Третий день свадьбы

И вот я выдал свою дочь замуж.

Свадьбу гуляли в июне. Уже было достаточно тепло, около двадцати – двадцати пяти градусов тепла. Чтобы было время прийти в себя после свадьбы, решили гулять в пятницу и субботу. Воскресенье оставили на отдых или у кого как получится.

Совместно со сватами, мы заказали ресторан на берегу, в километрах пятнадцати от города, сразу на два дня. Обговорили сразу, что в первый день гуляем до трех ночи, а во второй, до часу ночи. В первый день гостей почти пришли все гости, человек сто, может чуть больше. По расчетам в первый день должно быть сто пятнадцать, но несколько моих коллег, родственников сватов и подружек мой дочки не смогли приехать, а во второй, как это ни странно, приехали все приглашенные.

Отгуляли эти дни весело. Свадьбу вел самый знаменитый и лучший ведущий, и юморист города. Была составлена и проведена хорошая программа, а дополнительно проводились и конкурсы и шарады, подарки и продажа свадебного торта, танцы и песни. Вообщем веселились по полной.

Я заранее, по договоренности с администрацией, установил несколько видеокамер, в зале, в холле, в туалетной комнате и на улице. Дополнительно рядом установил камеры с инфракрасной подсветкой. Все эти камеры я потом оставил ресторану, для секьюрити, в счет оплаты. Администрация была очень довольна. Я тоже. Камеры и остальное оборудование я взял на фирме, так сказать подарок, на свадьбу, моего друга, директора фирмы.
В самый разгул гулянки первого дня, когда уже все гости порядочно поддали горячительного, а некоторые уже даже стали потихоньку снимать одежду, конкурсы проводились все откровение и откровение, неожиданно погас свет. Объявив гостям, что произошла авария с электричеством и света не будет минут пятьдесят – шестьдесят. Предложили гостям свечи, но почти все отказались, сказали, что им отсутствие света не помеха уничтожать запасы со столов, а наиболее молодые и поддатые добавили, что темнота друг молодежи. Вообщем отсутствие света на ход гулянки существенного влияния не оказало. Когда гостей предупредили, что скоро будут включать свет, так как аварию устранили, то раздалось даже несколько недовольных голосов, что, мол, давайте догуляем и так.

Во второй день свадьбы, как поется в песне «а свадьба пела, пела, пела и гуляла, веселой этой свадьбой было места мало, и место было мало и земли». Было даже веселей, чем в первый день. Я обратил внимание на одну молодую особу, лет 20-25. Небольшого роста, мне как раз макушкой до носа доставала, каштановые волосы до плеч, миловидное личико, стройная фигурка, грудки что-то между вторым и третьим размерами. Пару раз с ней станцевал, узнал, как зовут и откуда она. Договорился о встречи.

За эти дни мы со сватами сильно сблизились. Сват был на полгода старше меня, а сватья, на оборот, на полгода, младше. Сват, на пол головы был выше меня, но по комплекции, худее. Сватья почти со мной одним ростом, русые волосы до плеч, которые она красила в светло каштановый цвет, лицо больше смахивало на азиатское строение без каких-то резких запоминающихся деталей, в то же время, очень симпатичное и располагающее, глаза небольшие, аккуратненький маленький носик, тонкая линия губ, привлекательные небольшие ушки. Грудки второго размера. Стройные ножки. Сват работал машинистом, какого экспериментального состава или как он говорил, лабораторией на колесах, часто бывал в разъездах, но и дома тоже частенько засиживался, а сватья временно не работала, хотя по профессии она была массажист высшей категории. Просто, после травмы левой руки, у нее еще возникали боли, и она не могла добросовестно делать массаж, требовался дополнительный курс реабилитации.

Седели мы рядом, наплевав на все обычаи. Я, сватья и сват. Выпивали в меру, но и не шланговали. Несколько раз выходили на конкурсы, танцевали вместе. Особенно всех поразил наше танго и вальс. Подол ее платья развивался, оно было чуть выше коленок, показывая всем ее стройные ножки, но трусиков никто не видел. Когда мы их танцевали, вокруг нас образовывался круг, а после танцев нам даже аплодировали. Почему-то все решили, что мы заранее отрабатывали наши танцы, хотя это было не правдой. Просто получилось так. Потом мы танцевали медленные танцы, где я, пользуясь, случаем, хорошенько пообнимал сватью, помял чуть-чуть грудки, оказывается, она не носит лифчик, даже умудрился погладить ее попку. Сватья на мои робкие поглаживания не обращала никакого внимания и как мне показалась, была даже не против этого.

Когда, выключили свет, мы со сватьей сидели за столом, а сват танцевал. Наступила полнейшая темнота. Не было ничего видно.

— Ну, вот напасть, — сказала сватья, — гулянка в самом разгаре, а тут авария.

— Не волнуйся, — сказал я, — это специально сделано.

— Зачем?

Erostone капсулы для потенции

EROSTONE капсулы для 100% потенции

Erostone — популярное средство для крепкого стояка у мужчин до 80 лет. Капсулы действуют сразу в двух направлениях.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

— Я установил несколько камер с подсветкой, — пояснил я, и продолжил, — где-то я читал, что на одной из свадеб тоже так сделали, а потом показали гостям, чем они в это время занимались. Правда, там получился какой-то скандал. Но я не собираюсь показывать кто, что делал. Это так, для семейного просмотра.

— Надеюсь, мы входим в эту категорию, — заинтересовано спросила сватья и прижалась ко мне.

— Конечно,- ответил я и обнял ее.

Сватья была не против. Развернувшись ко мне, она обхватила мою голову руками и наклонила к себе. Мои губы соприкоснулись с ее лбом. Я одну руку положил ей на коленку, а вторую положил на спину и стал ее гладить.

— Света сколько не будет, — шепотом спросила она.

— Около часа.

Я стал целовать ее лоб, глаза, носик и губы. Когда почувствовал, что она открыла рок, мой язык ворвался в него. Наши языки столкнулись и стали изучать друг друга. Рукой, которая лежала на коленке, по внутренней стороне бедер, я добрался до конца бедер и стал поглаживать ее лобок через трусики. Попытался другой рукой из-за спины добраться до ее грудок, но было не совсем удобно. До грудок я добрался, но полностью обнять их и добраться до соска не смог, только гладил большую ее половинку. Она отпустила одну руку с моей головы и положила ее мне на пах. Мой стержень, да я сам, восприняли это должным образом, мы оба напряглись. Мой язык уже вовсю хозяйничал во рту сватьи. Ее язык не то помогал в этом, не то мешал, и губы терлись друг о друга. Раздвинув ноги пошире, сватья открыла простор руке для дальнейшего исследования ее нижней половинки тела, чем я и воспользовался. Поглаживая трусики, я добрался до промежности и почувствовал, что ткань там влажная. «А она уже возбуждена», — подумал я.

В темноте раздавались звоны бокалов, приглушенные голоса, шуршание одежды, но мы не слышали, что творилось вокруг.

Она же в это время, гладила мое достояние через брюки, которое все больше и больше росло. Я же стал потихоньку надавливать на ее промежность через трусики, и ткань податливо прогибалась под моими пальцами, все глубже и глубже проникая в святая святых всех женщин. Сватья напряглась и полезла рукой мне в штаны. Чтобы ей было удобнее, я втянул живот. Мы вовсю целовались, покусывали и облизывали губы. Одной рукой она теребила мне волосы на голове, а другая, проникнув за трусы, стала гладить мой стержень по всей длине, изредка задерживаясь на мошонке и лобке. Я там был чисто выбритым, дочка попросила. Она, похоже, с удовольствием гладила мой стержень, и он все набирал силу. Я же, одной рукой продолжая гладить половинку ее груди, другой, отодвинул в сторонку ткань трусиков, стал поглаживать ее лоно. На нем росли короткие волосики, похоже сватья недавно или все сбривала или просто их подстригла. Потом я провел по ее вульве и, раздвинув большие губки, средним пальцем проник в ее «грот Наслаждений». Там было очень мокро и горячо. Сватья охнула и вся расслабилась. Меня стала обуревать страсть. Я сунул в ее грот и указательный палец, и стал все глубже и глубже потихоньку проникать ими в глубину ее грота. Я ласкал все там пальцами, проводил по стенкам и чувствовал их шероховатость. Дойдя то точки наслаждения, я стал ее массировать, а большим пальцем, раздвинув кожные складки, добрался до ее «седалище похоти» и стал его массировать. Под этими, не совсем удобными ласками, чувствовалось, как он, стал, увеличивается в размерах и твердеть. Она обхватила мой ствол рукой и стала его сжимать и оголять на нем головку. Ощущения были необычные. Я получал удовольствие в неудобной позе. Живот втянут, брюки не расстегнуты, головка стержня трется об ткань трусов, иногда попадая за кожицу и причиняя приятную боль. Сколько так времени мы ласкали друг друга сказать, наверное, не смог бы никто. Пять, десять, пятнадцать, а может и все двадцать минут. Наслаждение накатывало на нас обоих. Это было какое-то пограничное состояние, мы как будто оба понимали, что в какой-то степени мы перешли допустимую границу, но и контролировали все, что мы делали. Хмель, который одурманивал мою голову, требовал более решительных действий, и я чуть было не поддался.

— Не надо. Не торопись, — как буд-то почувствовав мое состояние, прервав поцелуй, прошептала сватья, — надо прийти в себя.

— Я, наверное, веду себя по-хамски, — ответил я, — и не по-родственному, но я хочу тебя. Прямо здесь и сейчас. Не знаю, захочешь ли ты после этого даже разговаривать со мной.

Она еще быстрее стала оголять мою головку и стала целовать меня, как бы отвечая на мой вопрос, захочет ли она со мной общаться. Может я был больше ее возбужден, а может моя разыгравшиеся фантазия после ее действий, но волна наслаждения накатила на меня неожиданно. Я весь напрягся, по телу пробежала дрожь, и фонтан наслаждения ударил мне в трусы. Сватья напряглась, продолжая свои действия и размазывая по трусам, волосам и свой кисти, всю жидкость которую извергал мой стержень. От наслаждения, я практически прекратил шевелить своими пальчиками в ее гроте. Она поддала тазом немного вперед, и я под аккомпанемент низвергающего фонтана из моего стержня, ускорил движения своих пальцев. Когда я прекратил фонтанировать, она еще немного помассажировала мой стержень, а потом просто зажала его в ладошке и замерла. Я все продолжал работать пальчиками. Средний палец я просунул еще дальше, пока он не уперся в круглое уплотнение и стал его массировать, а указательным продолжал истязать точку. И наконец, она стала напрягать свои ягодицы так, что казалось она, прыгает на стуле, и поддавать тазом вперед. По ее телу пробежала дрожь, она вся напряглась, с силой сжала ноги, зажав мою руку, а потом вдруг вся расслабилась, и чуть ли не сползла со стула. Так мы и сидели некоторое время. Ее одна рука у меня в штанах, а вторая на голове, а мои руки у нее, одна в промежности, а вторая из-за спины, под мышкой, на груди. Постепенно мы стали слышать, что творится вокруг.

— Тебя, наверное, надо вытереть,- прошептала она, — я сейчас достану с сумочки платок и вытру у тебя там.

— Тебя тоже не мешает там все протереть, а то наверняка через платье пятно проступит, — ответил я, — я тогда тебя свои платком вытру. Только платок у меня в заднем кармане брюк, надо немного приподняться, что бы его достать.

Не вытаскивая своих рук из промежности, друг друга, другими руками мы почти одновременно достали свои носовые платки и рассмеялись.

— Давай меняться платками, — предложил я.

— Давай.

Мы поменялись платками. Я взял ее платок и засунул его в свои штаны. Мои пальцы соприкоснулись с ее пальцами, продолжавшие обнимать мой ствол. Вокруг было мокро и липко. Подсунув под ее пальцы платок, я стал гладить ее кисть, а она стала все вокруг вытирать платком, но у нее это получалось плохо, так как наши ладошки то и дело соприкасались, гладили друг друга, а заодно и вновь начавший напрягаться стержень. То же самое проходило и в ее лоне. Там мы тоже ласкали ее вульву вдвоем.

— Хватит, — прошептала сватья, убирая свою руку из-под платья, — вытаскивай свою руку из своих штанин, и вытирай аккуратно у меня там все. А то мы можем в невзначай устроить оргию. Вот будут все приятно удивлены, включается свет, а сватья со сватом на полу известно, чем занимаются.

Я с сожалением, так как понимал, что она права, вытащил свою руку из своих штанов, а у нее там постарался все аккуратно протереть и вытащил руку из-под платья. Свой платок я с наслаждением понюхал, облизал, сложил и спрятал в карман. Она тоже, вытерла у меня все и по хулигански, несколько раз провела по стволу рукой и вытащила руку.

Я протянул руку к столу и на ощупь сразу нашел бутылку водки, так же в темноте налил в рюмки и одну протянул сватье. Наверное при свете я не сразу и налил бы, а тут… Вот, что значит желание выпить делает.

— Давай выпьем, — протянул рюмку сватье, сказал я, — не люблю пить за будущие, давай за настоящие. Даже если и ничего у нас в будущем не получиться, спасибо тебе за настоящие.

Мы выпили. Не знаю как сватья, а я вкуса абсолютно не почувствовал, выпил как воду. Прислушавшись к себе, я понял, что практически трезв. Невольно я хмыкнул. Такое со мной бывало крайне редко, если был еще не сильно пьян и сильно возбужден.

— Ты чего ухмыляешься?

— Да я, оказывается, стал практически трезвый, так легкое опьянение есть, как — будто выпил всего грамм сто пятьдесят, двести и хорошенько закусил. Наверное, возбуждение отрезвило. Со мной такое редко бывает.

— Я тоже немного протрезвела, — через некоторое время ответила сватья, — что-то раньше я за собой такого не наблюдала. Обычно бывало на оборот, от возбуждения сильней хмелела. Интересно.

Мы еще посидели немного, каждый, наверное, прислушивался к своим ощущениям и переваривая прошедшие события.

— А у тебя там все выбрито. Было очень приятно. Совсем как у мальчика, только орган взрослый. Я еще почему-то с таким не сталкивалась. Интересно было бы посмотреть. А зачем ты там все выбрил?

Мне не хотелось говорить правду, а врать …

— Там росли короткие волосы, а они колючие, — немного подумав, ответил я, — вот и сбрил. А на счет посмотреть.

Давай послезавтра встретимся у меня на даче, заодно и диски с сегодняшней свадьбы посмотрим. А потом сделаю подборку за два дня и сделаю фильм.

— Ты меня одну приглашаешь?

— А ты хотела бы прийти с мужем?

— А почему бы и нет.

Я даже немного опешил. В это время сообщили, что авария устранена и скоро дадут свет. Тут про залу прошел ропот, а кое-кто даже предложил свет вообще не включать. Кое-где прошли смешки и выкрики, что темнота друг молодежи. Я сидел и переварил, к чему это она сказала: с умыслом или нет.

— Тебя шокировало, что я предложила прийти с мужем? Не волнуйся. У нас свободные отношения в сексе. Так как-то уж у нас повелось. Муж знает, что ты мне нравишься. Иногда мы находим приключение на свои гениталии по отдельности, но несколько раз пробовали и свингерство.

В это время включили свет. Мы зажмурили глаза, а когда немного привыкли, то стали смотреть друг другу в глаза.

— Ты такой смешной сейчас, на твоем лице столько удивления, что можно сразу сказать, ты сражен на повал.

— Ты права, я сильно удивлен. Особенно, что в тебе помимо мужа одновременно еще кто-то был. Я пока еще в таких делах не участвовал, хотя и возможности были. Просто я придерживаюсь традиционного секса, один на один. Хотя все в жизни бывает в первый раз.

— А может, это у мужа были две одновременно? Я считаю, если люди нравятся друг другу и их тянет на близость, то почему бы и нет? Даже если их будет больше, чем два? И не важно, какого они пола.

— Ты мне тоже нравишься. Мы же до сватовства знакомы не были, неужели во время подготовке к свадьбе я тебе понравился?

В ее глазах заплясали чертики.

— Я на тебя уже давно обратила внимание. Молодой мужчина, курящий на балконе, взрослая дочь, иногда водящий разных женщин. Сказала мужу, что заинтересовалась одним молодым человеком. Он пожелал успехов, и я стала искать повод, что бы познакомится, а тут как-то увидела, что мой сын провожает твою дочку. Спросила у него, серьезно или как, а когда он сказал, что очень, то решила ждать, когда повод сам собой возникнет. Вот он и возник.

В это время к нам подошел сват.

— Ну, что, познакомилась поближе со своей страстью?

— Да. Это было прекрасно. Вот теперь напросилась на свидание.

— О, это хорошо. Значить у тебя появятся новые впечатления. Я рад за тебя.

Пока они разговаривали между собой, я понемногу балдел. Муж желает жене хорошенько поразвлекаться на стороне!

— Тебя тоже пригласили.

— А я тут, каким боком буду?

— А там посмотрим, правым, левым, а может и задним, — со смехом ответила сватья.

— И когда у нас свидание? – обратился сват ко мне, игнорируя замечание жены.

— Послезавтра у меня на дачи.

— Тогда давайте выпьем, — предложил сват.

Мы выпили, еще немного поговорили, обсудили, что возьмем на дачу, а потом пошли танцевать. Больше в этот день и на следующий день, мы к этой теме не возвращались.

Второй день свадьбы прошел тоже весело. Когда уже расходились, мы сказали молодым, что завтра, вернее уже сегодня, нас искать не надо, мы будем на дачи продолжать гулянку и возможно там останемся ночевать. Они пожелали нам хорошо там повеселиться и укатили с молодежью кута-то. Мы же, отправились спать.
Днем, ближе к обеду, после того, как хорошенько отдохнув, я стал собираться. Набрав необходимые продукты и выпивку, я все отвез на дачу. Навел порядок, а то почти две недели на дачи никого не было, все покрылось пылью. На дачи у меня многое изменилось. В первую очередь я утеплил домик и веранду, поставил печку. Рядом с верандой пристроил сарайчик для дров. Окна я покрыл солнцезащитной пленкой, повесил тюль и жалюзи, привез новый диван, побольше старого, а старый поставил на веранду, сначала повесил ставни на окна, а потом их поменял на ролл — ставни, с управлением, как из комнаты, так и снаружи. Небольшой, огороженный невысоким заборчиком и крышей бассейн, рядом построил баньку, осталось только до конца отделать предбанник. Сосед, который не давал добро на проход мой канализации через свой огород, продал свою дачу, а с новой хозяйкой я договорился и провел канализацию. После этого я разрушил и засыпал туалет на улице, а сделал в доме, огородив уголок, рядом сделал душ и установил бойлер, для горячей воды. Усовершенствовал систему наблюдения и установил датчики движения. Установил стационарный компьютер и спрятал его, что бы глаза ни мозолил. Так, что на даче можно было уже, находится круглый год или вообще там не появляться, все находилась под контролем. А после того, как я благодаря своей системе наблюдения сдал полиции дачных воров, наш дачный квартал посторонние стали обходить стороной. Глава нашего кооператива, попытался со мной договориться, о создании системы наблюдения, но, я его культурно свел со свои шефом, пусть с ним решает эти вопросы.

После обеда, подъехали сваты. Так, как моя машина стояла уже во дворе, свою, они оставили возле ворот.

— Не чего не будет с машиной? – спросил сват, здороваясь со мной.

— Ничего, у меня здесь камеры наблюдения стоят, — ответил я, — Сразу нашли дачу, вы же небыли у меня здесь?

— Да, ни разу не заблудились, — ответила сватья, целуя меня в щечку, — ты нарисовал очень подробный план.

— Ну, вот и хорошо, проходите, располагайтесь. Экскурсию проводить не буду, не Эрмитаж, сами все увидите. А я пошел накрывать стол.

Сваты прошли на участок и стали все там рассматривать. Я зашел в дом. Потом, подумав немного, я стал накрывать стол на веранде. Когда пришли сваты, стол уже был накрыт.

— Хорошо у тебя здесь, все компактно, ухожено, — сказал сват, — шикарное место для отдыха.

— Вот до конца доделаю баньку и тогда, наверное, будет все. Больше я ничего не планирую здесь делать. Ну что, начнем делать шашлыки?

— Мы еще дом не осмотрели.

— Хорошо, осматривайте все, а я пошел, подготовлю мангал и разожгу огонь.

Сваты пошли осматривать дом, а я готовить мангал. Когда уже полыхал огонь, подошел сват.

— Хорошая дача. Надо будет себе тоже прикупить участок.

— А чем тебе этот плох?

— Но это же твой, а я хочу свой.

— Да пользуйся, пожалуйста, мне не жалко.
— А если надо будет женщину привести?

— Да приводи. Ключи я тебе дам. Пользуйся в свое удовольствие.

— Хорошо. Я подумаю над твоим предложением. А твои соседи не планируют продавать свои участки?

Я задумался. Вроде продавать свои участки никто не собирался.

— Даже не знаю. Надо будет поспрашивать. А сватья где?

— Душ принимает. Если есть желание, можешь пойти спинку ей потереть.

— Ты это серьезно?

— Конечно.

Соблазн был великий. Хотелось все бросить и пойти помочь принимать душ. Но я сдержался.

— Нет, сейчас не пойду. Может быть попозже.

— Ну, смотри сам. Давай говори, что еще делать надо.

Пока, сватья принимала душ, мне показалось, что она больше ждала, приду я или нет, прогорели дрова, образовался хороший уголь, и мы начали жарить шашлык. Под шашлычок, мы со сватом уговорили бутылочку водки. Я чувствовал себя великолепно, слегка выпившим. Когда шашлык был полностью готов, мы пошли на веранду. Сватья, в легком халатике, сидела на диване, закинув ногу на ногу, и из бокала пила вино. Играла музыка. Я обратил внимание, что она немного раскрасневшаяся, халатик, был, сверху расстегнут и в вырез, просматривалась уютная ложбинка ее грудей. Ни бретелек, ни лифчика я не заметил.

— Хорошо у тебя здесь, так бы и осталась.

— Оставайся, я никого не гоню.

— А когда мы будем смотреть записи со свадьбы? – спросила она.

— Давайте сначала немного перекусим, а потом будем смотреть.

Сваты согласились. Мы сели за стол, выпили, закусила. Вели неторопливую беседу ни о чем, снова выпили и закусили. Так, неторопливо мы уговорили половину шашлыка.

— Ну, что начнем смотреть? – спросил я сватов.

Они согласились. Мы уселись на диван. Перед собой поставили табурет, а на него ноутбук.

— Ты его отодвинь немного подальше, так, на всякий случай, — сказала сватья и уселась между нами.

— А давай, мы со сватом сначала переоденемся в домашнюю одежду, а потом начнем смотреть? – предложил сват.

Мы переоделись в спортивные брюки, трико, а на тело надели майки, и сели смотреть.

— С какого момента, и какой камеры начнем? – спросил я.

— Когда выключили свет,- в один голос сказали сваты, и все мы рассмеялись, — мы были в зале, — продолжила сватья, — а ты где был? – спросила она мужа.

— В туалетной комнате, — сказал сват и продолжил, — в женской.

— Тогда давай смотреть сначала зал, а потом туалетную комнату, — сказала сватья.

Качество изображения было хорошим. Наш столик находился как раз под камерой. Видно было, что мы целовались, а вот что творили руки, видно не было, закрывал стол. Сват с сожалением вздохнул, а мы со сватьей улыбнулись. Рядом с нами, через пару мест, тоже целовались, а чуть дальше, между столами, одна молодая пара занималась иррумaцией. Было довольно интересно смотреть, девушка стояла на коленях, а ее партнер, со спущенными до колен штанами, делал активные толчковые движения половым членом в ротовую полость и глотку партнёрши. Темп движений задавала партнерша, своими руками, которыми она обхватила ягодицы партнера. Дальше, стояли и целовались, активно обнимая, и поглаживая друг друга, еще она пара. За соседним столом, девушка откинулась на спинку стула, похоже ей кто-то делал куннилингус. Рядом сидела и целовалась пожилая пара. Еще за одним столом два парня пили, а рядом обнимались две девушки. Посередине зала, она пара неистово целовались. У парня, видно было, руки находились под платьем девушки, а девушка, расстегнув парню брюки и достав его член, активно его массировала. Рядом с ними, казалось, протяни руку и коснешься, стояла еще одна пара. Нога девушки была заброшена на пояс парня, и они активно сближали и отдаляли свои тазобедренные суставы. Наши молодые целовались, стоя посередине зала. За дальними столами тоже времени зря не теряли. В общем, народ в зале пользовался ситуацией и развлекался вовсю. У меня уже стало подниматься давление в нижней части живота. Пока через трико это еще видно не было, а у свата уже прилично выпирал бугорок.

— Вначале, я был в холле,- сказал сват.

Мы начали смотреть запись с холла. Когда выключили свет, сват разговаривал с молоденькой девушкой. Видно было, что для всех это стало неожиданно. А когда объявили, что света не будет около часа, началось шевеление. Сват и девушкой о чем-то пошептались, и как два слепца, на ощупь, вытянув руки вперед, вышли с холла. А в холле начались интересные действия. Вот одна пара, стали целоваться, вот другая. Те, кто сидел на диванах, тоже времени зря не теряли. Только одна дама, курящая в сторонке, с кислым выражением лица, попыталась выйти на улицу. С первой попытки она врезалась в двери, нащупав ручку двери, со второй вышла на улицу. А на диване творилось следующее: парень сидел, девушка перед ним, наклонилась головой к его паху, а сзади пристраивался еще один парень. Несколько человек, просто стояли и курили. Решив попозже просмотреть и остальные записи, мы стали смотреть запись с женской туалетной комнаты. Сват, очень долго добирался. Уже какая-то пара, удовлетворив свои желания, кое-как покинула комнату, а его все не было. Я уже хотел было спросить, не попутал — ли он комнаты, когда на экране показался сват. Мы со сватьей чуть не упали со смеху. Впереди шла девица и вела свата за собой. Зато как она его вела! Рукой за его достоинство!

— Чего смеетесь, — обиделся сват, — я пока с ней шел, пару раз кончил. Один раз ей в рот, а второй на пол.

— Бедненький, — прильнула к нему жена, — как же ты изголодался! Но давайте досмотрим.

Тем временим, сват задрал платье и уже вовсю массировал груди девушки. Но, она потянула его дальше. Нащупав двери кабинки, она затянула туда свата. Хорошо, что камера оказалась перед кабинкой. Дверки, в отличие от мужского туалета, открывались наружу. Почему так было, вопрос к строителям. Там стянув полностью со свата штаны и трусы, она повесила их на перегородку. К камере сват стоял пятой точкой, рубашка прикрывала половину его ягодиц. Видно было, что девушка что-то шептала свату, он разулся и снял носки, а она повернулась к нему спиной, максимально широко, как позволяла кабинка, расставила ноги и нагнулась.

Я уже догадался, что будет дальше. От воспоминаний и происходящего на экране, у меня довольно сильно поднялось настроение, и не только. Бугор на штанах уже прилично выпирал, прятать его смысла не было. У свата тоже выпирало довольно сильно. Бросив взгляд на наши выпирающие бугры, сватья положила свои ладошки на них и стала гладить. Мы со сватом почти одновременно положили руки ей на коленки и раздвинули ей ноги. А на экране зад свата делал поступающие движения своим тазом, вперед, назад. Вперед, назад. Вот он замер, а потом еще быстрее начал двигать своим тазом. Сватья с удивлением посмотрела на экран. Я нажал кнопку «пауза» и пояснил:

— Если обратишь внимание на ноги мужа, то поймешь.

— Ничего не вижу, только по внутренним сторонам ног, какой-то отблеск появился.

— Правильно. Это моча. Девица просто спустила мочу во время коитуса.

— А ты откуда знаешь?

— Был опыт.

— Я тоже хочу так попробовать.

Мы со сватом уже добрались по внутренней стороне ее бедер к промежности и в две руки гладили его через трусики.

— Давай потом досмотрим, — предложила сватья, запуская свои руки к нам в трико.

Мы были не против. Сват, ему было удобней, начал расстегивать халатик, а я другой рукой обнял ее за голову и притянул для поцелуя. Трусики у сватьи были все мокрые. То я, то сват, поочередно проникал за резинку трусиков и проводил пальцами по большим губкам, иногда раздвигая их и проникая еще глубже.

— Мальчики, — вдруг сказала сватья,- давайте еще вытьем и разденемся. У тебя окна можно завесить?

Я кивнул. Было большой облом прекращать начавшиеся ласки. Мой стержень был напряжен как никогда. Меня очень возбуждала ситуация. Да и у свата, похоже, тоже еще тот стояк был.

— Можно, я сам тебя раздену, — спросил я сватью, поднимаясь с дивана.

— Можно, — тоже поднимаясь с дивана, ответила сватья, — а я потом вас сама раздену.

Мы согласились. Я закрыл жалюзи и включил свет. На улице солнце уже в плотную склонилось к горизонту. Мой стержень, через трико, выпирал почти горизонтально. Убрав стул с ноутбуком в сторону, я включил легкую музыку. Мы подошли к столу и налили себе водки, а сватье вина.

— За вас мальчика!

— За тебя девочка!

Мы выпили. Сватья подошла к дивану и посмотрела на меня. Я с дрожью в коленках подошел к ней. Меня очень возбуждал тот момент, что рядом стоял ее муж и смотрел на нас. Я стал дальше расстегивать халатик и снял его. Сватья осталась только в трусиках. Я присел на корточки и залюбовался ими. Это были танга, женские трусы, состоящие из двух розовых, украшенными тончайшими кружевами и рюшечками, хлопчатые треугольнички с очень узкой соединительной полоской на бёдрах. Пришлось начать разбираться в женском белье, когда покупал его дочери.

С нежность и аккуратно, как — будто весьма хрупкую вещь, я стал снимать трусики. Сватья оперлась руками о мои плечи, поочередно подняла сначала одну, а потом другую ногу и я полностью снял ее трусики.

Я залюбовался телом сватьи. Маленькие, круглые, крепкие груди и возвышения сосков, круглый, как чаша, женский живот, глубокая линию, которая разделяет ее ноги снизу доверху и там расходится надвое, к выпуклым бедрам. Гладко выбритый лобок, как у маленькой девочки. Хорошо ухоженная кожа тела. Следов загара видно не было, но вся кожа имела одинаковый оттенок. Нигде не было видно каких-либо жировых складок. Казалось, что грудь, ноги, бедра, живот и губы сватьи сделаны из одного материала, как минимум из серебра. Я повернул сватью к себе спиной. Прямая линия спины. Ее округлая попка так и манила к себе. Она была упругая и вся как-то подобранная. Не удержавшись, я поцеловал поочередно обе половинки. Раздвинув ее ноги и пригнув ее вперед, я рассматривал ее пещерку.

Между бледно-розовых больших губ была небольшая щель, через которую выглядывали светло-розовые малые губы. Ее венец желаний, выглядывал из складки передних концов малых губ. Коричневое пятнышко ануса. Из свода пещерки показалась капелька светлой жидкости. Я провел пальцем, и собрал эту жидкость и облизал палец. Он был слабокислый.

В трусах у меня стало мокро. Я поднялся. Сватья повернулась ко мне. Сначала она внимательно всего меня осмотрела. Потом не торопясь сняла с меня майку и бросила ее на пол. Провела по моей груди своими руками, потеребила немного соски, задержалась на животе, опустила их на талию. Провела пальцами за резинкой трико и медленно их стала снимать, а сама приседать. Опустив трико до щиколоток, она сама подняла одну, а потом другую ногу и вытащила трико. Сняв полностью трико, она отбросила его в сторону. Мой член выпирал из трусов. На вершине выпирающего бугра было мокро. Сидя на корточках, ее глаза, как раз находилась напротив бугра. Полюбовавшись на мокрое место, она стала, ну очень медленно, снимать мои трусы. Зацепив резинкой мой возбужденный орган, она не стала его вынимать, а потянула трусы дальше в низ. Под этим действием мой стержень стал медленно прогибать в низ, а потом резко вырвался наружу и сделав несколько колебательных движений, едва не ударяя сватью по носу, замер, приняв почти вертикальное положение. Полуобнаженная головка, своим отверстием, была как раз напротив переносицы сватьи. Не отводя взгляда от головки, сватья полностью сняла с меня трусы и так же отбросила их в сторону. Проведя нежно пальцами по моему лобку, детородному органу, мошонке и далее до заднего отверстия, сватья поцеловала самый кончик моей головки и развернула меня спиной к себе. Погладила мои ягодицы и так же, как я ее, их поцеловала, развернув меня снова, поднялась и повернулась к мужу.

Я наблюдал, как она раздевала своего мужа. Она так же, не торопясь сняла с него майку, трико и трусы. Только она его не целовала. Сватья, поставила нас напротив друг друга, так, что наши животы соприкоснулись, а наши члены уперлись в лобки друг друга. Она присела и соединила их одной ладошкой. Я очень хорошо чувствовал напряжение, которое испытывал сват. Убрав ладошку, сватья развела нас на некоторое расстояние, и я мог оценить орган свата. По длине он был немного длине, полностью оголена головка, ровный, как и у меня, ствол, но немного меньше в диаметре. Головка у меня тоже была немного крупней. На лобке были темные курчавые волосы. У меня же был чисто выбрит и лобок и мошонка.

— Они у вас очень похожи, — сказала сватья, рассматривая нас, — если можно так сказать, то практически братья. Половые.

Я, честно говоря, не знал как себя вести. Ладно, была бы сватья одна, тогда понятно, а тут? Я еще в такой ситуации не был. Кто начнет первый? Какая моя роль? Вопросов было много, а ответ должен быть один. Кто-то должен начать. Я уже хотел было обнять сватью, но она опередила меня. Подтолкнув мужа к дивану, она опрокинула его, а сама взяла табуретку, поставила ее между ног мужа и улеглась на нее грудью, аппетитно выставив свою попку. Я подумал, что она начнет ласкать орган мужа ртом, но ошибся. Она взяла его рукой и начала потихоньку с ним играть, а второй рукой гладить его мошонку и задний проход. Я уже хотел было начать пристраиваться сзади сватьи, но потом понял, что не этого от меня она ожидает. Она повернулась ко мне и выжидательно на меня посмотрела. Я опустился перед ее попкой на коленки, а потом и сел на пол своей пятой точкой, протянув ноги под табурет. Может она и ожидала от меня подобных действий, только не таких, какие я начал.

Я стал целовать ее ягодицы, а потом руками слегка развел их. Языком, провел между ними, сверху в низ, немного задержавшись на небольшой области, которая расположена как раз между анальным отверстием и ее пещеркой. Сватья вздрогнула и подалась немного назад. Я еще чуть шире раздвинул ее ягодицы и несколько лизнул анус, а потом стал делать вокруг него и на нем самом, быстрые круговые движения языком. Сватья дернулась и попыталась сжать ягодицы, но я не дал ей этого сделать. Тогда она стала крутить тазом, чтобы избежать моих ласок, но я твердо держал ее за попку и не давал ей ею крутить и продолжал целовать и лизать ее коричневое отверстие. Что бы она немного успокоилась, я опять стал лизать ее промежность. Сватья прекратила крутить попкой и расслабилась. Я снова провел языком между ягодицами. Подышав немного ртом на ее отверстие, и увидел, как оно несколько раз сжалось, я смочил его слюной. Сватья опять дернулась, но попыток увернуться уже не делала. Мой язык стал выписывать восьмерки вокруг ее отверстия, иногда останавливался на нем и кончиком языка понемногу проникал в внутрь. И так я повторял свои действия несколько раз, подышал, смочил, поласкал, проник. Каждый раз язык проникал все глубже и глубже. Когда мой язык стал проникать на сантиметр-полтора, я стал делать круговые движения и прижать его к стенке, вы чётко почувствовал две мышцы. Сватья больше не делала никаких попыток мешать мне, а наоборот, поддавала, попкой назад, когда язык проникал в нее, стараясь, чтобы он проник глубже. Ее спина выгибалась, из передней пещерки показались выделения. Когда язык достиг максимального погружения, я немного шевелил им внутри. Сватья инстинктивно попыталась зажать мой язык своими мышцами, а потом расслабилась. Я снова и снова вводил максимально язык, а она сжимала и разжимала мышцы анального отверстия. Не знаю, что чувствовала сватья, а у меня стержень чуть не лопнул от напряжения и не выплеснул порцию удовлетворенной жидкости.

Сватья полностью расслабилась, ее тело била мелкая дрожь. В это время сват стал подниматься с дивана. Его орган висел спокойно, не было видно никакого напряжения. Мне пришлось прекратить свои ласки, и я поднялся. Сватья так и лежала грудью на табуретке. Сватья повернулась ко мне лицом. На нем была блаженная улыбка. Руками она раздвинула свои ягодицы. Сват подтолкнул меня к ней.

Присев, я поднес свой орган к ее анусу, и направил свою головку в ее отверстие. Оно было хорошо смочено моей слюной, да и головка тоже вся блестела от смазки. Потихоньку я стал надавливать головкой и она, преодолевая сопротивление, стала проникать внутрь. Так, не торопясь я вводил его, пока он весь туда не вошел. Сопротивления проникновению со стороны этой точки не было. Освоившись, и перехватив сватью за талию, я начал ее накачивать, постепенно увеличивая темп. Сватья, отпустила свои ягодицы и просунула руки под свой живот, и одной рукой, через свою промежность, стала теребить мою мошонку. Зря это она сделала. Не успев произвести и десятка движений тазом, как накатившая волна удовольствия накрыла меня. Я с силой вогнал свой орган и замер, извергая свою любовь. Сватья продолжала гладить мои яйца и по моему телу прошла дрожь сладострастия. Я выпустил все, что только смог. Но покидать запасной аэродром, не торопился. Наклонившись вперед, я стал целовать ее спину. Напряжение спало, сватья еще возилась у себя в промежности, ее тело периодически вздрагивало, и анус сжимал мой орган, находящийся там. Но, вот и сватья замерла. Мы так и стояли. Сватья, лежа на табуретке, я на полусогнутых ногах за ней, а сват рядом.

Но вот сватья пошевельнулась. Я с сожалением вытащил свой стержень из нее. Как это было не странно, но мой орган был еще в боеготовом состоянии, правда, немного вяловатый.

Сватья поднялась. Сват убрал табурет.

— Мальчики, — сказала сватья, — я даже не знаю, что сказать …

— Если не знаешь, то лучше не говори, — обнял я ее, и стал целовать.

Начал я с легких поцелуев ее губ. Сначала с одного края, потом с другого. Сватья приоткрыла чуть рот, и мой язык проник в него. Я ласкал ее язык, небо, ее губы со стороны рта. Сватья отвечала мне. Ее руки блуждали у меня по спине, от головы до ягодиц. Иногда задерживались, то на голове, то на спине, то на ягодицах. Я постепенно стал целовать шею, ушки и мочку ушей. На ушках я остановился чуть подольше. Пососав мочку, языком проник в самое нутро ушка. Мое дыхание попадало прямо в ушко, языком я облизал внутреннею сторону ушка, а потом опять перешел к шейке, губам и рту, а потом к другому ушку. Сватья стала учащенно дышать. Опустив одну руку ей на лобок, я начал медленно ей делать круговые движения на нем, постепенно опускаясь ниже, а другой гладить между лопатками. Я ей шептал нежные слова, ласково произносил ее имя, называл ее всеми уменьшительно-ласковыми прозвищами, которые я знал. И снова целовал ее только уже сильней. Сватья стала прижиматься ко мне. Ее грудь уже с силой давила на мою грудь. Я потихонечку укусил ее за ушко. Сватья охнула и прижалась своим лобком ко мне. Я вытащил свою руку из ее промежности и переместил на ее попку. Мой восставший орган оказался прижат к ее лобку. Я уже почти полностью перешел на более страстные поцелуи и покусывая ее ушка и шеи. Мое дыхание становилось все горячее. Сватья уже практически вдавила в меня свое тело, так, что я уже еле-еле стоял на ногах. Попятившись назад, я уперся в диван и опрокинулся на него вместе со сватьей. Перевернув сватью на спину, я стал целовать ее грудки. Я нежно и аккуратно, продолжая целовать и покусывать ее шейку, опускался ниже, пока не попал в ложбинку ее грудей. Переходя от одной груди к другой, я все ближе подбирался к ее соскам. Когда же я добрался до сосков, они были возбуждены. Плотный бугорок коричневой кожи, венчающий вершину грудей, манил к себе. Я с огромным удовольствием приник к ним. Мой язык и губы раздражали, ласкали и сосали их, а руки придерживали грудки, нежно, а иногда и с силой сжимая их. Сватья извивалась подо мной. Забросив свои ноги мне на поясницу, она сжимала их. Просунув руку между нашими телами, она обхватила мой стержень и стала направлять в свою пещерку. Но я прекратил все ласки, и, перевернувшись на спину, привлек сватью к себе. Обхватив ее бедра, я потянул их к себе. Сватья поняла и уселась на меня сверху. Мой стоящий орган оказался между ее двух половинок ее попки.

Приподняв ее за попку, из которой начала вытекать моя жидкость, я согнул ноги в коленках. Мои ступни, оказались на самом краю дивана. Приподняв ее еще повыше, я увидел ее пещерку. Ее большие и малые губки были влажными и имели темно-красный свет. Головка ее венца желаний была еще больше видна, из пещерки вытекала белесая жидкость. Аккуратно опуская сватью вниз, я постепенно насаживал ее пещерку на свой стержень. Что бы было удобней, сватья уперлась спиной мне в бедра и сама стала направлять мой стержень в свою пещерку. Я еще некоторое время видел весь процесс проникновения, а потом только ощущал. Вот мою головку постепенно обволакивают влажные губки, он проходит сначала с некоторым сопротивлением, но потом легко заскользил внутри. Сватья наклонилась немного ко мне. Я одной рукой стал гладить ее грудки, а вторую положил на лобок. Мой стержень устраивался в ее пещерки. В пещерки было горячее и влажно. Она плотно облегала мой орган. Сватья откинулась на мои коленки и поудобней устроилась на мне. Я начал массировать кончиками пальцев ее бугорок и медленно вытаскивать свой орган из ее пещерки. Она обхватила мои ноги руками и закрыла глаза. Постепенно я ускорял свои движения, потом наоборот замедлял, то с силой вгонял свой орган поглубже, то нежно. И так я чередовал свои действия.

Мое возбуждение нарастало, оно уже было близко к финишной черте. Мое и сватьи дыхание участилось, сердцебиение зашкаливало, лицо сватьи стало красным. Она все больше и больше, сильней и сильней скакала на мне. Иногда даже мой стержень выскальзывал из ее пещерки, но каким-то невероятным образом опять туда попадал. Я резко остановил нашу скачку. Сватья чуть не упала мне на грудь и затуманенными глазами посмотрела на меня. Я удерживал ее от каких-либо действий. В такой позе мы пробыли каких-то секунд тридцать или сорок, а может и чуть больше, но этого хватило, чтобы возбуждение начнет постепенно ослабевать. Спало некоторое напряжение моего стержня, он стал чуть мягче, и как показалось уменьшиться в объеме. Сватья, не выдержав такой длинной паузы начала ерзать на мне. От ее движений вновь нахлынуло напряжение и истома, и мы продолжили наши телодвижения, немного их изменив. Я максимально возможно наклонился вперед и прижался к телу сватьи. Чтобы было более удобно, я подвинул свои ноги поближе к своей пятой точке. Выдерживать большой темп наших движений в такой позе стало неудобно и начал делать медленные кругообразные движения своим тазом. Сватья застонала. Она крепко обняла меня, и со своей, довольно-таки не слабой силой прижала меня к себе. У меня чуть не остановилось дыхание, как она меня прижала. Но вот какая-то сила опрокинула меня на спину и сватью сверху, и мои ноги скинули с дивана. Из-за плеча сватьи, я увидел, как сват стал пристраиваться сзади жены. Он стал на коленки и стал вводить свой стержень в зад жены. Сватья, отпустив меня, руками раздвинула пошире свои ягодицы. Я чувствовал, через тонкую преграду, отделявшие наши органы, как медленно он вводил свой агрегат в жену. Вот его головка скользнула по моей, немного задержалась и двинулась дальше, проходя вдоль моего стержня. Вот он вошел весь и начал потихоньку скользить там. Сватья обняла меня за голову и стала целовать. Я тоже начал. Постепенно увеличивая темп, мы добились синхронности движений. Было невероятное ощущение. Я слышал, как скользит член свата, не только внутри своей пещерки, но и по моему члену, а мой, скользя в своей пещерке, получал дополнительный контакт и со стенками и, святая святых, местом зарождения жизни. Волны наслаждения накатывали одна за другой. Казалось, что ничто в мире уже не может остановить наивысшего пика наслаждений. Я уже не ощущал ничего вокруг, для меня мир был потерян. Глаза то закрывались, то открывались.

Такого разнообразия нахлынувших эмоций и видов удовольствия и наслаждений у женщин я почти никогда не видел. Сватью то всю трясло, то отдельно ноги или руки, словно ее охватила судорога, а потом тело напрягается и вытягивается в одну струну, руки, словно пресс сжимали меня, то вдруг она выгнется, как дуга, а потом расслабится и начинает извиваться, как змея, я даже грешным делом думал, что причиняю ей боль. То она начинала всхлипывать и стонать. А когда мышцы ее пещерки вдруг пару раз резко сдавили мой стержень, а потом расслабились, так, что я своим органом потерял ощущение, где он находится, то я понял, сватья находится где-то между небом и землей.

Грудью я почувствовал, что ее соски увеличились и стали совсем твердыми, как сталь. Сватья уже не сдерживалась. Она сильнее поддалась своим тазом мне на встречу, так, что я чуть было, не потерял с ней контакт, и неожиданно вся расслабилась, раскинув руки в стороны, ее всю трясла мелкая дрожь. Она учащенно и громко дышала. Из ее закрытых глаз текли слезы. Через тонкую перегородку, которая отделяла мой стержень от стержня свата, я почувствовал, как он стал извергаться. Я почувствовал, что по моей мошонке потекла жидкость, чья, я не знал. И я тоже взорвался. Мои толчки и выбрасываемая жидкость с силой врывались внутрь ее пещерки. Руки дрожали.

Я стал им легкими поцелуями осушать ее лицо от слезинок. Потом я стал так же неторопливо целовать ее глаза, кончики губ. Сватья, что-то тихо и нежно шептала, как бы за что-то извинялась и благодарила одновременно, но слов я разобрать не мог. Руки свата, до этого обнимавшие ее, стали гладить бока сватьи, от грудей до бедер. Я чувствовал, что наши со сватом органы стали терять свою крепость и вот его стерженек уже почти покинул тело своей жены, и мой вот-вот тоже его покинет. Сватья открыла глаза.

— Это была сказка, — прошептала она, — мальчики, вы просто боги. Я еще никогда не испытывала ничего подобного. Так не хочется покидать такое уютное гнездышко.

Я сначала не понял, они, что собираются уже уходить? Но потом сообразил. Сват уже отошел от нас и стоял рядом.

— Идите первыми в душ, — сказала сватья, поднимаясь с меня, — а я после вас.

Я поднялся с дивана и со сватом отправился в душ, где мы ради развлечения, вымыли и вытерли друг у друга наши орудия труда. Потом в душ пошла сватья. Она пробыла там подольше, чем мы. Когда она появилась на веранде, мы со сватом стояли возле стола, одежду мы сложили на табуретке. Она подошла к нам. Мы, молча, налили и выпили.

— Спасибо, вам еще раз мальчики, — сказала сватья, обнимая нас, — это было что-то невероятное. Я потеряла счет времени и ощущение тела.

— А раньше разве такого не было, — немного удивленно спросил я, — вы же, как я понял, уже пробовали, втроем и даже вчетвером?

— Да, — спокойно ответила сватья, — но то были не такие яркие ощущения. Как бы сказать попроще, возможно мы тогда это делали, как работу, да новизна ощущений была, но… Сейчас было совсем по другому. Я даже не могу вот так сразу объяснить. Может, новые позы дали такие ощущения, а может то, что практически не было перерыва, я еще никогда так не пробовала, и меня еще никто язычком не баловал в попу. Да и целовал меня ты сегодня по другому. Почему?

— Не знаю, — ответил я, — может обстановка соответствующая была, а может еще что-нибудь.

— Ладно, давайте вы лучше немного отдохнете еще и досмотрим хотя бы то, что смотрели.

Мы уселись на диван, и я включил просмотр. На экране, сват продолжал удовлетворять девушку, но вот и он замер. Потом девица, повернулась к нему и в это время дверку закрыли. Перед экраном целовались две девушки. А в туалетной кабинке Голова девушки вдруг пропала.

— Она стала меня вытирать салфетками, — пояснил сват, — а потом мы кое-как оделись и стояли в кабинке пока не включили свет. Выйти не давали эти две молодые особы.

Мы улыбнулись. Потом прекратив смотреть записи, оставили на потом и опять подошли к столу. Как это ни странно, но ни я, ни сватья не выглядели пьяными. Слегка выпившими, да, но не пьяными. А мы же уже выпили достаточно много.

— А теперь я хочу попробовать тебя на вкус, — заявила сватья, как только мы выпили, — иди, садись удобней, — добавила она мне.

Я уселся на диван, опустил ноги на пол и раздвинув их. Сват, тоже встал с дивана, подошел к столу, налил себе и выпил. Потом подошел к нам, остановился сзади жены и стал смотреть. Его упавший, сморщенный стержень болтался между ног, как обыкновенная сосиска.

— Ах, ты мой маленький, немного устал уже. Но ничего. Сейчас ты будешь как молодой жеребец, готов к новой битве, — запричитала сватья, устраиваясь у меня между ног и беря мой опавший стяг в свои нежные ручки.

После наших игр, у меня совсем упал мой стержень. Но сватья взялась за дело всерьез. Как сватья делала миньет! Я еще не получал такого удовольствия от ласк языком и ртом. Мое сознание было где-то за восьмым небом. Сватья предоставила мне одно из наивысших удовольствий, которые женщины может доставить своему партнеру.

Она осторожными, нежными прикосновениями губ и языка начала исследовать поверхность моего стержня. То возьмет его одной рукой и нежно оближет всю нижнюю часть по длине снизу вверх. А когда она достигла головки члена, мягко и нежно обхватила ее ртом, а языком в это время стала скользить по всей окружности головки — сначала по ее венцу, затем выше — к концу головки. По моему телу пробежала волна удовольствия и отдалась в стержень. Он стал набухать и твердеть. Она взяла затвердевший стержень ртом, но не сжала губы вокруг его ствола, а начала вращающие движения головой. Стержень начал совершать свободные круговые движения, попеременно касаясь различных внутренних поверхностей рта. Вдруг она вынула его изо рта, немного притормаживая зубами, а потом начала все заново, только теперь вращала в другую сторону. Так продолжалось несколько минут. Потом, она выпустила его изо рта и приподняла его рукой. Медленными сильными движениями языком, она начала массировать мою промежную область под мошонкой, сами яички. Осторожно и мягко она скользила по ним языком и потом облизала весь ствол до самого верха. Такое впечатление было, что она облизывает эскимо. Я сидел с закрытыми глазами, учащено дышал и еле-еле сдерживался. Мое дыхание замерло, по спине пробежал ток. И так большая головка стержня, казалось, увеличилась в размерах. На меня накатывала огромная волна цунами. Сватья как буд-то это почувствовала и прекратила свои ласки. Она стала потихоньку просто на него дуть. Волна накатила с еще большей силой, добралась до самой высокой точки и … схлынула назад. Я открыл глаза и кое-как, справился с дыханием. Возле стола стоял сват и наливал вино в фужер и стакан. Его орган был в полной боевой готовности.

— Сделайте маленький перерыв, — подошел сват, и протянул мне стакан, а жене фужер.

— Вы бы тоже лучше вина попили, а не водки, — взяла сватья фужер, но с пола не поднялась, — а то станете маломощными, что мне тогда делать? А еще лучше вообще сегодня больше не пить.

— Да я и так вино всем налил, — оправдывался сват, — а на счет вообще сегодня не пить, я в принципе не против, ну может еще один стаканчик попозже можно будет.

— Я тоже согласен, — сказал я.

— Можете перекурить пока мальчики, — сказала сватья, садясь на диван, — снимите немного напряжение, а то неинтересно потом будет.

Она сделала глоток вина, попросила мужа еще налить.

— В первую очередь это тебя касается, — продолжила сватья, обращаясь ко мне, — это только начало было. Я еще не все испробовала, — протянув руку, она погладила мой стержень.

Он непроизвольно дернулся, и на конце головки появилась капля.

— Вот видишь, — слизывая языком эту каплю, сказала сватья, — если я продолжу, то ты сразу взорвешься и выдашь на-гора свою жидкость. А я еще хочу с ним побаловаться. Так, что давай расслабляйся.

Я встал с дивана. Напряжение покидать разгоряченное тело не хотело. Мы со сватом вышли на крыльцо веранды. На улице уже было сумрачно.

— А ничего, что мы так, — спросил сват.

— На ничего, — ответил я, — с дороги нас не видно, а соседи … Ну мне не жалко если и увидят, двух голых мужиков со стоящими членами.

Сват усмехнулся:

— Подумают, что геи.

Мы засмеялись. Погода стояла, как на заказ. Дневная жара уже спала, а ночная прохлада еще не наступила. Дул легкий теплый ветерок. Он обдувал наши разгоряченные тела, особенно наши чресла. Особенно мой, он был влажный, а под действием ветерка, чувствовалось прохлада, даже можно сказать, холодок. Напряжение постепенно покидало тело. Мы стояли и молча, не торопясь курили. Когда мы докурили, мой стержень был просто напряжен, а свата почти висел.

— Ну что, пошли, — спросил я свата.

— Иди пока сам, — ответил сват, — я подойду чуть попозже, еще немного постою, успокоюсь.

— Да ты вроде и так уже успокоился, — кивнув головой на его стержень, сказал я.

— Я хочу, полностью успокоится, — ответил сват.

Я зашел на веранду. Сватья так и сидела на диване в расслабленной позе и закрытыми глазами. Когда я подошел к ней, она открыла глаза и встала с дивана.

— Садись, как сидел раньше, — сказала сватья и поставила фужер возле дивана.

Я уселся на диван и принял прежнюю позу. Мой стержень немного приподнялся.

— Шалунишка, — сказала сватья, нагибаясь к члену.

Она начала нежно облизывать мошонку, а руками стала играть моими сосками. Мой стержень стал приобретать твердость. Тогда она одной рукой стала поглаживать мой стержень внизу основания, возле самых яичков. Облизав всю мошонку, она взяла оба яичка ртом и стала языком играть с ними. На меня накатила волна удовлетворения. Я невольно дернулся, и сватья сразу же выпустила мошонку изо рта.

— Больно? — спросила она.

— Нет, — сказал я, — просто необычное ощущение. Ты просто прелесть. Дай я тебя поцелую, а потом продолжим.

Сватья согласилась и, наклонившись ко мне, мы поцеловались. Потом она стала на коленки между моих ног и продолжила свою незабываемую игру с моей игрушкой. А муж стал пристраиваться сзади.

Одной рукой она обхватила стержень рукой, а вторую ее руку я взял в свои и стал гладить ее. Сватья взяла в рот головку и чуть-чуть захватила ствол. Сначала она языком провела в области уздечки, а потом, с выписыванием большой восьмерки. Меня пробрала волна удовольствия. Сватья вытащила головку изо рта, а потом опять ее взяла и повторила все заново. И так она это делала раза четыре, а на пятый раз стала делать извивающиеся движения головой влево – вправо, сомкнув губы вокруг уздечки, массируя рукой вверх – вниз ствол. Потом она полностью вытащила головку и подула на нее. Это сняла немного напряжение. От удовольствия я закрыл глаза и попытался глубоким дыханием снять напряжение. Это удавалось с трудом. А сватья продолжила. Теперь она после нескольких мягких неглубоких захватов головки ртом, чередовала с сильным и глубоким захватом до самого основания, как будто засасывала вакуумным насосом. Ощущения были невероятные. Я начал своей пятой точкой ерзать на диване. Ну а сватья продолжала «издеваться» над моим детородным органом. Сват продолжал накачивать свою жену. Судя по тому, что сватья телом вперед не поддавала, он ее накачивал аккуратно, не торопясь, растягивая удовольствие. Сватья, освободив свою руку из моих рук, надавила на канал ниже мой мошонки, иногда я так делал сам, когда не хотел, чтобы был выброс жидкости, а губами и второй рукой стала массировать ствол по всей длине. Было очень похоже, нате ощущения, которые я испытываю, когда начинается выброс жидкости. Своими действиями она довела меня до сладостного изнеможения. Я уже не мог больше сдерживаться. У меня напряглись не только бедра, но и спина. По телу перекатывались волны наслаждения. Сватья полностью проглотила мой стержень и убрала руку из-за мошонки. Я сам начал подавать своим тазом вперед, стараясь, каждый раз загнать свою головку как можно глубже. Все, цунами накатило на меня и перевалило вершину, обрушилась водопадом наслаждения. Я замер, и выпустил большую порцию жидкости. А потом с каждой новой порцией я старался затолкать свой стержень подальше, и там выпускать ее. Сватья все глотала и глотала, не прекращая работать ртом и рукой. Последние, самые слабые и маленькие порции жидкости, она приняла на лицо. Но и после этого, она еще немного поиграла стержнем, пока он не стал мягким, а потом и совсем утратил какую-либо стойкость. Я уже почти сполз на пол, но мне было так лень опять залазить на диван, и я полностью сполз на пол. Только после этого я открыл глаза. Сватья так и стояла на коленках, закрыв глаза, а сват, сделав еще несколько движений тазом, притянул свою жену ближе к себе и замер. Открыв глаза, сватья стала, размазывала жидкость по лицу.

— Очень хорошее косметическое средство для очистки кожи, — сказала она.

— Ты просто волшебница, я еще никогда не испытывал ничего подобного, — сказал я и потянулся к ней, чтобы поцеловать.

— Я тоже хочу тебя попробовать на вкус, — после поцелуя сказал я ей.

— Успеешь еще, — ответила она, — иди, отдыхай и набирайся сил.

Я поднялся с пола. В ногах была предательская слабость. Сватья выпила фужер и подала его мне.

— Налей, пожалуйста, и поставь рядом.

Я взял фужер и подошел к столу, чтобы его наполнить. Когда я повернулся, сватья заняли диван и вылизывали органы друг у друга.

Поставив, молча фужер рядом с диваном, я вышел во двор. Было уже достаточно темно. Также дул легкий ветерок, но воздух стал прохладней. Выкурив сигарету, я пошел в дом принять душ. На веранде сватья продолжали свои игры.

В душе я включил прохладную воду и постепенно понижал ее температуру, до тех пор, пока мое тело не покрылась гусиной кожей. Только после этого, не вытираясь, я вышел на веранду. Я уже полностью успокоился. Напряжение и хмель покинули меня.

Сватья уже просто лежали на диване в изнеможении. Я подошел к столу, налил всем вина и подал иго им. Они с благодарностью его выпили и сват пошел в душ. Сватья села на диван. Ее волосы были растрепаны, лицо красное, в глазах блеск.

— Я не знаю, сколько раз достигала пика наслаждений, — сказала сватья, — обычно, я долго завожусь, но сегодня я побила все рекорды. И нарушила некоторые табу.

— Интересно, какое?

— Раньше я не допускала одновременного проникновения в себя, только по одному. А сейчас…

Я поцеловал сватью и обнял ее. Так мы сидели, пока с душа не вышел сват. Сватья уже успокоилась.

— Ты мне поможешь в душе? – спросила сватья, поднимаясь с дивана.

И мы вместе со сватьей пошли принимать душ. В душе я сам вымыл все тело сватьи, особое внимание, уделив ее промежности. Сватья расставила ноги, что бы мне было удобней. Ее голый лобок манил к себе. Не удержавшись, я присел и поцеловал его. Сватья обхватила мою голову руками. Я лизнул ее щель. Вода с душа лилась на нас. Тогда я выключил воду, вытер сватью полотенцем и, подхватив на руки, понес ее на веранду.

Я аккуратно уложил сватью на спину вдоль дивана и под бедра положил подушку. Приступая к любовной игре, я начал целовать ей лоб, глазки, носик, подбородок, шейку, ложбинку между грудей, груди, животик, лобок, бедра, голени и ступни, останавливаясь на каждом пальчике. Потом руками широко развел ей ноги, не дав ей их согнуть в коленках. Перед моим взором открылась завораживающая картинка. Между большими половыми губами, две меньшие складки, малые половыми губами, между которых просматривался вход в ее очаровательную пещерку, а прямо над ним, в месте схождения половых губ, из-под кожаной складки, небольшой твердый комочек, это седалище похоти, примерно в две трети меньше моей последней фаланги моего мизинца. Аккуратно разведя малые губы в сторону, я полностью открыл его. Нежно лизнул языком между губок, облизал область вокруг головки, а потом быстро облизал ее. Сватья вздрогнула, согнула ноги и поддала тазом вперед. Но, я не торопился. Я, снова, медленно провел языком между губами, почувствовал вкус ее выделений, он был слегка сладковатый, и запах, от которого у меня начал возбуждаться мой стержень. Мой язык уже лизал, а губы посасывали, ее седалище похоти. Кончиком языка я несколько раз сделал вращательные движения вокруг головки. Я играл с ним, этим твердеющим и увеличивающимся в объеме органом. И так я повторял все снова и снова, то чуть увеличивая темп ласок, то уменьшая его.

Сватья начала вздрагивать, стонать и метаться по постели, но я не дал ей достичь наивысшей точки наслаждения. Я просто оторвался от ее головки и начал ласкать языком вход в пещерку. Оторвавшись от занимательного действия, я потихоньку подул на ее головку, как это делала она мне. Сватья немного успокоилась, но продолжала вздрагивать. Она обхватила мою голову руками и сильней притянула к своей жаждущей пещерки. Я просунул внутрь пещерки язык и стал делать там круговые движения им. Сватья прогнулась в спине и сжала свои бедра так, что я не мог даже пошевелить головой. Я снова прекратил свои ласки и потихоньку стал выпускать воздух ртом. Давление бедер ослабло. Так я и ласкал сватью, как только я чувствовал, что она вот-вот взорвется серией конвульсивных движений, я перемещал свои ласки на внутреннюю сторону бедер, на большие и малые губки, на лобок. Как только она немного остывала, я снова начинал свои ласки. Это продолжалось довольно-таки долго. Сватья уже кричала и извивалась от наивысшего блаженства.

Во время этой нашей игру, я оказался коленками на полу, а сватья на краю дивана. Свои ступни, сватья, поставила мне на плечи. Руками я ласкал ее груди. Мой стержень налился кровью. И тут между моими коленками стал пролазить сват. Кое-как умостившись между диваном и мной, он стал ласкать руками мой стержень, а потом взял его в рот. Он не ласкал его, как его жена, а просто насаживал свой рот на него. Волны наслаждения накатывали на меня одна за другой. Я работал языком, сват ртом, а сватья металась по дивану. Но вот сват резко вылез и, отодвинув меня в сторону, стал вставлять свой возбужденный орган в разгоряченную пещерку своей жены. Он полулежал на ней, и его пятая точка выпирала немного вверх, и ритмично покачивалась.

То ли вид этой точки, то ли мое возбуждение и желание достигнуть пика наслаждений, то ли неожиданно нахлынувшие на меня детские воспоминания, я подошел к свату, руками раздвинул его ягодицы, наклонился и лизнул его анус. Сват прекратил свои движения и замер. Я еще раз лизнул, а потом, смочив палей своей слюной, стал потихоньку его пропихивать в его отверстие. Он вошел довольно легко. Я начал массажировать точку, которая находится в передней стороне, на глубине нескольких сантиметров. Сват охнул, но попыток освободится от пальца, не делал. Тогда, я вытащил палец, а вместо него начал пропихивать другой, значительно больше и толще. Когда, я полностью вошел в него, сват начал делать движения своим тазом, и я, поймав его ритм, начал вгонять свой стержень в его анус.

Руки сватьи, схватили мои, и потянули на себя, так, что мне пришлось лечь на спину свата. Тогда она, обхватили меня за спину и сдали прижимать меня к телу свата. Я просунул свои руки под спину сватьи. Так мы и образовали слоеный пирог, удовлетворяя друг друга. Пик наслаждения достиг нас одновременно. С первыми импульсивными толчками своего стержня, я почувствовал, что и сват начал извергаться. Сватья под нами бесновалась, я даже думаю, что она не чувствовала веса наших тел на себе. Эйфория была долгой и яркой. Сват, что-то шептал и целовал свою жену, а она плакала.

Когда, мы поднялись с дивана, то все вместе пошли в душ. Там, вымыли и вытерли все, что только можно. Сватья периодически целовала и гладила наши тела. На веранду, мы больше не пошли, а спать решили в доме. Сватья легла между нами, положив свои руки на наши спокойные органы. Свою, я положил на ее лобок, а сват, на грудь. Так мы и уснули.

С утра, около 7 часов, я проснулся после сватьи. Она на веранде хлопотала над завтраком. Одежды на ней не было. Я подошел сзади и обнял ее. Мой стержень стал напрягаться.

— Маньяк, — сказала она, — может, сначала позавтракаем?

— А мы духовно и телесно позавтракаем, — ответил я.

Сватья рассмеялась и нагнулась.

Когда вышел сват, мы уже сидели на диване и разговаривали. Одежду мы так и не одели.

— Жена, нам пора. Мне к 11 надо быть на работе.

— А может, я хочу еще немного здесь побыть?

— А тебе когда на процедуры?

— К 14.

— Ну, смотри сама, а я сейчас быстренько перекушу и поехал.

Сват позавтракал, мы проводили его до дверей, и он уехал. Мы со сватьей еще немного позанимались любовными утехами, а потом я ее отвез на процедуры в больницу.

Мы стали регулярно встречаться втроем, и проверяли мебель на крепость и у меня дома, и на даче и у них дома. Мебель выдерживала все наши попытки ее сломать. Иногда сватья сама приходила ко мне, и мы воплотили ее желание попробовать во время любовной игры, помочиться. Да и я к ней захаживал, несмотря на то, был сват дома или нет. Со сватом мы несколько раз ходили на рыбалку. Иногда приглашали и девочек на нее, тогда мы рыбалили на даче. Вот так и сложились наши семейно-родственные отношения.

Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
2 508
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments