Секс с попутчицей в поезде

Не надо философствовать. Я не умею красиво выражаться и скажу прямо, что я не согласен с тем, что скромность украшает женщину. Может, какую старую деву скромность и украшает, потому что она все равно никому как баба не нужна, а мне нравятся такие, что сами просят. Когда я вижу, что баба меня хочет, то и сам ее хочу. Знаю, что есть такие мужики, которым нравится долго, нежно уговаривать, просить, а для меня это давно пройденный этап. Зачем тратить время на болтовню, когда точно проверено, что от желающей женщины всегда получишь больше, чем от той, которая нехотя идет на уступки. Баба в своем желании раскрывает себя так, как ни в чем другом. И уж если она захочет, то ее ничто не остановит. Она и среди толпы зажмурится и задерет подол. И брать такую в, казалось бы, невозможной обстановке — удовольствие, я вам скажу, не передать! А для примера я расскажу такую историю.

Подрастратился я как-то в столице-матушке и пришлось мне вместо самолета ехать к себе в Хабаровск поездом. Путь неблизкий и, чтобы ехать с комфортом, я взял билет в купе. И соседями моими оказалась одна семейка, возвращающаяся с южного курорта к себе на Сахалин. Муж, жена и их вертлявый сынишка лет десяти. Такой, что и минуты не мог усидеть на месте. Интеллигентному на вид мужу было около сорока. Мужик тихий, спокойный, и сразу видно, что в семье не хозяин. Хозяйкой была его красивая жена. У меня на баб глаз наметанный, и я с ходу определил, что эта самая жена сучка, простите за выражение, какую еще надо поискать. Такие сначала на штаны у мужика смотрят, а потом уже глаза поднимают, чтобы на лицо посмотреть. То ли она на своем курорте недое.., то ли перее.., но как только вошла в купе, то так на меня посмотрела, что и последний олух догадался бы, чего она хотела. Я это засек, оценил, что поваляться с такой — огромное удовольствие, но тогда не предположил, что это возможно. Как-никак, не вдвоем же мы едем в купе. Муж рядом, ребенок… Какие уж тут условия? С моей точки зрения — полный облом! Но это с моей… А у этой блудливой дамочки, которую звали Надей, скоро появилось свое мнение на этот счет.

Поехали мы. Первые сутки вроде все ничего. Познакомились, освоились потихоньку, поговорили… Но только замечаю я, что эта Надя все нетерпеливее становится. Первой со мной на «ты» перешла, пару раз напросилась со мной в тамбуре покурить, а как сели в картишки перекинуться, так она своим бедром норовит меня к стенке прижать, словно ей столика не хватает. Я, конечно, все понимаю, но как?.. Улыбаюсь сам, даю ей понять, что совсем не против порезвиться на пару, но, как видишь, дорогая, возможности нет. Потянулся я рукой для пробы под столиком к ней. Лежит она на спине, плечо чуть оголила и не шевелится. Стал я с этого плеча легонько бретельку лифчика стягивать. Стянул. Тут она поворачивается на бок, лицом ко мне и ближе к краю полки грудью подвигается, чтобы мне удобнее было до ее пухленьких сисек дотянуться. Сунул я к ним руку, а лифчика на них уже нет. Забалдел я снова и давай вовсю играться этими теплыми мягкими мячиками. То в ладони сожму, то пальцем за твердые сосочки подергаю, то ущипну легонько. Сам вытянулся к ней так, что чуть на пол не падаю. Она тоже. Рукой мою руку хватает, крепче прижимает к своим грудям, а второй рукой, догадываюсь, сама с собой играет, потому что простыня на ней подозрительно шевелится. Это меня еще сильнее заводит, и хочу я уже по-настоящему. Ну, а так как на верхних полках тишина, то я осторожненько встаю и к ней.

Но не тут-то было! Она меня сразу оттолкнула, палец к губам приложила и дает понять, что нельзя. Оно-то вернее. Не дай бог, муж ее вдруг проснется и вниз глянет… Сами понимаете, что будет.

А утречком Надя напросилась выйти со мной в тамбур покурить. Подождала, когда вышел какой-то мужик, покосилась на двери и с улыбочкой ко мне. Прижалась и просит не сердиться, мол, опасно так, и все прочее… Вот, говорит, муж с сыном в ресторан завтракать пойдут, и мы… Я духом воспрял, сунул руку ей под халатик и дальше в трусы. Ухватил там ее мохнатый комок и говорю, что на такой вариант согласен. Ну, она мне: пусти, вдруг кто войдет… А сама ладошкой мою выпуклость гладит, проверяет, какой он у меня там. Ну, а он там такой, что стыдиться мне себя не надо. Закрыл я Надю спиной от двери, сунул ее руку к себе в трико и дал ей немного подержаться. Сжала она меня крепко пальчиками, ойкнула радостно и от собственного нетерпения целоваться ко мне полезла. Я баб хотя и не люблю в губы целовать, но тут облизался с удовольствием, потому что уж очень меня ее откровенная похоть возбудила. Я таких баб хоть и не очень уважаю, но обожаю иметь с ними дело. Тут одно другим компенсируется.

Меня ждал секс с попутчицей в поезде. Стер я немного помады с ее губ, потискала она мое могучее естество мужчины, и пошли мы обратно в вагон дожидаться своего часа. Началось это дело, когда мы к Перми подъезжали. Надя на верхней полке какую-то книжку читала, муж ее внизу газетой увлекся, ну, а пацаненок их на своей полке лежит на животе, ногами дрыгает и в окно смотрит. Стал поезд. По длинному мосту через Каму катить. Малец завопил от восторга, смотрите, мол, все, как здорово! Папаша сразу газету отложил и в окно уставился. Ну и Надя заинтересовалась. Перевернулась на живот, книжку под себя и давай смотреть, как фермы мимо окна мелькают. А я стою в проходе, держусь рукой за верхнюю полку и на другое смотрю. Коротенький халатик Нади высоко заголился, и ее шикарные ножки так сияют передо мной загорелыми бедрами, что удержаться не могу, чтобы к ним не прикоснуться. То ли она догадалась, то ли случайно это у нее вышло, но подвинула она свою ножку так, что она моей руки коснулась. Коснулась и лежит так, словно и не чувствует женщина этого. Ну я и осмелел. Положил ладонь на ее бедро и, видя, что ее мужа и сынишку река с мостом очень отвлекла, полез по горячему бедру женщины вверх. Она своим мужикам новые интересные ориентиры за окном дает, а сама ноги шире раздвигает, чтобы мне удобнее было до ее трусиков добраться. Тоже, естественно, в окно смотрю, помогаю ей мужа и сынишку отвлекать, а рукой все энергичнее у нее между ног работаю. Трусики на ней узенькие, я их легко в сторону оттянул и вовсю шевелю пальцами по ее большим и малым губам. И такое у меня балдежное состояние, что впору второй рукой свое трико прикрывать, чтобы никто не увидел, как оно вздулось. Чувствую, что и баба плывет от удовольствия. Сразу взмокла и чуть заметно задом ворочает, поощряя меня. Я тогда уже совсем по нахальному пальцем в ее скользкую вагину залез и кручу им там, как хочу. Надя это понимает, репликами со своими обменивается, а все внимание свое на моей руке сконцентрировала. И так естественно себя держит, что я даже удивляюсь ее бесстыдству. Во, думаю, баба! Такая своего не упустит.

Ну, тут малец заворочался, и когда он голову к мамочке своей повернул, моей руки в ее пикантном месте уже не было. Вышел я из купе, пальцы платочком вытер и пошел в тамбур сигареткой сбить накал страсти. Но саму страсть в себе уже удержать не могу. Дала мне эта баба понять, что все возможно. А если возможно, то и можно.

Надя занимала нижнюю полку напротив моей. И вот когда все мы на ночь улеглись, успокоились и свет погасили, стал я думать, как мне к ней тихонько перебраться. Знаю, что Надя сама этого хочет, потому что вечером чуть ли не в открытую с улыбочкой прижалась ко мне в коридоре, потерлась сиськами об меня и пожаловалась, что спать в поездке не может. Понятно, что сама не может. А вдвоем совсем не против. Не зря же халатик свой сняла на ночь и коленку из-под простыни высунула в мою сторону. Чувствую, не спит, но кокетничает, как девочка, ожидая, что я сам начну. Потянулся я рукой для пробы под столиком к ней. Лежит она на спине, плечо чуть оголила и не шевелится. Стал я с этого плеча легонько бретельку лифчика стягивать. Стянул. Тут она поворачивается на бок, лицом ко мне и ближе к краю полки грудью подвигается, чтобы мне удобнее было до ее пухленьких сисек дотянуться. Сунул я к ним руку, а лифчика на них уже нет. Забалдел я снова и давай вовсю играться этими теплыми мягкими мячиками. То в ладони сожму, то пальцем за твердые сосочки подергаю, то ущипну легонько. Сам вытянулся к ней так, что чуть на пол не падаю. Она тоже. Рукой мою руку хватает, крепче прижимает к своим грудям, а второй рукой, догадываюсь, сама с собой играет, потому что простыня на ней подозрительно шевелится. Это меня еще сильнее заводит, и хочу я уже по-настоящему. Ну, а так как на верхних полках тишина, то я осторожненько встаю и к ней.

Но не тут-то было! Она меня сразу оттолкнула, палец к губам приложила и дает понять, что нельзя. Оно-то вернее. Не дай бог, муж ее вдруг проснется и вниз глянет… Сами понимаете, что будет.

А утречком Надя напросилась выйти со мной в тамбур покурить. Подождала, когда вышел какой-то мужик, покосилась на двери и с улыбочкой ко мне. Прижалась и просит не сердиться, мол, опасно так, и все прочее… Вот, говорит, муж с сыном в ресторан завтракать пойдут, и мы… Я духом воспрял, сунул руку ей под халатик и дальше в трусы. Ухватил там ее мохнатый комок и говорю, что на такой вариант согласен. Ну, она мне: пусти, вдруг кто войдет… А сама ладошкой мою выпуклость гладит, проверяет, какой он у меня там. Ну, а он там такой, что стыдиться мне себя не надо. Закрыл я Надю спиной от двери, сунул ее руку к себе в трико и дал ей немного подержаться. Сжала она меня крепко пальчиками, ойкнула радостно и от собственного нетерпения целоваться ко мне полезла. Я баб хотя и не люблю в губы целовать, но тут облизался с удовольствием, потому что уж очень меня ее откровенная похоть возбудила. Я таких баб хоть и не очень уважаю, но обожаю иметь с ними дело. Тут одно другим компенсируется.

Стер я немного помады с ее губ, потискала она мое могучее естество мужчины, и пошли мы обратно в вагон дожидаться своего часа. Выпроводила Надя своих в ресторан и кивает мне в купе. Я туда влетел, дверь за собой на защелку, и сгреб ее в объятия. Лизнула она меня разок в губы, сама с себя трусики стянула и повернулась задом ко мне. Я уже готов. Трико и плавки спустил до колен, халатик ее подтянул повыше, ухватился за ее широкую попу и въехал в ее жаркую сочную пещеру. Да так резко, что Надя невольно охнула и коленки согнула. Поправил я ее удобнее и начал свое дело. За окном березовые колки мелькают, а передо мной ее зад с резкой белизной от купальника мелькает в таком же темпе. Охает она, мычит, извивается и просит, чтобы я не влетал глубоко и делал помедленнее. Дошло до меня, что спешить нам некуда и начал приспосабливаться к ней. Выхожу почти совсем, туго раздвигаю ее вход снова и медленно, с наслаждением, до самого упора. Завыла Надя от удовольствия, вцепилась руками в столик и каждый раз навинчивается на меня. Тут уж и я голову потерял. Зубы сцепил, мычу и хочется мне подольше подержать себя с таком сладостном напряжении. Ловлю безумный кайф от такой удивительной гармонии, чувствую, как она бесконечно кончает, и нет у меня уже больше сил вытерпеть. Догадалась Надя, что я вот-вот приеду, сорвалась с меня со словами, что в нее, мол, не надо, и хотела, как я понял, мой нектар в себя по-другому принять. Но опоздала немного. Этот вулкан пробкой ведь не заткнешь и в себе не удержишь. Полетело ей все на руку, на халат, на шею… И даже на прическе капельки повисли. Жаль. Бабы, они хитрые. Может, Надя и правда боялась залететь от меня, что не дала мне кончить как надо, но все же ротиком ко мне потянулась не случайно. И не так, как это другие делают из, якобы, принуждения, из желания сделать приятное мужику. Для Наденьки страх беременности был поводом… Но ничего. Я подсунул ей себя снять капельку с моего крупного полового шарика, поблагодарить его губками, чтобы затем спрятать свое хозяйство до следующего раза. Счастливо улыбнулась Наденька, слегка посетовала, что я ее облил и велела мне пойти покурить, чтобы себя в порядок привести. Я и ушел, довольный собой, как никогда. Курил долго, а когда вернулся в купе, то семейство было в сборе. Муж лежал наверху со своей бесконечной газетой, жена под ним на своей полке с книжкой, а их малец вертелся на своей верхней полке, стараясь отвлечь родителей пейзажами за окном мчащегося вагона. Наденька конспиративно даже не глянула на меня. Тоже делая равнодушный вид, я достал деньги и отправился в ресторан. После такого дела можно было и рюмочку пропустить.

Выспавшись днем и раздразнив себя видом полунапряженного контура под тонкой тканью спортивных штанов, Надя в ночной темноте сама протянула ко мне руку. Я опять ухватил ее, оголенные для меня груди, и, лаская их, с интересом ждал, когда она теперь сама потянет меня к себе. Что пересилит в ней? Страх или желание? Поэтому я делал вид, что опасаюсь неприятностей, а сам все неистовее играл ее чувственными сиськами. Это ей надоело, и она потянула мою руку к себе, чтобы я, значит, перебрался к ней. Вот уж действительно, если баба захочет… Я медлить не стал, потому что самого от напряжения ломило и, крадучись, перебрался к Наде, на теле которой уже не было трусиков. Свои приспустить было делом секунды, а в следующую мы уже слились вместе. Путь для меня был давно готов, и я закачался на женщине, как наш вагон на рельсах. Она обняла меня, и мы, то замирая, чтобы послушать тишину на верхних полках, то убыстряя темп, помчались к нашей общей станции под названием оргазм. Приехали скоро, ну, а так как лить мимо мне было не с руки, то я с наслаждением наполнил до края Надину глубину, ничуть не заботясь о каких-то последствиях. Деваться ей было некуда, и она мой дар приняла спокойно. Заставила полежать на себе, успокоилась, покосилась на полку, где спал ее сынишка, и легонько столкнула меня.

Я шмыгнул на свое место, убедился, что ее муж, кажется, спит и ничего не заметил, завернулся в простыню, вытянулся и скоро отключился во сне. Надя тоже вставать не стала, повернулась ко мне спиной и затихла.

Утром Надя меня нахально разбудила. Поезд стоял на станции в Иркутске. Отправив своих купить мороженое на перроне, рукой полезла мне под простыню, чтобы подержаться и поласкать желанный предмет. И предмет этот, и я на такое среагировали быстро, и так как дверь была закрыта, я откинул свои покровы, приглашаю Надю к более активным ласкам. Не удержавшись от соблазна, женщина опустилась на меня лицом, но быстро пришла в себя и с сожалением набросила на меня простыню. И как раз вовремя. Едва она села на место, как дверь открылась, и появились муж с сыном.

Днем Надин фокус с рестораном не удался, и мне даже показалось, что ее муж что-то заподозрил. Но оказалось, что он просто не хотел допустить непонятного голодания жены. Им пришлось пойти вместе, оставив меня в глубоком расстройстве. Я уже чувствовал, что как партнеры в сексе, я и эта Надя удивительно подходим друг другу, и хотел окончательно в этом убедиться. Я настроил себя на близость, а вместо этого мне пришлось в одиночестве считать столбы за окном и равнодушно наблюдать, как лесистые сопки поливает дождь. Да еще придерживаться за член, который никак не хотел ложиться. Хоть беги в туалет и вручную его успокаивай! Вот до чего может довести мужика бессовестная страстная баба! Но я никуда бежать не стал, решив, что на худой конец поволоку за собой и Надю. Пусть в тесноте, пусть не в лучших условиях, но страсть мы успокоим вместе. Садясь в поезд, мне хотелось доехать быстрее. А теперь я думал иначе. Спешка скорого поезда меня не устраивала. Всего ночь оставалась у нас в запасе. Надя очень не хотела нашей скорой неизбежной разлуки. Поправляя постель мужа на верхней полке, в то время как он сам с сынишкой умывались перед сном, Надя дала мне рукой попробовать готовность ее кошечки к любви и сказала, что ляжет в постель без трусиков. Шторка на окне была почти до конца опущена, и в купе воцарился мрак. В этой темноте Надя разделась, игриво толкнула меня ножкой, не спи, мол, и легла, вытягиваясь на спине. Муж ее наверху долго ворочался, мешая нам соединиться, но, наконец, затих и стал посапывать во сне. И тогда Надя снова легонько толкнула меня ногой.

Трусов на ней не было. Лифчика — тоже. Зато была какая-то тонкая коротенькая ночнушка вся в таких кружевах, что пальцы мои постоянно застревали в уйме дырочек. Этим нарядом Надя хотела показать, что у нас не простой секс, а долгожданная манящая близость по любви, во время которой ей хотелось выглядеть очень соблазнительной. Но какую соблазнительность я мог увидеть в темноте? Мне мешала эта ночнушка, и я скомкал ее у женщины на шее, чтобы всю ее наготу почувствовать под собой. Ласкать ее тело не стал, а сразу оседлал ее и поехал по знакомой тропе ее трепещущей жаркой вагины. Это было в последний раз, и я хотел получить от этого воровского секса все, что можно. Меня даже перестало заботить то, что нашу возню могут услышать и увидеть.

Женщина вначале как-то сдерживала мой пыл, но затем отключилась сама. Заелозила ногой, стала довольно громко охать сквозь стиснутые зубы и в экстазе царапать мне спину ногтями. Сквозь стук колес и ее вздохи мне показалось, что на полке над нами пошевелились, но сила любви в кульминационный момент не дала нам разжать объятия. Свои чувственные порывы Надя выстрелила, как патроны из обоймы, а мой, долгожданный, был похож на артиллерийский залп, от которого в ушах глохнет. Половину его я выплеснул на ее живот и этим дошел до кульминации. Сознание стало проясняться, и я опять явственно услышал, как над нами заворочался ее муж. Надя тоже услышала и быстро прикрылась простыней, ну, а мне было все равно. Я, как мавр, сделал свое дело, почти не таясь, лег на свое место. Мужская гордость выполненного долга легонько укачивала меня, усталость убаюкивала, и я, не обращая внимания на новое шевеление Надиного мужа на полке, повернулся на другой бок и уснул. Может, ее муж что-то видел, может слышал, может догадался — не знаю. Если нет, то его поведение утром было вполне нормальным. Ну, а если узнал, что жена ему изменила на глазах, то постарался это мне не выдать. Или хорошо зная свою женушку, или умея держать себя в руках. В любом случае я зря чего-то опасался. А спросить у Нади посчитал неуместным. До Хабаровска оставалось совсем немного, а там эта семейка меня интересовать перестанет. Чтобы Надя не липла ко мне с глупыми прощальными словами, я пошел в вагон-ресторан и вернулся тогда, когда уже надо было собирать вещички.

Расставаясь, мы друг другу улыбнулись. Надя хоть и благодарно стрельнула в меня глазками, но оттенок грусти на ее лице свидетельствовал о том, что меня, как хорошего любовника, ей жалко терять. Но если бы мы жили в родном городе… Баба она знойная, такую попробовать бы со всех сторон, но что поделаешь? И так неплохо порезвились. Я и не думал, что такое возможно. А оказывается, что для женщин невозможного в сексе нет. Никто и ничто не помешает ей добиться своего. Ни муж, ни мораль! Перед желаниями женщины отступают все! И если кому-то мой совет поможет, то я скажу: «Не отказывайте женщине, которая хочет. Ее моральность вы не сохраните отказом, а себя в ее глазах уроните. Это уж точно!»

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
1 041
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments