Сказка о красавице и ее вагине (все части)

Часть 1

В стародавние времена в тридевятом царстве в тридесятом государстве под названием Херрляндия жила-была в одной деревне красивая девушка. Она была так хороша, что у нее не было отбоя от женихов. Каждый день у своих окон она слышала восторженные песнопения претендентов на ее руку, сердце и все остальное. Она выглядывала в окно, в надежде увидеть прекрасного принца, но каждый раз это оказывался кто-то из бедных односельчан. Чаще других она видела бедного поэта, который был влюблен в красавицу до безумия. Он слагал в ее честь стихи, вроде того:

Чем растопить твое сердце, звезда?
Хочешь, накину на плечи твои
Все аметисты вечерней зари
Или сиянье полярного льда.
Все драгоценности сушь и воды
Брошу к ногам, свою душу губя,
Все покорит блеск холодной звезды.
Знаешь… а, может, отдам и себя.

Но девушку это совсем не трогало.

— Уходи отсюда, — кричала она, — сначала купи себе богатое платье, а потом приходи свататься! — и она хлопала окном.

«Зря ты так. А вдруг это лучший мужчина в твоей жизни?» — однажды услышала девушка голос снизу. А надо сказать, что у девушки, кроме красоты, была еще и говорящая вагина. Девушке это не очень нравилось, особенно то, что вагина всегда говорила ей не вдоль, а поперек.

— Да, замолчи ты! — прикрикнула зазнайка на вагину. — Для моей красоты, нужен не простолюдин, а настоящий принц или в крайнем случае богач.

— Ты красива, но не очень умна, а потому должна слушать меня, потому что это я — самое умное и красивое, что у тебя есть, — объяснила вагина.

— Ты такая уродина, что на тебя и глядеть никто не станет, — стала возражать девушка.

— Хорошо, может быть я и не красива, но юношей интересует не твоя красота, а мое уродство.

— Что ты несешь! — закричала девушка. — Как ты вообще смеешь спорить со своей хозяйкой?

— Ты мне не хозяйка, скорее наоборот, — опять возразила вагина.

Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

— Ты опять?! Ну ладно, посмотрим, кто из нас главный… — сказала девушка и с тех пор перестала мыть, стричь и расчесывать свою вагину. Несчастная от этого очень страдала, ей все время хотелось почесаться, но она не могла это сделать. На зло не делала это и красавица.

Наконец вагине это надоело, и она сказала девушке:

— Все, я так больше не могу, я ухожу от тебя.

— Ну и иди, я такая красавица, что и без тебя обойдусь, — хмыкнула беззаботно прекрасная гордячка.

— Посмотрим, что ты будешь без меня делать, — сказал вагина и ушла.

Так началась эта история.

Часть 2

Однажды девушка, от которой ушла вагина, пошла гулять и встретила прекрасно одетого юношу, по виду настоящего принца. Это был сын самого большого богача в округе.

Увидев девушку, он восторженно воскликнул:

— Дорогая незнакомка, ты так красива, что я готов хоть сегодня на тебе жениться.

— И ты женишься на мне из-за моей красоты? — переспросила его девушка.

— Конечно, — поклялся юноша, — а еще из-за твоего ума и доброты.

— Тогда я согласна! — обрадовано воскликнула девушка.

Очень скоро они сыграли свадьбу и не было пары прекраснее и счастливее их. Однако, когда пришло время лечь на брачное ложе, девушка вдруг вспомнила, что у нее нет самого главного, без чего брачной ночи не бывает.

И тогда она решила соврать юноше, что сегодня она нездорова месячным нездоровьем.

— Хорошо, — сказал юноша, — я так люблю тебя, что готов ждать хоть до следующей ночи.

Но на другой вечер, когда юноша пришел в спальню к девушки, она сказала, что ей все еще нездоровится. И в эту ночь юноша поверил ее словам и согласился ждать, но уже не так радостно.

На третью ночь прекрасный юноша не выдержал:

— Муж я тебе или не муж! — воскликнул он, схватил девушку и сорвал с нее платье.

И здесь он к своему несказанному удивлению обнаружил, что там, где у девушки должна быть вагина, находится всего лишь маленькое гладкое углубление.

— Фу, какая ты уродина, — воскликнул в изумлении юноша.

— Но ты же сказал, что ты женился на мне из-за моей красоты.

— Да ты еще и дура к тому же, — рассмеялся юноша.

— Значит ты меня обманул. Я тебя ненавижу, ненавижу! — стала кричать девушка.

— Ты злая, уродливая дура, — обозвал ее юноша, и с этими словами сбежал с брачного ложа.

С тех пор все мальчишки в округе стали показывать на девушку пальцами и кричать ей вслед:

— Злая уродина, злая уродина!

Часть 3

Так бы эта цепь унижений и несчастий продолжалась… Если бы однажды через деревню, в которой жила красавица, не проезжал бродячий цирк. Директор цирка сразу обратил внимание на удивительно прекрасную девушку, над которой потешались и издевались деревенские мальчишки.

Он подошел к ней и добрым голосом заговорил:

— Почему они называют тебя уродина? Я в свой жизни не видел никого прекраснее тебя.

Девушка подняла заплаканное лицо, увидела перед собой добродушного толстячка с длинными ухоженными усами в смешном цилиндре и сразу во всем призналась.

— Потому что у меня нет того, что есть у каждой девушки, — удрученно сказала она.

— Что же это? — удивился директор цирка.

— Моей вагины.

— Так, так, — сразу заинтересовался он, — а ну, покажи.

Девушка совсем обезумела от горя и не раздумывая задрала юбку, чтобы продемонстрировать незнакомцу причину всех своих бед.

— Так это же замечательно! – воскликнул он радостно, не обнаружив того, что ожидает увидеть в подобных случаях каждый мужчина.

— Вы тоже надо мною смеетесь? — пуще прежнего заревела девушка.

— Ничуть! Ну-ка, посмотри сюда.

С этим словами директор громко свистнул и щелкнул кнутом. Тут же из разноцветных расписных будок на колесах высыпала толпа уродцев и уродок.

Здесь были и карлики со своими карлицами, и мужчина с носом длинной в хорошую палку, и женщина с рыбьем хвостом, и мальчик с двумя головами, и горбун согнутый в три погибели. Заиграл оркестр, и они все стали выделывать всевозможные трюки, жонглировать, плясать и представлять разные порою неприличные сценки.

Девушка от изумления открыла рот да так увлеклась, что не заметила, как стала смеяться и хлопать в ладоши. Но самое главное, она вдруг почувствовала себя вполне сносно в окружении цирковых уродов.

— Вот видишь, как весело, — хитро прищурившись, сказал директор. — Если хочешь, я возьму тебя с собою.

— Я не могу, — грустно опустила голову девушка.

— Почему? Я научу тебя цирковому искусству и буду платить деньги за выступления. Я буду заботится о тебе, и уже никто не сможет обозвать тебя уродиной в компании себе подобных.

На что девушка ответила:

— Спасибо вам, но теперь я многое поняла. Я действительно последняя дура и должна найти свою вагину. Только тогда я снова смогу стать счастливой.

— Так это же замечательно! — воскликнул директор. — Мы бродячий цирк, путешествуем от города к городу, от страны к стране. Не это ли лучший способ, чтобы что-то искать?

— Да… — задумалась девушка. — А ведь и в самом деле. Хорошо, я согласна.

И они ударили по рукам.

С тех пор девушка стала работать в цирке. Директор придумал для нее специальный номер. Она должна была танцевать зажигательный танец и в с самый ответственный момент поднимать юбку вверх, где вместо вагины изумленная публика видела лишь гладкое место. Потом эту идею, конечно, извратили, но так было основано первое шоу-кабаре с подбрасыванием юбок вверх.

С цирком красавица объехала много городов и стран, и везде искала сбежавшую часть тела, но нигде не могла ее найти.

Часть 4

Между тем, вагине тоже было плохо без девушки. Она долго бродила по земле, но никак не могла найти свое место. Наконец она окончательно выбилась из сил и насквозь продрогла. Она зашла на первый попавшийся постоялый двор и постучалась в дверь. На порог вышел хозяин трактира и долго в недоумении озирался по сторонам, пока вагина несколько раз вежливо не кашлянула внизу.

Хозяин поначалу удивился, увидев такое чудо, но будучи человеком бывалым, быстро взял себя в руки и свысока буркнул:

— Тебе чего?

— Не согласились бы вы приютить бедную странницу? – попросила необычная гостья. — А я за вашу доброту могу помочь по хозяйству.

— Зачем мне в хозяйстве вагина? — пренебрежительно усмехнулся трактирщик. — Ты не умеешь ни готовить, ни подать еду гостям, ни прибрать со стола. А ведь у меня уже есть пять здоровых служанок, и они все это умеют делать. Кроме того, у каждой есть своя норка, которой я могу пользоваться, когда захочу.

— Ты прав, хозяин, — сказала она в ответ, — но ты сделай так. Повесь меня на стену и говори гостям, что это вагина, которая умеет говорить, и увидишь, что будет.

Трактирщик почесал свою лысину, прикинул, что ничем не рискует, и впустил продрогшую путницу в дом. Он обмыл её у колодца, причесал, а затем вбил в стену большой гвоздь, да и повесил бедняжку рядом с головами кабана и оленя. Так вагина лишилась девственности.

* * *

Слух о том, что на стене трактира висит вагина, которая умеет говорить, мгновенно разнесся по всей округе.

Посмотреть на такое чудо стали съежатся купцы и зажиточные крестьяне. Все, что надо было сделать — это положить монетку внутрь, а потом приблизить свою голову, и вагина тихо пела, почти касаясь уха:

Я шалунья, совсем не одета,
Ободок мой красного цвета.
Мне одной тут висеть надоело,
Приходи и возьми меня смело!

Это приводило в дикий восторг посетителей и они пихали в прельщавший их предмет больше и больше монеток, а то и свернутые в колечко купюры.

Так был изобретен первый музыкальный автомат.

Часть 5

Однажды в трактир по своим делам зашел ростовщик из города.

Увидев такое чудо, он что-то прикинул в голове и предложил трактирщику продать ему говорящую вагину. На что трактирщик ответил:

— Ты с ума сошел! Посмотри, сколько посетителей съезжаются посмотреть на такое представление.

— Хорошо, — сказал ростовщик, я дам тебе столько золота, сколько поместится в вагину.

— Ха-ха, — рассмеялся трактирщик, — эта норка настоящий кладезь, она приносит за вечер так много денег, что я не продам ее даже за золото.

— Пусть так, но если ты отдашь мне вагину, я прощу тебе все деньги, которые ты задолжал мне за постройку своей придорожной гостиницы, иначе завтра же я подам иск в суд и тебя посадят в долговую яму.

Трактирщик прикинул, что он вполне может обойтись и без вагины. В конце концов тоже самое могут показывать посетителям по очереди и его служанки. И хотя их прелести не умеют говорить (иначе они бы рассказали много интересного), для посетителей это зрелище будет не менее интересно.

Так родилась идея первого стриптиза.

* * *

Ростовщик привез вагину в свой дом на окраине города и приказал старой кухарке, которая также исполняла обязанности экономки и делала всю работу по дому, тщательно вымыть вагину в горячей ванне, а затем принести к нему в спальню.

Кухарка исполнила все, что ей приказали. Она как следует вымыла вагину душистым мылом, расчесала ее длинные волосы, высушила их перед огнем в камине, побрызгала сладковатыми цветочными духами, которые специально для этой цели купил ростовщик, после чего обернула вагину в прекрасную шелковую ткань, и как спеленатого младенца отнесла наверх в спальную своего господина.

Оставшись наедине с ростовщиком, вагина жалобно спросила:

— Что ты собираешься со мною делать, старик?

— Не волнуйся, — ответил он, ухмыляясь, — обещаю, что с тобою будут хорошо обращаться, каждый день мыть и лелеять, если ты в свою очередь будешь ласкова со мною и поможешь мне в одном деле.

— В каком деле? – испуганно залепетала пленница.

— Сейчас узнаешь.

И старик стал приближаться к ней, держа что-то за спиной.

— Пожалуйста не делайте мне больно, — взмолилась вагина.

— Я же обещал, что ничего страшного с тобою не случится, — ответил старик и достал из-за спины бритву.

Вагина чуть не потеряла дар речи, но вместе с бритвой новый хозяин достал кисточку для бритья и стал намыливать ей волосы.

— Для начала разреши мне удалить всю растительность с твоего прекрасного лика.

И больше не слушая причитаний своего нового приобретения, ростовщик аккуратно, чтобы не поранить кожу выбрил вагину наголо. Покончив с этим, он поднес к ней зеркало:

— Посмотри, как замечательно ты стала выглядеть.

Вагина взглянула на свой новый облик и чуть не лишилась дара речи во второй раз.

— Я стала совсем голая, какой ужас! – воскликнула она.

— Наоборот, — возразил ростовщик, — теперь ты стала по-настоящему привлекательна для тех состоятельных господ, с которыми я собираюсь тебя познакомить.

Так впервые женская вагина была побрита наголо с целью привлечения мужского внимания.

Часть 6

На следующий день ростовщик с помощью изящно сплетенных в виде сумочки жемчужных ниток повесил вагину на пояс, положил в нее несколько золотых и серебряных монет и вышел на улицу. Он направился прямиком в главный собор города, где в это время на молитву собирались все самые состоятельные и уважаемые господа.

Надо ли говорить, что как только он оказался в толпе богато одетой публики, многие скучающие во время службы мужчины обратили внимания на странный и как будто очень знакомый предмет, висевший у него на поясе.

Когда ростовщик по привычке сунул пальцы в новый кошелек и достал самую мелкую монетку, чтобы положить на поднос проходящему мимо монаху, тот, заметив из какого странного вместилища ему сделали пожертвования, тихо поинтересовался:

— Какой странный кошелек, сын мой. Мне прежде не доводилось видеть ничего подобного.

— Это не удивительно, святой отец, — усмехнулся ростовщик, — потому как это вовсе не кошелек, а самая что ни на есть женская вагина.

Услышав это, монаха испуганно перекрестился, но уже в следующую секунду глаза его загорелись дьявольским огнем и он гневно зашептал:

— Да, как вы посмели пронести в церковь столь богохульный предмет!

— Что же во мне такого богохульного? — вдруг раздался тихий голос из кошелька. — В церкви присутствует много женщин, и вы не обвиняете их в богохульстве за то, что и они принесли с собою подобные предметы.

Монах в недоумении стал озираться по сторонам. Потом решив, что ему показалось и с ним по-прежнему беседует ростовщик, сказал:

— Но согласитесь, сын мой, они не демонстрируют того, что имеют, как это делаете вы.

— Грешен, святой отец, — тут же согласился с ним ростовщик, — затем и добавляю на нужды церкви эту монету.

И он положил на поднос золотой.

— Этого мало, сын мой! – продолжал буравить монах вожделенным взглядом соблазнительную сумочку на богу прихожанина. — Грех ваш столь велик, что вы должны пожертвовать свой богохульный кошелек целиком вместе со всем содержимым в распоряжение монастырской братии.

— Только не в монастырь!– снова раздался голос, идущий непонятно откуда. – У монаха дранная рубаха!

Здесь уж святой отец испугался по-настоящему. Ему показалось, что сам дьявол шепчет ему в уши срамные слова. И крестясь пуще прежнего, он поспешил скрыться в толпе прихожан.

* * *

По окончании службы ростовщик чинно вышел на площадь перед собором, где его нагнал дорого и крикливо одетый господин. Он любезно снял шляпу и, раскланявшись, заискивающе заговорил:

— Доброе утро, уважаемый господин ростовщик. Имею честь представится, я содержатель городского дома терпимости. И должен сказать, что я стоял рядом с вами и все видел.

Ростовщик понял, что первая рыбка попалась на хитроумно выставленную наживку, но сделал вид, что не понимает, о чем речь:

— Что вы видели, сударь?

— Ваш кошелек. Смею вас заверить, у меня большой опыт в этом деле и меня трудно обмануть. Это никакой не кошелек, а женская вагина!

— Вы не совсем правы, уважаемый содержатель дома терпимости, — возразил ростовщик, — это не просто вагина, это говорящая вагина.

— Хм, — глаза у владельца публичного дома сразу загорелись жадным нетерпением, — я сразу понял с какой чудесной вещью имею дело. Продайте мне ее.

— Она очень дорого стоит, — предупредил собеседника ростовщик и задвинул свой кошелек подальше назад.

И сделал это совершенно напрасно, потому как, намереваясь вести дальнейшую беседу о цене, не заметил, как мальчик-оборванец, который терся все время рядом, ловко срезал предмет торговли у него с пояса и бросился бежать прочь.

Часть 7

Обнаружив себя в грязных руках оборванца, который уносил ее и свои ноги в сторону темного переулка, вагина в ужасе закричала:

— Караул, спасите! Меня украли!

Мальчишка от неожиданности открыл рот и уставился на свою добычу.

— Брось меня, мальчик! – не унималась вагина.

Невероятный страх объял меленького воришку, он никогда не видел, чтобы украденный кошелек сам кричал о помощи. От испуга он выронил вагину на мостовую, а сам, потеряв равновесие, покатился кубарем в канаву. Здесь его и обнаружил запыхавшийся ростовщик и его собеседник. Рассерженный старик поднял воришку за шиворот и стал охаживать орущего благим матом ребенка своею тростью, приговаривая:

— А ты не воруй, не воруй!

— Постой, старик, зачем ты бьешь его своей палкой? – закричала вагина, отплевываясь от пыли.

— А как же, он украл мой кошелек, — ответил рассерженный ростовщик, — то есть тебя. За это он должен быть примерно наказан.

— Если он последует твоим слова и перестанет воровать, — продолжала вагина, — то множество людей останутся при своих кошельках, но ведь они не скажут тебе за это даже спасибо, не говоря уже о деньгах.

— Хм, а ведь и правда… — перестал выбивать пыль из несчастного мальчика ростовщик.

— Кроме того эти людишки, оставшись при своих деньгах, не пойдут занимать, и ты потеряешь свои проценты.

— Хм, ты ко всему еще и чертовски умна, — восхитился ростовщик.

Он отпустил ревущего воришку и даже погладил его по головке. Мало того, он поднял вагину с земли, отряхнул, достал из нее монетку и протянул мальчугану.

— Беги, мальчик, — напутствовал он его, — и воруй побольше кошельков. Твоя работа идет мне на пользу.

* * *

Наблюдавший за этой сценой содержатель дома терпимости, вдруг горячо сложил руки на груди и умоляюще воскликнул.

— Господин ростовщик, заклинаю, продайте эту вагину! Я отдам все золото, которое у меня есть.

— Эко вас разобрало, — задумался старик. — С чего бы это?

— Все просто, если в моем борделе будет столь разумная работница, у меня не будет отбоя от посетителей. Вагина, с которой есть, о чем поговорить — это мечта каждого мужчины.

— Ну, хорошо, я подумаю, — усмехнулся ростовщик, уже предчувствуя запах больших денег.

Но вагина тут же взмолилась.

— Прошу тебя, старик, не продавай меня в публичный дом.

— Как же мне тебя не продавать. Зачем, ты думаешь, я купил тебя у трактирщика? Кто вернет мне деньги, да еще с наживой?

— Я верну! Обещаю, я сделаю тебя самым богатым человеком Херрляндии.

— Интересно, как ты это сделаешь?

— Очень просто, для этого мне надо, чтобы ты вывел меня в высший свет.

— Как же я выведу тебя в высший свет, если многие дворяне у меня в долгу, отчего сторонятся, как чумного?

— Дай мне срок, я что-нибудь придумаю.

— Ну, хорошо.

Ростовщик прикрепил необычный кошелек обратно на пояс и, разведя руками, с сожалением сказал.

— Увы, господин содержатель дома терпимости, я не могу продать вам такую умную вагину, она мне и самому нужна.

* * *

— А мне продашь?.. — вдруг раздался громовой голос за спиной ростовщика.

Обернувшись, он увидев перед собой человека в богато расшитом камзоле, в шляпе с перьями и шпагой на украшенной золотом перевязи. Собеседники тут же склонились в глубоком поклоне.

Это был сам господин барон, известный в городе кутила и дуэлянт, который убил в поединках не одну дюжину своих и чужих друзей. Под руку он держал миловидную даму, одетую по последней моде.

Содержатель городского дома терпимости предпочел за лучшее побыстрее раскланяться и с досадой поспешить по своим делам.

— Я еще в церкви заметил этот кошелек, — продолжал басить высокомерный дворянин, — и горю нетерпением побыстрее приобрести его. Это будет подарок моей кузине и ее жениху на сегодняшнем балу в честь их помолвки.

Барон с улыбкой посмотрел в сторону своей спутницы.

— Это очень дорогая вещь, господин барон, — склонился еще ниже ростовщик.

— Что ж, это не беда, я как раз собирался занять у тебя несколько монет. Вот на них я и куплю эту штуковину.

— Я прошу извинить меня, господин барон, — дрожа как лист, и не смея поднять глаза, пролепетал старик, — но вы не отдали еще прошлого долга.

— Как ты смеешь напоминать мне о каких-то долгах, да еще при даме? – лицо барона стало грознее тучи. – Ах, ты старый сквалыга, да я сейчас проткну тебя насквозь!

И он начал вытаскивать шпагу.

— Вы не так поняли, — вдруг раздался голос вагины, — господин ростовщик совершенно не против одолжить вам нужную сумму!

— Как, как? Кто это говорит? – опешил барон, оглядываясь по сторонам.

— Видите ли, господин барон, — объяснил ростовщик, указывая себе на пояс, — эта никакой не кошелек, а самая настоящая говорящая вагина. Именно поэтому она стоит так дорого.

— Вот это чудо! Ха-ха! — барон вложил шпагу в ножны и с превеликим любопытством уставился на необычный феномен. — Ну-ну, что ж ты замолчала, если ты умеешь говорить, продолжай свою речь.

— Если мой хозяин одолжит вам денег, — снова заговорила вагина, — а потом обменяет их на меня, то получится, что он отдал меня задаром, ведь при этом денег у него ни прибавится, ни убавится.

— Ха-ха, — рассмеялся барон и его спутница, – какая сообразительная часть женского тела. Не всегда даже в их головах найдешь столько рассудительности.

Спутница барона перестала смеяться и молча отвесила барону звонкую пощечину.

— Прости, дорогая кузина, я пошутил. — Барон поцеловал спутнице руку, и снова обратился к вагине. – Так ты говоришь, что старый сквалыга не прочь одолжить мне денег?

— Да, но взамен на услугу.

— Какую услугу? — нахмурился барон.

— Не волнуйтесь, это не потребует от вас много. Пригласите моего хозяина на сегодняшний бал.

— Что! Да как вы посмели мне такое предложить! – граф снова схватился за шпагу. — Чтобы я притащил в благородное собрание этого иуду. Да со мною перестанут здороваться все мои друзья, если узнаю, какого низкого звания и ремесла люди присутствует в моем доме.

Но здесь уже сам ростовщик, почувствовав фортуну, решил замолвить за себя словечко:

— Вы только пригласите, господин барон, а там можете сделать вид, что не знаете меня вовсе… Вот деньги, — и он высыпал из вагины все монеты в широченную ладонь барона.

— Хм… – сразу подобрел тот, — у меня так и чешутся руки, чтобы проткнуть тебя шпагой, скупой старик, но я не могу этого сделать, так как честный дворянин не убьет того, у кого в долгу…

— И можете навсегда забыть, что должны мне, — подобострастно улыбнулся ростовщик.

— Ну, так и быть, — милостиво согласился барон, пряча монеты в камзол, — приезжай сегодня вечером ко мне в замок, но только не забудь захватить свой удивительный кошелек.

— Можете не сомневаться, господин барон, мы будем вместе, — и ростовщик склонился в прощальном поклоне.

Часть 8

Вечером ростовщик отпарил вагину в ванне с розовыми лепестками, облачил в голубую полупрозрачную накидку, обвесил золотыми цепочками и надушил тонкими духами, которые он приобрел для этого случая у городского парфюмера. Сам он надел лучшее платье из черного бархата и посадив вагину на локоть, как ловчую птицу, выехал на заказанной карете в замок барона, который располагался недалеко от города.

Когда он вошел в богато украшенную залу, все присутствующие дворяне сразу обратили на него внимание. Но вовсе не из-за необычного предмета у него на руке. Многие его знали по финансовым делам, и почти все были ему должны.

По толпе прошел ропот недовольства и гнева:

— Эй, а что здесь делает это денежный мешок? У нас дворянское собрание, а не лавочка менялы!

— Кто пригласил этого кровопийцу в благородное общество?

— Господа, где же барон, пусть он объяснит присутствие человека в черном.

Завидев ростовщика, барон прервал приятную беседу со своей кузиной и ее женихом графом и поспешив навстречу ростовщику.

— Внимание, господа! — возвестил он. — Я уже слышу возгласы недовольства, по поводу присутствия здесь некоторых гостей.

— Гостей?! – раздался насмешливый крик из публики. — А мы тогда кто?

— Так вот, господа, я пригласил этого человека, — барон взял несколько смущенного ростовщика под свободную руку и вывел на середину залы, — потому, как он является обладателем совершенно уникального предмета.

— Какого еще предмета? — поинтересовались высокородные гости.

— Представляю вам говорящую вагину!

По зале прокатился смех и ропот недоумения.

— Вы издеваетесь над нами, барон!

— Ничуть. Господин ростовщик, покажите.

Тот не заставил себя дважды упрашивать, и тут же распахнул полупрозрачные полы накидки на руке и явил обществу обнаженную и слегка смущенную вагину.

Мужчины ахнули от изумления, а некоторые женщины упали в обморок.

— А сейчас, — продолжал барон свою речь, — это необычный феномен продемонстрирует свои способности к изящному пению и разумному рассуждению. Дамы и господа, задайте тему!

Присутствующие несколько замешкались от необычности зрелища, но здесь вперед выступил жених баронской кузины, не менее известный бретер и зазнайка:

— Тема? Пожалуйста! Пусть споет про прямой удар моего клинка, с которым, я уверен, многие здесь знакомы.

Он обвел взглядом дворян, а затем и притихших дам. И все поняли, о чем он говорит.

Все взоры в ожидании обратились к вагине, и она, чуть откашлявшись, пропела на удивление приятным голосом следующее четверостишие:

Путь по прямой пройдет любой,
Ломая стены чтоб идти,
Но по прямой идет слепой,
Когда не ведает пути.

Все сначала онемели от удивления, а потом засмеялись, заохали и захлопали в ладоши от восхищения.

— Можно я дам тему! Можно я! – послышалось из разных углов зала.

— Кузина? – пригласил барон свою родственницу, которой было несколько обидно, что все внимание мужчин переключилось на новую фаворитку, от чего ей пришлось махать веером выше всех.

— Пусть споет про одну приятную норку, — предложила раскрасневшаяся под белилами девушка, — или, как некоторые ее называют, ямку, в которую, ха-ха, нацелен попасть любой мужчина. Надеюсь, все поняли мою мысль?

Все поняли ее мысль и снова устремили взоры на вагину, и та после легкой паузы для составления стиха запела:

Мысль с ямою сравнить не глупо,
Усердней роешь, больше глубины,
Но можно яму рыть для трупа
Иль для колодезной воды.

Снова послышались ахи и возгласы восхищения, а многие присутствующие мужчины бросились к ростовщику, окружили его и стали наперебой предлагать деньги за право обладать говорящей вагиной. Но тут господин барон растолкал толпу и громогласно объявил:

— Господа, господа, увы, но я первый претендую на эту вещь.

К барону подскочил юркий граф, и фальцетом завопил:

— А собственно на каком основании, барон? Я никогда не был вторым и поэтому имею не меньше прав на этот удивительный предмет.

— На этот раз вы будет вторым, граф. Довольно с вас и моей кузины. Ха-ха!

— Раз так, то можете оставить свою кузину себе. Тоже мне сокровище!

— Ну, хорошо, граф, — нахмурился барон, — не будем ссорить по пустякам, я с удовольствием уступлю вам право на эту вещь… но не прежде, чем сам воспользуюсь ее услугами. Ха-ха! Я давно мечтал о такой… таком… кошелке.

— К чему вам сей кошелек? — тут же язвительно спросил граф, — У вас даже нет денег, чтобы вложить в него. Хе-хе-хе…

Барон немедленно изменился в лице и, побагровев, опустил руку на эфес шпаги. Присутствующие притихли.

— Зато у меня есть кое-что другое, — в полной тишине объявил он, — что я могу вложить во что угодно.

— Что же это? – поинтересовался граф.

— Моя шпага!

— К вашему сведению, барон, шпага имеется и у меня.

— В таком случае, вам не составит труда вытащить ее из ножен и скрестить с моею.

— Само собою, сударь…

Барон и граф немедленно вынули клинки из ножен и, галантно поклонившись, встали в боевую стойку. Это были равные противники. В результате короткой, но яростной схватки барон проткнул графа, а граф проткнул барона.

Воспользовавшись суматохой, ростовщик накрыл вагину своим плащом и от греха подальше незаметно покинул дворянский замок. Так случилось первое кровопролитие из-за говорящей вагины.

Часть 9

Между тем красавица путешествовала с цирком и попутно искала утерянную вагину.

Трюк с подбрасыванием юбки пользовался огромной популярностью, но постепенно другие цирки, трактиры и театры повсеместно стали использовать этот номер, но в нем участвовали красавицы с нормальным строением тела. Cборы бродячего цирка стали падать, люди не хотели смотреть на гладкое место, когда рядом им показывали все тоже самое, но без обмана, как оно есть.

Однажды директор цирка подошел к красавице и сказал:

— С сегодняшнего дня я буду учить ходить эквилибру. Будешь выступать в паре с канатаходцем человек-нос.

Трюк должен был заключатся в том, что человек-нос будет ходить по канату, задрав голову, а красавица должна при этом балансировать у него на кончике носа, выделывая всевозможные па.

Дело у красавицы пошло споро, она очень быстро освоила науку балансировки на большой высоте, а все от того, что она смертельно боялась упасть и быть проткнутой насквозь носом своего партнера.

Ходили слухи, что это был не человек, а собственно сам нос, сбежавший от своего хозяина, но эту историю опишут позднее.

Канатоходцу тоже нравилось работать в паре с красавицей. Смотрел он снизу на изящную эквилибристку, смотрел, да и влюбился по уши. Очень скоро он сделал красавице предложение.

— Ты выйдешь за меня замуж? — после одной из репетиций неожиданно спросил он.

— И тебя не смущает, что я не такая женщина, как все? — удивилась предложению девушка.

— Совсем не смущает. У меня тоже не все в порядке в смысле мужских достоинств. Такое впечатление, что весь рост у меня ушел в хобот на лице.

— Значит, не всегда народная молва про длинноносых мужчин верна, — заметила с удивлением красавица. – Хорошо, я соглашусь, но не прежде, чем ты выполнишь мое условие.

— Проси, что хочешь, — обрадовался канатоходец.

— Ты должен помочь вернуть мне вагину.

— Я положу на это всю жизнь, а пока переходи жить в мой вагончик. Вдвоем нам будет веселее.

На том и порешили.

Однако здесь следует сказать, что на несчастную девушку обратил свой взор не только человек-нос. С самого первого дня, когда красавица попала в труппу, она возбудила безумное желание еще в одном человеке. На нее обратил свой единственный желтый глаз несчастный горбун, который выполнял в цирке роль нижнего в пирамидах и всю тяжелую работу, включая уборку клетки льва и мытье посуду после неряшливых карликов. Это был неимоверной силы человек, который к тому же отличался прескверным характером.

Как только он увидел, что красавица поселилась вместе с канатоходцем, его ревность превзошла все мыслимые границы. С тех пор его глаз горел непрекращающимся огнем зависти и желания отомстить.

* * *

Цирк к тому времени добрался с гастролями в одну и восточных стран, и номер с эквилибристом и красавицей на кончике его носа пользовался оглушительным успехом. Однажды поглазеть на представление приехал со свитой местный падишах.

Он громко аплодировал, когда выступали дрессированные звери, катался по полу от смеха, когда карлики и карлицы представляли сцены, но как только на арене появились канатоходец-носач и его прекрасная партнерша, которая выступала голая (все равно никто не замечал этого) на кончике носа, падишах тут же замолчал и уже пребывал в задумчивом состоянии до конца представления.

Как только трубы оркестра умолкли, а парад-але скрылся за кулисами, падишах поспешил к директору цирка.

Они долго о чем-то договаривались, пока не ударили по рукам, и директор торжественно повел своего гостя в вагончик канатоходца, где красавицы переодевалась после выступления.

— Тебе здорово сегодня повезло, дитя мое, — возвестил директор с порога. — Разреши представить падишаха этой гостеприимной страны. Советую тебе, выслушай и принять его предложение.

С этими словами вслед за директором вошел разодетый, словно кукла, человек в чалме, и по восточному расплывшись в приторной улыбке, поклонился девушке.

— О услада моих очей! – воскликнул он. — О наикрасивейшая из наикрасивейших, я в восторге от твоих кульбитов на носу этого наисчастливейших из смертных.

И он кивнул в угол вагончика, где хмуро сидел человек-нос.

— Радуйся, о вершина моего безумия! — продолжал он. — Я торжественно предлагаю тебе свою руку и сердце, а кроме того место 366-ой жены в моем гареме.

Часть 10

После неожиданного предложения падишаха красавица некоторое время пребывала в замешательстве.

— Благодарю, ваша светлость, — наконец ответила она, — но я не могу стать не только женой в третьей сотне, но и никакой вообще.

— Но почему же, о звезда моего небосвода?

— По очень простой причине — у меня нет того, что есть у всех остальных жен.

Красавица, не стыдясь, задрала юбку и продемонстрировала падишаху гладкое пространство между ног. Однако к ее удивлению, это ни сколько его не расстроило, а даже наоборот он захлопал в ладоши от восторга.

— Какая прелесть, о луна на моем горизонте! Я обо всем знаю. Именно поэтому я и предлагаю соединить наши сердца.

— Но зачем?

— Дело в том, о прохлада моих вод, у меня есть по одной жене на каждую ночь, но я стар и немощен. Я не могу, как в прежние времена осчастливить всех. Если быть честным, я не могу осчастливить и одной. Из-за этого мои жены начали изменять мне напропалую с придворными и слугами.

— Разве вы не можете казнить одну жену в назидание другим? – удивилась такой откровенности красавица.

— Могу, о глубина моих размышлений! Но каждая жена подарила мне по мальчику. Я не переживу и одной ночи, если я начну казнить их матерей. Вот поэтому ты нужна мне, как самая совершенная из жен. Ты прекрасна, и при этом никогда не сможешь изменить, ты нетребовательна в постели, и при этом не родишь еще одного убийцу на мою голову. Так какой же будет твой ответ, о компас моей надежды?

Падишах с вопросительным почтением уставился на красавицу.

— Я бы с радостью стала вашей триста забыла уже какой женой, — ответила с напускным сожалением та, — но я уже обещала свою руку и сердце другому.

После этих слов из дальнего угла вышел человек-нос, скрестил мускулистые руки на груди и грозно посмотрел на падишаха.

— Конечно, конечно, о биение моего сердца, я понимаю, — сразу же отступил немощный властитель и с фальшивым почтением кивнул на нос жениха. – Я не могу стоять на пути столь маштабных чувств. Прощайте!

Он с раздражением посмотрел на директора, который в бессилии развел руками и, больше не произнося ни слова, вышел вон.

* * *

На следующий день, после представления, горбун подошел к убиравшему реквизит носачу и заискивающе сказал:

— Кажется, я знаю, где находится то, что ищет твоя невеста.

— Ты шутишь, приятель, — не поверил его словам канатоходец.

— Вчера я собирал хворост в лесу, чтобы приготовить ужин, — продолжал горбун, — и случайно увидел, как это висит на сучке дерева. Я сразу понял, что нашел пропавшую вагину, но мне не хватило роста, чтобы достать её.

— А ну веди и показывай. И не дай бог тебе соврать! — воскликнул человек-нос и последовал за горбуном в лесную чащу.

Немного поплутав, одноглазый уродец вывел его на поляну со стоящим посередине высоким деревом. Подойдя поближе, горбун указал вверх, где в ветвях висело что-то мохнатое, напоминающее женские прелести с темным входом посередине, и сказал:

— Вставай на меня, и тогда ты сможешь дотянуться.

Так случилось, что человек-нос раньше никогда не видел, как выглядит женская вагина, и поэтому без размышлений вскарабкался горбуну на спину. Рукой было не дотянутся. Тогда он задрал голову, просунул длинный нос внутрь мохнатого шара и попытался снять. В этот момент в шаре загудело, и из него стали вылетать огромные разъяренные осы. Канатоходец от неожиданности потерял равновесие и полетел вниз, но к несчастью зацепился носом за острый сучок и беспомощно повис в воздухе.

— Что же ты стоишь? Помоги мне, горбун! – закричал канатоходец, не в силах освободиться из плена.

— Чего захотел, — злорадно захихикал горбун. – Ты такой ловкий, такой удачливый, так что давай сам.

— Ну погоди, одноглазый урод, дай только спуститься! – пригрозил несчастный носач, но как бы он не дрыгал ногами и руками, у него не получалось дотянутся до ближайшей ветки.

Осы между тем становились все злее и многочисленнее.

— Теперь я могу сделать с тобою все, что захочу, – продолжал издеваться горбун, — но зачем мне ты? Мне нужна твоя красавица. Если тебе повезет, ты сможешь оторвать свой нос, а если нет, тебя искусают до смерти дикие осы…

С этими словами горбун злобно захихикал и похромал к месту, где остался цирк.

* * *

Ближе к вечеру, когда стемнело, горбун прокрался в фургончик канатоходца. Красавица за ширмой как раз готовилась спать. Не отводя горящего желтым огнем глаза от силуэта за тонкой тканью, вытянув вперед кривые пальцы, негодяй стал приближаться к незатейливой опочивальне.

— Носик, это ты? – настороженно спросила она.

— Да, это я! – воскликнул горбун, откинул занавес, опрокинул свечу и кинулся на онемевшую от ужаса девушку.

Что он пытался с нею делать в темноте, нам не известно, только красавица все время кричала:

— Нет, нет, только не это!

Но здесь дверь вагончика приоткрылась, и внутрь проникла чья-то бесшумная тень. Горбун был так увлечен, что не заметил, как сзади подкрался человек с перевязанным лицом. Взмах руки, и прямо в горб насильника вонзился кривой кинжал.

От неожиданности и боли инвалид распрямился, посмотрел назад и ужасно хихикая, повалился на пол.

Человек в маске схватила красавицу за руку и потащил к выходу из фургончика. Но не тут-то было, горбун вскочил на ноги и бросился на обидчика. Они сцепились и покатились по полу. Красавица в ужасе наблюдала за этой сценой. Она не могла рассмотреть, кто был ее внезапный спаситель, но видела, как ему приходится нелегко — не смотря на ранение, горбун был еще достаточно силен. Он оседлал обидчика, скрипя зубами, вытащил нож из горба и занес над головой, готовясь вонзить несчастному в череп.

Как вдруг раздался негромкий хлопок, горбун обмяк, выронил кинжал и упал навзничь. Он был мертв.

Красавица сидела на кровати, а в руках у нее дымился маленький серебряный пистолет, который ей подарил человек-нос на всякий критический для девушки случай.

— Что я наделала! — Она отбросила оружие и закрыла лицо руками. — Я его убила!

— Да и черт с ним, — глухо, но решительно сказал человек с перевязанным лицом и потащил красавицу вон.

Они добежали до ближайшей дороги, где, как оказалось, их ждала роскошная карета. Спаситель помог красавице взобраться внутрь, но не последовал за нею. Получив увесистый мешочек с чем-то звонким из глубин кареты, он захлопнув дверцу и громко крикнул:

— Гони!

Форейтор щелкнул кнутом, и лошади понеслись во весь опор.

Когда лунный свет через окошко осветил человека напротив, девушка в ужасе воскликнула:

— Я погибла!

Это был расплывшийся в наисладчайшей улыбке падишах.

Часть 11

Слух об уникальном природном явлении быстро распространился по городу. Говорили, что на балу у барона у одной из женщин случился выкидыш, который немедленно вскочил на ноги, завопил человеческим голосом, после чего покусал всех гостей, а двоих загрыз насмерть.

Многие утверждали, что это призрак нового общественного устройства бродит по Европе, другие склонялись к тому, что это не иначе, как Господне знамение о конце света, третьи просто запасались солью и спичками.

Наконец слух о происшествии докатился до королевского дворца. Немедленно в дом ростовщика был послан гонец, который вручил ему свиток за королевской печатью. Это было приказ явиться на прием к самому королю, при этом предписывалось иметь при себе говорящую вагину, которую в целях безопасности следует держать в клетке.

Ростовщик уже и сам был не рад такому стечению обстоятельств, он уже не выходил из дому, опасаясь мести семей дуэлянтов, один из которых испустил дух на второй день, не приходя в сознание, а другой вот уже как неделю лежал в смертельной горячке.

Жадный старик уже подумывал, а не избавится ли по-тихому от опасного приобретения, бросить в колодец, да и дело с концом, но побоявшись ослушаться своего повелителя, он стал собираться во дворец.

Точно по приказу своего властителя, он явился в назначенный час, неся в руках золотую клетку, которую позаимствовал у знакомого ювелира, накрытую алым пологом.

Когда он запихивал в нее вагину, она жалобно кричала:

— Зачем ты пихаешь меня в клетку, я же не птица?

— Не трепыхайся, дура, – сердито ответил старик. — Из-за тебя у меня и так неприятности. Так что сиди и помалкивай.

— Ну хорошо, я последую твоему совету, — затаила обиду вагина.

На приеме у короля присутствовали самые родовитые дворяне, герцоги, члены правительства и послы иностранных держав. Всем было интересно полюбоваться на обещанное чудо, о котором судачили повсюду.

Как только ростовщик со своей клеткой появился в зале приемов, все притихли и настороженно уставились на вновь прибывшего.

— Подойди ко мне, — приказал король со своего возвышения.

Однако сам от нетерпения, как ребенок, соскочил с трона и подбежал к золотой клетке.

— А ну показывай, что ты нам принес! – приказа король склонившемуся в почтительном поклоне гостю.

Ростовщик поднял над головой предмет всеобщего внимания и отбросил полог. Зал восторженно ахнул.

Король несколько секунд с недоверием и любопытством рассматривал нахохлившуюся вагину, а затем спросил:

— А правда, что у нее есть зубы?

— Что вы, ваше величество, — рассмеялся ростовщик, — откуда же у столь интимного предмета могут быть зубы?

— Ну как же, говорят, на балу у барона она до смерти загрызла графа, да и сам барон до сих пор не может прийти в себя.

— Это всего лишь домыслы невежественной молвы, ваше величество, – ответил старик. — Поверьте, она совершенно безобидна и при этом обладает океаном разумения и ангельским голоском.

— В таком случае, пусть она продемонстрирует свои способности к пению! – успокоился король.

— С удовольствием, задайте лишь тему, и она немедленно ее озвучит.

— Что ж, пусть она споет о, э-э-э… о, э-э-э…. господа, о чем бы ей спеть?

— Конечно, о вашем величестве, — тут же подсказал первый министр.

— Да, просим, просим, пусть споет о нашем величестве, — поддержала его публика.

— Ты слышал, ростовщик?

— Сию секунду…

Он установил клетку на мраморный постамент, специально приготовленный по этому случаю, и тихо приказал:

— Пой!

Но вагина повернулась к публике задом и не произнесла ни звука.

— Ну что же она молчит? – нахмурился король.

Ростовщику пришлось просунуть руку в клетку и пребольно ущипнуть обиженный орган. Но без толку.. Ростовщик понял, что пропал и уже начал жалеть, что и права не утопил вагину в колодце.

— Ты меня обманул жалки старик! – воскликнул разочарованный король. — Стража, кликните там палача, как только он освободится после отрубания очередной головы!

— Ну же, — тихо взмолился старик, обращаясь к вагине, — пожалей меня. Я же не сделал тебе ничего плохого, или ты хочешь, чтобы я бросил тебя собакам на ужин.

— Я спою, — наконец сдалась бедняжка, которой и самой не терпелось продемонстрировать свои вокальные данные в столь блистательном окружении. – Но только на свободе!

Ростовщик тут же не преминул исполнить ее желание, рискуя всем на свете, и достал вагину из клетки. Публика в испуге отпрянула назад. Необычная артистка взяла несколько верхних нот, пробуя голос, чем привела присутствующих и короля в дополнительное смятение, а затем пропела следующий куплет:

Ошибся Кант, считая чудеса,
Слились в сиянии едином
Бессмертье звезд, закон Христа
И облик твой неизгладимый!

Воцарилось молчание, во время которого король приходил в себя от изумления. Потом он медленно поднял руки, ударил один раз в ладоши, потом в второй, третий, после чего все гости поддержали его восторженной овацией.

— Какая прелесть, какая прелесть! – запрыгал на одной ножке король. От его испуга не осталось и следа. – Она просто невозможная прелесть. Сколько ты хочешь за этот уникум, ростовщик?

По его глазам было видно, что ему страшно захотелось иметь поющую вагину в своем полном обладании.

— Сущие пустяки, ваше величество, — скромно потупил глаза долу тот, чтобы никто не увидел как он обрадовался возможности избавится от вагины, да еще заработать на этом. — Я хочу за нее столько алмазов, сколько в нее поместится.

Король посмотрел на вагину девственницы, прикинул, что туда влезет от силы три-четыре крупных алмаза и согласился:

— Ты и правда скромен в своих желаниях. Принесите сундук с моими алмазами, я лично хочу вложить их в столь необычную емкость.

Король не знал, что вагина — одна из самый растяжимых вещей на свете.

Когда он отсчитал и вложив в вагину второй десяток алмазов, он нахмурился, когда счет дошел до сотни, он покраснел от досады. Между тем и вагине было нестерпимо больно, но так как она была набита алмазами, она не могла на это пожаловаться.

Выяснилось, что в вагину помещается ровно двести семьдесят два крупных алмаза.

Когда король вложил последний камень, кожа вагины чуть-чуть не лопнула по швам, а монарх от злости, ведь отдавать такие богатства даже и за говорящую вагину было невыносимо жалко. Но он не мог нарушить королевское слово, тем более в присутствии именитой публики и иностранцев.

Ростовщик высыпал алмазы из вагины и быстро распихал по карманам своего необъятного камзола. С тем немедленно и откланялся.

Так было основано самое крупное состоянии в Европе.

Часть 12

Отныне вагина поселилась во дворце в специально отведенных для нее покоях, примыкающих к спальне его величества. И никто без позволения короля, за исключая самого короля, так как позволения у себя он никогда не спрашивал, не мог проникнуть в эти покои.

Король приказал сшить для вагины специальный костюмчик из шелка и бархата, отороченный беличьими хвостиками, и теперь, к полной досаде королевы, вечера проводил в ее обществе, покуривая трубку и обсуждая все на свете, время от времени угощая трубкой и свою собеседницу.

Кроме того, чтобы не расставаться в другое время, он дал поручении ученому лекарю проколоть в ее губах дырочку, продеть сквозь нее платиновое кольцо и посадить на золотую цепочку. И теперь он появляться на людях не иначе, как в обществе вагины на поводке.

Однажды король присутствовал на заседании королевского совета. Вагина сидела у него на руках, как маленькая собачонка, а король поглаживал ее по мягким недавно отросшим волосикам.

Рассматривался вопрос, который стоял на каждом заседании совета — чем пополнить опустевшую казну?

Дело в том, что каждый житель королевства от мала до велика платил в казну подушный налог, но в результате бесконечных войн, мора и неурожаев, население страны все время уменьшалось, отчего и доходы казны превращались в пересыхающий ручей.

Вперед выступил первый министр и внес предложение, помириться на время с соседними государствами, что приведет к уменьшению военных расходов и увеличению мужского народонаселения.

Ему тут же возразил военный министр, заявив, что противоречия с соседними государствами по некоторым вопросам настолько непреодолимы, что об окончании войны не может быть и речи.

Когда король поинтересовался, а в чем, собственно, эти противоречия состоят, то военный министр замялся, закашлялся, а потом объявил, что это страшная военная тайна, и в присутствии посторонних об этом говорить не стоит, а занимать королевскую особу такими неприятными вопросами с глазу на глаз военный министр не смеет, дабы не расстраивать своего повелителя.

— Это кто же здесь посторонний? — тут же возмутился первый министр и остальные члены правительства.

— Да, кто здесь посторонний? – в недоумении обвел присутствующих взглядом король, поглаживая мягкие складки своей любимицы.

Военный министр набрался смелости, ткнул пальцем в сторону вагины и дрожащим голосом произнес:

— Я говорю о вашем новом увлечении, мой король. Она всё слышит! Более того, она умеет говорить. А всем известно, если женщина или ее часть умеет говорить, то врагу всего лишь надо иметь уши. А наши враги отнюдь не глухие!

— Что же вы предлагает? — нахмурился король.

— Удалить ее немедленно с государственного совета!

— Эта, с вашего позволения, женская часть, — с издевкой ответил король, – обошлась мне слишком дорого, чтобы разбрасываться ею направо и налево. Но учитывая бесполезность в государственных делах некоторых министров, они мне обходятся еще дороже. Так что еще неизвестно, чей язык, а с ним и голова здесь лишние.

Все министры поежились и умолкли, зная несдержанный нрав своего повелителя — головы в королевстве летели, как кочаны капусты в урожай.

— Разрешите мне сказать, мой повелитель, — вдруг произнесла вагина в полной тишине.

— Да, моя девочка, что ты хочешь? Пи-пи? Я немедленно отнесу тебя в наш интимный уголок.

— Нет, ваше величество, я, кажется, знаю, как исправить положение в стране и пополнить казну.

— Слышали! – воскликнул монарх, торжествующе обводя министров взглядом. — И что же это? Говори, моя радость.

— Пусть те поданные вашего величества, у кого нет детей, — предложила вагина, — платят в два раз больше податей тех, у кого они есть.

— Гм, — задумался король, который не обладал обширным умом, заменяя ее безошибочной интуицией, — интересное предложение.

— Ваше величество, но мы не можем прислушиваться к голосу вагины. Над нами будет смеяться вся Европа! — снова вмешался военный министр, всю жизнь проведший в военных походах в окружении молодых офицеров и ординарцев. Он не переносил женщин на дух, не говоря о том, чтобы прислушиваться к их мнению.

Но король уже понял, насколько ценный совет дала его любимица, и не стал сердится на недалекого, но храброго солдафона.

— Если бы мы следовали вашим советам, мой генерал, в вопросах деторождения, — усмехнулся он, — то давно бы остались на белом свете вдвоем. Чего признаться мне, учитывая вашу любовь к обходному маневру, ха-ха-ха, очень не хочется. Ха-ха-ха!

Все министры дружно поддержали короля, и обстановка под общий хохот немедленно разрядилась. Однако одного врага вагина все же приобрела.

На следующий день королевские глашатаи во всех людных местах Херрляндии объявили указ о новом налоге на бездетность, который немедленно в народе метко прозвали членским взносом.

Часть 13

Налоговая реформа дала немедленный результат. Количество беременных женщин стало расти прямо на глазах.

Однако были и отрицательные последствия указа. Каждый мужчина объявлял, что у него обязательно где-нибудь да есть дети, а потому он должен платить меньше. Кто-то стал утверждать, что все соседские дети ни чьи-нибудь, а его собственные, и поэтому членский взнос он платить не обязан. Это приводило к бесконечным конфликтам между соседями и даже убийствам на почве ревности.

Тем не менее король не мог нарадоваться на своего нового советника, теперь он принимал решения только, если вагина одобряла их.

Кроме взимания податей по-новому, вагина предложила ограничить власть крупнейших феодалов, провести реформу трущоб и сточных канав, повысить вознаграждения лекарям и гувернантам, а также замостить дороги булыжником и поддержать алхимию.

Очень скоро вагина уговорила короля прекратить и все войны, которые он вел с соседями.

Злые языки даже стали поговаривать, что теперь королевством правит не король, а вагина. Больше всех однако была раздосадована королева, которая не могла простить мужу новой фаворитки.

Не мог простить обиды и военный министр, который остался без работы, наград и почестей. Эти двое и составили костяк дворцового заговора, целью которого было устранение королевской любимицы.

Однажды, когда вагина в одиночестве прогуливалась внутри дворовых покоев вдоль бассейна с живыми крокодилами, королева подкралась к ней сзади и столкнул счастливую соперницу в воду. Крокодилы немедленно всей стаей бросились на вагину, но та, используя технику кальмара, набирая и выталкивая воду, быстро-быстро поплыла прочь.

Бедняжка еле сумела выбраться, но от испуга и холодной воды простудилась, стала кашлять и даже плохо пахнуть.

Король был страшно раздосадован. Он хотел казнить жену, но та призналась, что это военный министр подговорил ее на преступление, и монарх ограничился приказом бросить в тот же бассейн мятежного военоначальника. Славный обед был у гадких рептилий! Жена же отделалась подстригом наголо и ссылкой в дальний монастырь.

Однако самое страшное было то, что у вагины на время пропал ее чудный голос. Теперь она не могла составить королю компании ни в его вечерних утехах, ни в придумывании дельных указов.

Король вызвал своего ученого лекаря и отдал ему вагину, чтобы тот ее вылечил.

Так родилась гинекология.

Часть 14

Ученый Лекарь очень обрадовался, получив в свои руки столь ценный экземпляр женской натуры. Как раз в это время в тайне от всех он добывал философский камень, и тут же выдвинул теорию, что вагина и философский камень имеют одну природу. Более того именно она способна породить философский камень, если его правильно зачать. Для зачатия он использовал совершенно ужасные вещи, как то: лягушек, змей и других земноводных. Все это исследователь пихал в вагину, отчего та с тихим оханьем теряла сознание, но к досаде ученого никакого зачатия не происходило.

— Зачем ты пихаешь в меня этих гадов? — жалобно вопрошала она ученого, приходя в себя.

— Как зачем? Земноводные и камни имеют между собою тайную связь, именно поэтому они так любят сидеть на камнях в солнечную погоду. И только их любовь может зачать камень.

— Но вагины не рожают камни, — увещевала ученого несчастная подопытная, — мы можем рожать только детей.

— Ерунда, — задумчиво отвечал ученый, — философский камень, это не просто камень, это суть эманация хаоса во Вселенной. Из хаоса же выходит и человек, и в этом они едины, а потому помолчи и попробуй принять этого тритона.

— Но я…

— Я же сказал помолчи, — рассердился испытатель затыкая несчастную холодным земноводным. — Ибо молчание – это золото! А именно оно будет следующим этапом превращения философского камня.

Наконец вагина не выдержала дурацких экспериментов, и из ее глубин начала струится кровь. Ученый очень испугался. Ведь король поручил ему вылечить больную, а вместо этого он сделал ей еще хуже.

Однако чего он только не делал, к каким только лечебным средствам не прибегал, кровь не останавливаясь текла и текла, а вагина чахла день ото дня.

Когда наконец ученый отчаялся и уже видел свою голову на плахе под топором палача, случилось следующее.

В самом дальнем углу лаборатории жила маленькая белая мышка, когда-то сбежавшая от ученого во время одного из смертельных экспериментов над млекопитающими. Привлеченная запахом крови, мышка вспрыгнула на стол, где лежала умирающая, и забралась к ней прямо внутрь, где принялась с удовольствием слизывать кровь. Ее слюна и испуг вагины, которая, как любая женщина, больше всего на свете боялась мышей, сделали свое дело. Кровь остановилась.

Здесь только ученый заметил шевелящийся белый хвостик, торчащий из живого препарата. В недоумении, чтобы это могло быть, он дернул за этот хвостик, после чего со смешным хлопком из больной выскочила окровавленная мышка.

Ученый уже хотел в сердцах ударить мышь о стену, но здесь к своей великой радости заметил, что из вагины больше не идет крови, и он спасен.

Так был изобретен первый тампакс.

Часть 15

После похищения, падишах привез красавицу в свой дворец и лично отвел в самую высокую башню.

— Твой будуар будет здесь, и каждую ночь я буду лично запирать твою дверь, — сказал падишах на прощание.

— Но зачем? — спросила несчастная пленница.

— Для твоей же безопасности, — ответил похититель.

— Но что может быть хуже того, что со мною уже случилось?

— Плохо ты знаешь моих жен, — нахмурился повелитель. — Нет ничего коварнее и страшнее неудовлетворенных женщин, которые знают, что у них появилась соперница. А теперь располагайся и чувствуй себя, как дома.

С этими словами падишах покинул будуар красавицы, оставив ее в одиночестве, обдумывать новый поворот в судьбе. Глаз этой ночью она так и не сомкнула.

На следующее утро, повелитель снова появился в покоях новой наложницы, неся перед собою на подносе драгоценные дары, фрукты и вино.

Припав к ногам своей пленницы, он искренне воскликнул:

— О, утешение моей немощи! Прости меня за сотворенное над тобою насилие и печаль на твоем прекрасном челе. Прими эти дары, как малую толику моего раскаянья, и будь хозяйкой моего гарема. Я стар и слаб, и мне нужна помощница. Я назначаю тебя главной женой и готов повиноваться малейшей твоей прихоти, если это не будут только желание, отпустить тебя на все четыре стороны.

Такие речи немного успокоили красавицу, и она даже стала смотреть с сочувствием на престарелого падишаха. Кроме того, алмазные и золотые украшения на подносе сияли таким чарующим огнем — она в жизни не видела такого великолепия.

Схватив кольца и браслеты, она, смеясь и пританцовывая, стала по очереди примерять их перед зеркалом. Дойдя до большой атласной коробочки, красавица обнаружила в ней странной формы позолоченный предмет, похожий на треугольную гнутую пластину в форме женского интимного треугольника с отверстием посередине и жемчужными завязочками по сторонам.

— Что это? – спросила девушка с удивлением.

— Надень это вниз между бедер, – приказал падишах, указывая на место, отсутствующей вагины. — Это называется пояс верности.

— Ха-ха, — еще больше развеселилась красавица. — Зачем мне пояс верности, если я и так не могу изменить?

— Плохо же ты знаешь коварство моих жен, – нахмурился престарелый владыка. — Запомни, что бы с тобою ни случилось, и кто бы не пытался совершить над тобою насилие – это твоя защита, так что носи и не снимай.

— Не понимаю, — развела руками в недоумении красавица, — как это может меня защитить?

— Видишь рычажок с боку, — хитро усмехнулся падишах, — поверни его и увидишь, что будет.

Девушка нажала на скрытую кнопку сбоку, и внутри у пояса верности что-то звонко щелкнуло, как будто там располагалась маленькая и очень острая гильотина.

— Этот замечательный механизм я выписал из самой Херрляндии, – гордо воскликнул старик, — его сделал очень искусный механик, которому нет равных во всей Европе.

— Ну, хорошо, — так до конца и не поняв, для чего все это нужно, вздохнула красавица. – Пусть будет по вашему, мой повелитель.

И она склонилась в жесте покорности и благодарности.

— Вот и отлично, теперь я за все отомщу проклятым потаскушкам, — обрадовано произнес падишах туманную в своем значении фразу.

С тем он удалился восвояси, предварительно не забыв запереть красавицу и спрятать ключ на груди.

* * *

Между тем порядки в гареме давно вышли из под контроля падишах, и больше напоминали казарму, но с женским контингентом. Заправляла всем главная жена, неимоверно раздобревшая от безделья и очень стервозная одалиска. Помогали держать власть над остальными триста шестьюдесятью теперь уже шестью наложницами несколько старших жен и главный дворцовый охранник, по совместительству ее любовник, огромный и жестокий абиссинец.

Падишах порою боялся входить в собственный гарем, потому как того и гляди мог получить метко запущенным блюдом с фруктами по затылку от одно из жен-шутниц или столкнутся нос к носу с чернокожим любовником главной жены, когда он выходил с наглой усмешкой из ее покоев, покручивая атласную удавку в мускулистых руках.

В отношении новых наложниц в гареме процветала махровая дедовщина, то есть в данном случае бабковщина. Все вновь прибывшие перво-наперво должны были пройти обряд инициации: а именно остаться на ночь со свирепым абиссинцем. Часто после этой ночи девушка не могла подняться на ноги целый месяц. Бывали случаи и похуже, если какая из наложниц пыталась оказать сопротивление. На следующее утро ее тело находили далеко внизу по течению реки, что протекала рядом с дворцовыми стенами.

Когда главная жена узнала, что у падишаха появилась новая пассия, и он держит ее взаперти в дальней башне, она тут же заподозрили неладное. Не собирается ли ее давно ни на что негодный мужинек бросить вызов ее единоличной власти в гареме, да и во всем дворце? Она подговорила самую юркую наложницу украсть ключ от светелки в дальней башне, когда падишах почивал после обильного обеда и забористого кальяна. Этот ключ коварная жена вручила своему любовнику, чтобы он ночью посетил новобранку. При этом она попросила его особенно не церемонится и все-все разузнать.

Как только стемнело, тень огромного негра с факелом в руке появилась у подножия дальней башни, где почивала ничего не подозревающая красавица.

Часть 16

Жизнь в гареме скоро пришлась по вкусу красавице. Во-первых, она могла одеваться в самые роскошные одежды и носить самые дорогие украшения, во-вторых, питалась только изысканными и редкими блюдами, а в-третьих, от нее больше никто ничего не требовал. Весь день она проводила у окна, глядя в покрытую лесами и горами прекрасную даль, а вечерами беседовала с падишахом, когда тот заглядывал к ней после суеты управления страной. В кои-то веки сон ее был сладок и тих.

Этой ночью она проснулась от поворота ключа в двери. Она уже подумала, что это падишах забыл один из своих указов, которые он порой обдумывал у нее в будуаре, но в проходе в неровном свете факела выросла чернее ночи гигантская фигура абиссинца.

— Кто вы, и что вам надо? — пролепетала красавица в ужасе.

— Хм, а ты не догадываешься? – обнажил злодей неровные, но очень белые зубы.

— Кажется, догадываюсь, — взяв себя в руки, обречено ответила девушка. — С вами, мужчинами, это не сложно. Но уверяю, это не принесет вам радости.

— Что же, моя госпожа, если не это, принесет мне радость? – усмехнулся абиссинец, запирая за собой дверь.

— Со мною еще никогда и никто этим не занимался. Вы хорошо подумали?

— Ха-ха! Так ты девственница?

— Можно сказать и так.

— Вот и славно! Ложись и не сопротивляйся, иначе будет хуже.

— Ну, как хотите. Я не буду сопротивляться, раз вы так решительно настроены, но, прошу вас, выполните маленькую просьбу: потушите свет, иначе я буду стесняться.

— Слушаюсь и повинуюсь, моя госпожа!

Злодей надул щеки и с помощью своего не самого свежего выдоха пополам со слюной мгновенно загасил факел.

Над спальней сгустилась темнота, в которой скоро послышалось тяжелое пыхтение насильника, стоны красавицы и последовавшее за этим злобное бормотание:

— В самом деле что-то тяжело идет. Как будто ты не просто девственница, а сделана из железа. Ну-ка еще раз, иначе придется тебя удавить…

Красавица, которая и без того почти задохнулась под тяжестью африканца, нащупала сбоку пояса верности рычажок и, теряя сознание, надавила на него.

Раздался металлический звон, как будто острым ножом срезали крупный овощ. В следующее мгновение над минаретами и башнями дворца пронесся жуткий рев, как будто сотни огнедышащих драконов разом разинули свои пасти и одновременно извергли из себя огонь вперемежку с оглушительный рыком.

Это было похоже на грохот иерихонских труб, когда тона студят кровь в жилах, а обертона сводят с ума мозг. Хотелось заткнуть уши и бежать куда глаза глядят или просто биться в падучей.

Позднее люди придумают музыку на основе этого рева, и даже будет один музыкальный коллектив, который так себя и назовет «Iron Maiden — Железная Девственница».

* * *

Падишах к тому времени почивал в своем не первом сне. Услышав шум и звуки тревоги, он немедленно проснулся и попытался нащупать ключ на груди. Не найдя его, он сразу сообразил, в чем дело.

— Благодарю тебя, Аллах, этой ночью на одного евнуха в моем гареме стало больше! — удовлетворено вознес хвалу господу он, подходя к узорчатому окну своих покоев, через которое было видно башню его новой жены.

Он узрел, как на меленький балкончик выскочил могучий абиссинец, держась за окровавленные чресла. Глаза его безумно вращались, а из глотки продолжал литься оглушительный рык.

Падишах нажал на скрытый в стене рычаг (он был большой любитель на такие штуки), балкончик на башне накренился, и в следующую секунду черный слуга полетел вниз, прямо в водный поток, что протекал вдоль стен дворца.

Ужасный крик прекратился вместе с громким всплеском воды, после чего все стихло. Абиссинец совершенно не умел плавать, да, кажется, он и не очень сопротивлялся пучине, потеряв самое важное, что делает мужчину мужчиной.

— Нет, я ошибся, — в задумчивости погладил бороду падишах, — этой ночью на одного евнух в моем гареме стало меньше. Амин.

После чего захлопнул окно и пританцовывая отправился досыпать.

Часть 17

На следующий день весь дворец был перепуган ночным происшествием. Больше всех всполошились жены падишаха. Они не знали, что и думать о новой наложнице, которая смогла сотворить что-то ужасное со свирепым владеющим всеми мыслимыми боевыми искусствами начальником стражи.

И когда падишах привел для знакомства непередаваемо прекрасную с виду хрупкую женщину и объявил, что теперь она будет главной женой в гареме, никто не стал спорить. «Ведьма» — решили все и припали к ногам красавицы, немедленно забыв о старой и толстой одалиске.

Но коварная жена и не думала сдаваться, она жила на востоке слишком долго, чтобы достаточно пропитаться духом лицемерия и змеиной изворотливости.

Она принялась громче всех расточать лесть в адрес новой хозяйки гарема, и даже подарила ей великолепную алмазную тиару. Сама же, улучив момент, пробралась в дворцовый сад, где в это время тренировались в искусстве фехтования молодые принцы, и подозвала к себе самого прекрасного и ловкого из них. Это был ее сын и старший из братьев.

— Ты знаешь, что у падишаха теперь новое увлечение? – спросила молодого человека его мать.

— Ну и что, — беззаботно ответил юноша, помахивая кривой саблей, — все равно престол достанется мне. Пусть папаша на старости лет потешится. Чем больше он себя утомляет с новой женой, тем скорее придет его конец.

— Дурак, — зло перебила его мать, — он влюблен до беспамятства. И проводит с нею все вечера. А если у них родится сын, и он издаст указ о новом приемнике, что ты будешь делать?

Лицо юноши стало мрачнее тучи.

— Я убью эту потаскушку!

— Нет, только не это, — взмолилась престарелая одалиска, — ты не знаешь, что эта ведьма сделала с начальником стражи. И никто не знает, так что лучше не рисковать. Есть предложение получше…

— Какое? — насторожился молодой принц.

— Убей своего отца!

Юноша отпрянул от матери, как от чумы.

— Иначе не видать тебя падишахства, как своих ушей, а то и головы. Эта ведьма и тебя со свету сживет, чтобы править самой.

Не долго раздумывал принц, к тому же падишах давно не давал дышать молодым сыновьям, сковывал, так сказать, инициативу, не пускал к рычагам правления и вообще. Давно среди них ходили глухие разговоры о том, что пора править самим.

Взмахнул принц саблей и сказал, как отрубил:

— Так и быть! Пришел его час. Выберем мы с братьями ночь потемнее и ударим…

* * *

Но даром, что падишах был стар и немощен, уши у него были, как в молодости, и он прекрасно слышал через специальную трубку, которыми был пронизан весь дворец (повторим, что он был великий любитель на всякие технические штуки) разговор матери со своим сыном.

И если в случае с жестоким абиссинцем он знал, что делать, то в случае со своим старшим сыном, которого он любил и видел приемником, падишах призадумался. В таком настроении он и отправился в будуар красавицы, поиграть в шахматы с сами собой.

Та сразу обратила внимание, что чело господина опечалено тяжелыми раздумьями.

— О мой повелитель, — обратилась она к нему, — почему ты так невесел, что ты голову повесил, — и дальше по тексту…

— Да вот, — ответил падишах, озабоченно расставляя фигуры. — Мат хотят мне поставить. Родные сыновья задумали убить меня.

— Нет, только не это! — воскликнула красавица, подбегая к окну и глядя в недоступную даль. Падишах взглянул на свою новую жену со слезами благодарности. — Ведь тогда мне не прожить и часа среди твоих жен.

— Кх-кх, — закашлялся понапрасну расчувствовавшийся падишах, — я думал, что ты меня хоть немножечко любишь. Но Аллах тебе судья. Меня сейчас не это заботит. Главное, этим кретинам потом придется делить власть между собой. Начнется резня внутри государства, хаос и разлад. А убивать своих детей, чтобы этого не случилось, я не могу, кто-то должен остаться после меня.

Падишах в раздумьях склонился над шахматной доской.

— Жалко, что со мною нет моей вагины, – печально изрекла красавица. — Она бы придумала, что делать.

— Нет с тобою вагины… хм… — призадумался падишах, двигая фигуры на доске. — А ведь это мысль!

— О чем ты, мой повелитель?

— Надо вернуть пропажу. Доносили мне гонцы, что в далекой Херрляндии у тамошнего короля обретается в фаворитках мудрая вагина. Не знаю, та ли, что ты ищешь?

— Если мудрая, то — та. А еще такая наглая — вздумала мне перечить! Впрочем, сейчас я бы все на свете отдала, чтобы вернуть ее обратно, и не стала бы больше спорить с нею никогда-никогда.

— Помолчи, — перебил ее старик, оценивая шахматную позицию перед собой. — Естественно, король не захочет расставаться с такой чудесной вещью. А мы объявим ему шах, то есть войну. Вот и занятие для моих дурачков, хватит им забавляться охотой да скачками и заговорами против отца. Вступим в позиционные бои, а там посмотрим (эту фразу потом украл Наполеон).

— Вы правда хотите вернуть мне вагину? – светясь от счастья, воскликнула красавица. — За это я буду любить вас до конца… ваших дней.

— Всё ради вагины, — усмехнулся повелитель. — Подай мне перо и бумагу.

* * *

Хитрый повелитель быстро написал указ, который и был зачитан на ближайшем диване, то есть падишахском совете:

«Мы, солцеподобный падишах всея падишахии, с праведным гневом и глубоким негодованием сообщаем, что у нашей луноокой и любимой жены, коварно похищена главная часть ее женской красоты.

Злодей, которым оказался бывший начальник дворцовой стражи, тайно ночью проник в наш гарем и бесстыдно выкрал тайну из тайн, восхищение из восхищений, сладострастие из сладострастий — ее драгоценный сосуд, сиреч, Священный Грааль, без которого женщина не может считаться таковой.

Нам стало достоверно известно, что похититель действовал по приказу вероломного короля Херрляндии. Такого оскорбления, мы не можем потерпеть.

В связи с чем, объявляем о начале священного похода на Запад, который мы назовем «ППП».

Слава Аллаху! Да прибудет сила и мужество с нами».

Указ поверг всех в легкое замешательство. В повисшей тишине вдруг раздался голос старшего принца:

— А что такое ППП, отец?

— Мог бы сам догадаться, сын мой. Это Первый Полумесячный Поход. А теперь все вместе — УРА!

Все воинственно закричали «ура». Но в особенности объявление войны обрадовало сыновей падишаха. Это был замечательный случай стяжать славу, а за одно под шумок в каком-нибудь сражении избавиться от падишаха.

Часть 18

Собрав всех вступивших в зрелую пору сыновей, хитрый правитель и по совместительству верховный главнокомандующий поставил каждого во главу отдельного формирования янычар и мамелюков, после чего выступил на Херрляндию.

Дворец мгновенно опустел, в тоже время шахский сераль наполнился воплями отчаяния и причитаниями безутешных матерей о своих ушедших на войну детях. И нетрудно догадаться, что во всех своих горестях они обвиняли вновь назначенную главную жену.

И здесь красавица поняла, что, если голову падишаха она спасла, то свою жизнь поставила на грань пропасти.

Как только пришли сведения о первых потерях, которые случились до начала всяких боевых действий: а именно, в восках разразилась дизентерия, — поздно ночью в гареме собрался комитет солдатских матерей и постановил, кем бы красавица не была, ее во чтобы-то ни стало надо изжить со свету.

— Это она виновата, что наши мальчики гибнут на этой войне, — громче всех кричала толстая одалиска. — Убьем ее, девочки!

— Убьем, убьем, убьем! – вторило эхом под сводами гарема.

Отчаявшуюся мать мало что может остановить. Женщины похватали: кто кривой маникюрный ножик, кто острую вязальную спицу, а толстая одалиска так вообще прихватила с собою заряженный пистолет, который подарил ей начальник стражи, — и взяв факелы, бросились с проклятиями в башню красавицы.

Услышав, что разъяренные товарки начали ломать наружную дверь, красавица решила не ждать, пока ее насмерть забьют пяльцами или заколют маникюрными ножницами, и шагнула на балкон.

Полная Луна безразлично освещала дворцовые минареты, стремительно несла свои воды река внизу, тревожно кричали обитатели в дворцовом зверинце. Красавица вспомнила лицо бедного безнадежно влюбленного в нее поэта, вздохнула, быстро прочла молитву и сделала шаг в бездну.

В следующее мгновение она повисла пойманная за руку облаченным во все черное человеком, который притаился на маленьком уступе под ее балконом.

Красавица подняла голову и попыталась разглядеть лицо своего спасителя. Неожиданно она услышала как будто знакомый шепот.

— Не пугайся, красавица, это я.

Она не поверила своим ушам и поэтому от страха закричала:

— Отпустите меня сейчас же, кто бы вы ни были! – и попыталась вырваться, но тут же вспомнила, что она висит на волосок от смерти в буквальном и переносном смысле.

— Не дергайся, дура. Это же я, директор цирка. Я здесь, чтобы освободить тебя.

— Вы директор цирка? Ха-ха-ха. Как такой увалень мог влезть ночью на башню.

— Чтобы ты знала, — немного обиженно ответил внезапный спаситель, -когда-то я был самым знаменитым акробатом во всей Херрляндии. Это я потом потолстел и сделался директором цирка.

— Как же вы нашли меня? – удивилась красавица, наконец признав в незнакомце своего бывшего хозяина.

— Все просто, я должен признаться тебе в предательстве.

— Предательстве?

— Да. Это я продал тебя падишаху.

— И горбуна тоже вы убили?

— Увы! Он оказался гораздо сильнее, чем я предполагал. Иначе бы я не висел тут с тобою на краю пропасти.

— Вы страшный человек!

— В этом все и дело. Я ведь тоже в молодости был влюблен в одну прекрасную девушку, похожую на тебя. Но однажды я упал с каната и разбился почти насмерть. Когда я встала на ноги и пришел к возлюбленной, оказалось, что она уже замужем за каким-то трактирщиком. С тех пор я стал люто ненавидеть женщин, а деньги сделались моей главной ценностью. Но когда я увидел тебя со мною что-то случилось. Расставшись, я не мог ни спать, ни есть, пока не поклялся, что спасу тебя из гарема любой ценой.

— Так чего же мы ждем? — красавица вдруг вспомнила, что разъяренные шахские жены вот-вот ворвутся в ее покои.

Потеряв надежду сломать крепкую дверь, те сделали из булавки отмычку и уже поворачивали ее в замке.

— Ах, да! – опомнился директор цирка. – И правда, что это я. Совсем заболтался. Смотри, я перекинул канат от твоей башни до самого высокого дерева за стеной. Смело вставай на него и, как я тебя учил, иди не глядя вниз.

Красавица не заставила себя упрашивать, обнаружив путь к спасению, она легко вспорхнула на канат и, балансируя руками, заскользила прочь из своей тюрьмы. Директор менее уверенно последовал за ней.

В этот момент на балкончике появилась толстая одалиска и, увидев две удаляющиеся тени, закричала:

— Стража! Побег! Держи ее!

Затем она подняла пистолет и, прицелившись, как ее показывал бывший любовник, нажала на спуск.

Раздался громкий треск, повалил дым с искрами, и одна из фигур на канате качнулась. Затем сделал еще несколько неуверенных шагов, слабо вскрикнула: «Прощай!» и полетела в бурный и безжалостный поток.

Часть 19

Едва придя в себя от испуга, лекарь поторопился отнести выздоровевшую вагину к королю. Его величество, довольный результатом, щедро наградил медика, и тот поторопился убраться восвояси во избежании расспросов и дальнейших недоразумений.

На его счастье вагина не выдала его, и не стала рассказывать королю о выпавших на ее долю научных экспериментов, где она была главным подопытным.

К тому времени на ее теле отросло достаточно растительности, чтобы король смог делать ей самый причудливые прически. То он сооружал на вагине беседку, то карету, то целый бастион с пушками и игрушечными защитниками, при этом он продолжал прислушиваться к ее советам по делам государственной важности.

Между тем в королевстве набирало силу недовольство тем, что ими управляет не какой-нибудь орган, а самый что ни на есть женский. Роптало и офицерство, особенно им не нравилось, что их покрытый славой военноначальник так бесславно закончил карьеру в пасти гадкой рептилии.

Еще немного и в королевстве приключился бы самый настоящий бунт, но здесь на счастье короля и вагины, пришло известие о начале войны.

Однажды утром гонец принес весть, что падишах могучего восточного государства идет со своими войсками на Херрляндию.

— А что им надо? — поинтересовался король за завтраком, наблюдая как вагине делают новую прическу в виде кораблика.

— Они требуют Священный Грааль, — сообщил гонец, — который, как они утверждают, сокрыт в нашем королевстве.

— Зачем мусульманам Священный Грааль, — удивился король, — и с чего они взяли, что он имеется у нас в наличии?

— Дело в том, ваше величество, — разъяснил гонец, — что у одной из трехсот шестидесяти шести жен падишаха была похищена самая скоромная часть тела, а именно священный сосуд, в котором зарождается жизнь. Он прослышал, что этот сосуд, сиречь Священный Грааль, обретается у вашего величества в услужении. Такое оскорбление на Востоке можно смыть только кровью.

Делать было нечего. А так как военный министр безвременно почил в бозе, король сам решил вести свои войска на битву.

— Что ты скажешь о предстоящей войне? — спросил король, собираясь на войну, свою любимицу.

— Нет сомнения, что она будет проиграна, — в задумчивости ответствовала главная королевская советница.

— Что же мне делать? — растерялся король.

— Как, что! Идти и выяснить, кем именно.

Так в истории произошла вторая война, в основе которой лежал конфликт из-за вагины. Первая, как известно, случилась в Трое.

Часть 20

Перед отбытием короля в действующую армию, вагина неожиданно взмолилась:

— Не оставляй меня одну, мой повелитель, ты же знаешь, сколько у меня во дворце недоброжелателей. Боюсь, что они опять подстроят какую-нибудь гадость. А в походе я тебе пригожусь.

— Не могу, моя дорогая, – ответил король. – На войне женщине нечего делать, если она, конечно, не маркитантка. Но я обещаю, ты будешь в полной безопасности.

Обезопасить королевскую советницу решено было известным с рыцарских времен способом. Король приказал лучшему кузнецу выковать из золота пояс верности по мерке своей любимицы.

— Пусть эти доспехи укрепляют не только твое тело, но и твой дух напоминанием, как не легко приходится и мне в походе, — сказал его величество на прощание, после чего собственноручно закрыл меленький замочек на сияющем бронежилете вагины, опустил золотой ключик в карман камзола и отбыл в войска.

* * *

Две армии сошлись в чистом поле на границе басурманских владений и европейских вотчин. Король не был искусен в тактике боя, а падишах боялся, что в суете сражения сыновья удавят его шелковым шнурком, и потому никто не решался напасть первым, ограничиваясь рекогносцировкой на местности.

Очень скоро король пожалел, что не взял вагину собой. Дело в том, что пустое стояние приводит к быстрому разложению армии. С королевской гвардией это случилось в прямом смысле этого слова. Развлекаясь по вечерам с маркитантками, сопровождающими войска в походе, в условиях недостатка средств гигиены, они подцепили смешную желудочную болезнь. А так как ватерклозетное дело в Херрляндии было одним из наиважнейших, то по приказу короля были вырыта гигантская траншея. Вдоль оной задом к противнику в позе орлана и проводила все свободное время гвардейцы короля.

Когда падишах увидел в подзорную трубу столь безобразное зрелище, он опешил. Он решил, что противник таким способом хочет деморализовать его армию. И чтобы не уступить в информационной войне, падишах приказал своим воинам совершать ежедневную молитву с приспущенными штанами.

Как водится войска падишаха молились на коленях лицом на Восток и соответственно тылом к Западу. Это несомненно говорит в пользу религии, когда с одной стороны можно коленопреклоненно укреплять дух в общении со всевышним, а с другой морально уничтожать противника, демонстрируя ему самую неподобающую часть человеческого тела.

Рассмотрев несметный ряды голых задниц, обращенных в сторону его войск, король пришел в ярость. Он решил, что таким образом противник передразнивает его солдат, пораженных болезнью. Это был сильный ход в информационной войне.

И здесь он вспомнил про вагину и ее изощренный ум. Король немедленно послал с нарочным донесение во дворец с описанием положения дел и вопросом, что делать. Вагина не замедлила с ответом, и вскорости король получил секретную депешу, где предлагалось уровнять шансы противников, а именно: следовало установить на позициях линию катапульт и бомбардировать противника ничем иным, как горшочками с испражнениями больных желудков королевской гвардии.

Король не преминул воспользоваться хитрым советом, и это был первый случай использования бактериологического оружия в купе с химическим поражающим фактором, коим является нестерпимое зловоние.

Часть 21

Падающие с неба, как из рога изобилия, результаты человеческой жизнедеятельности привел армию падишаха в ужас и отвращение. В условиях тотального амбре и начавшейся эпидемии поноса воевать никто не соглашался. В войсках зрел заговор с целью сместить главнокомандующего и назначить командовать одного из его сыновей. Это значило для падишаха только одно: скорую и неминуемую смерть.

В сложившихся обстоятельствах безопаснее было сдаться на милость короля, чем принять позорную смерть от рук собственных отпрысков, и не медля падишах отдал приказ своим верным мамелюкам:

— Мы сдаемся, выбросить белый флаг!

— Уже выбросили, — ответили ему верные мамелюки.

— А почему его не видно?

— Далеко выбросили, потому и не видно.

Восточный правитель понял, что его верные слуги переметнулись на сторону заговорщиков. И здесь в его изворотливую голову пришла последняя спасительная мысль: для того, чтобы остаться на коне нужна скорая и окончательная победа над врагом. А как известно, без секретного оружия добиться этого невозможно.

И таковое у падишаха имелось. Он приказал выкатить на передовые позиции новейшее оружие, а именно единственную медную пушку, за которую он в свое время отдал целый караван шелка и получил по тайным каналам из Европы. Падишах лично руководил наводкой пушки, которая должна была стрелять по палатке неприятельского короля каменными ядрами — других достать не удалось. Он лично подносил и факел к запалу.

В это время король стоял в окружении своих генералов и обсуждал перед картой диспозицию предстоящей баталии. Внезапно одно из удачно пущенных ядер прошило насквозь палатку, к счастью никого не задев и лишь опрокинув чернильницу на стол. Придя в себя, король в изумлении воскликнул:

— Господа генералы, я ничего не понимаю. Разве падишах не подписал конвенцию о нераспространении ядерного оружия, по которой мы можем стрелять по нему ядрами, а он нет?

Но никто из генералов не успел ответить, потому как в следующее мгновение новое ядро, залетевшее в палатку, снесло голову его величеству напрочь. Мало того, оно засело на месте головы венценосца, прикрывшись короной. Херрляндская армия была обезглавлена.

В это же время, один из сметливых сыновей падишаха подложил в пушку лишний мешочек пороха, мол, для пущего смертельного эффекта. Хитрый правитель, уже предвкушавший победу, поднес запал к пушке и в следующую секунду орудие, не выдержав мощности заряда, разлетелось на мелкие кусочки, отправляя в приятное общество небесных гурий и самого падишаха.

Это был первый акт терроризма, примененный против царственной особы.

На этом война закончилась с ничейным результатом, но известие об этом не сулило для вагины ничего хорошего.

Часть 22

Как только весть о бесславной кончине короля достигло Херрляндии, во дворце случился страшный переполох. Детей у короля не было, и теперь на престол должна была взойти вдовствующая королева, которую по приказу мужа заключили в дальний монастырь.

Соревнуясь в стремлении услужить новой владычице, придворные срочно снарядили карету в монастырь, которая с почестями и доставила во дворец подстриженную под ноль в монахини королеву.

Когда траурные церемонии по случаю погребения закончились, королева вспомнила про вагину, обитавшую в уединенном будуаре в соседстве с королевской спальней.

Она послала за королевским кузнецом и приказал снять с вагины золотой пояс верности. Но кузнец заявил, что он специально выковал такие хитрые доспехи для женских прелестей, что без ключа открыть их нет никакой возможно, а иначе какой во этом смысл. Ключ же обретался в единственном экземпляре у самого покойного монарха.

Пришлось тайно ночью доставать из царственной усыпальницы обезглавленное тело несчастного короля и обыскивать его камзол, в кармане которого и был найден золотой ключик.

Когда вагина наконец предстала перед королевой в натуральном виде, та с высокомерным злорадством воскликнула:

— Значит, вот эта уродина и была любовницей моего глупого муженька?

— Я вовсе не была любовницей короля, — пролепетала вагина, — я всего лишь была его советницей в трудный государственных вопросах.

— Ха-ха-ха! — зловеще рассмеялась королева, — так я и поверила, что из такой дыры может произойти что-нибудь путное. И за это ничтожество, которое можно найти у любой гулящей девки, мой старый дурак отвалил целое состояние. Да за это тебя мало отнести на псарню и бросить бешенным собакам на корм!

— Не делай этого, моя повелительница. – взмолилась бывшая любимица короля. — Вы же сами заметили, что за меня отдали огромные деньги. Что толку будет в моей смерти? Не лучше ли меня кому-нибудь продать?

Королева задумалась на минутку.

— Думаешь, ты тут самая умная? — наконец с усмешкой сказала она. — Хорошо, я тебя продам, но в таком виде, что тебе вряд ли это понравится.

И королева приказал вызвать придворного медика.

— Эй, лекарь, возьми эту мерзавку, — приказала она, – заспиртуй ее, как у вас медиков принято, и отправь в Санкт-Петербург царю Петру. Я знаю, херр Питер любит всяческие природные феномены и отвалит за такой подарок кучу денег.

* * *

Делать было нечего, лекарь принес вагину в свою лабораторию и уже готовился опустить в банку с приготовленный раствором, но здесь несчастная взмолилась:

— Не делай этого, мой дорогой лекарь. Ведь я спасла твою жизнь и не рассказала королю о тех мучениях, которым ты подверг меня.

Лекарь задумался, потираю шею, которую в самом деле спасла от веревки его пленница.

— Я был бы рад оставить тебя, — сказала он, — но теперь я непременно потеряю голову, если ослушаюсь приказания королевы.

— А ты сделай так, — предложило хитроумное создание, — возьми вагину у любой умершей нищенки и заспиртуй вместо меня. Ведь в банке никто подмены не заметит.

— Гм… — задумался лекарь. — А ведь и верно.

Он взял детородный орган недавно умершей в больнице нищенки, заспиртовал ее и отправил в далекую и холодную Московию в царскую кунц-камеру, как пример говорящей вагины.

На что царь Петр вскорости прислал королеве письмо с большими благодарностями, но вместо бочонка денег приложил к посланию банку с заспиртованным мужским отростком. В конце письма было указано, что в ответ на заспиртованную женскую вагину, которая умела говорить, он посылает заспиртованный мужской хрен, который умел летать.

Часть 23

Зная, что лучший способ спрятать вещь, это выставить ее на всеобщее обозрение, лекарь не придумал ничего лучше, как использовать вагину на лекциях в университете, где он читал медицину, в качестве наглядного материала по женской анатомии. Однако он приказал живому «препарату» строго настрого молчать, иначе им вдвоем будет несдобровать.

Между тем самодурка королева управляла подотчетным государством из рук вон плохо. Казна была пуста, народ голодал, военные снова роптали. Ко всему, будучи вздорной женщиной, она перессорилась со всеми соседями, и те готовились объявить Херрляндии новую войну.

В народе начали вспоминать вагину добрым словом. Об этом она узнала однажды вечером в пустой аудитории, где собрался кружок студентов, якобы для дополнительных занятий, но на самом деле для политических дебатов.

— Они грозят упразднить университет из-за отсутствия денег! — воскликнул студенческий предводитель.

— А нас хотят забрить в рекруты, — возмутился другой студент.

— А бедному народу нечего есть, — нахмурился третий.

— При короле и его вагине мы жили гораздо лучше, — заявил четвертый.

— А вы слышали, что королева сделал с несчастной? — воскликнул главный трибун. — Она заживо заспиртовала ее, а после отправила в Сибирь, где ее съели голодные медведи и спиртом запили.

— Уму непостижимо, какое зверство! – ужаснулся другой студент. — А ведь на самом деле это была никакая не вагина, а пигмейка с остров Пасхи. Уникальнейший экземпляр!

— Нет-нет, – возразил третий, — вагина прилетела к нам с других планет. Она была марсианкой.

— Да что вы, братцы – провозгласил четвертый. — Это же была посланница самого Господа Бога. Первый раз он прислал Христа, а во теперь спустил на Землю женскую эманация святого духа.

Вагина в это время сидела тихонько в шкафу. В конце концов ей опротивело слушать студенческие бредни, да и молчать ей смертельно надоело (если вы женщина, попробуйте сами). Она взгромоздилась на кафедру и воскликнула:

— Господа студенты, прекратите рассказывать небылицы. Я никакая не эманация и не инопланетянка. Я обыкновенная говорящая женская вагина.

Студенты от неожиданности повскакивали со своих мест и уставились на ожившее наглядное пособие, в которое профессор еще утром тыкал указкой. Наконец самый бойкий из них понял, что перед ними никто иной, как предмет их горячей беседы. Почтительно отвесив поклон даме, он сказала:

— Так вот ты какая, говорящая вагина. Мы рады приветствовать тебя, живую и невредимую на нашем собрании. Однако, прости, но ты все слышала, а значит можешь рассказать кому-нибудь о нашем тайном обществе. Теперь у тебя два пути: либо присоединиться к нашему заговору против королевы, либо нам придется ее величеству тебя выдать.

— Какие странные сомнения в моей лояльности, — по-женски кокетливо помедлив, воскликнула вагина. — Неужели вы думаете, что я в самом деле хочу быть сослана в Сибирь на радость медведям? Я с вами, товарищи!

— Вот здорово! Какое замечательное слово ты придумала. Мы именно товарищи, — захлопали студенты в ладоши.

— Тише, тише, господа студенты. Если у женского органа может быть голос, то у стен могут быть уши, — стал увещевать студентов их главный заводила, а потом снова обратился к новому члену, если можно так выразиться, тайного общества. — Мы много наслышаны от твоем уме, товарищ. Не могла бы ты дать нам совет, как начать восстание?

Вагина надела профессорское пенсне, который тот запамятовал на кафедре после лекции, напустила на себя таинственный вид, склонилась к аудитории и, почему-то слегка грассируя, предложила:

— Для успеха нашего предприятия необходимо захватить мосты, курьерскую службу и голубиную почту.

— А голубиную зачем? – удивились студенты.

— Не знаю, не люблю я их. Зачем они на головы памятникам гадят?

Под всеобщий гул одобрения на том и порешили.

Часть 24

После чудесного спасения из гарема падишаха Красавица долго бежала по лесу, пока не наткнулась на лагерь бродячего цирка. Артисты бросились к ней с расспросами о том, как она спаслась и удалось ли это директору, но она лишь рыдала и мотала отрицательно головой. Впрочем, скоро им стало не до расспросов, потому как вдали послышалось улюлюканье мамелюков, которые ринулись в погоню за беглянкой.

Побросав вещи в фургоны, артисты бросились спасаться. Чтобы избавится от преследователей, цирк гнал и гнал лошадей в самую глубину леса не разбирая дороги. Наконец чаща стала столь непроходимой, что караван цирковых вагонов был вынужден остановится. Погоня как будто отстала, но тут же вдали опять послышались дикие вопли, которые стали приближаться. Минуту спустя застрявший караван окружили ужасного вида люди на конях, совершенно не похожие на воинов падишаха.

Все объяснилось, когда высокий и статный конник в алом плаще с длинными лихо закрученными усами громогласно произнес:

— Бери их, ребята! Женщин и добычу в пещеру, остальных на сук.

Это были лесные разбойники под предводительством кровожадного главаря Губин Рода.

Бандиты бросились на несчастных артистов, но здесь, вперед самоотверженно вышла Красавица, одетая в роскошные восточные одеяния и обвешанная ослепительными драгоценностями. Бандиты ахнули и как пораженные громом остановились.

— Пощадите! — отчаянно взмолилась Красавица. — Не надо никого на сук. Возьмите эти побрякушки, они стоят дороже десяти цирков и отпустите нас.

С этими словами она стала срывать браслеты, кольца и остальные украшения со своего тела. Никогда банда разбойников не видела столько драгоценностей на полуобнаженной диве.

— Хе-хе, да ты такая красотка, что от тебя невозможно глаз оторвать, — наконец воскликнул хромоногий разбойник, приходя в себя, и развязно схватил пленницу за руку.

— Стоять! — воскликнул главарь, соскакивая с лошади. — Почему же невозможно?

Он подошел к хромоногому разбойнику и вырвал ему глаз. После чего обвел остальных бандитов недобрым взглядом.

— Есть еще желающие положить свой глаз на эту девушку?

— Нет, нет, — сразу забубнили другие разбойники, тупя взор и отступая назад.

— Ну и отлично. А вас, сударыня, прошу простить моих болванов. Они не обучались в церковно-приходской школе политесу. Хамы-с! Имею честь предложить вам следовать за мной.

Но красавица вместо того, чтобы повиноваться, ловко выхватила кривой кинжал у главаря из-за пояса и, обнажив груд, направила острие себе в сердце. Вся шайка обомлела во второй раз.

— Еще шаг, и я убью себя, — объявила девушка.

— Никто и не двигается, — пораженный не меньше остальных сказал Губин Род. – Ты так прекрасна и смела, что я готов исполнить любое твое желание.

— В таком случае, пообещай, что ты отпустишь цирк на все четыре стороны, и я подарю тебе самую удивительную ночь на свете.

Отпустить кучу несчастных уродов со всем их бесполезным цирковым скарбом — это самое маленькое, что может пообещать мужчина женщине, когда он горит желанием. В эту секунду Красавица могла потребовать от Губин Рода вывернуть Вселенную наизнанку, и в этом случае она получила бы от разбойника положительный ответ.

— Эй, ребята, возьмите из вещей, кому что нравится, и отпустите этот балаган восвояси, — приказал главарь, восхищенно взирая на пленницу в предвкушении главной награды.

Вывернув карманы циркачей и перетряхнув их скарб, бандиты велели убираться подобру-поздорову. Карлики, фокусники, акробаты и вся остальная труппа тронулись в путь, не скрывая своих слез на глазах. Они знали, что ждет красавицу, когда Губин Род узнает всю правду о ее женских достоинствах.

Смелая девушка, самоотверженно держала острие кинжал у самой груди до тех пор пока ее сотоварищи не скрылись окончательно из виду. Наконец она выронила из рук оружие и сдалась на милость победителя. И тот не медля ни секунды торжественно усадил ее на своего коня и повез в разбойничьи чертоги.

Часть 24

В глубине леса разбойники остановились у мрачной, торчащей словно указующий перст, скалы. Подойдя к огромному валуну у самого подножья Губин Род три раза хлопнул в ладоши и прокричал:

— Сим-сим, откройся!

Тут же все разбойники разом навалились на камень, он закачался, но не поддался. Тогда главарь подошел к раскачивающемуся от усилий всей лихой братии валуну и толкнул его одним пальцем. Тот немедленно откатился и открыл вход в пещеру.

— Знаешь, красавица, в чем секрет этого камня, – пояснил главарь. — Никто в отдельности не может его сдвинуть. Только все вместе и никак иначе. В этом гарантия, что наши сокровища не украдет кто-то один из нас или случайный путник.

Оказалось, что скала внутри имеет разветвленную сеть ходов и комнат, где и жили разбойники. Пещера Губин Рода располагалась на самом верху и была больше похожа на залу в замке с окном наружу.

— А теперь свадьба! – провозгласил Губин Род. И немедленно разбойники принялись разливать вино из бочек и жарить дрессированную свинью, которую они, не смотря на все мольбы циркачей, все же утащили с собою.

Когда пиршество с обильным возлиянием и произнесением бесокнечных тостов за здравие новобрачных закончилось, Губин Род решительно встал и протянул руку красавице, так и не притронувшейся ни к вину, ни к свиным ребрышкам на золоченом блюде.

— Ну, пора и честь знать. Пойдем, красавица, я покажу тебе мои покои.

Разбойники загоготали над двусмысленностью фразы про «честь». Но красавице было не до смеха, она знала, что вряд ли переживет эту ночь.

Поднявшись по каменной лестнице наверх, она вдруг вспомнила, что, возможно, у нее еще есть надежда оттянуть конец.

— Постой! — Воскликнула она, когда ее новый муж жестом пригласил ее на роскошное ложе, укрытое медвежьим шкурами. – Не торопись.

— Ну, что еще такое? – нахмурился разбойник. – Не вздумай прибегать ко всяким женским уловкам и рассказывать про наступившее регулярное нездоровье.

— Нет, я всего лишь хотела рассказать тебе сказку?

— Какую еще сказку?

— На ночь.

Падишах много рассказывал своей любимой наложнице сказок перед сном, и красавица хорошо их запомнила. Особенно одну про Шахерезаду. Только бы продержатся до первого петуха, решила она.

— Ха-ха. Ты собираешься кормить меня сказками? — развеселился Губин Род. — В таком случае я хочу выслушать только одну, о том как ты сказочно красива. Раздевайся и немедля!

Красавицы поняла, что спорить бесполезно, и ей пришел настоящий конец. Она помолилась и, грациозно скинув одеяния, предстала перед разбойником в натуральном виде.

Губин Род не медля бросил ее навзничь, развел ноги и поначалу не поверил своим глазам. Он долго их тер, а потом произнес:

— Видел я чудеса на свете, но таких никогда.

— Ты сказал это, о мой повелитель, — вскричала красавица.

— О чем ты?

— Ты помнишь, я обещала тебе самую удивительную ночь на свете. Так?

— Ну, так, — почесал в затылке неудачливый жених.

— И скажи, разве было у тебя удивление в чем-нибудь больше, чем сейчас?

Долго смеялся Губин Род смехом, которого и у сумасшедшего не услышишь. А как известно, самый прямой путь расположить к себе человека — это рассмешить его.

— Ах, ты чертовка! Обвела вокруг пальца человека, который сам провел тьму самых хитрых жуликов на свете. А это дорого стоит.

— Ты теперь убьешь меня? – не без надежды спросила Красавица.

— Убить тебя. Ха-ха. Да за то, что ты меня обманула, тебя мало испечь на костре, как вашу дрессированную хавронью. Впрочем, я могу и пощадить, если ты расскажешь, как такой неслыханный природный казус мог случится.

И здесь красавица рассказала Губин Роду, как она по глупости поссорилась со совей Вагиной, и как та ушла от нее в неизвестном направлении, и все приключения, которые последовали затем. И здесь в самом деле пропел петух, и красавица прекратила дозволенные речи.

— Как в сказке! – завороженный рассказом, сладко потянулся разбойник. – Будь ты со своей вагиной одно целое, тебе бы цены не было. Очень жаль. Я уже давно подыскиваю себе жену. Пограбил уже, теперь хватит и детям, и правнукам. Столько вариантов перепробовал. Но, видно, пока не судьба. Зачем мне такая дура, которая даже не смогла поладить сама с собою.

И подойдя к прорубленному в скале окну, Губин Род крикнул вниз похрапывающим под нежным утренним солнышком сподвижникам по черному ремеслу:

— Эй, ребята, просыпайтесь! Берите мою невесту и делайте с нею все, что хотите. Она теперь целиком… ха-ха… нет, без самого ценного в женщине, ваша.

Разбойники немедленно повскакивали как будто только и ждали этого клича и так было заведено. И наперегонки с криками «Чур я первый!» бросились наверх.

Часть 25

Как только разбойники набросились на красавицу с единственной целью поживится остатками ночных услад их главаря, они тут же обнаружили, что сделать это не так-то легко, а точнее и вовсе невозможно.

Гладкое место оставляет мало возможностей для неприхотливых мужских забав. А будучи темными по своей природе, об изощренных извращениях они еще не были наслышаны.

Оставалось только позабавить свою кровожадную натуру головорезов, и разбойники сели думать, как веселее извести несчастную девушку.

Были предложения привязать ее к дереву обнаженной рядом с муравейником, и понаблюдать, как муравьи обгладают бедняжку до костей. Кто-то посоветовал устроить свадьбу красавицы с медведем, а именно бросить ее в берлогу на потеху косолапому. Но всех по изощренности превзошел одноглазый бандит, лишившейся глаза по милости пленницы.

— Раз у нее отсутствует природная щель, — криво усмехнулся под черной повязкой он, — не помочь ли нам в ее создать да такую большую, чтобы хватило всем.

И способ для этого он предложил такой. Разбойники общими усилиями склонили к земле два дерева, привязали за ноги к верхушкам красавицу, и уже собирались отпустить деревья, чтобы те, распрямившись, разорвали красавицу пополам. Но здесь из города со свежими вестями вернулся племянник Губин Рода, юный Флиментулс. Это был тот самый мальчишка, что украл когда-то вагину у ростовщика.

Быстро узнав в чем дело, юный разбойник что-то зашептал главарю на ухо, наблюдающему за невинными утехами своих подчиненных.

— Эй, ребята, развлечение отменяется! — крикнул разбойникам Губин Род.

Те недовольно зароптали.

— Зря шумите. Нас ждет добыча, которое вам придется по вкусу, в отличии от бесполезной пустой девки. А ее отнесите в мои покои и завалите вход камнем, она нам еще пригодится.

Разбойники выполнили приказ и вскочив на коней, умчались за своим предводителем на многообещающую вылазку. Вместе с пленницей по приказу дяди в качестве безопасного компаньона и сторожа остался только Флиментулс.

На следующее утро Красавица проснулась от того, что кто-то пыхтя отвалил камень от входа в пещеру. Ее юный охранник бросился к выходу, решив, что вернулся Губин Род со товарищи, но это были не разбойники.

Часть 26

На пороге пещеры стоял страшный уродливый великан в три метра ростом с дубиной наперевес. Лицо его было покрыто бородавками, губа свисала ниже подбородка, и вонючие густые слюни капали с нее на широкую грудь нежданного гостя. Видимо, он был очень силен, если один смог открыть вход в пещеру.

Юный Флиментулс опомнился первым, он выхватил маленький пистолет, подаренный дядей, и не целясь выстрелил в гиганта.

— М-м-м-а-а! – страшно закричал тот. По-видимому, он был нем и глух и кричал от ярости, так как пуля прошла мимо, лишь пробив торчащее в сторону ухо.

В один прыжок он оказался подле мальчишки и едва коснулся его лба своей узловатой дубинкой, отчего бедолага как подкошенный рухнул наземь.

Затем он быстро взбежал по каменным ступеням в верхние покои, где стояла и ждала своей участи несчастная девица. Ей хватило всего лишь вида и запаха плотоядно улыбающегося великана, чтобы лишится чувств. Она не успела упасть на пол, так как была ловко подхвачена и как вязанка хвороста перекинута через плечо.

Спустившись вниз, великан сгреб в охапку и бездыханное тело мальчика. Выйдя из пещеры, даже не поинтересовавшись, чем еще можно поживиться, он стремительно пошагал по лесной глуши одними ему известными тропами.

Очнулась девушка на лежанке посреди большого ухоженного дома. Все вещи вокруг были преувеличено большими, как будто ими пользовались люди гигантского роста: сиденья, на которые обычный человек взбирался бы подпрыгивая, стол на уровне глаз, лестница ведущая наверх, со ступенями в колено высотой. В центре просторной залы располагался огромный очаг с котлом, в котором можно было бы сварить еды на целую деревню.

Из темного угла под лестницей раздавался плач ребенка. Присмотревшись, красавица заметила, что в углу устроена деревянная клетка. Внутри сидели и лежали маленькие дети. Среди них девушка узнала и Флиментулса с огромным синяком на лбу. Рядом стояла девочка, взявшись за толстые прутья, и горько плакала.

Неожиданно из двери, ведущей на улицу, появилась сгорбленная старуха с охапкой дров. Даже в сгорбленном виде, она была на голову выше красавицы. Бросив поленья возле очага, в котором что-то аппетитно булькало, она обратила взор к очнувшейся девушке.

— А вот и моя невестка проснулась, — криво усмехнулась старуха, открыв в провале рта единственный зуб. — Хватит бока отлеживать, пора и за дело приниматься.

— Почему вы назвали меня невесткой, — опешила красавица. – Я вас первый раз вижу.

— Ну и что. Тебя принес мой сын и даже не сломал тебе кости. Это о многом говорит. Я стара, немощна и скоро умру, и ты станешь хозяйкой в доме. Вот поэтому я и назвала тебя так.

— Но я не могу стать женой вашего сына, — попыталась возразить красавица, — у меня нет самого главного, что делает девушку женой.

— Я знаю. Я уже осмотрела тебя, — кивнула старуха. — Именно такая невестка мне и нужна. У моего сына не должно быть детей, потому что он их слишком любит.

— Любит! — удивилась девушка. — Именно поэтому вы держите детей в клетке?

— Хватит задавать глупые вопросы. Подойди ко мне.

Девушка повиновалась властному дребезжащему голосу хозяйки и подошла к котлу, в котором бурлило странное, хотя и вкусно пахнущее для голодной девушки варево. Старуха достала миску, зачерпнула похлебку половником и протянула невестке.

— Ешь. Мой сын не любит худых и немощных. Ты будешь много есть и много работать. Ты понравилась моему Пипину и тебе придется привыкнуть к его странностям.

— Не ешь, — вдруг услышала девушка голос Флиментулса из угла.

— Заткнись, противный мальчишка, — прикрикнула на него старуха. – Ешь, моя милая, ешь, красавица. В отличии от меня, мой сын любит детей, и даже очень. Он любит их… есть. Хе-хе-хе!

И только здесь красавица осознало, что странного ей показалось в вареве. Она увидела, что там кипят ножки, ручки, тела и головы маленьких детей.

Бедняжка выронила миску и снова лишилась чувств от отвращения.

Часть 27

— Экая ты слабая, — услышала девушка, приходя в себя на гигантской кровати.

Это произносила старуха, поднося пузырек с резким отрезвляющим запахом к носу девушки.

— Ну, ничего, — продолжала старуха, — я тебя вылечу. Мне нужна крепкая работящая помощница. Я научу тебя делать лекарства, снотворное и яды. Лекарствами ты будешь лечить моего сына, а снотворным усыплять маленьких детишек, чтобы они не кричали, когда их кидаешь в котел.

— М-м-м, — услышала красавица мычание от двери, сопровождаемое грохотом сваливаемого дерева.

Это вернулся из леса сын старухи, неся на спине вязанку дров, состоящую из поваленных целиком деревьев.

— А вот и сам Пипин. Пора кормить моего славнного верзилу, — заторопилась старуха. — А ты пока выпей вот это.

И она почти силком заставила девушку проглотить густую сладковатую жидкость из глиняной миски, от которой девушка провалилась в глубокий сон без всяких сновидений.

На следующее утро она проснулась от легких пощипований за грудь. Это старуха таким странным образом будила свою будущую сноху.

— Вставай, вставай — прикрикнула она. — Хватит бока отлеживать. Сегодня я научу тебя делать варево для моего мальчика. К обеду он вернется из леса и будет очень голоден.

От таких слов девушка окончательно проснулась, быстро умылась и привела себя в порядок.

— Начинать варево нужно с закипевшей подсоленной воды, — между тем начала наставления ужасная старуха, подведя ученицу к очагу. — Затем добавляем туда детишек, для начала усыпив их с помощью вот этой штуки.

Стряпуха достала из шкафа длинную полую трубку, выточенную из черного дерева, вытащила из игольницы на стене иглу с кусочком морской губки и обмакнула ее в фиолетовую тягучую жидкость из флакончика. Затем она осторожно, чтобы не уколоться, вложила иголку в трубку.

— Детям совсем не будет больно. Одного укола достаточно, чтобы усыпить навсегда огромного быка, не то, что ребенка. Видишь, какая я добрая. Они даже ничего не почувствуют. Вот смотри…

Старуха поднесла трубку ко рту и прицелилась в сторону клетки с детьми, выбирая первую жертву. Ею как раз оказался юный Флиментулс, понуро сидящий в углу.

— Нет, нет! Пожалуйста, не сейчас, — вдруг встала у нее на пути помошница. — Я не очень сообразительная, и мне трудно сразу усвоить высокое кулинарное искусство. Прежде раскройте весь рецепт приготовления до конца.

— Ну, хорошо, — подозрительно прищурилась на нее старуха, отложив трубку в сторону. — Слушай дальше. После того, как мясо как следует проварится, следует добавить шепотку душицы, розмарина, гвоздики, черного перца и конечно же лаврового листа.

И здесь Красавица поняла, что лучшего случая у нее не будет.

— И тараканов тоже? — спросила она обеспокоено.

— Каких еще тараканов? — скривилась наставница.

— Мне кажется, в котел что-то упало с потолка. Как будто таракан.

— Где?

Старуха нагнулась над варевом, и в этот момент девушка что было силы толкнула старую ведьму.

Та всплеснула руками, пытаясь удержать равновесие, качнулась, дико озираясь на ученицу, а затем рухнула в кипящую воду. Душераздирающий вопль огласил дом и окрестности. Выбраться из котла несчастная уже не смогла.

Часть 28

Красавица бросилась к клетке и попыталась открыть замок, но без ключа, который сейчас варился вместе с незадачливой свекровью, открыть его не получалось. Шарить же в котле девушка ни за что не соглашалась.

Положение спас Флиментулс. С помощью булавки, которую он позаимствовал у красавицы, повозившись с четверть часа, он наконец справился с запором и, распахнув темницу, приказал несказанно обрадованным детям бежать в лес с глаз долой.

— Надо бы и нам убираться подобру-поздорову, — сообщил он красавице, шаря по углам и комодам в поисках чего-нибудь ценного, — скоро вернется ведьмин сынок, и тогда нам несдобровать.

Но девица медлила, о чем-то размышляя.

— Ты беги, а я останусь, – неожиданно заявила она. – Людоед непременно нас догонит, если спохватится раньше времени. Он хорошо знает лес и быстро бегает. Я выиграю время, а ты поможешь детям найти дорогу домой.

Где-то вдали послышался приближающийся треск ломаемых деревьев.

— Последний раз предлагаю, — заторопился Флиментулс, протягивая девушке руку.

— Нет, бегите — решительно ответила она.

— И почему все красавицы такие дуры, — вздохнул Флиментулс, и больше не мешкая, выпрыгнул в окно.

Несколько мгновений спустя на пороге появился Пипин. Он повел безобразным носом, принюхиваясь к запаху из котла, а потом молча взгромоздился на стул у стола.

— Имей терпение, добрый великан, — стала тянуть время девушка. — Еда еще не готова. Твоя матушка научила меня готовить особенную похлебку, а сама пошла нарвать лечебных трав.

Людоед здорово изголодался, пока молодая хозяйка делала вид, что готовит что-то вкусное, подбрасывая под подозрительным взглядом людоеда в кипящее варево ингредиенты из разных горшочков и туесков. Наконец она зачерпнула полную миску и, скрывая отвращение, поставила перед людоедом. Тот схватил ложку, больше похожую на черпак, и начал с жадностью есть. Дойдя до дна, он вдруг поперхнулся и выплюнул на ладонь что-то блестящее. Это был ключ от клетки.

Красавица попятилась к двери, в то время как великан, вскочив из-за стола и подбежав к котлу, пытался рассмотреть его содержимое. В этот момент в пузырях кипящего варева вдруг появилась голова его матери и посмотрела на сына мертвым взглядом выпученных бельм.

Одним движением великан вывернул котел на пол, не чувствуя боли от раскаленного металла. Вместе с кипящей водой на пол выплеснулась и сваренная мамаша.

Второй за день дикий вопль огласил лесную чащу и окрестные горы. Так мог кричать только осиротивший в один миг людоед, которому тоже были не чужды сыновьи чувства.

Пока он предавался горю, Красавица попыталась незаметно выскользнуть из дома, но не тут-то было. Великан в один прыжок настиг ее и отшвырнул к клетке. Только сейчас он заметил, что и она пуста. Чуть живая от ужаса и боли девушка поняла, что смерть ее будет страшной. Медленно, не мигая налитым кровью единственным глазом, тряся губой, с которой капала пена, людоед стал надвигаться на свою жертву.

Часть 29

До Красавицы оставался один шаг и сознание девушки уже начало мутится от страшного смрада изо рта чудовища, как вдруг великан вздрогнул, покачнулся, таращась куда-то вдаль, и бездыханно грохнулся к девичьим ногам.

За ним в проеме двери, радостно улыбаясь, стоял Флеминтульс. В руках он держал трубку из черного дерева, а в спине у людоеда торчала игла с губкой. Видимо, он не зря копался в старухином скарбе.

— Ну что стоишь, даем деру, пока он не очнулся, — приказал мальчик, подбегая к остолбеневшей от неожиданности девушке.

И не дожидаясь ответа, схватил за руку и потащил вон.

— А ты молодец, — уважительно сообщил он, когда они оказались достаточно далеко от страшного жилища и, девушка немного пришла в себя от пережитого ужаса. – Всех спасла.

— А ты спас меня, — девушка быстро склонилась к еще безусому юноше и игриво поцеловала его в щеку.

Юный кавалер зарделся и пробубнил:

— Хотел бы я иметь такую телку, то есть деву…

Мальчик недоговорил, изменившись в лице.

— Что с тобою? – с беспокойством спросила спутница, видя, как он бледнеет, покрываясь капельками пота.

— Дьявол, — сдавленно выругался Флиментулс, — посмотри, как распух мой палец. Когда я заряжал трубку, я второпях прикоснулся к отравленной игле, но это пустяки. Нам надо побыстрее убираться из этого леса.

Но с каждым шагом мальчик двигался все медленнее и медленнее. Пока обессилено не опустился на траву у корней могучего дерева.

— Кажется, я умираю, — произнес он посиневшими губами. – Проклятье! Как раз тогда, когда я встретил такую красивую и покладистую подружку. Эх, если бы я быть чуть взрослее, я бы обязательно на тебе женился. Но теперь поздно.

— Что за глупости лезут тебе в голову, – гладила растрепанные мальчишечьи волосы девушка, не в силах сдержать катившиеся по щекам слезы. — Ты обязательно поправишься. Вырастешь, и если будешь еще согласен, мы обвенчаемся. Только обещай, что ты бросишь воровать и станешь приличным человека.

— Ну, начинается, — слабо поморщился воришка.

— Ну хорошо, хорошо. Воруй, только не умирай!

— Какая же ты клевая. Поцелуй меня еще раз… хотя нет, не надо, ты тоже отравишься.

Но девушка склонилась к мертвенно синим губам с нежным и долгим поцелуем.

Когда она отстранилась, Флиментулс уже не дышал.

Долго еще плакала Красавица у окоченевшего тела, причитая странные для постороннего человека слова.

— Почему я такая ущербная? Почему я всем приношу лишь горе да смерть. Лучше не жить такой уродиной. Ну, где? Где шляется эта оторва? Дрянная вагина! Задала бы я сейчас тебе хорошую трепку.

Часть 30

Поутру королева проснулась от страшного шума, который доносился с городской площади.

— Что такое? — обеспокоенно спросила она своих фрейлин. — Почему в моих покоях так беспокойно?

— Это шумят студенты, — отвечала старшая фрейлина. — Они собрались на площади и бьют в пустые бочки и барабаны.

— А чего они хотят?

— Свободы и равенства, моя королева. Они хотят ходить с высоко поднятыми головами.

— Ах, вот как… Так развесьте головы бунтарей вдоль дороги — и пусть никто не говорит, что у нас нет свободных людей с высоко поднятой головой.

Между тем студенты уж захватили мосты, курьерскую службу и зачем-то перебили всех голубей в городе. Народ, собравшись на шум, с радостью присоединился к востанию. Самые задиристые тут же разбили пару винных магазинов, и веселье потекло рекой. Все плясали и пели от ощущения свободы и вседозволенности. Тут же развели костры и стали жарить на них ни в чем не повинных голубей. Однако дальше этого никто идти не собирался. Студенты чесали в затылке и не могли придумать, как сподвигнуть толпу на решительные действия, а именно штурм дворца.

Наконец кто-то догадался послал за вагиной в университет, чтобы испросить совета. Когда вагину привезли на конфискованном фиакре, она немедленно предложила выход из тупика.

— Не хватает самой малости, — заявила она авторитетно.

— Чего? – поинтересовался предводитель студенческого братства.

— Не хватает знамени революции яркого цвета, за которым пойдет народ.

— А где же мы возьмем это знамя?

— Ну, если других предлождений нет, то я сама могу им побыть. Принесите шест.

Студенты тут же оторвали громоотвод от какой-то крыши, закрепили на верхушке кожанные ремешки от лошадиной сбруи. Вагине заплели косу и обернули вокруг, так что получилось что-то среднее между нимбом и караваем.

После этого студенты закрепили свою предводительницу на шесте, чтобы она ненароком не свалилась, и вышли на площадь, высоко держа красное знамя революции.

Народ, увидев вознесшееся над головами слепящее своей наготой существо с нимбом в восторге начал кричать:

— Братцы, глядите, эта же говорящая вагина нашего короля.

— Так вот она какая.

— Дайте и мне поближе ее рассмотреть.

— Расступись народ, мне не видно.

Между тем студенты подбадривали толпу:

— Смотрите люди, она с нами… К оружию… На штурм… Долой монархическую династию. Да здравствует свобода, равенство и вагина!

С этими возгласами студенты двинулись к дворцу, увлекая за собой все новые и новые народные массы, которым хотелось рассмотреть необычное знамя революции поближе. Так были впервые использованы политтехнологии в организации революций.

Часть 31

Штурм дворца прошел легко и непринужденно. Королевская гвардия увидев, что все население королевства движется к дворцу под странным знаменем, побросало оружие и открыла ворота, совершенно не жалея умирать без жалования за ее величество. Более того, они сами ее арестовали и выдали на милость бунтовщиков.

Не откладывая в долгий ящик, королеве при общем одобрении народа отрубили голову и установили республику. Предводитель студенческого кружка естественно стал премьер-министром, его сподвижники — министрами, только вагине почему-то не нашлось места среди членов правительства. Ее сделали почетным председателем с правом почета, но без портфеля. Новый кабинет министров больше не желал прислушиваться к ее советам. И напрасно.

Дела в государстве, расстроенные еще правлением королевы, при новом правительстве молодых реформаторов пошли еще хуже. Выиграли только сами министры и их родственники, занявшие немедленно все самые хлебные должности в республике. Вопрос же недовольства населения, революционерами решался просто: ночью к дому недовольного подъезжала черная карета, запряженная черными лошадьми, из нее выходили люди в черном и стучали в двери. Когда дверь отпиралась, звучало громкое: «Именем вагины!» — и бедолага исчезал навсегда.

Сразу же объявилась масса стукачей, желающих таким способом завладеть имуществом и жилищем соседа.

Страх и ужас стал распространяться по Херляндии при одном упоминании символа революции. Жители так и говорили — вот нам и вагина пришла. Контрреволюционными настроениями не была заражена разве что последняя кухарка. Роялистский бунт готовился со дня на день, о чем благодаря сети сексотов прекрасно были осведомлены студенческие вожди.

Им хватило ума сообразить, что лучше пожертвовать вагиной, чем собственными головами, и они тут же издали революционный указ.

«Прислушиваясь к чаяньям народа, новое правительство объявляет, что решительно кладет конец террору, развязанного вагиной против нации. Она предала идеалы революции, да и просто предалась восточному падишаху восемь раз, а потому во исполнение воли народа и его святым именем будет казнена. Способ уточняется».

Вагину немедленно арестовали, расплели косу-каравай, побрили наголо и уже на следующее утро назначили казнь на центральной площади.

Так как отрубать у вагины было нечего, вешать ее тоже не нашли за что, а уж о четвертовании вообще не могло быть и речи, то поступило предложение посадить ее на кол. Но и здесь нашлись скептики, которые стали утверждать, что быть посаженной на кол, является подсознательной мечтой каждой вагины в Херрляндии, и эта казнь скорее превратится в награду.

Наконец, выискался умник, который предложил просто сжечь виновницу всех бед на костре, как ведьмино отродье. На том и порешили.

Спозаранку следующего дня при небывалом стечении празднично настроенных граждан приговоренную нарядили в бумажную хламиду, исписанную кабалистическими знаками и сатанинскими письменами. Нахлобучили сверху остроконечный колпак, и привязали к обложенному хворостом столбу.

Часть 32

То же народ, что еще вчера приветствовал символ революции, так же громко сегодня его проклинал.

Женщины плевали в ее сторону, бормоча: «Ведьма, ведьма» , — одновременно требуя, чтобы мужья отводили глаза от такого непотребства. Из толпы неслись язвительные выкрики:

— Эй, отдайте ее мне. Пусть бесстыдница живет у меня на огороде. Овощи от стыда быстрее краснеть будут.

— Да отпустите ее к псам. Вот кобели позабавятся. Ха-ха-ха!

— Дайте ей последнее слово!

— Да что из такой дыры путного можно услышать? Ха-ха-ха!

Вагине и в самом деле не давали ничего сказать. Однако бывший предводитель студентов, а ныне премьер-министр, милостиво кивнул:

— Пусть говорит. Посмотрим, как она теперь вывернется.

Вагина приободрилась, посмотрела на небо и громко продекламировала:

Наконец ни о чем не тревожусь,
Мое сердце к цветенью немо.
Надо мною добившись того же,
Три могильщика пили вино.

— И это все? — разочаровано произнес премьер-министр. — Ну, тогда поджигай.

И он махнул платком с трибуны, специально воздвигнутой по такому случаю для членов правительства.

Красномордый палач, который даже не стал скрывать своего довольного лица, поднес факел к хворосту и пламя весело занялось.

Неожиданно все вокруг потемнело, площадь погрузилась во тьму, как если бы внезапно наступила ночь. Толпа как по команде подняла голову вверх и обнаружила, что солнце исчезло из виду, а над площадью повисло что-то угрожающих размеров.

— Ведьма! Она потушила солнце! — прокатился по толпе крик ужаса.

И горожане бросились врассыпную, давя стражников и друг друга.

Между тем на площадь спустился огромный воздушный шар и завис над еще не успевшим разгореться костром. Вниз опустилась веревочная лестница, а по ней спустился кто-то в красном плаще.

В суете никто не заметил, как пропала вагина, а на ее месте оказалась жирная-прежирная индюшка, которая скоро прекрасно зажарилась и даже стала распространять аппетитный запах вокруг.

Видимо, отсюда впоследствии пошли слухи, что вагина превратилась в птицу и вознеслась к небесам. А потому, она была вовсе не ведьмой, а совсем даже наоборот — святой.

Часть 33

Нетрудно догадаться, что освободителями были разбойники во главе с Губиным Родом. Воздушный шар они позаимствовали у двух братьев Монгольфьер, которые его недавно сконструировали, не без финансового участия лесной братии.

Вагина пришла в себя только в разбойничьих чертогах, куда шайка вернулась после набега на город.

Главарь был несколько озадачен, куда делись Красавица и охранявший ее Флиментулс. Он послал на поиски во все стороны леса своих подручных, а сам занялся свежей добычей.

— Что же мне с тобой делать? — задумчиво размышлял, с интересом рассматривая вагину. Флиментулс утверждал, что на тебе можно сделать целое состояние.

— Отпусти меня, — взмолилась вагина. — Я приношу всем только несчастья.

Ей показалось, что, не смотря на свой кровожадный вид, главарь шайки разбойников смотрит на нее с большим сочувствием.

— Куда же ты пойдешь?

— Я найду свою хозяйку и постараюсь помириться с нею.

— Пустое занятие, я тоже когда-то хотел помириться со своим хозяином, но вместо этого убил его.

— Своего хозяина? — Удивленно переспросила вагина. — Разве у самого известного разбойника в королевстве был когда-то хозяин?

— Да, и он был мне самым близким человеком на свете, — вдруг с неожиданной горечью в голосе ответил разбойник. В уголках его глаз даже блеснуло что-то похожее на влагу. — Я тебе открою страшную тайну, только поклянись, что унесешь ее в могилу.

— Клянусь, — с готовностью откликнулась пленница.

Разбойник, подошел к двери, заглянул за нее, чтобы проверить, не подслушивает ли кто. Потом вернулся к вагине и снял красный плащ, незаметным движением отстегнул что-то в волосах, и внезапно, лицо вместе с бородой и усами упало к его ногам. Так же быстро разбойник избавился и от остатков одежды, после чего нажал на какие-то пружины на ногах, и те с глухим стуком отвалились, обнажив две округлые культи.

Предела изумлению вагины не было, когда она узрела перед собою натуральный мужской фаллос, во всей красе.

Часть 34

— Да, не удивляйся, — ответствовал фаллос, — со мною произошла точно такая же история, что и с тобой.

И он рассказал историю своих злоключений.

— Сначала мы вполне сносно ладили с моим хозяином и даже дружили. Но однажды мне надоели его требования безоговорочного подчинения. Я устал исполнять малейшие его прихоти и взамен не получать ничего, кроме дурных болезней.

Он был слишком неразборчив в связях, а отдуваться приходилось мне.

Благодаря ему я побывал в таких местах, что и самому заклятому врагу не пожелаешь. Что он только мною не вытворял, и при этом я всегда должен быть бодр и крепок духом. И я старался из последних сил.

— Как же случилось, что ты его убил? — спросила вагина.

— Видит бог, я этого не хотел, но сил моих терпеть издевательства больше не было. Однажды, он целый месяц вываживал одну замужнюю красотку и наконец, с помощью подкупа слуг и сладких речей оказался у нее в спальне. Когда он уже готов был насладиться ею сполна, я вдруг наотрез отказался ему подчиняться.

Громко смеялась над ним красотка и бросала обидные слова. Кажется, она слегка перегнула палку, и задетый за живое ловелас выхватил шпагу и проткнул несчастную, после чего замахнулся на меня с угрозой расправиться раз и навсегда. Но я и здесь не подал признаков бывшей стойкости и несгибаемости. И тогда этот недотепа сгоряча привел свою угрозу в исполнение.

Так я обрел свободу, а мой хозяин той же ночью истек кровью и наутро падре уже отпевал его грешную душу. Родня и слуги бросились разыскивать утраченное достоинство, чтобы положить с безвременно почившим в гроб, но меня уже и след простыл.

— А как звали твоего хозяина? — сквозь слезы спросила растроганная слушательница.

— Дон Жуан, а незадачливую насмешницу донна Анна…

Часть 35

— Долго я скитался по свету, ища пристанища, — продолжил рассказ фаллос, скрывающийся под личиной грозного разбойника, — но везде люди гнали меня прочь, как последнюю собаку, и тогда я возненавидел все человечество. После чего решил, одного человека я уже отправил на тот свет, нечего церемонится и с другими. Я сколотил банду из самых отъявленных мерзавцев. И вот я тот, кого ты видишь перед собою. Оставайся со мною. Мы могли бы стать неплохой парой.

И фаллос стал медленно приближаться к вагине, даже не сходя с места.

— Нет, Губин Род, я не могу, — ответила вагина. — Ты слишком жесткий и непреклонный, а я слишком мягкая и безотказная. А кроме того меня мутит от одного вида крови, по крайней мере раз в месяц. Прояви милосердие и отпусти меня.

— Что ж, — сразу сник фаллос. — Чей угодно отказ, стал бы последним в его жизни, но ты другое дело. Мне путь назад отрезан, а у тебя еще есть надежда найти свое место. Хорошо, я отпущу тебя, но при одном условии.

— При каком?

— Я уже не молод, и все чаще чувствую, как силы отказывают мне. А ты знаешь, что для нашего брата — это самое ужасное, когда желание есть, а сил для его исполнения иссякают. Я уже достаточно награбил, чтобы уйти с честью на покой. Но где этот покой обрести, я не знаю. Разреши эту задачу, и ты свободна, более того я награжу тебя сполна.

— Не надо мне никакой награды. А задача твоя простая. Где же еще можно найти покоя, как не в стенах монастыря.

— Ха-ха, — рассмеялся фаллос. – Ну, разве что только в женском. Я не признаю ни одно религии

— Это тоже поправимо. Создай свою.

— Свою религию? Хм. А это мысль. Я даже знаю, какую?

Так Губин Род основал религию и даже написал Евангелие от вагины, теперь более известное, как Кама-Сутра. Впоследствии в ханжеской Европе ее стали приписывать индийским мудрецам.

* * *

Между тебе вагина больше решила не связываться с сильными мира сего. Однако простые люди тоже не приняли скиталицу, связывая все свои беды именно с ней. Куда бы она ни приходила, везде ее гнали прочь.

Мальчишки, завидев ее на краю поселения, швырялись камнями и кричали:

— Бешенная вагина, бешенная вагина! — обращая путницу в бегство.

Очень скоро бедняжка в конец опустилась, обросла волосами и перестала быть похожей сама на себя. Неприкаянная жизнь настолько обрыдла ей, что она решила покончить с нею. Однажды она уже чуть не утонула, и теперь решила, что лучшего способа закончить существование ей не найти.

Она забрела в чащу леса, где обнаружила заброшенный пруд, заплыла на середину и отдалась на произвол волн.

И вот когда вода готова была навсегда сомкнуться над нею, она услышала, как кто-то громко нараспев декламирует:

Не убеждай меня в лесу,
Что чушь собачью я несу.
Пора, мой друг, тебе постичь,
Не чушь несет мой пес, а дичь.

Это был тот самый незадачливый поэт, который когда-то просил руки ее хозяйки. Он вышел в лес поохотиться, но так увлекся сочинительством, что так никого и не подстрелил. Неожиданно его пес залаял и бросился в небольшой пруд. Спустя минуту он положил подле ног хозяина, как убитую утку, что-то мокрое и непотребное.

Поэт очень удивился тому, что принес его пес. Однако немедленно проникся жалостью к мокрому, еле дышащему существу. Поэту даже пришлось сделать вагине искусственное дыхание изо рта в рот, чтобы привести утопленницу в чувства.

Вагина от неожиданности сразу пришла в себя. Еще никто не прикасался к ней своими губами.

— Дорогой поэт, — проговорила она, — ты не узнаешь меня? Я интимная часть той девушки, которая однажды отказала тебе в своей руке и сердце. Возьми хотя бы меня, вместо всего остального.

Хорошо, я дам тебе приют, — согласился поэт, сообразив, как сказочно ему повезло, — но за это ты будешь у меня служить подставкой под свечу, когда я буду писать стихи.

— Я согласна, — радостно ответила вагина и осталась жить у поэта.

Часть 36

Поэт вымыл вагину, наголо подстриг ее, и стал использовать вместо подсвечника. И хотя ей бывало иногда горячо от стекающего воска, со временем ей это начало даже нравится, и она очень грустило, когда у поэта не было денег на новую свечу, и она стояла пустой.

А это случалось не редко. Дела шли все хуже и хуже. Стихи не приносили ни гроша. Однажды, когда он сидел полуголодный в своей в хижине, освещаемой лишь пламенем очага, так как деньги опять кончились и, размахивая кончиком пера, декламировал, только что пришедшее в голову начало стиха:

Из меня никто не выйдет

Говорят мне все, поверь…

И в тот момент, когда он замолчал, вагина, пользуясь тем, что ничем не занята, продолжила:

…И я верю, кто же выйдет?

Ты не женщина, не дверь.

— Хм, совсем не плохо, — рассмеялся поэт. — У тебя, оказывается, талант.

— Никакого таланта нет, просто ты неправильно пишешь стихи, — изрекла она.

— А как же их надо писать? — изумился поэт.

— Очень просто — их не надо писать вообще.

— То есть как?

— А вот так, представь, что это новый вид стихов. Есть рифмованные стихи, есть белые, а твои путь будут молчаливые.

— А как же я буду жить, я ведь больше ничего не умею?

— Положись на меня, — ободрила его вагина. — И все будет хорошо.

В этот момент началась страшная гроза. Ливень стоял стеной. Поэт едва услышал, как в дверь кто-то несмело постучал. Когда он отрыл, то от изумления онемел. На пороге бедного жилища стояла мокрая с ног до головы Красавица.

Ее трудно было узнать. От былой юности и свежести почти ничего не осталось. Одежда ее была грязна и изорвана, а сама она еле держалась на ногах.

— Ты не узнаешь, меня? — произнесла девушка, едва попадая с зуба на зуб. — Я та самая гордячка, которая когда-то отвергла тебя. Теперь пришла твоя очередь, сделать то же самое. Скажи «уйди», и ты меня больше никогда не увидишь.

— Если ты — призрак, уйди, — ответил поэт, – а если та самая девушка, которая когда-то так жестоко посмеялась надо мной, то вот тебе мои объятия.

Глаза девушки наполнились слезами, и она обессиленно рухнула на руки поэта, а тот не медля понес девушку вглубь дома поближе к очагу.

Часть 37

Поэт напоил девушку горячим чаем и накормил, чем бог послал. Когда одежда на ней немного высохла, а сама она согрелась, девушка рассказала историю своих злоключений. Дойдя до смерти мальчика, она разрыдалась.

— Зачем ты плачешь? — спросил поэт. — Теперь все твои несчастья позади.

— Ты ничего не знаешь, — пролепетала девушка. — Главное несчастье у меня спереди.

— О чем ты? — спросил поэт.

— У меня нет того, что делает женщину женщиной.

— Это очень печально, — согласился поэт, — но вполне поправимо.

— Зачем ты издеваешься надо мной? – воскликнула дева, сверкая очами.

Поэт отступил в сторону, и тогда в неровном свете очага девушка увидела ту, которую так долго искала.

Два существа, которые когда-то были одним целым, бросились друг к другу со слезами счастья и обнялись. Здесь произошло чудесное воссоединение двух женских сущностей: красоты и материнского начала.

— Я снова стала настоящей женщиной, — возрадовалась девушка. — Теперь мне опять открыты сердца и объятия лучших женихов страны.

— А как же я? — изумился поэт. — Ведь ты пришла ко мне.

— Ты добр и благороден, — ответила Красавица, — но очень беден, и мы вряд ли сможем оставаться счастливы надолго.

— Нет, она неисправима, — послышался сердитый голос вагины. — Впрочем, хорошо, я уйду с тобой, красавица. Но прежде позволь мне простится с тем, к чему я так привыкла. Пусть поэт в последний раз вставит в меня свечу.

— Ради бога, — согласилась девушка, – но не мешкай. Мне еще надо успеть добраться до моего женишка. Хочу плюнуть ему в лицо, и кое-что продемонстрировать.

— Успеешь, а пока ляг на кровать и закрой глаз, — приказала вагина, — а ты поэт, не медли, достань свою свечу и как следует вставь в меня.

Поэт бросился к полке, где у него обычно лежали свечи. Но она была пуста, так как их давно не на что было купить.

— Ну что ты там возишься? – стала торопить его девушка. — Не могу же я вечно тут лежать с закрытыми глазами.

И тогда вагина продекламировала:

Вставь свечу в меня, поэт
Ту, что дарит божий свет,
Человеческому роду,
А ни слов пустому сброду.

Только тогда поэт сообразил, что он должен сделать. Он сбросил платье и вставил в девушку то, что в девушку еще никто и никогда не вставлял, и что ни в какое сравнение не шло со свечой.

* * *

Поэт оказался изрядно талантлив не только в словосложении.

— Как мне хорошо! — воскликнула девушка, не открывая глаз.- Вставь, вставь еще…

И поэт продолжал и продолжал начатое, пока девушка не потеряла сознание и не уснула от нахлынувшего не нее блаженства.

Когда она очнулась утром, на окне рядом с изголовьем стояла ваза с великолепно пахнущими полевыми цветами. Солнце освещало небогатый, но аккуратно прибранный дом поэта.

Рядом спал привлекательный молодой человек, который доставил ей вчера так много радости. Она тронула его за плечо и, когда он проснулся, спросила, не передумал ли он брать ее замуж.

Скоро они сыграли свадьбу, веселее которой не было на свете. Они пригласили бродячий цирк, который в благодарность красавице за спасение давал представление три дня и три ночи и от души потешил приглашенных гостей.

На почетном месте на свадьбе сидел статный монах в красной рясе, скрывая свое лицо под капюшоном. Никто не осмеливался приблизиться к нему с пустыми расспросами, очень уж свирепый вид был у сопровождавшей его братии.

Гость подарил молодым тяжелый сундук, в котором что-то весело перекатывалось и позвякивало, как могут звенеть только золотые и серебряные монеты.

С тех пор молодые зажили безбедно и счастливо. Поэт перестал писать стихи и стал директором цирка, превратив его в лучшее представление королевства.

Между тем вагина нарожала поэту и красавице целый выводок детей. Правда, от напряжения при родах она потеряла голос и замолчала навсегда.

Сказка кончилась на этом,
Может пировать поэт.
После свадьбы нет сюжета,
Как за гробом жизни нет.

Titan Gel Gold мужской крем

TITAN GEL GOLD мужской крем №1

«Titan Gel Gold» - гарантированное увеличение члена и мощная эрекция в любом возрасте. С «Titan Gel» вы всегда будете в режиме полной секс готовности!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
186
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
одаренный
одаренный
2 лет назад

сказка о пизде что надо, прочел на одном дыхании