее ладони и целовать.

— Глупенький, — ласково сказала Ирка, и вторая рука легла ему на голову. Перебирая пальцами, она чуть сжала волосы.

— Ирка, ты само совершенство, ты самая красивая и обаятельная девушка, ты просто…- Бормотал он.

— И… — Ей стало весело, в груди что-то щелкало, как рубильник. То ей хотелось еще, то хотелось отойти и сесть в кресло. — Что дальше? – Спросила она.

Но он не ответил, его ладони коснулись ее коленок и медленно поползли вверх под платье.

— Ой… — Почему-то сказала она и как девочка сжалась.

Его ладони нагло легли ей на ягодицы, она чувствовала, что ни прохладные.

— Виктор… — От волнения она замерла. — Не надо, — ее руки безвольно лежали у него на голове, а его пальцы уже подцепили ее трусики и тянули их вниз. — Прошу тебя, — голос звучал умоляюще.

Виктор остановился. Он хоть и выпил, но не мог вот так нагло вести себя с Иркой. Он ее уважал и даже боготворил. Она ему не просто нравилась, она была сексуальной, это верно. Он видел в ней своего друга, а с друзьями так не поступают. Он хотел было поправить ее перекосившиеся трусики, которые чуть было не стянул. Ирина чуть вильнула попкой и сделала шаг назад. Руки Виктора опустились.

— Я сама.

Она отошла от него подальше. Виктор встал и как-то неловко посмотрел на нее. Ирина сделала еще шаг назад и, запустив руки под подол платья, чуть вильнула попкой и натянула их на место.

— Я… — Он хотел было извиниться за свое поведение, но Ирка его опередила.

Быстро подошла и, приподнявшись на цыпочки, опять поцеловала его в губы. В этот раз она целовала его открыто. Она хотела немного похулиганить и не более того. И поэтому, когда Виктор увлекся, она растерялась, не ожидала такого поворота.

— Ты самая прекрасная девчонка, — тихо сказал он, когда она опустилась на пяточки.

— Спасибо… Да и ты ничего, — и еще раз быстро поцеловала.

Ирка не хотела осложнений. Да. Может что-то в груди и пело как тогда в юности, но она реалистка и не хотела поступать так, как это делали ее подружки, которые после еще хвастались, что у них есть связи на стороне. Она не могла так поступить, любила мужа. Ей просто хотелось чуточку почувствовать, каково это – быть с посторонним мужчиной.

В сердце щекотало, словно перышком водили. Она с трудом дышала и ощущала, как грудь не то набухала, не то наоборот сжималась. Она не могла понять, почему так и вообще зачем это сделала? Хотела еще раз его поцеловать. И она бы это сделала, а может даже и… И… Так далеко Ирка не заглядывала. Ее просто спугнули, кто-то поднялся на их этаж и включил в коридоре свет.

*   *   *

— Макс приглашает на лето поехать к нему в деревню, — как-то утром сказал Лешка.

— В деревню? – Удивилась Ирина, — а что там делать? Думала, что поедем в Египет, ты обещал, — она сразу обиделась.

— Извини, не могу, в последнее время что-то участились сбои в эфире, клиенты ворчат.

— А… — Протянула она.

Ирка понимала, что эфир — это очень важно, реклама на телевидение дает львиную долю прибыли и тут надо быть повнимательнее.

— Жаль, — она уже пристроила сынишку до конца лета своей маме и хотела как следует отдохнуть, но ехать кормить комаров как-то не хотела. — Нет, — заявила она мужу. — Тогда останусь здесь, лучше с Маргаритой на озеро буду ездить, у нее Игорь тоже в деревню к отцу уехал.

— Да ладно тебе, — видя, что она сильно обиделась, — давай на Новый год махнем.

— Ты уже обещал, — пробубнила.

— Честно, поедем на Новый год. Макс говорит, что у него дом большой, двухэтажный, есть сад и грядки…

— Что? Грядки? Полоть? – она шлепнулась на диван.

— Зачем полоть, я говорю про ягоды. У него отец повредил позвонки, сейчас в больнице на вытяжке лежит, до конца лета. Да и там река, песок, есть озеро, можно рыбачить и по ягоды ходить.

— Нет, нет! — Возмущалась Ирка. — И еще раз нет.

— Обещала поехать Людмила и ее муж, как его там?

— Лешка-картошка, — тут же пробубнила она.

— Ну вот они поедут, и еще вроде Виктор собирался.

— У вас там тусовка что ли? – Удивилась Ирина.

— Отдыхать.

— Я подумаю, — растерянно сказала она мужу.

Остаться в городе – это не очень хорошо. И так лето короткое, а если будут дожди, то можно и вернуться. И все же ей так не хотелось никуда ехать. Незнакомое место, чужой дом. И вообще, она была недовольна, но согласилась.

*   *   *

— Привет, Ирка, — радостно замахал Виктор, увидев, когда подъехала машина.

— Хоть одна радость тебя увидеть, — пробубнила она, вылезая из машины и потягиваясь всем телом. — Что уставился? – Видя, как он пялится на нее.

— Смотрю, у тебя отличное настроение. Ладно, пойдем покажу вашу комнату.

— А тут что, их много? – Рассматривая все кругом, спросила Ирина.

Деревня как деревня, добротные дома. Это не те старые деревушки, где покосившиеся домики. Тут и дорога хорошая, даже столбы с освещением стоят. Ну прямо цивилизация, вдруг еще и водопровод есть.

День прошел так себе. То мухи, то комары, а потом еще дом скрипучий. Все слышно, кто говорит в другой части дома.

— Ах, — вздыхала Ирка, бродя бесцельно по огороду и уже мечтала, когда приедет Люда. Правда она не любила ее мужа, какой-то напыщенный, вечно строит из себя знатока. — Ну и ладно, мне ведь с ним не жить.

Через пару дней Ирка пообвыклась. Уже знала, что где и как, бегала со второго этаже на первый, на улицу и домой. Мама Макса жила в летнем домике, он стоял отдельно. Его построили, еще когда строился основной дом, так после и не разобрали.

Несколько раз ходила на речку. Сперва с Лешкой, а после одна. Ходить одной неприятно, вечно на тебя кто-то пялится. Если не парни, то девки, а если и тех нет, то бабульки. Те все видят и все расскажут, что было и чего не было.

Ирка с любопытством смотрела, как Маргарита Петровна, это мама Макса, доила корову. Даже сама попробовала и ничего страшного, получилось. Изучая двор дома и хлев, она обнаружила потрясающее место, это сеновал. Он находился как раз над коровником, там вечно хрюкала свинья, а вечером мычала корова. Под крышей коровника свили гнезда ласточки, пищали, летали туда-сюда.

По деревянной лестнице надо подняться до перекладины, оттуда, перемахнув через выступ, как раз попадешь на сеновал. Сейчас там сена осталось немного. Поэтому Ирка, если что, сразу приходила туда, расстилала покрывало и ложилась читать свои любимые книжки про приключения и любовь. Так однажды ее потеряли. Искали, но она зачиталась и не услышала, как ее звали.

Парни занимались своими делами. Максим все по дому и огород, помогал своей матери, а парни уходили в лес за грибами, но там комары. Поэтому один раз сунувшись в него, Ирка больше не хотела.

*   *   *

День был жаркий. Все вспотели, ходили и чесались от пыли и пота, поэтому вечером затопили баню. В такую жару – и баню. Ирка не понимала зачем, но когда все сходили, и было уже не так жарко, сама рискнула помыться и не пожалела.

— Как заново родилась, — радостно зашла она в дом с большим полотенцем на голове.

— Я же говорил. Слушала бы меня, — воскликнул Макс.

— Это что у вас такое? – Удивилась Ирка и посмотрела на какую-то мутную жидкость в банке. Нюхнула и сморщилась. — Бяка, — выдала она свое заключение.

— Это чистейший самогон, — утвердительно сказал Макс и посмотрел на свой полупустой стакан.

— В деревне без самогона никак, — Лешка развел руками. — Садись к нам, — предложил он.

— Нет, мальчики, без меня, я не буду, — отказалась она.

Однажды в своей жизни она хлебнула самогончику. На вкус был ничего, хоть и крепкий. Тогда она выпила, а вот после жутко болела голова.

— Ну Ирка, посиди с нами, — взмолился Виктор.

— Ах, — она посмотрела на парней, веселые и довольные, — ладно, сейчас переоденусь и спущусь.

— Тебе помочь? – Весело сказал Виктор.

— Обойдусь без посторонней помощи. И мальчики, — уже поднимаясь по ступенькам на второй этаж, она повернулась и попросила, — слишком не налегайте, что я потом буду с вами делать?

— Да мы это так…

Она не дослушала, поднялась к себе. Веранда была открытой, и дул прохладный, даже, как ни странно, холодный ветерок. Жара спала, стало легко дышать. Порылась в вещах и достала длинный тонкий свитер. Она любила носить его зимой. Он был не ее, а Лешкин, поэтому чуть великоват. Горловина широкая и открытая, вытянутые рукава, которые постоянно приходилось поддергивать вверх, а в длину он доходил ей почти до колен. Набросив на голое тело, она с облегчением вздохнула. Настроение было прекрасное. И почему она не хотела ехать в деревню.

Спустилась. Парни о чем-то трепались, опять о работе. «Фу, какая скукота», – подумала Ирина и присела перекусить. Лешка налил ей немного мутной жидкости.

— Не хочу я его пить, — возмутилась, понюхала, в глазах защипало. — Как вы это пьете? — А сама кончиком язычка коснулась обжигающей воды, — фу, бяка.

— Да ладно, не такой он уж и страшный, зато после баньки ух как снимает…

— Что снимает? – Тут же спросила Ирка у Макса.

— Тело прям парит, тает, и ты…

— Ага, взлетишь к небесам, — закончила она за него.

— Откуда знаешь? – Сразу уточнил Лешка.

— Он и правда не страшный? – На всякий случай спросила Ирка. Почему-то ей хотелось просто глотнуть, попробовать, каково это, деревенский самогон. Ведь она же в отпуске в деревне, может себе позволить и расслабиться.

— Можешь разбавить. Но лучше не стоит, — пояснил Макс и аккуратно налил в маленькую кофейную чашечку огненной жидкости. Получилось чуть больше чайной ложечки. Она даже скукожилась, что так мало. Мол, недооценил он ее, но ничего не сказала.

Ирка еще раз нюхнула. Да, и правда. Запах нормальный, правда сильно отдает спиртом и ягодами. Осторожно пригубила. Парни замерли в ожидании писка с ее стороны. Но Ирка, набравшись смелости, резко выдохнула, и, мысленно скрестив пальцы, опрокинула содержимое в рот. Адское пламя. Иначе и не назовешь. Из глаз сразу брызнули слезы и Ирка, кашляя и зажимая рот, запрыгала на месте.

— Фу, какая гадость… — простонала она, — как вы ее пьете?

Вытирая руками мокрые глаза, она с ужасом смотрела на развеселивших парней, а те радостно улюлюкали и приветствовали ее в своих рядах.

— Еще? – Набрался наглости и спросил Макс.

— Нееее-т… — Простонала Ирка, — что будете делать с пьяной женщиной?

Она села, наложила себе салат. Во рту все еще горело. Морщась, смотрела, как парни немного налили и выпили этой адской жидкости. Ладно, пусть повеселятся. Знала, что они не пьющие. Так, ради настроения и не более. И все же, как они это пьют?

— А я без трусиков, — обняв мужа, шепнула ему на ушко. Он заулыбался и чмокнул ее в щечку.

— Тебе не жарко? – спросил он.

— А что? Хочешь, чтобы сняла? – Игриво спросила она у него и прищурилась.

— Э… наверно не стоит, — ответил он, покосившись на парней.

— То-то же, — обнимая его со спины, сказала и еще разок чмокнула в щечку.

Парни опять заладили свой разговор про работу. Кто кому и что там должен, как там ролик не приняли. И вообще, начали говорить скучные вещи. Они забыли, что не одни. Ирка еще немного посидела с ними. Настроение было спокойным, такое плавное и немного веселое. Расслабилась от домашней суеты. Не надо было кормить сына, бегать за ним и смотреть, чтобы что-то не натворил. Ирка могла делать, что хотела. Какая свобода, кто бы знал. Она встала, потянулась на цыпочках и, вытягивая руки в разные стороны, чуть запрокинула голову назад и сама себе улыбнулась.

— Ирка, ты красавица, — любуясь ее стройными ножками, сказал Макс.

— Знаю, — ласково ответила ему.

— Я тебя люблю, — тут же поддержал Виктор.

— Не приставай к замужней даме, — заявила она.

— Все равно люблю, — опять сказал он.

Подошла к нему сзади, обняла и чмокнула в щечку.

— Я тебя тоже люблю, — сказала она так, чтобы все слышали.

— Э… а я… — возмутился Макс.

— И тебя люблю, — чтобы не обидеть, Ирка подошла к нему и тоже чмокнула в щечку, а после вернулась к мужу и, обняв, сказала. – Ладно, мальчики, воркуйте, пойду подышу свежим воздухом. Только сильно того, не налягайте.

— Я с тобой, — сразу сказал Виктор и встал.

— И я, — подхватил Макс.

— Э… — Лешка потянулся за своим стаканом и как воду отпил, Ирка аж удивилась. – Так, глядишь, я без жены останусь.

— Не останешься, — успокоила она его, — не мечтай, — и пошла по коридору.

На улице было свежо. Дул ветерок и легко дышалось. Где-то далеко грохотал гром, небо изредка освещалось вспышками молнии, скоро гроза. Макс убежал по своим делам. Виктор шел рядом и как-то уж слишком застенчиво плелся рядом. Ирка подошла к нему, взяла его руку и сжала ладонь, говоря тем самым, я с тобой, не бойся, мальчик.

— Иди, — тихо сказала и потянула его в сторону за собой.

Как только они скрылись в тени сарая, она сразу вытянулась на цыпочках и потянулась губками к нему для поцелуя. Виктор не стал заставлять себя ждать. Сразу обнял ее хрупкое тельце, прижал к себе, нагнулся и страстно прижался к губам.

Это волшебно, сказочно. Истома, что была в груди, сразу растаяла. Ирка, отбросив маленькие предрассудки, позволила мужчине себя целовать. Он делал это не спеша, чувствовала его прикосновения, как губы касаются ее губ. Сердце на минуту замерло.

— Вы это… не увлекайтесь, — вдруг услышали голос Макса.

Ирка сразу отпрянула от Виктора, как будто ее застали за чем-то непотребным, и, немного застенчиво опустив голову, поправила перекосившийся ворот свитера.

— Ну если что, заходите в гости, — говорил он удаляясь.

Захлопнулась дверь. Ирка засмеялась. Ей стало смешно. Решилась поцеловаться и с первой попытки спалилась. Ужас. Думала она, а самой стало не просто весело, а захотелось еще поцеловать и, не дожидаясь, пока Виктор придет в себя, снова вытянулась на цыпочках. Он ее подхватил, и их губы опять соприкоснулись.

Она погрузилась в поцелуй. Что может быть слаще поцелуя? Только еще один поцелуй. Ей нравился Виктор, своим характером, своим взглядом. Он говорил мало, но всегда в точку. Он умел отпускать, пусть глупые, но приятные комплименты. Она не думала о нем как о мужчине, но его руки крепко прижимали ее тело, и она ощущала, как он тяжело дышит. Ирка чувствовала его желание. Нужно быть дурой, чтобы это не ощущать.

— Ирка, — найдя момент, он сказал, — ты прелесть, ты сексуальная девчонка, ты самая, самая…

Она прижала пальчик к его губам, еще раз поцеловала и тихо прошептала:

— Услышат.

— Ирка, — так же тихо сказал он, — я хочу тебя.

Она знала, что рано или поздно он это скажет. Виктор как ребенок. Что думает, то и говорит.

— Дай пальчик, и по локоть откусишь, — еле слышно прошептала она и снова прижалась для поцелуя.

Ей было просто приятно целоваться с чужим мужчиной. Не так, как это делают ее подружки, для очередного своего подвига, а для того, чтобы испытать то неуловимое ощущение влюблённости и сексуального желания.

Да, сексуального желания. Оно присутствовало в ней, поэтому не хотела от него уходить. Даже когда он стал, перебирая пальцами, подтягивать свитер к бедрам.

— Хочешь трусики снять? – Тихо спросила она у него. Ирка помнила, как еще неделю назад на вечеринке в офисе он пытался это сделать в своем кабинете.

На секунду его руки остановились. И, не ответив ей, он приподнял еще чуть выше свитер, и руки скользнули под него, сразу легли на бедра.

— Не ищи, — улыбалась она и прижалась к губам.

Что это было. В груди все мгновенно заныло, затрепетало, сжалось, одновременно стало больно и так легко. Его пальцы прошлись от бедра и выше, легли на талию и опять опустились вниз. Он был явно сконфужен.

— Не ищи, их нет, — чуть ли не смеясь, сказала она ему.

Его ладони сползли вниз и легли на обнаженные ягодицы. Ирка прикусила губу, чуть прикрыла глаза и наклонила голову вперед. Сейчас не хотела целоваться, она ощущала его прикосновения. Его пальцы сперва погладили их, а после чуть сжали.

— Ой! — Еле слышно вскрикнула она.

— Ирка, — на ушко прошептал он, — я хочу тебя расцеловать, всю расцеловать, — и он опять сжал пальцами ее ягодицы, и она опять тихо ойкнула.

Состояние неги, блаженства, маленького хулиганства, эротического настроения и желание получить еще немного того, о чем она так много думала. Ирина знала грани дозволенного, знала, чего хочется, немного боялась. Было чего. Макс видел, как она целовалась с Виктором. Она доверяла Максиму, он никогда никому ничего не расскажет. Также она доверяла Виктору. У того было много секретов, но как бы Ирка ни допытывала, чтобы он рассказал про их отношения с Людмилой, он молчал. За это на него обижалась, но за умение держать язык за зубами и уважала.

Он еще раз сжал ее попку. Она чуть потянулась на цыпочках вверх, как тоненький стебелек, а его руки, как лианы обвивая тело, прижимали к твердой опоре.

Ирка дернулась. Связь разорвалась, и руки опустились, а вместе с ними опустился свитер, прикрывая ее голую попку. Что-то в груди екнуло, немного было больно. Вкусив запретный плод, ты его уже не забудешь, хочется еще раз испытать то чувство, что было еще мгновение назад. Ирка стояла в стороне и серьезно смотрела на Виктора. Он как будто знал, о чем она думает. Подошел, взял за руку, чуть сжал пальцами ее ладонь, говоря тем самым, я с тобой. Сделал шаг в сторону и потянул ее за собой.

Она быстро пошла за ним. Ирка даже обрадовалась, что ей не надо ничего делать, не надо принимать никакого решения, оно уже кем-то принято. Она будет следовать своим чувствам, хотя не знала, к чему это приведет. Но сейчас быстро шла за ним и в душе радовалась, что не ушла в дом.

Виктор открыл калитку в хлев. Буквально затянул Ирку за собой, закрыл на крючок скрипучую дверцу и пошел дальше. Она покорно следовала за ним. Он тут же свернул в сторону и, нагнувшись, вошел в небольшое помещение, где сразу заблеяли козы.

— Нам наверх, — тихо сказал он.

Она знала, куда он ее ведет, это тот самый сеновал, где любила валяться, читая свои романы.

Стало смешно, романтика на сеновале. Стоило ей вырваться из городской суеты, как мир изменился, стало все намного проще. Куда-то подевались жесткие правила, что можно, а что нет, за что могут осудить, а за что дать и по шапке. Какое ей до всего этого дело. Она просто тайно шла за мужчиной, который не отпускал ее руки, и это придавало ей уверенность, и она следовала за ним.

*   *   *

Ирка – замечательная девушка, хотя я всегда называл ее девчонка или дама. Но дамой она была редко, только когда надевала свое платье, как на Новый год. Красиво, ткань обтягивала ее тело, видна каждая складка. Но у нее это получается естественно. Можно сказать, божественно.

Не буду лукавить, я не любил Ирку, но уважал и боготворил ее за веселый характер, непринуждённость в разговорах и сексуальность в теле и мыслях. Она всегда меня манила, еще когда первый раз увидел в офисе. Тогда она была беременной, ходила с красивым животиком. Но и тогда она не унывала, улыбалась. А после я побывал у них дома. Запомнил надолго ее походку и то, как она садилась на диван, поджав к груди коленки.

Она была доступна в общении, но непреступна в отношениях. Могла посылать воздушные поцелуйчики и чмокать в щечку как друга, но дальше никого ближе не подпускала. Знаю, что и Макс к ней клеился, и Артур, и Андрюха. Но похоже, у них получился облом. А ведь казалось, еще немного, и она сдастся, уступит.

Я всегда смотрел на нее как на жену шефа, как на сексуальную даму, которая любила ходить без лифчика и тем самым дразнить не только меня. Но после того, как Ирка поцеловала меня на том вечере, что на меня нашло? Мне показалось, что все дозволено? Я думал, что Ирка обидится, отвернется и больше не будет со мной даже разговаривать. Да я зря тогда полез ей под платье, зря.

Но сейчас она сама возобновила отношения, сама поцеловала, и я просто не мог ей не ответить. Ее губы сладкие, нежные, такие открытые и доступные, а после еще ее попка. Кажется, я потихоньку схожу с ума.

Взял за руку и повел. Не знаю, что получится. Может она сразу убежит. Видел, что она взволнована и все время косилась на дверь дома. Повел как можно дальше. Туда, где вряд ли ее кто-то увидит, где будет чувствовать себя свободной, без страха смотреть мне в глаза. Где она расслабиться и даст спокойно себя целовать.

*   *   *

Она не то что бы чувствовала, что Виктор хочет, она знала, что хочет, но опасалась.

— Давай руку, — сказал Виктор и потянул ее к себе, когда Ирка немного неуклюже поднималась по лестнице и перешагнула через перекрытие, где лежало сено. — Здесь тебя никто не увидит, — тихо сказал он и сразу прижал ее к себе.

— Ты меня специально сюда заманил? – Присматриваясь к полумраку, сказала она.

— Да, — сразу ответил он и потянулся к ее губам для поцелуя.

— Стой! — Вдруг строго сказала она, — только поцелуи.

Это было правило, которое она сама себе прописала.

— Конечно, — с радостью ответил он.

Целовать Ирку очень приятно, она тебе отвечает тем же. Это как экстаз, ты чувствуешь ее как себя. Она это делала легко, свободно, будто целовалась с ним каждый день. Ирка доверяла его рукам, а может просто не замечала их, но он опять приподнял свитер, и снова его руки легли на ее голую попку.

Зачем она это сделала, зачем сняла трусики и лифчик? Он знал, что на ней кроме свитера ничего нет, просто знал.

— Ты обещал, — тихо сказала она, заметив, как он мнет ее попку.

Это как молниеносное отрезвление. Но уже через минуту его рука потянулась к ее груди, и он опять опьянел от ее тела. Ладонь легла поверх свитера, она немного тяжелая, мягкая, податливая. Ирка еле слышно ойкнула.

— Так нечестно, — прошептала она.

Что она имела ввиду, он не понял. Но после этого ее руки легли Виктору на плечи, а он продолжил ласкать ее грудь.

— Ай… — Тихо произнесла она.

Он почувствовал, как в ладонь даже сквозь свитер упирается ее сосок. Она тяжело дышала, это было ужасно приятно. Ей хотелось этого, и она получала удовольствие от того, что он делает. Виктор не спеша, что бы не спугнуть ее, продолжил.

— Так нечестно, — опять прошептала она, — я… я… — Она заморгала, будто попала соринка в глаз, и сделала шаг назад.

Не говоря ни слова, она отошла в сторону к своей накидке, что лежала на сене, и присела. Он пошел за ней. Она хочет, но боится или стесняется. Ирка вытянула шею в его сторону и сразу легла на спину.

Даже здесь, почти в полной темноте, он видел ее улыбку. Видел ее стройное тело, что скрывалось под свитером. Виктор лег рядом. Осторожно пододвинулся и, наклонившись, опять потянулся к поцелую. Она ждала этого.

— Ах… — Донеслось откуда-то из ее груди. Его ладонь тут же безошибочно легла на ее грудь. — Ах… — Снова произнесла она и, закусив губу, чуть повернула голову в сторону. Он продолжил.

Он ласкал ее грудь, которая поддавалась его пальцам. Виктор ощущал, как напрягся сосок и стал торчать чуть в сторону. Коснулся другой груди, и Ирка опять тихо-тихо простонала. И опять сосок уперся ему в ладонь. Она таяла. Настолько чувствительная, настолько сексуальная. Виктор уже хотел задрать свитер вверх и расцеловать ее живот, но опасался, что все испортит.

Послышался хлопок. Это открылась дверь в доме. Ирка сразу открыла глаза и напряглась, Виктор остановился. Где-то во дворе послышались шаги, кто-то шел в сторону огорода, потом хлопнула калитка.

— Тут никто тебя не найдет, — постарался успокоить ее он и опять сжал пальцами ее чуть расплывшуюся грудь.

— Ой, ой… — Еле уловимо произнесла она.

Виктор нагнулся и поцеловал. Она сразу ответила и уже страстно начала его целовать, будто не делала этого целую вечность. Она спешила, хотела еще и еще. Ее губы впивались в его и требовали ответа, и он отвечал ей тем же.

Опять раздался шум, и хлопнула дверь, кто-то еще вышел из дома. Но Ирка не остановилась, она спешила, боялась упустить, опоздать. Они оба будто сорвались с цепей. Губы впивались, она тихо постанывала, но продолжала целоваться.

— И куда они уперлись? – Где-то во дворе послушался голос Лешки. Он не был раздраженным, чувствовалось, что язык чуть заплетается.

Ирка сразу остановилась и уставилась на Виктора, будто спрашивая, что делать.

— Тебя никто не найдет, — прошептал он ей на ушко и опять поцеловал. Но она не ответила, а повернула голову в сторону доносившихся голосов.

— Да фиг с ними, придут, — это Макс, его голос тоже изменился, был веселым и довольным.

— Купаться пошли? – Спросил Иркин муж.

— Может.

— Она же без купальника, — вспомнил Лешка.

— Голышом будут купаться.

— Ты это серьезно?

— А почему бы и нет, хочешь пойдем, — предложил Макс.

— Нет.

Их голоса приближались, они закурили, даже тут на сеновале Виктор почувствовал запах дыма. Ирка не шевелилась и ждала развязки. Она чуть задрала голову назад, будто отсюда увидит их. Но их скрывала не только крыша, но и забор. Да и вообще, увидеть их тут было нереально. Виктор успокоился, посмотрел на тело Ирки, взгляд скользнул вниз. Пока они лежали и целовались, свитер подтянулся вверх, и он смог увидеть место, где соединяются ее ножки.

У Виктора сразу все взорвалось. Он еще раз посмотрел на Иркино лицо, но она была поглощена разговором. Он не стал мешкать. Не зная почему, но он осторожно стянул с себя штаны и плавки. Она боялась, что ее муж застукает с Виктором. Ирка смотрела в сторону под крышу и прислушивалась к разговору.

Он присел и положил руку на ее грудь, она сразу повернула голову в его сторону и заулыбалась. Он стал это делать двумя руками и уже через несколько секунд Ирка отвлеклась от разговора, и опять раздался еле уловимый «Ой…» Он не стал останавливаться и продолжил. Ее тело чуть вздрогнуло, она немного прогнулась, тяжело задышала, подняла руки вверх и плавно опустила их в разные стороны. Она лежала как морская звезда, глаза прикрыты, а на лице все та же таинственная улыбка.

Теперь она не слышала, о чем говорил ее муж и Макс, Ирка перешла на чувства, на осязание. Она тяжело дышала, вздрагивала, когда он касался груди, чуть постанывала и снова прогибалась.

Виктор запустил руку под свитер. На мгновение Ирка открыла глаза, но как только ладонь легла на ее обнаженную грудь и коснулась соска, веки сразу опустились. Мягкая, теплая, нежная, возбужденная, сексуальная грудь. Запустил вторую руку. Ирка повернулась на бок, и он быстро подтянул свитер повыше, что бы он не мешал. Пальцы продолжали работать, ласкать и возбуждать ее тело.

Она изгибалась, грудь вздымалась вверх, будто хотела вырваться из тела. Руки скользили от живота к груди, и опять Ирка еле уловимо постанывала. Ладони под свитером вспотели. Он быстро взял и стал тянуть его вверх, стараясь его снять. Ирка это почувствовала, чуть побольше прогнулась, а после наоборот приподняла плечи, и Виктор с легкостью стянул его.

Стало свободно. Теперь ничто не мешало, он нагнулся и поцеловал сосок.

— А… — Протяжно выдохнула она и положила руки на его голову, он не остановился.

*   *   *

Он делает это так, будто мы уже много раз целовались и обнимались, и это у нас не первый раз. Его руки гладили там, где я хотела, пальчики касались там, где я ждала. Ах… Говорила я сама себе, как это приятно, как это удивительно, как нежно и возбудительно.

Где-то совсем рядом я слышала голоса посторонних мужчин, что они тут делают, что им надо? Думала я, погружаясь в сладкий мир ощущений.

*   *   *

Коснулся ее лобка, и она сразу вздрогнула, резко выпрямилась, но тут же ее ножки согнулись и коленки чуть разошлись в стороны. Она приглашала. Ирка еще не знала этого, но ее чувства говорили о том, что она не против, она ждет.

Осторожно, как бы не спугнуть, Виктор провел пальцами по внутренней стороне ноги. И, чем ближе скользили пальцы к лобку, тем шире раздвигались коленки в стороны.

Ирка раскрывалась осторожно, не спеша, боязливо. То чуть сжимая коленки вместе, то уже через несколько секунд опять разводя их в стороны. Она проверяла, игралась. Ирка не понимала, что происходит, ее чувства были спрятаны внутри, были там, в глубине ее пещерки. И поэтому как только он коснулся ее губок, она на мгновение замерла, а после коленки разошлись в стороны, окончательно раскрыв то тайное, что она так бережно скрывала.

Зрение привыкло к полумраку. Виктор смотрел на ее гладкий лобок, на плотно сжатые губки. Она была готова, он знал это. Продолжая гладить ее тело, он осторожно сел ей между ног. Коленки почти лежали на покрывале. У нее прекрасная растяжка, вдруг промелькнула такая идиотская мысль. Плотно сжатые половые губки сердито смотрели в его сторону. Нет, Ирка не смотрела на него, она запрокинула голову, грудь нежно расплылась. Чуть прикусив нижнюю губу, Ирка ждала.

Он нагнулся вперед, пальцы еще раз скользнули по внутренней части ног, она напрягла их и еще шире раздвинула коленки. Пальцы дошли до губок и прикоснулись к ним.

— Ай… — Опять простонала Ирка и чуть прогнулась в талии.

Виктор опять коснулся губок. Мягкие, нежные, влажные губки, чуть надавил на них. Ирка вздрогнула всем телом, и они, что закрывали вход в пещерку, стали медленно раскрываться, будто только этого и ждали.

Он посмотрел на свой пенис. Тот уже болел от перенапряжения, буквально звенел как стальной клинок. Виктор выпрямился и стал опускать свое тело вперед. Ирка почувствовала, открыла туманные глаза, которые ничего не видели, она смотрела сквозь него. Он уперся ладонями в доски и, чуть приподняв бедра, ткнул головкой пениса прямо в центр ее губок.

— Ааааа… — Глубоко вдохнула она.

Бедра чуть приподнялись, и его неестественно разбухший член стал легко проскальзывать внутрь горячей пещерки.

— Ааааа… — Опять глубоко вдохнула она и замерла.

Он вошел полностью, будто это делал всегда.

— Ммм… — Промычала Ирка, словно ее сильно обняли.

Виктор был на седьмом небе от счастья, от возбуждения, от того, что Ирка его. Ее тело, пусть на эти минуты, но теперь принадлежало ему. Медленно он чуть вышел из ее пещерки, и Ирка тут же ойкнула, будто ее отпустили, и она выпала из объятия. Снова вошел, а после повторил еще и еще.

Она стенала и прогибалась в талии. Ее грудь колыхалась из стороны в стороны. Одной рукой он чуть сжал ее сосок, и она тут же тихо промурлыкала, будто кошка.

Он старался делать все осторожно, не хотел все испортить, напугать ее. И главное, не хотел, чтобы шум от его движений привлек Лешку и Макса, что продолжали стоять где-то совсем рядом на улице. Делал это тихо, плавно. Казалось, время остановилось. А потом он ощутил, что вот оно, еще чуть-чуть, и все закончится. Его тело затряслось в конвульсии, он сдерживал себя, чтобы не затрястись как кобель, что спаривается с сучкой. Он вынул член, и сразу сперма выстрелила, покрыв густыми белыми каплями Иркин живот. Смотрел на то, как желеобразная субстанция растекается по коже, как из головки пениса, пульсируя, вытекала сперма.

Все кончено, он завершил свой процесс. Был доволен и теперь смотрел на Иркину улыбку. Ее взгляд был чистым и полный благодарности. Чего Виктор ожидал? Наверное, осуждения. Но она протянула к нему свои руки и прижала к себе. Ее голос тихо шептал:

— Спасибо тебе, — за что она его благодарила. — Это были незабываемые минуты, — еле слышно произнесла она.

*   *   *

Потеряла контроль над собой, такое часто со мной происходит. Ушла в себя, в свой мир, в свои чувства. Это были мои фантазии, только они были наяву. А теперь я смотрела на Виктора и чувствовала, как мое лицо сияет.

Я не испытала оргазма, не жалею об этом, это и хорошо. Иначе могла бы не сдержаться и вскрикнуть. У меня оргазм бывает очень сильный. Такой, что потом тело болит, и ты очень долго не можешь прийти в себя, понять, где ты. Но я испытала глубокое наслаждения, ласки, блаженства от того, что тут с ним и от того, что муж там на улице и ничего не знает.

Глупо говорить, но то состояние, что меня чуть было не застукали, почему-то возбудило не меньше, чем сам секс. Теперь я лежала на покрывале, прижимаясь к чужому мужчине и с радостью слушала голос мужа, что доносился до нее со двора.

Я изменила. Да, это так. Я не жалею, но я люблю Лешку и буду продолжать его любить. Не горжусь своим поступком. Просто хотела что-то новое. Может устала, приелся быт. Думаю, Виктор меня поймет, если больше никогда с ним не поцелуюсь, это было один раз, но как это было приятно.

Она лежала на покрывале и смотрела, как ее случайный мужчина одевается. Ему пора вернуться. «А он ничего, красивый», – подумала Ирка и вспомнила его руки на своем теле. В животе что-то заклокотало.

— Я люблю тебя, — нагнувшись к ее уху, почти неслышно прошептал он.

— Беги, — только и ответила она ему.

В жизни я слышала много клятв, обещаний, комплиментов. Но лучшее, что я слышала – тишина. В ней нет лжи. На прощание послала ему воздушный поцелуй.

Все ли женщины изменяют? Я не знаю, не могу никого осуждать и спорить над понятием слова «любовь». У каждого своя правда, свои секреты, свои тайные мысли, которые порой воплощаются в жизнь. Я лежала и слушала, как совсем рядом стрекочет сверчок. Его мелодия убаюкивала и успокаивала.


Елена Стриж © elena.strizh@mail.ru

https://www.litres.ru/elena-strizh/rozovyy-barhat/

https://www.litres.ru/elena-strizh/suslik/

https://www.litres.ru/elena-strizh/krik/

https://www.litres.ru/elena-strizh/tishina/

Detonator cредство для увеличения члена

DETONATOR ТОП-cредство для увеличения члена

ТОП-1 средство для мужчин: увеличивает член, усиливает потенцию, повышает уровень тестостерона и сперматогенез.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
40
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments