Вечера на хуторе (все части)

ЧАСТЬ 1

Жизнь в деревне заметно отличается от городской. Здесь можно встретить то, что в городе никогда не найдешь. Так было и в жизни подростков Володи, Пети и Иры.

У соседей гуляли на свадьбе. Понаехало много разных родственников со стороны жениха и невесты. Володя, Петя и Ира тоже побывали на свадьбе. Пока шли танцы, и громко звучала музыка, ребята находились среди всех празднующих это событие. Но вот гармонист достаточно принял на грудь горячительного, гармонь вместо задорных мелодий перешла на тоскливо романтические ритмы. Народ устал от плясок и приналег за крепкие напитки. Молодожены удалились заниматься своим таинственным делом. Ребятам стало немного скучно, а учитывая, что сегодня всяких вкусностей было предостаточно, их потянуло на сон.

Пошли к Володе, хата самая большая на деревне. А самое главное – в хате имелись две большие печи-лежанки. Ребята прошли в комнату с самой большой печью, которая медленно остывала от свадебных пирогов. Ее тепло еще долго согревало и навевало самые разные мысли.

– А чем теперь занимаются жених с невестой? – задала неожиданный вопрос Ира.

– Чем-чем? Трахаются, – отвечал Володя. Петя поддержал мысль друга, – он теперь ставит ее в самые разные позы.

Заинтересованность подростков к процессу была. Опыта в этом деле еще не было, но желание узнать, что и как прослеживалось у всех. Они так бы и продолжали рассуждать о непознанном, но в доме раздались голоса взрослых. Это родители Володи привели родственников со свадьбы, которые уже не могли продолжать торжество из-за чрезмерного перепития самогонки. Их завели в комнату, где на печи за занавеской прятались ребята. На полу лежали матрасы, подушки и несколько одеял. На них и улеглись две пары, пришедших со свадьбы.

В одной паре муж, а в другой жена находились во в невменяемом состоянии. Поэтому с разных матрасов буквально через несколько секунд начали издаваться женский и мужской храпы. Если двое уже уснули, то оставшихся бодрствовать нашлись темы для беседы.

– Оксана, ¬ – произнес мужской голос, – сколько же мы с тобой не виделись?

– Да с тех самых пор, как ты ушел в армию, – отвечала женщина, – я тебя ждала, а ты так не вернулся. Женился, не написав мне ни одной строчки.

– На меня тогда зашло какое-то затмение, – продолжал мужчина, – я все эти годы вспоминал только тебя. Я ведь тебя так и не разлюбил.

В течение нескольких минут мужчина продолжал признаваться невидимой Оксане в любви. Та сначала воспринимала все его признания с некоторой издевкой, но спустя некоторое время ее тон смягчился (не зря говорят, что женщина любит ушами). Она призналась, что замуж вышла на зло. Теперь же она очень сожалеет о своем необдуманном решении. Муж оказался выпивохой, готовым поменять домашнее тепло на стакан.

Detonator cредство для увеличения члена

DETONATOR ТОП-cредство для увеличения члена

ТОП-1 средство для мужчин: увеличивает член, усиливает потенцию, повышает уровень тестостерона и сперматогенез.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Ребята сидели на печи тихо-тихо. Им было интересно слушать взрослых, беседующих на столь интересную тему. В кино все было по другому. Теперь же все происходило перед ними в реальной жизни. Мужчина в темноте пробрался к Оксане. Послышались жаркие поцелую. В неярком свете луны можно было разглядеть, как он снимает с нее кофту и пытается раздеть.

– Коля, только не здесь, вдруг эти проснутся, – зашептала женщина, – идем поищем место, где не будет никого.

– Пойдем в баню, – предложил невидимый Коля.

– А там точно никого не поселили? – спрашивала Оксана.

– Баня вчера топилась, потом там гнали самогон, – отвечал мужчина, – нет там никого.

Мужчина и женщина поднялись, накинули верхнюю одежду и потихоньку вышли из комнаты.

Первым оживился Володя, – ребята, пойдем, посмотрим, как они будут там.

– Точно пошли, – поддержал друга Петя.

Ира сначала подумала возмутиться, но потом решила, что ей и самой интересно подсмотреть продолжение столь неожиданного свидания, которое началось на ее глазах. Ребята осторожно спустились с печи, аккуратно перешагнули через «трупики» храпящих. Они также тихо вышли, прикрыв дверь.

Еще с крыльца ребята увидели, в бане на короткое время зажегся яркий свет от лампы, который затем сменился на свет от небольшой свечи. Они подобрались поближе. Свеча некоторое время перемещалась внутри помещения, а потом оказалась на стене, сто стороны окошка, довольно хорошо осветив все внутреннее пространство.

Тихо-тихо уселись у окошка и принялись наблюдать за происходящим внутри. Мужчина уселся на лавку, усадил себе на колени женщину. Очень долго целовались, он гладил по спине и животу, иногда переходя на ноги. После его рука проникла ей под кофточку, продвинулась вверх. В узком пространстве рука перемещалась плохо, поэтому он расстегнул пуговки. Снял кофточку с плеч. Женщина помогла снять ее полностью. Она осталась в симпатичном лифчике. Руки мужчины приподняли сначала одну, а затем другую чашку, открыв небольшую, но упругую грудь. Еще немного, и лифчик был снят полностью.

Ребята смотрели, разинув рты. Им нравилась сцена за окошком. Ира с некоторым восторгом рассматривала эту красивую по ее мнению грудь. Небольшие аккуратные соски смотрели в разные стороны. Она даже незаметно потрогала себя, сравнивая эту женщину и себя. У той, в окошке все было развито довольно совершенно. Мальчишка же нравился сам процесс.

Теперь женщина проявила некоторую активность, расстегнула рубашку на теле партнера и помогла тому остаться с голым торсом. Они теперь прижимались друг к другу.

– Наверное, очень приятно прижиматься грудью к мужской груди, – подумала Ира, слегка приблизившись к Володе. Она даже слегка коснулась грудью его плеча. Тот не заметил прикосновения, так как был поглощен просмотром. Девочке очень понравились новые ощущения.

Мужчина внутри помещения теперь мял женскую грудь, пальцами ласкал соски, покручивая их то в одну, то в другую сторону. В порыве чувств он наклонился и поцеловал один из сосков. Женщина прогнулась от нахлынувших ощущений такой ласки, обхватила голову мужчины, прижалась губами к его шее. Несколько секунд она сидела неподвижно, только ее живот вздрагивал, напрягался в моменты глубокого подсасывания сосков груди. Потом по ее телу прошла небольшая дрожь, несколько раз она сильно прогнулась назад, а потом подалась нижней частью тела вперед.

– Она кончила, – подумала Ира. Девочка уже несколько раз мастурбировала, и ей были знакомы подобные движения телом в момент наивысшего наслаждения, которые она могла доставить себе, лаская гениталии.

Пацанам же было непонятны движения женщины, увиденные со стороны. Их больше интересовали действия мужчины. Тот же по ходу все больше проявлял активность в раздевании женщины. Вот его руки стали искать способ избавить ее тело от юбки. Она помогла ему расстегнуть крючки сбоку. Еще несколько мгновений, и юбка опустилась вниз, а затем была полностью снята и отброшена в сторону. Туфельки женщина скинула сама. Только симпатичные кружевные трусики оставались на ее теле. Ира оценила кружева на трусиках. Они только намекали на их наличие, практически не прикрывая ничего. Сквозь кружева проглядывалось незагорелое тело, контрастирующее с остальным обликом.

– Она загорала без лифчика, – думала девочка, – ее тело сосем чуть-чуть не загорело. Какое красивое тело! Как хочется стать такой красивой!

Тем временем мужчина запустил руку в эти трусики. Пошевелил там пальцами. Мальчишки, не отрываясь, следили за рукой. Женщина сначала плотно сжала ноги, не пуская руку в сокровенное место. Еще несколько движений и глубокие засосы в сосок груди заставили ее раздвинуть ноги. Рука опустилась ниже. Теперь кисть скрылась в глубине трусиков.

Но теперь любовная пара испытывала некоторое неудобство от сидения на коленях. Он приподнял ее и переложил на лавку. Вся троица замерла у окошка – сейчас начнется самое интересное. У мальчишек приоткрылись рты, а девочка напряглась.

– Сейчас они (имела в виду своих друзей), увидят то, что мы скрываем, – подумала Ира.

Вот резинка пошла вниз, приспустился верхний край, показались светлые волосики. Женщина немного приподняла попу и помогла снять их совсем. Теперь на ее теле не было ничего. Она неожиданно согнула колени и прижала их груди. Все потаенные места скрылись от взгляда. Несколько секунд в этой позе, мужчина снимал брюки, затем сняли свои трусы. Он стоял к окну задом. Немного повернулся. Все увидали его напряженный член с красной головкой. Он нависал над женщиной, лежащей на лавке. Та взглянула и рукой прикрыла лицо – застеснялась. Ира тоже неожиданно закрыла глаза. Также и ее рука на некоторое время опустилась на них. Вид мужского органа смутил.

Но это искусственное затмение продолжалось недолго. Раздвинув пальцы и приоткрыв глаза, каждая с нескрываемым интересом посмотрела на член. Толстое тело члена завершалось небольшой немного заостренной головкой. Вены располагались в самых разных частях, перемежаясь без всякой логики. Женщина отпустила ноги и вытянула их на лавке. Пока они еще были плотно сжаты. Светлые волосы лобка создавали впечатление, что их нет и вовсе. Но скрывающаяся за ними щелочка доказывала, что они все-таки есть. Да, они были. Но они были подстрижены настолько коротко, что едва угадывались на этом теле.

Женщина раздвинула ноги. Все увидели, что ее половая щель раздвинулась немного. Из нее выглянул клитор. Он был довольно большим и опускался довольно низко в этой щели.

– Это, что у нее висит? – прервал напряженную тишину Петя. Он уже много раз видел устройство у своей маленькой двоюродной сестренки, но такое показалось впервые.

– Это секель, – отвечал Володя, – что-то вроде пиписьки. Бабы могут им ебать друг дружку.

Ира, как это ни странно, тоже видела женские гениталии впервые. Одно дело их иметь, трогать и ощущать, совсем другой видеть все это со стороны. Ей стало стыдно, что мальчишки увидят внутреннее содержание женщины и решат, что и она сама устроена точно также. Появилось желание убежать, чтобы о ней не думали плохо. Но интерес возрастал.

Женщина еще больше раздвинула ноги. Теперь вся ее вагина раскрылась ярко алым цветком. Неожиданно внутренность показалась не просто красивой, она стала прекрасной. Мы можем любоваться цветами, рассматривая лепестки и их соединение в соцветии. Здесь же открылось иное чудо природы, которое тоже настолько совершенно и прекрасно, что притягивает взгляд. Казалось, что на открывшуюся картину можно смотреть долго и восхищаться увиденным.

– Какая красивая! – шепотом восхитился Володя. Он не знал называть ли ему женский орган так, как называют его мальчишки просто «пиздой». Но для этого места слово казалось очень грубым. Назвать просто «писей» или «писькой», казалось недостойным и даже унизительным. Уж очень восхитительно было то, что предстало перед их глазами.

Ира тоже неожиданно для себя отметила красоту. Неожиданная гордость за то, что и у нее имеется такое же сокровище, показалось девочке очень достойным и приятным. Она даже издала легкий вздох, что открывшийся вид оказался таким очаровательным. Она вспомнила, что подобный вид имеет ракушка, подаренная ей родственниками, отдыхавшими на Черном море.

– Раковина! – тихо прошептала она. Мальчишки согласились с таким названием.

На лепестках внутренних губок были видны несколько капелек, подобных каплям росы. В пламени свечи эти капли искрились и еще более украшали вид раковины. Колебание пламени меняло очертание каждое мгновение, казалось, что статичная картинка оживает. Капельки отсвечивали словно драгоценные камешки.

Мужчина тоже на некоторое время остановился. Он восхищался увиденным сокровищем своей подруги. Действие немного затянулось. Женщина почувствовала, что ею восхищаются. Это подстегнуло ее возбуждение. Лепестки немного стали утолщаться и внизу приоткрылся глаз, который показал, что он готов и ждет продолжения ласк.

Мужчина опустился на колени. Его голова приникла к этому чудесному цветку. Его действия со стороны были незаметны, но женщина теперь запрокинула голову назад. Ее руки ухватились за груди. Пальцы начали нежно ласкать соски. Глаза закрылись полностью. Даже сквозь толстые стены бани был услышан глубокий сладострастный вздох.

– Что он там делает? – этот вопрос возник в голове у мальчишек.

– Он целует ее раковину, – мысленно отвечала Ира, видя недоумение на глазах у своих друзей. Сейчас ей увиденное представилось настолько романтичным и нежным, что ее желание нарастало все больше.

Долго заниматься оральными ласками не пришлось. Не прошло и минуты, как тело женщины пришло в движение. Казалось, что она лежа исполняет танец живота. Он то напрягался, то двигался по сторонам, то неожиданно расслаблялся. Этот танец завершился непроизвольными движениями бедер. Они то расходились еще шире, то сжимали голову, находящуюся между ними.

Женщина обеими ухватила голову партнера и сильно прижала ее к своей раковине. Ее тело несколько раз сильно вздрогнуло. Волна наслаждения прошлась от раковины вверх и вниз. Она заставила своего друга остановиться. Вздрагивания продолжались еще немного. Она затихла, но не отпускала его от себя. Блаженная улыбка показывала, что наслаждение еще существует, и она пытается его продлить.

Но вот она отпустила друга. Он теперь навис над нею. Его член словно вырос еще немного, рука протянулась к нему. Стянула кожицу на головку, а потом оголила. Действие повторилось несколько раз. Мужчина начал искать, как ему удобнее пристроиться, чтобы и самому насладиться телом, лежащим на лавке.

Неожиданно женщина привстала, что-то сказала ему. Там, где она только что лежала было большое мокрое пятно. Мужчина лег на спину. Его член торчал почти вертикально. Та встала над ним, перемахнула одну ногу через тело мужчины и потихоньку начала приседать. Руки мужчины пытались направить член, но он никак не попадал. Тогда она провела руку сзади, и очень легко направила в себя его орган. Не сразу, но она опускалась вниз. Ее плоть, испытавшая сильнейший оргазм, настолько набухла от прилива крови, что отверстие сжалось до минимальных размеров. Теперь мужской орган проникал с некоторым усилием. Ее влагалище с трудом пропускало в себя его, плотно сжимая со всех сторон. Наконец, он вошел в нее. Несколько мгновений первого проникновения наслаждали оба тела. Потом женщина ритмично приподнималась на нем и опускалась вниз. Со стороны казалось, что она сидит верхом на лошади и скачет.

Вот она сменила тактику. Теперь ее тело не просто скакало, она еще и наклонялась в такт своей скачки. Ее лобок при этом сильно прижимался к лобку мужчины. Когда она начала наклоняться, то на короткие мгновения для зрителей в окошке стало видно, как толстый орган входит в отверстие женщины, как тонкая кожица отверстия тянется за ним, не выпуская его наружу.

Соединение мужского и женского начал настолько впечатлили ребят, что их руки непроизвольно опустились и до их гениталий. Наблюдатели были настолько возбуждены увиденным, что не стеснялись теперь копошиться в своих трусах, ублажая свои органы. Даже Ира пропустила руки под подол платья, там отодвинула низ трусиков в сторону и терла свою маленькую раковину. Мальчишки же дрочили свои членики, не вынимая их наружу. Только движения рук доказывали, что они скоро дойдут и до своего пика наслаждения.

Мужчина помогал женщине, ухватив ее за попу, приподнимая и опуская в такт ее движениям. Еще немного и он сам задвигал своей нижней частью тела. Его ритм ускорился. Вот-вот он словно бешенный задергался довольно быстро. Неожиданно замер, потом несколько раз дернулся. Дернулись и все трое, наблюдая за происходящим. Задергалась и женщина, внутри которой только что с невероятной скоростью двигался член. Все, подергавшись, замерли.

Женщина прильнула губами к губам мужчины. Поцелуй длился целую вечность. Потом она привстала, и из нее вывалился заметно уменьшившийся мужской орган. Он безвольно упал на бедро владельца. Вслед за ней потянулась длинная капля. Она приложила ладонь между ног и направилась к двери. Вся торица быстро среагировала на это движение. Спряталась за кустом сирени. Женщина вышла из дверей предбанника, присела на корточки. Ребята услышали, что из ее тела полился поток. Вслед за ней вышел и мужчина. Он почти подошел к кусту, где прятались ребята, и полил куст из своего опавшего члена. Вся троица молчала, боясь выдать свое присутствие. Несколько капель даже попали на них, но все стойко выдержали испытание.

Женщина еще немного оставалась в той же позе. Остатки семени вытекали из нее, блестя при свете луны, неожиданно показавшейся из-за облаков.

Мужчина и женщина повернулись и направились внутрь.

ЧАСТЬ 2

Только ребята собрались выбраться из куста сирени, как дверь бани снова открылась. Мужчина закурил, пуская дым наружу. Вся троица почувствовала позывы слить излишки воды, накопившейся в их телах. Поэтому они с нетерпением ждали, когда тот скроется внутри бани.

Наконец, он докурил сигарету, бросил окурок в сторону куста, где они прятались, и скрылся внутри.

Мальчишки немного отошли в сторону, приспустили свои штаны и мощными струями полили еще один сиреневый куст. Шум писания пацанов заставил и Иру несколько забыть о стыде. Она решила, что вокруг достаточно темно, присела в сторонке. Не снимая трусиков, только сдвинула их снизу немного в сторону присела и начала писать. Стыдно было только первую секунду, потом пришло облегчение. Несколько позже она пожалела, что не сняла трусики, так как последние струи были совсем слабыми. Они потекли не прямо, а расползлись везде, намочив низ трусиков. Поняв, что трусики промокли, она, оглянувшись на мальчишек, приникших к окну, их осторожно сняла и спрятала в кармане платья. Мальчишки были заинтересованы в том, что происходит внутри бани, а не как писает их подруга. Они уже заняли позицию у окна и следили за тем, что происходит там. В Ире боролись два голоса. Первый говорил: «Надо уйти, все, что там происходит стыдно». Второй голос звучал сильнее и настойчивее: «Когда еще такое удастся увидеть, надо продолжить просмотр». Второй оказался сильнее. Она вернулась к окошку.

Женщина внутри бани в этот момент вставала с шайки, где была налита вода.

– Подмывалась, – подумала Ира, – ну это естественно.

Мальчишкам же удалось понаблюдать, как нежно ласкала себя женщина, вымывая из себя остатки мужского семени. В это время мужчина, находящийся внутри, налив в большую кружку воды, смывал со своего органа остатки любовной влаги.

– Мужчинам проще, – думала девочка, разглядывая и удивляясь, насколько уменьшился член.

Любовники нашли полотенце и быстро удалили остатки воды. Теперь они присели на лавочку. Женщина крепко прижалась к нему. Они снова целовались. В них страсть поулеглась, поэтому поцелуи стали менее страстными, но продолжительность их увеличилась. Мальчишки все пытались заглянуть между ног женщины, но они пока были довольно сильно сдвинуты.

Троица подумывала уже уйти, полагая, что нового продолжения не будет. Но вот мужчина вновь занялся грудью своей подруги, снова мял ее, крутил сосочки. Та в ответ пропустила руку между его ног, несильно сжимая член. Она пыталась его немного дрочить, вызывая новый прилив крови. Тот ответил быстро, снова вырастая в маленькой женской ладошке.

Ира с интересом наблюдала, как интересный орган реагирует на действия женщины. Она приобретала опыт, о котором никто не расскажет. Его можно было только подглядеть или получить на реальной практике. Мальчишки же увидели, что женские колени начали расходиться в стороны, открывая потаенное место для обзора. Там скоро оказалась мужская рука, которая намного раздвинув губки начала свою игру с клитором.

Оттягивая капюшон, пальцы освобождали головку. Теперь этот орган становился похожим на их пиписьки, только меньшего размера. Ира тоже обратила внимание, как меняется вид. Она подумала, что во время своих игр она никогда так не оголяла маленькую головку. Она также увидела, что этот маленький членик имеет своеобразную привлекательность. Его вид совсем не отталкивал, а наоборот привлекал внимание.

Пальцы иногда опускались ниже, ловили влагу из отверстий, размазывали ее по замечательному органу, который тоже заметно увеличился. Внутренние губы сменили цвет. Если в самом начале они были алыми, то теперь их цвет больше напоминал сирень.

– Один цветок сменился другим, – подумала девочка, – но он не стал хуже. Теперь лепестки стали немного толще. Вот и влага сочится по их поверхности. – Все, что она наблюдала сегодня, ей нравилось больше и больше.

Любовники, насладившись предварительными ласками, желали перейти к следующей фазе действий. Женщина попыталась лечь, но мужчина сам лег на спину. Слов ребята не слышали. Они могли только видеть. Женщина подошла к лицу мужчины и раздвинула ноги. Он попытался достать ртом орган подружки, но ему никак не удавалось сделать это. Тогда велел ей перекинуть ногу через него. Перед ним оказался женский орган. Она присела на его грудь и широко развела ноги.

Во всей красе раскрытая раковина смотрела на мужчину. Немного приподняв ее зад, он подтянул ее ко рту. Теперь язык мог ласкать все потаенные уголки ее складочек. Женщина откинулась назад, опираясь руками около мужской талии. Поза казалась несколько неестественной, но она давала свободный доступ к вагине. Троица видела этот раскрытый цветок во всей красе. Никакого стыда от увиденного не испытал никто, только восхищение прекрасной работой Создателя, который сумел создать скрытое от чужих глаз чудо – женскую вагину.

Ира вновь испытала чувство некоторого превосходства. У нее имелся подобный орган, который она могла показать или скрывать от других. Она была единственной обладательницей своего индивидуального и чудесного органа. Руки оказались под платьем и коснулись его.

–Только бы мальчишки не заметили, как я ласкаю себя, – мысленно повторяла девочка, двигая пальчиками по складочкам своего цветочка.

Язык и губы мужчины нежно скользили по поверхности этого удивительного цветка. Меняя положение ее попы, он то забирался глубоко вниз, лаская промежность, а, возможно, и анальное отверстие, то поднимался вверх, лаская внутренние губки, переходя на клитор. Временами он принимался сосать его, потом возвращался ниже. Открывающийся клитор в эти мгновения сверкал своей головкой. Он доводил ее почти до оргазма, потом останавливался, чтобы продлить ее наслаждение новыми порциями нежных прикосновений. Даже сквозь стены слышался стон и вскрикивания подруги. Ее тело конвульсивно вздрагивало. Когда он опускался вниз, ее живот изображал танец живота. В моменты касаний верхней части, бедра начинали свою неповторимую игру. Зад женщины двигался то вперед-назад, то начинал совершать вращательные движения.

Сколько длилось это наслаждение, не заметил никто. Но оно не могло продолжаться вечно. Мощный оргазм потряс тело. Она снова и снова вздрагивала, пыталась сунуть клитор в рот мужчины, повторяя мужские движения и загоняя его на всю возможную длину. Вот последние подергивания закончились. Она прижалась плотно к его рту, не давая продолжать действие. Эти мгновения затянулись. Потом расслабленное тело упало на грудь и ноги мужчины. Только тогда прошли еще несколько спазмов по животу. Она прижала свои груди руками, приблизила их к лицу. На глазах появились слезы.

Ира, глядя на все происходящее перед ее глазами, тоже кончила. Еле-еле сдержала вздох, чтобы не услышал никто. Но тело вс-таки предательски несколько раз дернулось, хорошо, что остальные были поглощены наблюдением и не заметили мгновений наслаждения девочки. Для мальчишек же увиденное было откровением, что женщине может быть настолько приятно. Раньше они полагали, что удовольствие испытывает только мужчина, оставляя женщине только роль источника удовольствий.

Подруга медленно сползла с тела. Присела на лавочку. Она что-то пыталась сказать, но друг ее не слушал. Он присел рядом и целовал ее руки, плечи. Прорывался до лица, целуя в губы. Пока спадало напряжение, он нежно гладил ее. Ноги были раздвинуты довольно широко. Теперь сильно набухшая вагина казалась немного надутой. Внутренние губы приобрели лиловый оттенок, клитор с открывшейся головкой смешно смотрел по сторонам. Отверстие влагалище совсем скрылось за этими губами.

Женщина уговаривала остановиться, предлагала удовлетворить мужчину каким-нибудь иным способом. Тогда он снова лег на лавку. Она снова легла на него, но уже животом вниз. Ее бедра снова оказались около мужской головы. Сама же она приподнялась на локтях и взяла в руку возбужденный мужской орган. Погоняла кожицу, то оголяя, то скрывая головку. Потом, мысленно перекрестясь, открыла рот и наделась ртом на член.

Некоторое время она привыкала к новым ощущениям мужского органа в своем рту. Мужчина задвигал бедрами, совершая половой акт в рот. Она помогала ему, двигая головой вперед и назад. Чтобы удобнее справляться с мужской частью тела, она приподнялась на коленях, снова приоткрыла перед ним вагину. Отек заметно уменьшился, ее цвет изменился на бледно-розовый. Вход во влагалище открылся взору всех остальных, оно было мокрое от предыдущего наслаждения.

Боясь спугнуть, мужчина приблизил к нему пальцы. Сначала только один потихоньку двинулся внутрь. Женщина не заметила, а скорое сделала вид, что не заметила проникновение. Палец подвигался, заходя только на одну фалангу, затем стал исчезать в ее глубине полностью. К нему скоро добавился и второй палец. Теперь средним и безымянным пальцами мужчина совершал движения, подобные тем, что он выполнял своим членом.

Не заметить этих действий она уже не могла. Но никакого возмущения не последовало, следовательно, можно наращивать ласки. Мужчина приподнял ее зад и взял в рот клитор. Пальцами стал давить на переднюю стенку влагалища. Другой рукой он массировал пространство между влагалищем и анальным отверстием, периодически трогая вход и туда. Женщина приостановила ласки члена. Теперь она снова полностью отдавалась этим новым ласкам. Они были значительно жестче, но в то же время и более острыми и приятными.

Не прошли и пары минут, как на нее накатило наслаждение. Оно было совсем иным, рождалось совсем по-другому. Теперь она сама насаживалась на пальцы рук. Клитор вырывался из губ и скользил по носу, затем снова проникал в рот друга. Наступил момент, когда его руки уже мешали ей. Она сумела отвести эти руки в сторону. Новые ритмичные подергивания. В этот момент из нее вырвалась мощная сильная струя, которая немного задела лицо. Большая часть этой струи долетела до двери. На мгновение она исчезла, но потом новый поток вырвался наружу и окатил дверь. Потом еще несколько менее сильных струй вырвались наружу. Последняя струйка пролетела совсем недалеко, в основном пролилась на волосах друга.

Тело женщины дрожало. Она не понимала, что же с ней происходит. Этот спазм напоминал эпилептический криз. Дрожь долго не унималась. «Гусиная» кожа покрыла все тело, словно она испытала сильный холод. Она приоткрыла глаза и обвела ими вокруг невидящим взглядом, закрыла и продолжала дрожать. Озноб от ярких ощущений не покидал ее, забирая остатки сил. Никто не заметил, что она кричит на высокой ноте. Этот крик выдал ее громадное удовольствие от той доли наслаждения, которое прошло по всему телу. Каждая его клеточка кричала от восторга, тело, словно, заново перерождалось. В ней теперь появлялась совсем другая женщина, которая познала момент нового восприятия этого мира.

Мальчишки и девочка в такт действиям в бане дрочили и свои органы. Не обращая внимания на девочку, друзья вынули члены наружу. В момент выброса первой струи их члены тоже выдали свои струи, оросив стену бани. Ира немного задрала платье, двигала рукой не менее интенсивно. Завороженная увиденным, она даже не заметила, что один из ее пальчиков проник внутрь ее девственности, слегка разорвав по пути преграду. Струя за окошком, струи мальчишек сопровождались и небольшой струйкой, вырвавшейся и из нее. Она закрыла на мгновение глаза от испытанного восторга. Когда же она их приоткрыла, то увидела члены своих друзей. У Володи она был не меньше, чем у мужчины за окном. Петя же имел еще совсем маленький и тоненький членик.

Остаточные струи несколько раз вырвались из этих членов. Непроизвольно Ирина рука потянулась и поймала несколько капель Володиной струйки. Она немного испугалась, опустила подол платья ниже. Из полу прикрытых глаз наблюдала, как ее друзья выдавили остатки семени и спрятали свои члены в штанах.

Девочка приподняла руку, шарившую до этого внизу ее тела. На пальце было немного крови. Она сунула эту руку в карман, где лежали трусики, и протерла палец. Она сразу придумал оправдание, если заметит мама – неожиданно прошли месячные. Другая же рука с капельками семени случайно оказалась около лица. Ощутила довольно необычный, но неожиданно приятный запах. Слизнула эту каплю. Немного солоноватый вкус понравился.

За окошком женщина уже пришла в себя, но сил в ее теле не осталось совсем. Мужчина поставил ее на четвереньки перед собой. Воткнул член в нее. Сначала она низко опустила голову, почти не реагировала на совершаемые им действия. Но ритм заставил ее внутренности ожить заново. Она оглянулась назад, ее лицо озарила улыбка. Новое продолжение было приятно. Оно массировало и расслабляло внутренности. Оно несло прилив к очередному всплеску наслаждений.

Наконец, движения мужчины стали резкими и глубокими. Он двигался в быстром ритме. Она не успевала даже подмахнуть. Вот он прижался к ней, загнав член в самую глубину и дернулся. Она сильно прогнулась в пояснице, дернулась в такт его первого выброса семени. Его оргазм мощный и глубокий передался и ей. Между ее ног снова выбросилась небольшая струя, окатив яички.

Еще долго они не расходились друг от друга. Их тела слились в единой страсти.

Он отвалил в сторону, вынул то, что осталось от некогда мощного и твердого члена. Она оставалась в этой позе с приподнятым задом. На его предложения сменить позу отвечала отказом. Она пыталась сохранить в себе это семя, чтобы оно, задержавшись, внутри нее дало новый росток к жизни. Женщина не сомневалась, что после такого незабываемого любовного акта, она должна обязательно получить долгожданную беременность.

Скоро она, не стесняясь друга, присела в таз и, подлив воды, подмыла себя. Ни о каком продолжении она уже не могла и думать. Ее друг тоже был удовлетворен. Он сидел на лавке, нежно гладил ее по лицу. Она вынимала руку из-под себя, прижимала ласкающую ладонь к щеке и терлась, словно маленький щенок.

– Ну, как она сцыканула! – вспомнил Петя. Он уже позабыл, как недавно сам в присутствии подруги кончал на стену.

– Как тебе понравилось? – спросил Володя Иру. Он не оставлял надежду, что она насмотревшись тоже даст ему.

– Ничего особенного, – отвечала девочка с некоторой дрожью в голосе. Она неожиданно поняла, что будь рядом только Володя, без своего закадычного друга, то она решилась бы на то, что они увидели за окошком. Поняв это, она заспешила домой, чтобы не оставаться рядом с ним. Ведь могла и не сдержаться.

Мальчишки вызвались проводить ее до дома. Ей льстило, что они относятся к ней немного иначе. Она даже ни жестом, ни намеком не показала, что те вели себя несколько непристойно, вынув и дроча прямо перед ней свои члены. В прочем, о том, что она и сама вела себя не как пай-девочка, она тоже промолчала. В отношениях друзей появилась неожиданная тайна, которая подразумевала начало новых отношений. Но нужно было все осознать по-новому.

Она, позабыв о снятых трусиках, легко заскочила на свое крыльцо. Петя слишком задумался о том, что увидел сегодня. Поэтому он не увидел то, что смог углядеть Володя. Белая попка Ирины в момент прыжка на ступеньках открылась полностью. От этой белизны попки девочки Володя ощутил, что его немного успокоившийся член снова встал. Ему снова была нужна разрядка.

Володя быстро попрощался с Петей и двинулся к своему дому. Жили они все рядом. Дома Володи и Иры граничили между собой, а Петин дом находился на другой стороне улицы, напротив Иркиного.

Ира забежала в дом. Налила воды в тазик и простирнула трусики. Она знала, что кровь следует смывать только холодной водой. Набрав в банку уже теплой воды, она присела над тазиком и помыла себя снизу. Теперь подмываясь, она подумала, – как здорово, что я женщина! – она поняла, что женское тело может испытать гораздо больше удовольствие, чем мужское.

Не зажигая свет в дома, боялась, что родители уже вернулись со свадьбы, прошла в свою комнату. Там положила трусики, сняла платье и надела короткую ночную рубашку. Легла в постель. Руки снова оказались между ног. Изучая себя заново, она немного посомневалась, стоит или не стоит, ввела пальчик в свое влагалище. Он проник довольно легко. Попытка сунуть второй палец доказала, что есть еще остатки девственной плевы. Это ее немного успокоило. Руки же продолжали ласкать нежные губки и клитор. Теперь он показался ее более крупным, чем она ощущала раньше. Она даже немного сместила капюшон на головке. Прикоснулась к ней.

– Какая она чувствительная! – подумала девочка, – как, наверное, хорошо, когда ее поцелует мальчик.

С этими мыслями она вновь и вновь вспоминала увиденное. Перед ее глазами возникало лицо не того мужчины, что был в бане, а лицо Володи. Несколько минут ласк своей вагины и Ира испытала мощный оргазм. После этого, не убирая руки от нее, девочка уснула.

Когда вернулись ее родители, девочка уже спала. На ее лице блуждала улыбка. Она была счастлива. Ее ждали новые и интересные приключения.

Петя добрался до дома. Прошел к дворовому туалету. Там прислонился к стенке, стал неистово дрочить член. Тот долго не откликался на действия. Наконец, из него вылились несколько капель тягучей жидкости. Завершив день, мальчик протер его бумагой и отправился спать. Усталость сказалась довольно быстро. Никакая мысль не успела пронестись в его мозгу, как он быстро уснул.

Володя попытался вспомнить все подробности. В один момент он даже подумал, что они с Петей поступили некрасиво, вытащив из штанов свои члены. Он припомнил, насколько сильным и мощным был оргазм. Тут до него дошло, что и Ира вела себя иначе. Стараясь восстановить события максимально подробно, он вспомнил, что ее платье было задрано, руки находились под подолом. Припомнил и то, что из кармана платье торчало нечто белое. Сообразил – трусы. Перед глазами вдруг проплыл Ирин палец, ловящий каплю его семени, а потом исчезающий во рту девочки. Еще боковым зрением он заметил, что палец на другой руке был окрашен кровью, а после посещения кармашка, крови уже не было.

– Блин! Да она же порвала себе целку, – сообразил мальчик, – у меня появляется возможность уговорить ее на большее. Надо достать гандонов и показать, что опасности не будет. Петьке надо кого-то найти, чтобы не мешался.

Эти мысли бродили в его голове. Володя, возвращаясь домой, увидел, что свет в бане еще горит. Пройдя мимо, он заметил, что любовники одеваются. Заспешил в дом. В его комнате храпели на два голоса. Мальчик отчаялся уснуть в своей кровати перешел в комнату, где начались их приключения, и забрался на печку. Он только было собрался подрочить, как приоткрылась дверь, и в комнату тихо вошли две тени.

Эти тени опустились между двумя похрапывающими телами. Они снова оказались рядом. Снова шепот заставил Володю, напрячь слух.

– Мне с тобой было так хорошо, – шептал женский голос, – я всегда думала, что я фригидна. Ведь я никогда с мужем не испытывала даже ничего похожего. Он делал свое дело и отваливал от меня. Я не смогу больше жить, если тебя не будет рядом.

– Я тоже впервые почувствовал, насколько мне хорошо. – Отвечал мужской шепот, – раньше была только разрядка, а таких удовольствий я не испытывал никогда. Я тоже не хочу, чтобы ты оказалась далеко.

Этот шепот восхищения друг другом иногда прерывался, они забывали, что не одни в комнате, целовались.

После очередной порции поцелуев было найдено неожиданное решение. Оказывается, Оксана после окончания института работала учительницей в школе. Она преподавала английский язык. Николай, окончив педагогический техникум, работал механиком на заводе, а два раза в неделю вел уроки труда (по этой специальности он окончил техникум) в школе около дома. Любовники решили попробовать найти себе работу в этой деревне (она довольно близко к городу, чуть более получаса езды из города на автобусе). Они обговорили, что по возможности нужно поискать дома, которые можно купить в этой деревне.

Слушая их, Володя подумал, что на той стороне улицы, где живет Петя, есть два дома, выставленные наследниками на продажу.

– Нужно будет подсказать им, что здесь есть два дома, – решил мальчик, – и у нас как раз нет учителей по труду и английскому. Нет учителя и по черчению (мальчик мечтал поступить в технический вуз, где черчение было необходимым). Он бы смог вести у нас и черчение. Подскажу им, что нужно обратиться к Надежде Тимофеевне (так звали директора школы).

Шепот еще долго не прекращался. Володя понял, что они и не заметят, если он немного спустит семени, застоявшегося в его яичках. Вынул член и под аккомпанемент шепота обоих любовников, подрочив недолго член, кончил на платок, забытый Ирой. Все произошедшее ранее сильно утомило его, он тоже уснул. Начал даже похрапывать во сне, чем немного напугал Оксану и Николая. Те замолчали, а потом тоже уснули.

Каждому в эту ночь снились сны.

Ира видела во сне напряженный мужской член. Он неожиданно трансформировался в губы, из которых появлялся язык, такой же большой, как и член. Этот язык гулял по ее груди, щекотал соски. Затем язык прятался в рот, и возникали губы. Губы в глубоком поцелуе захватывали сосок, втягивали его в себя. Возникали ощущения полета. Вдруг этих губ становилось двое. Теперь оба соска были в их власти. Только этих ласк хватало, чтобы девочка испытала во сне сильный оргазм.

Она проснулась на несколько секунд. Картины сна вновь предстали перед ее взором. Сон не пугал, а приносил новые ощущения. Она снова уснула.

Теперь появился Володя. Он сидел рядом и целовал ее страстно и долго. При этом он снимал с нее одежду. Вот дело дошло до лифчика. Он его снял, долго копаясь с застежками. Но сняв один, он обнаруживал еще один. Снова и снова снимал лифчики один за другим. Им обоим надоело это занятие. Решили оставить лифчики на месте. Но сразу грудь оказалась обнаженной.

Он крутил сосочки, вытягивал и утапливал их. Ира ждала, когда же он займется трусиками. Посмотрела вниз, а трусиков не было. Его лицо оказалось там.

– Как стыдно! – думала во сне Ира, – он видит мою раковинку.

В руках оказалось зеркало. Она сама заглянула туда. Высунувшийся из губ клитор раскачивался наподобие мужского члена. Под взглядом девочки он резко уменьшился, но не спрятался, а периодически выглядывал из-под губ и даже смеялся. Она заглянул ниже. Там расцветал красивый нежно-розовый цветок. Множество малых губ скрывали сокровенную дырочку. Здесь оказался Володя. Он целовал каждый лепесточек этого прекрасного цветка.

– Моя раковина прекрасна! – теперь такие мысли носились в голове спящей девочки.

Язык мальчика переносился с одного места на другое. К языку добавился и член. Яркая красная головка, очень большая помогала языку. Вот эта головка прижалась к клитору и стала его натирать. Потом из его кончика вырвалась струя. Она обливала головку, обжигая ее. Новый оргазм сотряс тело девочки. Она снова проснулась. Обе руки находились в ее раковине. Теперь два пальца проникли во влагалище на всю длину. В свете луны девочка снова увидела капельки крови.

– Я сама себя сделал женщиной, – решила Ира. Но послеоргазменная истома не позволила ей еще что-либо подумать. Она провалилась в глубокий сон до самого утра.

Пете тоже снились сны.

Ему снилось, что он дрочил свой писюлек, и в этот момент в комнату заходит мама. Она начинает укорять сына за такие действия. При этом она задирает платье и снимает трусы.

– Когда я была маленькой, то была мальчиком, а не девочкой, – объясняет мама, почему нельзя этого делать, – меня звали Александром. Я по несколько раз в день дрочила писю. Она становилась все меньше и меньше. А потом у меня выросли сиськи, а писюлек превратился в секель. Теперь меня зовут Александрой.

Здесь она раздвигает ноги, показывает мальчику, что стало с мальчишеской пиписькой. Он видит секель, который видел сегодня в бане. Мальчишке становится страшно от такого перевоплощения.

– Если бы я не дрочила его в твоем возрасте, то так бы и осталась мужчиной. Могла бы ебать других женщин. Но теперь твой отец ебет меня каждую ночь, – продолжает Петина мама.

– Что же делать? – Петя даже заплакал во сне.

– Чтобы он начал расти, нужно чтобы его сосала девочка, например, Вера. – такой рецепт спасения был предложен мальчишке.

– Но она просто так сосать не будет.

– Ты должен завтра прийти к ней и предложить: «Давай, Вера, я пососу и полижу тебя, а ты пососешь мой писюлек», – давала наставления мать, – вы потом вырастите и Вера станет твоей женой.

– Мама, но она же некрасивая, – пытается оправдать Петя свое непринятие маминой рекомендации.

– Она станет красавицей, если получит твою молофью. Ты тоже станешь высоким и красивым, а не таким куренком, как твой отец. К тому же Вера очень хозяйственная девочка. Она не только делает все в своем доме. Она даже приходит к нам, чтобы помочь по хозяйству и поиграть с твоей сестренкой.

– Мама, но она же старше меня. – Объясняет сын ситуацию. – Захочет ли она иметь дело со мной?

– Я тоже старше твоего папы. Ничего живем довольно неплохо. Ты меня понял? Иди к Вере – это твоя суженная.

Петя просыпается в холодном поту. Слова матери глубоко западают в его разум. Он понимает, что придется идти к Вере, чтобы там найти свое счастье.

Володе снилось, что он носит на руках Иру. Та крепко держится за его шею. Он пытается положить ее на кровать, но та требует, чтобы он всегда носил ее на руках. Непостижимым образом она обнажается, садится на него верхом. Член Володи исчезает в ней. Ее влагалище вибрирует, вызывая у мальчика сильный оргазм.

– Получил свое? – спрашивает Ира, – теперь носи меня дальше.

Так до самого утра Володя носит Иру на руках.

Оксане снится, что она пришла магазин и выбирает свадебное платье. Появляется ее муж Виктор и ругает ее за предательство. Но Оксана не слушает его.

– Ты всегда мне делал больно, – отвечает Оксана на его притязания и претензии, – я ни разу не получила от тебя удовольствия. Ты приезжаешь с вахты и все время пьешь, а потом пьяным жестоко трахаешь меня. У меня от тебя все болит.

Она снова ищет платье, чтобы понравиться Николаю. Потом их возят на машине по городу, все поздравляют их с бракосочетанием. Он и она оба веселые и довольные.

Николаю тоже снится Оксана. Только он пытается все время оправдаться, почему он женился на Ане.

– Я просил тебя перед армией пойти со мной на сеновал, но ты мне отказала, – такие аргументы приводит он, – Аня же с первого дня стала мне давать прямо в столовой части.

Потом меня вызвал заместитель командира по политической части и сказал, что я должен жениться на Ане, иначе меня осудят и посадят за изнасилование. Он даже показал ее заявление командиру части. Чтобы мы поженились, офицеры собрали довольно крупную сумму денег. Их нам подарили на свадьбу, а меня через неделю демобилизовали, раньше срока на целых два месяца.

Оксана плохо понимает причину женитьбы Николая на Анне.

– Неужели ты не видишь, что она настоящая шлюха? – приводит Оксана свои аргументы, – она тебе дала сразу. Перед этим она давала всем офицерам подряд. Они нашли дурака и избавились от шлюхи в своей столовой.

– Наверное, ты права, – сокрушается Николай.

Так до самого утра он припоминает, как Аня в столовой пряталась в укромных уголках с разными офицерами части. Теперь он понимает, что она давала не только ему, а также всем желающим.

ЧАСТЬ 3

Но ночь еще не закончилась. Пусть летом она и коротка, но может собрать в себе событий гораздо больше, чем длинная, почти бесконечная зимняя ночь.

Испытывая необходимость отлить, проснулся муж Оксаны Виктор. Некоторое время он лежал, тупо глядя вверх пытаясь сообразить, куда это его занесло. В свете луны, попадающей в окно, он разглядел дверь.

– Надо поссать, – с этой мыслью он направился к двери.

По пути он случайно задел ноги жены Николая – Ани. Та тоже проснулась. Желание слить заставило женщину привстать. Направление двери искать не пришлось, так как оттуда веяло прохладой. Рядом на полу лежала ее сумочка. Салфетки находились в обычном месте. Аня взяла парочку и, шатаясь, двинулась наружу.

Виктор зашел за угол дома, там, покопавшись в брюках некоторое время, нашел свой член. Направил его на стену. Струя медленной струйкой вытекала наружу. В это время Аня нашла на крыльце чьи-то галоши, надела их, спустилась со ступеней. Здесь она выбрала неосвещенный луной угол, спустила джинсы ниже колен и присела в тени крыльца. Она почти мгновенно выдала мощный поток, еще некоторое время она перемещала тело с ноги на ногу, чтобы выдавить из себя остатки мочи. Потом встала, немного наклонилась вперед, начала салфеткой протирать промежность.

Виктор вышел из-за угла. Тень не скрыла белую женскую задницу, которая стояла у крыльца и, наклонившись в довольно удобной позе, протирала манду. Еще неспрятанный в брюки член почти сразу встал. Остатки хмеля в организме не позволили мужчине отметить разницу в наклонившейся женщине. Вместо коротких светлых волос гениталий Оксаны у этой дамы имелись густые черные заросли. Но она, подтираясь развела половые губы, заманчиво блеснувшие под тенью крыльца.

Неслышно Виктор подошел сзади, еще больше наклонил ее вперед и почти с размаху воткнул член по самые яйца. Анна опешила. Крик застрял. Мужчина наклонял ее настолько сильно, что она не могла повернуться и разглядеть, кто там так ловко пристроился. Сначала она подумала, что это Николай, но чуть позже до нее дошло, что муж делает все с длительной прелюдией, готовя тело к любовной игре.

Женщина, чтобы не упасть, оперлась на балясину. Вынуждена наклониться ниже, чтобы проникновение не вызывало боль. Скоро ее влагалище увлажнилось, что неожиданный половой акт стал приносить ей определенное удовольствие. Такого с мужем никогда не было. Ее насиловали, но ей – это нравилось. Она даже ощутила, что еще немного и …

Оргазм потряс ее своей неожиданностью. Она даже немного присела. Мужчина не остановился, чтобы дать ей передышку. Его плоть напряглась еще сильнее. Там, где мужское и женское начало соединялись, раздались хлюпающие звуки. Мужчины, после выпивки способны долго не кончать. Виктор же выпил весьма основательно, поэтому женщина быстро достигла и второго, и третьего оргазма. Потом она сбилась со счета, сколько раз она успела кончить, только каждый новый оргазм был глубже острее и продолжительнее предыдущего. Ее это приключение начало даже радовать. Анна вспомнила, что так она кончала, когда несколько офицеров в столовой пустили ее по кругу. Они тогда не давали ей прийти в себя, кончал один, как его место занимал другой. Но здесь был сейчас только один, который заменил троих.

Наконец, он прижался, достал концом до самого дна. Горячая липкая жидкость рывками вырывалась из него, заполняла все влагалище и стекала по ногам.

– Мужчина! Вы сошли с ума, – первые слова, которые пришли на ум Ане. Благодарить за бурный секс ей не позволяла ситуация, но нужно было что-то сказать, – я подам на вас в суд. Вас посадят.

Только тут до Виктора стало доходить, что перед ним чужая женщина. Ведь и в самом деле она могла подать на него в суд. Тогда … Он даже представил, как в камере его опускают несколько зеков.

Похмелье не прошло, поэтому он еще совсем плохо соображал. Но в тюрьму не хотелось.

– Слушай, я тебе заплачу. Сколько ты хочешь? – такой вариант возник почти сразу.

– Три тысячи, – не задумываясь, ответила она.

– Ну, это много, – рассудил Виктор, хотя такая сумма для него была не тягость (в ценах 1970 г. – это годовой заработок хорошего рабочего с зарплатой 250 рублей в месяц).

Анна мечтала о собственной машине. Она еще о многом мечтала. После окончания торгово-финансового техникума и получения квалификации бухгалтера ее распределили в воинскую часть, где служил Николай. В бухгалтерии столовой она проработала только пару недель. Вышла в декрет официантка из офицерской столовой, тогда Аню и попросили заменить, пока не найдут новую.

Работать официанткой среди офицеров Ане понравилось. Она легко вписалась в их круг. Обладая миленьким личиком и хорошей фигуркой, девушка ощутила море знаков внимания от молодых и не очень молодых офицеров. Первым в ее послужном списке стал зам начальника по тылу. Подполковник подарил девушке отличный набор парфюмерии, а потом остался ночевать в ее комнате.

Он был ее первым мужчиной. За поруганную честь Анна сумела выторговать еще много всяких нужных и ненужных вещей. Скоро она обставила свою комнату мебелью из ГДР, приобрела лоск. Все это позволило на мужчин производить еще большее впечатление. Зам по тылу так и остался ее постоянным любовником, каждый четверг он оставался у нее, сообщив семье, что у него еженедельный день дежурств по складам части.

Еще через неделю молодой лейтенант сумел поставить ее на четвереньки и сзади овладел Аней. У лейтенанта за душой не было ничего, но у него был здоровенный и неутомимый член, которым он доставал Аню настолько глубоко, что она кончала еще в момент его входа. Лейтенант пользовался Аней в минуты свободного времени. У него не было особого графика, поэтому они часто находили время минут за двадцать до начала обеда.

После любовных утех с лейтенантом Аня чувствовала себя взбодренной. Ее бодрость придавала ей особую неожиданную раскованность и привлекательность. Поэтому сразу после обеда часто с ней встречался замполит части. Это был толстый и рассудительный подполковник. Делал свое дело, не спеша, часто останавливался. Он укладывался минут за пятнадцать. За каждый визит подполковник щедро платил. Поэтому у Ани появились деньги.

Скоро к ней зачастил седой капитан. Он отвечал за техническое состояние автомобильного парка. УАЗик капитана стал очередным местом, где Аня познавала радости плотской любви. Иногда капитан вывозил ее на природу. Здесь под деревьями они проводили вместе до часу. Однажды капитан пригласил девушку на пикник со своей семьей. Аня сумела сравнить себя с его женой. Жена не имела против нее никаких шансов. Даже во время семейного пикника они сумели найти момент, чтобы быстро совокупиться, а потом вернуться к жене и детям капитана. С капитанской женой она даже подружилась. Та познакомила девушку с самым лучшим парикмахером. Она также стала завсегдатаем ателье модной женской одежды.

Однажды в офицерской столовой встречали Новый год. Здесь группа молодых офицеров уговорили Аню и девушку, укладывающую парашюты, Валю заняться небольшой групповушкой. Вся группа ушла в Ленинскую комнату, там имелся вращающийся стол. Поставили условие, каждый из мужчин должен сразу выложить по сто рублей. Девушки ложились на стол, к ним подходил один из офицеров и вставлял член. Он должен совершить по десять фрикций каждый в лоне каждой девушки, потом уступить место другому. После того, как все офицеры сделают по десять фрикций, для участия в следующем туре надо заплатить еще по десять рублей.

Победитель получал половину суммы, а другую половину должны получить девушки. Валя после подходов двух мужчин заплакала, собрала одежду и сбежала прочь. Аня осталась. За пару часов игры она обогатилась сразу на триста пятьдесят рублей. Оргазмы у девушки следовали один за другим, ей повезло, она кончила двадцать четыре раза. Победил ее первый любовник. Он после игры еще всю оставшуюся часть новогодней ночи трахал ее.

Почти два года девушка жила в части, не зная особых забот. Главное, чтобы ее кормилица всегда была здорова и готова принять очередной член. Аня считала, что жизнь удалась. Но однажды про ее проказы прознала жена особиста части. Та не желала делить своего мужа ни с кем. Вопрос был поставлен довольно остро. В дело вмешался командир части. Он предложил Ане уволиться. Но девушка еще не отработала положенный по распределению срок. Ее действия также не попадали ни под какую-либо статью для увольнения, ведь с работой она справлялась довольно неплохо.

Командир решил обеспечить будущее девушки после того, как она сумела сделать старому полковнику, который забыл, что такое секс, великолепный минет. Он решил найти солдата, готовящегося на дембель, а таким оказался Николай – парень на все руки. В течение двух недель у Ани появился новый любовник в лице Николая, прикомандированного для ремонта электропечей в столовой. От услуг Ани не отказался и командир части. После каждого обеда девушка заходила в его кабинет, где он вновь ощущал себя полноценным мужчиной. У него даже пару раз получилось с женой, настолько девушка сумела настроить совсем отчаявшегося мужчину.

Чтобы Николай не артачился, с ним провели беседу, а также сделали предложение, от которого она не мог отказаться. Там же в части сыграли свадьбу, где свидетелями были все ее любовники. От офицеров были собраны дембельские деньжата, подаренные новобрачным. После бракосочетания Николая отправили в госпиталь, где ему выписали диагноз, что не годен к строевой службе, а затем демобилизовали досрочно. Пока молодой муж находился на обследовании в госпитале, Аня с группой офицеров еще разок сыграли в карусель. В этот раз участников было гораздо больше. Офицеры не жадничали. Игра закончилась только через четыре часа. Аня сбилась со счета, сколько раз за этот промежуток времени она взлетала на вершину оргазма. По договоренности между участниками все призовые доставались девушке. Когда она сумела слезть со стола, то из нее вылилось не менее стакана спермы. Стол пришлось отдать в ремонт. Потом еще долго в Ленинской комнате стоял специфический запах. Только внеочередной ремонт помог избавиться от него. Многие офицеры, участвовавшие в игре, потом еще заходили сюда, вспоминая веселую ночь прощания с Анной.

Вся часть вышла провожать Аню и ее молодого мужа. Они поселились у родителей Ани. Та мечтала о своем доме, где-нибудь недалеко от города. Причиной тому была идея создать большую теплицу для выращивания цветов. Аня побывала в оранжерее части, где узнала, насколько дорого реализуются цветы, особенно зимой и весной. Идея стать богатой была главной мечтой.

Жить в семье Анны Николаю не понравилось с первого дня. Но он был весьма покладистым, а самое главное, умелым человеком. Теща встретила его не слишком ласково, но со временем она убедилась, что зять получил руки от Бога. Он сумел починить даже старый Зингер, доставшийся теще еще от прабабушки. Теперь теща мечтала только о внуках, но они почему-то никак не заводились у ее дочки. Тесть любил проводить время с зятем. Они оба были заядлыми шахматистами. Могли провести всю ночь за игрой. Вот это теще не нравилось. Она часто прерывала игру, направляя зятя заняться производством внучат.

Николай, находясь на обследовании в госпитале, получил несколько уроков от старшей медсестры. Та сумела сделать из робкого парня героя-любовника. На личном примере она показала, как можно и нужно заниматься любовью с женщиной, чтобы та даже и не мечтала заниматься этим интересным делом с другим. Он освоил все возможные позы и способы доведения женщины не просто оргазма, а до доведения женщины до струйного оргазма – верха удовольствия, который возможен при половом акте.

Уроки со старшей медсестрой начинались с раздевания. Она научила парня не торопиться в этом процессе. Он мог при раздевании заставить женщину кончить не менее двух раз. Первый – это, когда снимался лифчик, второй – при снятии трусиков. Николай был прилежным учеником. Его не хотели отпускать и выписывать фиктивный диагноз, но командир части приказал, и Николай покинул гостеприимный госпиталь. Старшая медсестра потом его еще долго вспоминала. Он в результате обучения сумел сделать ее беременной, хотя у женщины был диагноз – непроходимость труб, что исключало появления даже намеков на это интересное состояние. Видимо, он сумел доставить женщине так много радости, что некоторые склейки разошлись во время многократных и сильных оргазмов. В любом случае о нем вспоминали добрыми словами.

Вернемся же к событиям ночи, круто изменившей судьбу основных участников описываемых событий.

– Принеси мне мою сумку, – попросила Аня Виктора, – мне надо привести себя в норму. Твоя молофья испачкала мне всю одежду. Сумка там, сразу около двери.

Виктор тихо и быстро выполнил поручение. Он решил, что даст всю сумму этой женщине. Он теперь вспомнил, что они сидели за столом рядом. Ей и ему постоянно подливал муж, которого звали Николаем.

– Как неудобно получалось, – сокрушался про себя Виктор, – парень хороший, а я ему сделал такую подлянку.

Аня довольно быстро подтерлась во всех местах, испачканных спермой Виктора. Потом они сидели на крыльце и курили. Женщина иногда любила побаловаться сигаретами, тем более, что у Виктора оказались модные в то время сигареты «Интер» болгарского производства.

– Слушай, а давай еще разок, – предложил Виктор, – это, чтобы мне знать, за что я плачу такие деньги.

Аня прикинула, что от нее не убудет, если они еще раз перепихнутся. Виктор уже выложил ей более тысячи рублей, обещая выдать остальное в течение максимум двух дней – надо взять у жены сберкнижку и получить деньги в сберегательной кассе.

– Пошли в баню, – предложила она.

Еще двое направились сегодня в баню.

В это время проснулся Володя. Ему захотелось в туалет. Выйдя на крыльцо, он увидел, что в бане горит свет. Мальчик решил дойти и выключить его. Когда же он подошел к окошку, то обнаружил там еще одну пару любовников. Театр под названием «Порнай» дает очередную премьеру.

Они присел поближе, чтобы стать единственным зрителем предстоящего действия.

Эти люди раздевались, не торопясь. Женщина аккуратно сняла и сложила свои вещи. Мужчина тоже уложил свои вещи, а потом отнес и свою и ее одежду в предбанник. Спешки не было никакой. Женщина помыла лавки теплой водой из бака. Подмылась и сама. Порекомендовала партнеру помыть и свое хозяйство. Тот нехотя окунул конец в кружку, она, заботясь о чистоте полового органа партнера, помогла помыть ствол и головку. Пока она занималась чистотой, член у мужчины встал. Теперь он находился в стоящем состоянии, обнажив крупную головку.

Она села на лавку, приблизила член ко рту. Тот опустил руки и принялся мять грудь женщины. Она глубоко захватила член, он вошел на все длину. Мужчина быстро задвигал задом, насаживая голову женщины, та отдавалась такому сексу с видимым удовольствием. Володя увидел, как между широко разведенных ног, она быстро-быстро двигает рукой. Даже трудно рассмотреть особенности строения ее женского устройства. Вот она задергалась и замерла. Мужчина продолжал двигаться с прежним упорством.

Она вынула член изо рта. Предложила сменить стиль полового акта. Тот по ее просьбе сел на лавку, откинулся спиной к верней ступеньке. Она перемахнула одну ногу через его ноги. Села лицом к окну и спиной к мужчине. Широко развела бедра, раскрыла губы. Под ними прятался небольшой клитор на длинных ножках, которые переходили в большие внутренние губы. Эти не помещались внутри больших наружных губ, свисали гораздо ниже. Вся ее вагина имела бардовый оттенок. Мальчик сумел разглядеть оба отверстия вагины. Мочеиспускательное отверстие располагалось на небольшом бугорке, а ниже открывалось широкое и глубокое отверстие влагалища. В нем была видна беловатая маслянистая жидкость, которая образовала даже небольшие пузыри. Если предыдущая вагина, увиденная им, была красива, то эта не имела настолько привлекательного вида – типично работающая с утра до вечера вагина. Даже края внутренних губ имели подобие бахромы, которая еще более снижала их красоту. Черные длинные волосы свисали в разные стороны. Их длина была довольно большой, что создавало возможность заплести их в небольшие косы.

– Интересно, а какая пизда у Иры? – подумал Володя, – хорошо бы как у Оксаны, красивая и аккуратная.

Большая головка легко утонула внутри влагалища. Началась скачка. Женщина прыгала на нем, рукой она еще теребила клитор. Недолго выдержала она эту скачку. Села глубоко. Спазмы двигались по ее телу. Небольшое количество жидкости пролилось на яйца мужчины. Теперь она стал подбрасывать ее тело вверх, держа за бедра. Она быстро пришла в себя и с новой силой помогала мужчине подбрасывать ее. Член несколько раз выскакивал наружу, она ловко заправляла его в себя.

Еще два раза она снижала темп этой скачки. В эти моменты ее руки перемещались к груди. Она мяла их, прилагая большие усилия. Любовники устали в этой позе. Она легла на лавку, а ее партнер переместился на ее грудь. Она свела груди, обхватив член ими, а он начал трахать ее между грудей. Скоро у него вырвалась струя, которая облила шею и лицо женщины. Та размазала часть спермы по телу, а часть собрала и слизала со своих пальцев. Он сунул член ей в рот, она дососала остатки спермы.

Володя, глядя на скачку внутри бани, от души подрочил член. Он кончил, еще раз обрызгав стенку бани. Пригляделся на то место, где раньше сидела Ира. Капельки крови доказали, что девочка тоже была довольна просмотром.

– Она точно порвала целку, – утвердился в своем мнении Володя.

Обессиленные любовники уселись на лавку. Оба развели ноги довольно широко. Опухшие губы заметно выделялись в нижней части ее живота. Член оставался еще достаточно крупным, но в нем была видна вялость. Он безжизненно свисал вниз, головка слегка прикрылась снаружи. Некоторое время они сидели и оценивали то, что произошло между ними. Она решила было обмыться и уйти одеваться, но мужчина удержал ее. Тогда она вновь приникла губами к члену. При этом она гладила его снизу под яйцами. Довольно скоро член снова встал, он торчал гордо и высоко, задирая головку вверх.

Теперь мужчина снова лежал на спине, а она легла сверху и медленно двигала бедрами, приподнимая и опуская свой зад. В такой позе они лежали довольно долго, зритель уже собирался покинуть место, но актеры поменялись местами. Теперь она была снизу, а он сверху. Прижал ее ноги к животу, теперь ее влагалище сузилось до минимума. Здесь качания мужчины уже были недолгими. Он насаживал партнершу со всех сил, не давая ей возможности шевелиться. Даже, если она и кончала, то никак не могла открыто проявить пик наслаждений. Главную роль исполнял мужчина. Набрав высокий темп в самом конце, он с рыком, услышанным вне бани, кончил. Почти сразу отвалил в сторону. Она еще немного подержала ноги в том положении, в каком он оставил ее. Потом повернулась и села. Липкие струи его семени и ее выделений вытекали наружу. Они образовывали длинные нити, соединяющие пол и половой орган женщины. Она низко опустила голову и наблюдала, как остатки любовной влаги покидают ее тело.

Володя уже устал наблюдать за происходящим. Ушел спать, скоро рассвет. Он не услышал, когда вернулись любовники. Теперь его сон не сопровождали никакие сновидения. Он был сильно утомлен.

Аня с Виктором тоже устали. Все остатки хмеля выветрились в результате их занимательной игры. Они утомленные прилегли рядом со своими супругами и почти сразу уснули. День удался на славу. Каждый считал себя в выигрыше.

После пережитого этим любовникам тоже снились сны.

Аня оказалась в дивном саду, где росло множество цветов. Кусты роз разных цветов располагались ровными линиями. Здесь трудились какие-то люди. Сама же она перемешивала желто-коричневое говно. Потом наливала его в лейку и обильно поливала цветы.

Иногда на дорожке появлялись разные мужчины. Некоторые из них были в военной форме. Мелькали знакомые и незнакомые лица. Даже ее муж разок появился на дорожке. Он постоял в стороне, а потом ушел прочь. На его месте оказался Виктор. Он нес большую корзину цветов и поставил ее у ног Анны.

Виктору тоже снился свой сон. Он оказался далеко в Сибири, куда регулярно ездил на вахту. Там появились его друзья. Они сидели за широким столом. Стояло много разных бутылок. Друзья наливали полные стаканы, они выпивали, а потом громко смеялись от радости.

Виктор пил наравне со всеми, но хмель его не брал. За столом показалась Анна. Она налила ему сама в большой граненый стакан. Он выпил из ее рук и провалился в глубокий сон, позабыв обо всем.

ЧАСТЬ 4

На этой же свадьбе оказались еще двое, которых судьба разлучила на почти пять лет. Юрасик – выпускник технологического института встретился с Любашей. Она окончила медицинское училище и вот уже два года работала медсестрой в местной поликлинике. Сразу после окончания школы долговязый и худой как жердь Юрасик неумело признался в любви маленькой, скорее даже миниатюрной Любаше. Та выслушала признания мальчика с содроганием. Она даже не ожидала, что может кому-то нравиться. От самих признаний девушка была в неописуемом восторге, но с ответом не поторопилась. Она тогда не успела разобраться в своих чувствах.

В ту пору Юрасик отважился пригласить несколько раз девушку на свидание, рассчитывая на положительный ответ. Она боялась признаться в любви, так как полагала, что он сразу потребует от нее реальных доказательств, а ведь мама говорила, что нужно беречь девичью честь до свадьбы. Когда же Юрасик сообщил, что едет поступать в северную столицу в вуз, то она была готова на все. Парень тогда не разглядел в ней готовность, слишком был напряжен вступительными экзаменами. Он даже на время перевел любовные дела на второй план, приоритетным было стать студентом вуза.

Расставание было коротким.

– Пока, – сказал Юрасик, не попытавшись даже поцеловать любимую.

– Пока, – тихо прошептала Любаша в след уходящему парню. Она надеялась, что он обернется, кинется к ней, расцелует. Но тот сел в автобус, достал учебник и позабыл, что его провожает любимая.

На каникулы Юрасик не приезжал. В те годы летом студенты ездили по стройотрядам, зарабатывали довольно приличные деньги. Зимние каникулы были настолько малы, что не оправдывали затрат на дорогу домой и обратно. Он мог только писать письма девушке. Но написав одно или два понял, что писать на отвлеченные темы не умеет. Гораздо проще решить интеграл или рассчитать прочность детали, чем написать всего три слова: «Я тебя люблю».

Друзья относились к Юрасику с некоторым юмором. Его высокая нескладная фигура часто вызывала безобидную шутку. Но его любили за отзывчивость, незлобивость. Он мог, забыв о своих курсовых, заняться курсовой товарища. Свои работы он доделывал уже поздно ночью, когда ему никто не мешал.

На их курсе обучались всего две девушки. Но Юрасик не мог рассчитывать на их внимание из-за своей стеснительности (его место всегда было на галерке). С других факультетов девушки весьма охотно знакомились с парнями Юриного факультета. Между ними завязывались самые разные отношения. Юрасик и здесь не проявлял особой активности. Общаться общался, но не более. Просто однажды он увидел, как одна из девушек, которая ему нравилась, осталась ночевать в комнате, где проживали студенты-иностранцы. Чувство брезгливости в нем было развито настолько сильно, что с тех пор он не видел ее в упор.

Друзья однажды в день рождения Юры решили помочь ему, стать мужчиной. Для этой цели была приглашена разбитная девица, готовая на все. В комнате общежития была устроена грандиозная попойка. Затем Юрасика и эту девицу отвели в соседнюю комнату, создав интимную обстановку. Но парень выпил настолько много, что подружка с большим трудом сумела его раздеть, привести в должную норму его мужской инструмент. Она фактически изнасиловала спящего молодого человека. Тот не запомнил ничего. Проснулся только тогда, когда друзья разбудили его, поздравив со вступлением в клуб мужчин.

Девица перекочевала в комнату, где шло веселье. Здесь была устроена оргия. Друзья Юрасика до утра трахали девушку во все предоставленные отверстия. Среди ночи Юрасик проснулся, пошел в туалет, по пути заглянув в свою комнату. Он увидел, как сразу трое суют свои неутомимые члены в девицу. Выпитое плюс увиденное в комнате произвело на парня неизгладимое впечатление. Его вырвало. Кое-как убрав за собой, решил пойти в душ. Ему казалось, что запах этой девицы продолжает преследовать его везде.

В душе парень протрезвел. Настроение не стало лучше, но уже не воняло ни чем лишним. Юрасик уже собрался закончить процедуру, но в это время дверь в предбанник открылась. Пятеро его приятелей внесли тело девушки. (В этом общежитии жильцы четвертого этажа имели большое преимущество перед остальными, на их этаже имелся небольшой душ на пять кабинок, – примечание автора). Это тело было слегка прикрыто какой-то тряпкой.

Девица не подавала признаков жизни. Спиртное, выпитое ею, а также безудержный секс, довели ее до состояния близкого к обмороку. Парни включили душ и занесли это тело под воду. Сначала пошла довольно холодная вода, она быстро привела девушку в чувство. Но теплая вода потекла через несколько секунд. Все стали действовать активнее. С ее тела смыли остатки спермы, выпущенные при групповом акте. Но этого ребятам показалось мало. Несмотря на ее сопротивление, девушку перевернули вверх ногами и направили поток воды на ее промежность. Один из них решил помыть причинные места более тщательно, он открутил рассекатель. Теперь поток горячей воды направлялся толстой струей.

Сначала его направили в анальное отверстие, оно раскрылось довольно широко, и часть воды оказалась там. Девица что-то верещала, но ее никто не слушал. Им нравилось наблюдать, как девушка делает потуги, выбрасывая обратно поступившую воду. Потом поток был перенаправлен во влагалище. Мощный поток теперь достигал до самых потаенных глубин. Он вызвал неожиданную реакцию, девушку потряс нешуточный оргазм, результатом которого стал новый поток, вырвавшийся из нее навстречу потоку воды. Струя оргазма вылетела под некоторым углом в сторону от основного, она имела несколько иной оттенок по сравнению с водой.

Тело девушки теперь дрожало. Парни даже испугались произошедшего, опустили ее на пол. Быстро закрутили рассекатель. Она сидела под потоком и мелко дрожала, словно ей было холодно. Несколько секунд, а может и минут она приходила в себя.

– Вот это да! – неожиданно произнесла она, – никогда я так еще не спускала.

Ребята поняли, что экзекуция ей понравилась. Решили повторить, но та не соглашалась. Ее все-таки перевернули вверх ногами, но рассекатель не сняли. Теперь вода равномерно, но довольно сильно воздействовала на ее гениталии. Особенно сильно струйки лились на клитор. Она снова испытала оргазм, типично клиторальный, но также сильный. Ее задница без устали вращалась, выбирая новое направление получения потоков, тело же спазматически вздрагивало.

Наконец, она снова оказалась в некоторой прострации. Участники эксперимента теперь почувствовали, что он удался. Результатом наблюдения за оргазмирующей девушкой стала мощная эрекция у всех. Они снова желали это тело.

Даже у Юрасика, находившегося в соседней кабинке, член встал. Они с интересом рассматривал девушку. Женское тело ему нравилось, но он не мог пересилить себя, чтобы по-настоящему трахнуть эту девицу. Пока друзья раскладывали ее на скамейке, он удовлетворял себя рукой, опыт онанизма они приобрел вполне достойный. Женский половой орган заметно отличался от того, каким он его себе представлял. В учебнике по анатомии описание женских органов размножения не уделило никакого внимания клитору. О нем там не сказано ни слова (желающие могут удостовериться, почитав соответствующие главы). Здесь же наяву он видел наличие этого вспомогательного инструмента. По тому, как один из приятелей начал его дрочить девушке, она отвечала на дрочку возрастающим возбуждением, Юрасик понял, что его до сих пор обманывали.

Пока один дрочил девушку, другой пристроился около ее рта. Она приоткрыла рот. Толстый напряженный член вошел довольно глубоко и принялся трахать, словно он находился в другом месте. Дрочивший клитор решил, что пора и ему познать прелести этого тела, развел по шире губы и воткнул свой член. Остальные участники хотели тоже стать активными в этой ситуации. Они подтащили еще две скамейки. Девушку уложили на бок. Теперь двое находились со стороны лица девушки. Еще один пристроился к ее заду. Там немного покопался и ввел свой орган в ее прямую кишку. Еще один изловчился, пристраиваясь спереди, умудрился сжать крупные груди и уложить член между ними. Теперь головка его члена ритмично высовывалась между ними. Пятый парень тоже нашел, куда можно потрахать девицу. Он сунул член ей под мышку, прижал руку к телу и задвигался, совершая такой необычный половой акт.

Все пятеро двигались с разным темпом, но вскоре по очереди, завершали действия, выбрасывая семя. Дольше всех продержался тот, кому досталось естественное, определенное природой отверстие. Он крепко всаживал член по самые яйца. Каждое движение вперед сопровождалось писком «и-и-и», при движении в обратном направлении девица меняла букву писка на «о-о-о». Наступил момент, когда и последний завершил такое интересно занятие. Теперь девица была им всем безразлична. Она, пошатываясь сползла со скамеек, доковыляла до душа. Сумела открыть его, а потом долго мылась. Стоять уже не могла, поэтому села по-турецки, наслаждалась потоком теплой воды.

Юрасик первым покинул душевую. Он открыл окна, свежий январский холод быстро очистил помещение от всяких запахов. Парень утомленный уснул. Он не слышал, как вернулись из душа остальные. Еще двое легли на свои кровати, оставшиеся два друга, прихватив девицу с собой, увели ее в комнату, где Юрасик стал мужчиной.

После он думал, что эта девица больше никогда не вернется сюда. Но он крепко ошибался. Ей неожиданно понравилось экспериментировать с его друзьями. До самого окончания вуза, она регулярно появлялась в их компании, но Юрасик отказался стать участником их развлечений, библиотека и ее читальный зал ему нравились больше.

Утехи веселой пятерки друзей дали свои неожиданные результаты, девица забеременела. Это случилось как раз перед началом преддипломной практики. Она поделилась своей радостью во время очередного свидания с парнями. Те как-то приутихли, отказались от экспериментов. Они быстро выпроводили ее за дверь, со словами, что им надо принять решение. Парни решили помочь ей с абортом. Но никто не знал, как подступиться к решению этой задачи. Девица подождала с решением парней около недели, затем подумала своей белобрысой головой и направилась в деканат.

В деканате декан факультета выслушал девушку. Подумал о престиже вуза, о том, что такие заявления могут опорочить славный вуз. Он также подумал о своей карьере. Поэтому принял Соломоново решение.

На следующий день во время второй пары в аудиторию вошел декан. По списку он вызвал всех пятерых к себе в кабинет. Там уже находилась девушка. Декан построил славную гусарскую пятерку в ряд.

– Выбирай себе мужа, – сделал объявление декан.

Парни немного струсили. Одно дело трахать подружку, совсем другое вести ее в ЗАГС. Они было начали ерепениться, но под грозным оком декана парни притихли.

Девица продефилировала перед ребятами, стоящими по стойке «смирно». Ей давно нравился высокий Семен. Он чаще других предпочитал ее влагалище остальным местам, куда можно было засунуть член. Выбор был сделан.

– Молодец, – похвалил ее декан, – только попробуй отказаться, посажу, – добавил он, обращаясь к Семену.

Декан имел широкие связи в самых разных кругах. Пока было еще совсем горячо, он созвонился с заведующей ЗАГСом. Та приняла заявление от потенциальных молодоженов. Через неделю вальс Мендельсона обозначил образование новой ячейки общества. На комсомольскую свадьбу приходил и декан. Он посидел среди студентов в качестве посаженного отца. Затем покинул гуляние. Со своей стороны он пошел навстречу молодым, дал им отдельную комнату в общежитии, так как девица тоже была приезжей.

Теперь гениталии девицы из общественной собственности перекочевали в пожизненное пользование Семену. Он больше не позволял ей раздавать любовь всем окружающим, стал единственным пользователем ее тела. Когда ребята защитили дипломы и собирались разъехаться по распределению (чаще возвращались туда, откуда приехали), у девицы появился живот. Предварительное обследование показало, что возможно двойня, так как врач услышал биение двух маленьких сердечек.

Друзья над Семеном не подсмеивались. Они скоро нашли замену, приглашали и Семена поучаствовать в серии новых экспериментов, но молодая жена неожиданно оказалась весьма консервативной барышней, при любых попытках Семена отлучиться для таких интересных забав, она грозилась пойти к декану, чтобы тот вразумил молодого мужа оставаться верным своей супруге. Семена по распределению оставили учиться в аспирантуре, так как его жена еще два года должна была грызть научные камни в этом вузе. Будущее молодой семьи на определенный период было обеспечено.

Любаше не выпало узнать подробностей общения между мужчиной и женщиной, пока она обучалась в техникуме. В их группе, на курсе и даже во всем медицинском училище не учился ни один представитель сильного пола. Техникум был исключительно женским. Только два престарелых преподавателя немного разбавляли этот женский коллектив, но они вели довольно скучные предметы. Один преподавал философию, на долю другого досталась наука под громким названием «Научный коммунизм». Они что-то говорили, но их никто не слушал. Оценки учащимся они ставили на автомате. Был еще один мужчина в техникуме, он сторожил это заведение в ночное время. Его видели крайне редко, а когда он все-таки попадался на глаза, то от него быстро отворачивались все – постоянный перегар разил на расстоянии в несколько метров.

Любаша не жила в общежитии, так как руководство техникума посчитало, что ее деревня располагается совсем недалеко от города. Автобусы ходили регулярно, всего двадцать минут разделяли техникум и деревню. Она каждый день совершала поездки из дома на учебу. Поэтому она не познала радости жизни в узком женском кругу, где девицы плели свои интриги, не узнала она также, чем делятся подруги, которым повезло телесно пообщаться с разными мужчинами. Пока она добиралась домой, те успевали пройти свой курс обучения. Они становились жрицами любви за те двадцать-тридцать минут, пока автобус преодолевал вполне определенное расстояние.

Заняться своей личной жизнью девушке помешала и долгая болезнь отца. В те годы еще много было ветеранов Великой отечественной войны, которые на фронте получили раны, беспокоившие их всю оставшуюся жизнь. Даже сама болезнь отца определила направление обучение дочери, она теперь могла сама сделать укол, который облегчал боль и страдание близкого человека.

Кроме Любаши в семье подрастали младшие брат и сестра. За ними тоже требовался уход. Брат умудрялся постоянно участвовать в самых неожиданных экспедициях, за которые потом приходилось краснеть Любаше. Мать с утра до вечера находилась на своем рабочем месте – в коровнике. Ее утро начиналось в пять. Потом она успевала вернуться домой, приготовить обед и ужин, чтобы бежать на дневную, а ближе к вечеру и на вечернюю дойку. Возвращалась, уже не имея никаких сил. Весь дом держался на старшей дочери.

Когда пришла пора государственных выпускных экзаменов, отец у девушки умер. Она тяжело пережила утрату. Ей тогда было не до любовных утех. Потом брата призвали в армию. Вся подготовка к этому событию снова легла на плечи Любаши. Радовала только младшая сестра, которая тоже решила поступать в медицинский техникум.

Мать ненадолго пережила своего мужа. Всего полтора года она вдовствовала. Она умоляла старшую дочь найти себе достойного молодого человека и создать семью. С этими словами она и покинула этот мир, чтобы потом с небес следить, как выполняется ее последняя воля.

Любаша, конечно, изучала анатомию гораздо лучше, чем могли ее преподать в школе. Она во всех подробностях знала, что у кого и для чего предназначено. Только опыта по использованию этих предназначений она так и не смогла приобрести нигде. Теоретические знания не нашли практического воплощения. Из разговоров подруг она слышала, что интимный контакт с мужчиной доставляет определенное удовольствие. Она даже научилась удовлетворять сама себя, поглаживая перед сном гениталии. При этом ее мысли были направлены на самых разных знакомых мужчин, на известных артистов. Но чаще всех в ее мечтах появлялся Юрасик, с которым она так нелепо попрощалась. Ей не верилось, что она увидит его когда-нибудь.

Иногда она вспоминала, как ей однажды удалось подглядеть, как люди занимаются любовью. Она недавно закончила техникум и ее направили сделать уколы нескольким старушка, сделав все необходимое, Любаша возвращалась из соседней деревни к себе домой. По пути ей захотелось по-маленькому. Она свернула с дороги, долго пряталась в кустах, скоренько сделала свои небольшие дела и собиралась вернуться на дорогу. Ее привлек звук, который послышался с реки. Девушка решила проверить, что же являлось источником такого звука, подошла к краю обрыва. Там внизу на небольшом песчаном пляже развлекались трое. Один мужчина и две молодые девушки были совершенно голыми.

Первое желание было убежать и не видеть всего происходящего. Но любопытство появляется в женщинах с рождения. Как можно было уйти, если рядом можно увидеть такое, о чем молчат или рассказывают грязными словами? В те годы секса не было, было только размножение. Книг, журналов, где во всех подробностях показали бы, как ЭТО происходит, не отражалось вовсе. Только у Ги де Мопассана можно было прочитать несколько строк: «Он взял ее на руки и понес на кровать …». Этим все и заканчивалось. Ради этой странички девочки зачитывали небольшую историю «Милый друг» до дыр. Сама же страничка, где были написаны процитированные слова, была обычно измусолена довольно сильно. Видимо, не одна девочка, читая эти строки, представляла себя на месте переносимой к кровати жертвы, массируя свои гениталии ради получения долгожданного оргазма.

Итак, Любаша прилегла на краю обрыва, став заинтересованным зрителем. Ее внимание сразу привлек член мужчины. Он не висел, а стоял (в учебнике по анатомии было небольшое описание эрекции, пришлось видеть трупы мужчин, но чтобы увидеть, как это все стоит, не удавалось). Стоял мужской орган настолько интересно, что сам его вид обжигал. Она также оценила строение и развитие тел присутствующих рядом девушек, поняла, что они каждая по-своему красивы. Но основное внимание было сосредоточено на этом интересном отростке, которого у нее отродясь не было, а перспективы иметь в каком-то обозримом будущем у себя между ног такое, вообще казались несбыточными (это сегодня в любом секс-шопе можно приобрести страпон, чтобы потом удивлять окружающих такой занимательной игрушкой).

То, чем занялись девушки, повергло ее в ужас. Одна легла на спину и бесстыдно раздвинула ноги. Все ее содержимое оказалось открытым для остальных. Там не было ни единого волоска, который мог прикрыть срам. Вся вульва была раскрыта для созерцания не только другой девушке, но и мужчине, который весьма заинтересованно рассматривал открытую часть, скрытую природой от чужого взгляда. Другая девушка, высоко приподняв свой зад, обнажив при этом широкую половую щель (волосы отсутствовали и у этой подруги), наклонилась над вульвой и принялась ласкать ее ртом. Девочка даже разглядела, как язык стоящей на четвереньках девушки летает по всей вульве, задерживается на клиторе, проникает ниже, словно пытается залезть в глубину женской плоти.

Мужчина пристроился сзади. Своим большим и твердым членом он начал водить в половой щели девушки. Действовал он, как у себя дома, раздвигая губки, даже заглядывая туда. Подвигав в щели, он резким движением утопил член в глубине влагалища. Потом начал двигать нижней частью тела, пытаясь проколоть членом девушку насквозь. Эти движения вызвали прилив к половым органам наблюдавшей девушки. Она обнаружила, что ее гениталии увлажнились от просмотра запретного зрелища. Теперь нужно было досмотреть до конца, лаская себя там.

Подвигав членом в одной подружке, мужчина вынул его наружу. Влага из плоти девушки искрилась на солнце. Они поменялись местами. Теперь мужчина пристроился ко второй девушке и повторил все действия в той же последовательности. Лежащая на спине девушка сладострастно пищала. Вторая тоже попискивала, но гораздо тише.

Наигравшись в эту игру, все трое словно по команде сменили тактику. Теперь мужчина лег на спину. Одна из девушек оседлала его член, а другая села на лицо мужчины. Теперь он языком обрабатывал вульву подруги. Та же, что сидела на члене, показывала, как скачет наездник верхом на лошади. Девушки подергались, ощущая оргазм, дерганий мужчины Любаша не заметила. Та, что сидела на его члене приподнялась, и из нее потекли тягучие капли мужского семени. Любаша не заметила, как и сама достигла крайнего возбуждения, от которого она тоже дернулась всем телом, потеряв на мгновение сознание, настолько ей понравилось то, что она ощутила. Теперь затуманенным взглядом она проследила, что вся троица направилась в воду. Они плескались, бегали по воде. Мужчина прижимал то одну, то другую девушку к себе. Потом они вышли из воды. Девушки протерли свои тела полотенцами. Мужчина остался высыхать без всякого вытирания. Из большой сумки они достали разной еды. Разложили на широком покрывале еду. Девушки сели в турецкую позу, мужчина же прилег рядом.

Любаша посчитала, что увидела достаточно. Времени на просмотр она затратила больше, чем ей требовалось на дорогу. С некоторым сожалением она покидала свое зрительское место. Позже она неоднократно приходила к этому месту в надежде увидеть продолжение интересного сюжета, но, видимо, эта троица находила другое место или другое время для своих утех.

Теперь во время своих девичьих игр с гениталиями она пыталась воссоздать уведенное на берегу. Она представляла себя в роли то одной, то другой девушки. Потом она грезила, что второй не было, а все ласки доставлялись только ей одной. Яркие воспоминания позволяли быстро настроиться на сильное возбуждение, она даже немного попискивала, когда ее тело охватывали ритмичные спазмы. Потом, засыпая, она еще долго и нежно ласкала вульвочку, растягивая удовольствие. Однажды ее застукала младшая сестра Нина. Любаша разъяснила ей, что таким образом девушки, не повреждая у себя ничего, могут получать немного женской радости. Сестренка усвоила урок, она находила места, где могла укрыться от посторонних и заняться собой.

Наступил день, когда от одной из соседок Любаша узнала, что окончив институт, домой вернулся Юрасик. Ее смутило, что тот так и не заглянул к ней. Но был оправдан, парень приехал утренним автобусом, его родители, а также братья и сестры не отпускали от себя – соскучились. Чуть позже, она из окна поликлиники увидела Юрася. Он вместе со своим отцом обкашивал траву вокруг двора.

За эти годы он возмужал. Его плечи стали значительно шире, в нем просматривался сильный и красивый мужчина. Руки парня делали широкие движения, коса производила «вжик», и трава, увлекаемая косой, укладывалась ровным валком. Каждый шаг вызывал восторг. Он словно почувствовал взгляд девушки, повернулся к окнам поликлиники, но Любаша быстро скрылась в тени комнаты. Сомнения раздирали ее. Нужна ли она ему? Вдруг нашлась другая? А может он успел жениться и завести деток? Помнит ли он ее? … Вопросы возникали, а ответы на них так и не находились.

Вот Юрасик закончил косить, оставил отца одного рядом с покошенной травой и пошел к поликлинике. Там у крыльца сидели две пожилые санитарки. Юра какое-то время беседовал с ними. Они что-то показывали ему, махнув рукой в сторону Любаши. Их беседа затянулась. Любаша не находила себе места. Она хотела выбежать ему навстречу, а потом сдерживалась. Ее никто не видел, но лицо девушки покрывалось краской, она даже вспотела от своих мыслей и переживаний. Когда же она решилась выйти из помещения, то Юрасик уже водил в ворота своего двора.

– А здесь был Юра, – сообщили санитарки, – все расспрашивал о тебе. Не вышла ли ты замуж, не завела ли кого-то. Мы все честно сказали, что ты девушка порядочная, и плохое к тебе не липнет. Любит он тебя.

От этих слов Любаша чуть не потеряла сознание. Только одно слово повторяла она, возвращаясь к своему столу: «Любит! Любит! … Любит!» Ее маленькое сердечко готово было выпрыгнуть из груди. Она вся трепетала от возможного, даже почти осязаемого счастья.
На обед Любаша пошла домой, она мечтала по дороге встретить Юрасика. Но тот так и не появился. Всю обратную дорогу она смотрела в сторону его дома, но он снова не вышел. Тоска охватила девушку, вдруг наврали все санитарки, чтобы не беспокоить ее во время работы.

Юрасик и сам рвался выйти, он видел, как девушка пошла к своему дому, а через некоторое время возвращалась обратно. Но дед не отпускал парня. Тому приспичило заняться воспоминаниями о войне. Юра слишком любил деда, чтобы обидеть того в первый же день. А историй у деда скопилось множество, он получил благодарного слушателя и не отпускал парня ни на шаг.

Встреча все-таки состоялась. Вся деревня встречала молодых, возвращающихся из Дворца бракосочетания, который недавно открылся в областном центре. Теперь все невесты требовали от женихов регистрироваться только там, обычного ЗАГСа им было недостаточно. Еще важно при Дворце работал фотограф, который фотографировал весь процесс на цветную пленку, а потом печатал цветные фотографии. В ЗАГСе до этого еще не додумались.

Все работы в деревне после возвращения молодых были скомканы, гуляли всем селом. Даже больные, а их было совсем немного, в этот день нашли силы забыть о своих болезнях. Главный врач поликлиники отпустил всех сотрудников на праздничное мероприятие. Директор совхоза тоже проявил человечность, только строго наказал дояркам «не упиваться в усмерть», вечернюю дойку не отменял никто. Корове же не объяснишь, что нужно потерпеть до завтра.

Любаша нарядилась в самое лучшее платье (их было немного, всего два). Ее сестра тоже хотела выглядеть понаряднее, поэтому второе выходное платье было на ней. Она не очень умело красила губы, пыталась покрасить ресницы. Получалось плохо, но сестренка сумела помочь Любаше выглядеть неотразимой. Полгода назад одна из больных, к которой ежедневно ходила девушка делать разные прописанные лечащим врачом процедуры, подарила ей комплект нижнего белья: кружевные трусики, которые не скрывали ничего, а только обозначали их наличие; в тон им лифчик, только немного поддерживающий грудь; шелковую нижнюю рубашку с кружевами, как на трусиках. Все эти вещи Любаша надела в первый раз. Мысль о том, что их будет снимать Юрасик, постоянно возникала в ее голове. Она даже сбегала в баню, где коротко подстригала волосики на гениталиях, посмотрела в зеркало, увиденное понравилось (в те годы женщины еще не удаляли растительность, но для своих любимых старались удалить лишнее, чтобы мужчина не заблудился в поисках заветных уголков). Вот и Любаша вспомнила, как одна из знакомых делилась впечатлениями о том, какой вид женских гениталий привлекает мужчин. Она даже подушила свое место духами «Белая сирень», чтобы благовония перебили возможный запах (прокладки появились гораздо позже). Щипало неимоверно, но она знала, что скоро пройдет это назойливое пощипывание в сокровенном месте.

Юрасик тоже готовился к торжеству. Он надел плавки, которые сумел купить совершенно случайно. Долго выбирал между брюками и джинсами. Джинсы победили, ведь они стоили дороже хорошего костюма. Чтобы купить джинсы, парень несколько ночей разгружал вагоны с углем. Подработка на станции помогла парню иметь лаковые выходные туфли и цветастую рубашку. Завершением его одеяния стали темные очки и небольшой платок, повязанный на шее. На руке были надеты позолоченные часы «Секунда» (они стоили трехдневный заработок на разгрузке угля, их еще сложно было купить).

Он оценил свой вид. В Питере того времени такой наряд вызывал зависть у окружающих. Родители не поняли прикида парня, им казалось, что костюм с белой рубашкой и галстук делают Юрасика в глазах окружающих более презентабельным. Но отговорить его не смогли.

На торжество шли целыми семьями. Семья Юрасика во главе с отцом и дедом подошла к новобрачным. Поздравили, отец сунул жениху конверт с деньгами. Там же была и открытка с хорошими пожеланиями. За стол не садились, рано. Подошла и Любаша. Ее сопровождала сестренка. Она сразу увидела Юрасика, но сама не подошла к нему.

Юрасик проследил за девушкой, видел, как она поздравляла молодых, видел и небольшой конверт переданный новобрачным. Невеста и девушка поцеловались. Следующая семья ожидала очереди, чтобы выразить свои поздравления. Только Любаша отошла от молодых, как Юрасик оказался рядом.

– Привет, – шепотом произнес он.

– Привет, – ответила она и густо покраснела.

Все слова, которые они готовили для этой встречи, потерялись где-то. Некоторое время молчали оба. Парень смущался, что не может ничего умного сказать, девушка смущалась, что ничего умного не может ответить. Так и стояли рядом. Только рука парня коснулась руки девушки. Первое желание было оттолкнуть, раньше ее никто не трогал. Но она затихла, ощущая, как нравится ей это нежное прикосновение. Сердечко даже на мгновение замерло, а потом застучало быстро-быстро.

Наконец все пригласили к столу. Каждый искал себе место сам. Юрасик выбрал место для себя и Любаши. Теперь он своим бедром ощущал тело девушки. По местам, где они соприкасались, побежали маленькие мурашки. Прижимаясь сильнее оба вызывали бег этих мурашков более интенсивным. Парень ухаживал, как мог. Наложил Любаше всего, до чего доставали его длинные руки. Такого количества ей хватило бы ни на один день. Он также налил в стакан, стоящий перед девушкой (рюмки были только у новобрачных и свидетелей, для всех остальных поставили граненые стаканы) вина. Подумав немного, такого же вина налил и себе. Окружающие знали, что веселье наступает не от вина, а от самогонки, которую отлично гонит тетя Варя (рецепт одинаковый, но у кого-то получается крепко, вкусно и без запаха, а кому-то не везет, вони много, а градусов почти нет).

Первый тост и крики «горько» продолжались недолго. Народ хотел быть пьяным и веселым. Между первой и второй даже пуля не успела пролететь. Потом была и третья, за которой незаметно пробегали остальные. Народ хмелел быстро. Только гармонь заставила всех подняться и развеяться. Танцевали так, как умели. Не умели все, но выдрыгавались от души. Даже Юрасик пригласил Любашу на вальс, когда зазвучал старинный русский вальс «На сопках Манчжурии». Ощущать девичье тело в своих руках, прижимать его к себе было настолько приятно, что они не разошлись даже тогда, когда музыка перестала звучать. Все снова ринулись к столу. Юрасик же повел Любашу в сторону. Сначала он хотел повести девушку к себе домой, но ее дом оказался ближе.

Им не нужны были слова. Они понимали друг друга без слов. Чем дольше они находились рядом, тем больше информации получали друг о друге. У Водолеев такое бывает. Другим знакам не понять, как Водолей может получать всю информацию на подсознательном уровне. Девушка повела парня в комнату, где раньше жили ее родители. Здесь стояла широкая кровать, именно на ней должно было произойти таинство.

ЧАСТЬ 5

Итак, Любаша и Юрасик сбежали со свадебного торжества. Им хотелось побыть одним. Слишком много вопросов накопилось у обоих друг другу. Каждый ощущал всепоглощающую страсть. Все, что накопилось за долгие годы, искало выхода.

Скромная девушка не знала, как себя вести в этой ситуации. Ей хотелось и быть до определенного уровня сдержанной, но в то же время мысли, что уже исполнилось 22 года, что у подруг по техникуму есть мужья, у некоторых кроме мужей есть и любовники. Некоторые подружки уже стали мамами, и у них также имеются детки. Эта мысль не покидала Любашу. Запретный доныне плод казался таким манящим и в то же время пугающим, но теперь он стал таким близким и неотвратимым. Надо решаться: сейчас или никогда.

Придя в дом, девушка провела парня в спальню, где когда-то спали ее родители. Там была единственная широкая кровать, здесь двоим будет просторно. Юрасик присел на стуле, он еще не мог поверить, что сейчас случится то, о чем он грезил уже давно. Он чувствовал напряжение Любаши, она старалась не показать, насколько ей страшно. Но небольшой озноб все-таки чувствовался. Сейчас на этой широкой кровати и произойдет то таинство, которое перевернет жизнь обоих.

Юрасик стал припоминать, что он вообще знает о первом половом акте с девушкой. Только из рассказов друзей, которые вскрыли девчат, давно готовых к этому делу. Так, горячий Арсен, когда делился опытом своих побед на фронте любви, говорил: «Главное ее завести, чтобы она сама бросалась на хуй». Он излагал свою версию, с помощью которой по его словам половина ленинградских девушек оказались вскрытыми именно им.

По мнению Арсена нужно раздеть девушку, оставив на ней только нижнее белье. Потом целовать ее до потери пульса. Целуя, нужно ртом снять лифчик и покрыть поцелуями грудь. Каждый сосок требуется «измочалить» языком, пососать, в засосе язык должен, словно закрутить и открутить несколько гаек.

– Увидишь, что она уже сама будет рваться из трусов, – разъяснял подробности возбуждения Арсен, – не торопись. Погладь ее манду через трусы. Почувствуй, как они станут мокрыми. Залезь сквозь ткань в ее щелочку, гладь ее спереди-назад, потом вернись и продолжай, как можно дольше. Нащупай секель, он торчит сверху. Погладь с обеих сторон, посжимай его, как будто дрочишь. Потом запусти руку под резинку и погладь шевелюру. Найди снова щель и заведи туда палец. Делай теперь справа-налево. Потом сними трусы, подружка сама поможет снять их. Поднимет жопку и откинет их в сторону.

Тогда советы Арсена он слушал не очень внимательно. Но сейчас память обострилась. Он словно слышал голос друга. Каждое слово, пропущенное в те времена мимо, словно заново зазвучали для Юрасика.

– Держи руку на манде. Целуй ее сильно. Потом пальцем нащупай вход. Сразу не суй, дойди до жопы. Там массируй промежуток между двумя дырками. Даже придави в этом месте. У баб там имеется какая-то точка. Когда на нее давишь, она может спустить.

Тихо сунь кончик пальца в пизду. Только самую малость. Шевели им, растягивай. Можешь даже потыкать ее пальцем, но при этом растягивай дырку. Потом сунь и второй палец. Теперь двумя пальцами расширяй вход. Если сумеешь засунуть два пальца, то целка уже будет порвана.

Приподними ей коленки, а под жопу сунь подушку. Тогда пизда раскроется полностью. Подведи конец, но не торопись его засовывать. Поводи им по манде. Пусть он намокнет со всех сторон. Думай при этом о погоде, о звездах, а не о ебле, иначе сразу кончишь. Только потом тихо-тихо суй внутрь. Засунул, подожди, пусть привыкнет к ощущению хуя в пизде. Им нужно время, чтобы понять, что уже не девка, а баба.

Потом гоняй вперед и назад. Почувствовал, что сейчас кончишь, остановись. Просунь руку, подрочи ей клитор, погладь жопу. Когда остынешь, продолжай ебать ее. Ебать нужно минут десять, не бойся остановиться, чтобы снять свое напряжение, но ее дрочи постоянно. Пусть баба кончит первой, ты потом быстро ее догонишь.

Советы от Арсена было решено применить на практике. Но тут вспомнились рекомендации еще одного приятеля, Игоря. По его словам он вспорол вторую половину ленинградских девушек.

– Раздел девку, дальше целуй ей живот, – давал пояснения Игорь, – доберись поцелуями от груди до лобка. Там помоги себе руками, раздвинь волосню. Потом языком броди в манде. Лижи ее, забудь о чистоплотности. Вылизывай, как собака вылизывает миску. Внутри есть тонкие губки. Возьми их в рот и пососи. Найди дырочку, из которой она ссыт. Води языком вокруг нее. Увидишь, что девка течет, перебирайся на клитор. Вот его надо хорошо обработать языком. Глубоко засасывай. Засосал во рту, води по кончику клитора языком. Обычно девки от этого кончают.
Потом можешь тихо-тихо засунуть. Просунул поглубже, дай ей опомниться. Очухалась, еби ее в хвост и гриву.

– Э-э-э! – вмешивался в беседу Джахангир, выходец с Узбекистана, – так долго не надо. Поймал девишкя, тащи она на арык под большой дерево. Там снимай трусы, ставь раком. Пока она киричит, посмотри куда совать. Сунул и считай: бир, икки, уч, турт, беш, олты, етты, етты, …, етты. Когда биризнул, говори: «Озгина кетты». Девишкя пизда помоет, снова тибя хочит. Снова раком и считай снова.

От советов Джахангира обычно становилось весело. Он, по его словам, отымел всех девушек Узбекистана. Все казашки помнят, как он считал им до семи. Туркменки все страдают, что он уехал в Ленинград.

– Ты как кобель, – отвечал Игорь на рекомендации Джахангира, – только животным неинтересно, что испытывает их партнер при ебле. Настоящий мужик обязательно позаботится, чтобы баба под ним вся обкончалась. Тогда она снова захочет быть с тем, кто удовлетворяет ее. У вас вы калым заплатили, а потом считаете, что она ваша собственность. Мол, купил. Только почему в ваших кишлаках собаки такие большие?

– Собака должен дом охранять, – не понимая подвоха, отвечал Джахангир.

– Дурак ты Джан, – пояснял свою мысль Игорь, – ты ушел из дома, а твоя баба раздрочила кобеля, и стала перед ним раком. Пока ты где-то шляешься, она ловит кайф от твоего пса.

– Вы еще и ишачек ебете, – подливал масла в огонь Василий, – даже анекдот есть, что прислали девок из Иваново посмотреть, как растет хлопок. Выходят они утром из дома, а там сын хозяина ишачку ебет. Те к хозяину, вот чем занимается ваш сынок. Тот спрашивает: «Ишак белий или серий?» Девки отвечают, что серый. «Пусть ебет, это его ишак. Мой белий», – отвечает хозяин.

Хохот в комнате общежития стоял долго. Джахангир пытался доказать, что они самые лучшие ебари на свете, но ему уже никто не верил. Даже советовали сходить в зоопарк, там есть вольер с ишачками, есть, где Джахангиру будет уютно. Бери любую и еби сколько влезет.

Пока такие мысли бродили в голове Юрасика, Любаша переоделась в легкий халатик. Она вошла в спальню и юркнула под одеяло. Парень остался в трусах и нырнул вслед за девушкой. Халатик был расстегнут. Лифчика под ним уже не было. Он провел рукой по ее телу, трусики были на месте. Но Любаша решила, что кружевные трусики могут порваться, поэтому надела тонкие трикотажные трусы, они легко растягивались, а резинка только слегка придерживала верхний край.

Целовались долго. Юра с удовольствие гладил грудки любимой. Они и в самом деле были великолепны. Соски грудей и в самом деле стали твердыми. Он заворачивал маленькие гаечки, вращая пальцами эти милые сосочки. Потом лизнул один, затем другой. Языку ощущения понравились. Парень ощутил, что у каждого соска своя неповторимая форма, небольшие бугорки, в которых имеются маленькие впадинки.

Живот у девушки покрылся потом. Такой же пот выступил и на лице. Глаза были закрыты, она только прерывисто дышала. Рука Юрасика скользнула по животу вниз. Вот пальцы провалились в пупочек. Ямка была очаровательна. Поводил в этой ямке, двинулся ниже. Вот край резинки, она легко растянулась, можно пропустить и руку.

Дадим же и Любаше поделиться своими ощущениями. От первых поцелуев у нее все поплыло перед глазами. Когда же руки парня коснулись груди, то эти прикосновения нежные и заботливые привели в восторг все тело. Хотелось, чтобы он ласкал груди бесконечно. Уже от этих прикосновений в нижней части тела стало очень тепло и мокро. Трогал грудь, а потело между ног.

Вот рука скользнула по животу. Под ладонью возникала мелкая дрожь. Он дошел до пупка, пошевелил пальцами. От этого напряжение в промежности стало еще сильнее. Казалось, что наружные губы стали меньше, вся внутренность просилась наружу. Ноги раздвинулись сами, невозможно удержать в больших наружных губках все, что до сих пор надежно пряталось там.

Ей уже казалось, что он делает все слишком медленно. Когда рука коснулась волосков на лобке, а потом стала искать половую щель, все внутренности в ней начали понемногу зудеть. Они ждали ласки.

В обычном состоянии эти губки плотно сжаты, краешки словно слипаются между собой. Сейчас же они бесстыдно раскрылись. Любаша переживала, что они выглядят безобразно. Она даже боялась, что Юрасик увидит, как пошло раскрылась ее нижняя часть. Вдруг она отобьет желание действовать дальше. Но вот один палец прошелся вдоль. Он искал путь, а может просто пытался понять ее внутреннее устройство. Прикосновение к головке клитора оказалось очень приятным. Теперь сама головка этого маленького органа желала прикосновений и ласк. Ласки последовали сразу. Он не давил так сильно, как она, когда мастурбировала, мечтая об этих минутах. Но прикосновения пальцев были настолько приятными, что она даже подалась немного вперед, чтобы несколько усилить это давление. Парень не понял ее порыва, раздвигал ее внутренние губы. Здесь тоже множество нервных окончаний зудели в ожидании и своей ласки. Раскрывая лепестки, он нежно ласкал их. Зуд усиливался, теперь девушка боялась, что еще немного, и она кончит, настолько чудесными были действия Юрасика. Ей казалось стыдным проявить свою суть, тогда женщины скрывали, что секс им приносит удовольствие. Вот он раздвинул ноги шире, теперь она ощутила присутствие не только пальцев, а большого и горячего органа. Он коснулся клитора, черт возьми, если бы он провел так несколько раз, то разрядка наступила бы сразу. Но он двинулся ниже. Как же здорово, когда он раздвигает лепестки внутренних губок. Вот головка придавила область мочеиспускательного отверстия. «Придави и поводи туда-сюда, я вся задрожу от удовольствия», – шептал разум Любаши. Юрасик не слышал ее мыслей, он искал вход.

Вот головка оказался перед ним. Влаги выделилось столько, что теперь вся его головка была покрыта липкими и сколькими выделениями девушки. Начал давить, уперся. «До чего же больно», – подумала девушка и прикусила губу: «Ну, давай же! Толкай! Я все стерплю!». И она стерпела, когда тонкая пленка растянулась, а потом резко оборвалась.

Еще секунду боль проявляла себя, медленно угасая. Головка проникла глубже. Вот и весь остальной ствол потянулся за ней. Мочеиспускательное отверстие со своими нервными окончаниями тоже потянулись внутрь. Они касались этого ствола. Потянулась и часть перемычки, разделявшей отверстия влагалища и ануса. Они все пришли в движение. Головка проникала все дальше, вот она надавила на переднюю стенку. Небольшие складки по этой стенки словно запели от восторга этих прикосновений. Наконец, он достиг дна. Здесь головка прикоснулась к шейке матки. Словно погладила ее. Оказалось, что теперь головка клитора скользит по стволу. Те нужные раньше прикосновения к ней стали непрерывными. Начались движения вперед и назад. Внутренность отозвалась нарастающим возбуждением. Вся ее нижняя плоть набухла и сильно прижималась всеми точками радости к стволу члена. Качнул несколько раз. Это возбуждение достигло пика. Зад сам пришел в движение помимо воли Любаши, он заставлял все ее мелкие органы сильнее и плотнее прижиматься к члену. «Конвульсия», – констатировал мозг девушки, «Оргазм», – отвечало тело. Все резко и быстро сокращалось, этот член был обжат со всех сторон. Даже его извержение не ощутило тело, только внутри стало еще горячее. Потекло со всех сторон. Захлюпало в последних движениях там, где еще несколько раз двинулся этот замечательный член.

Прострация охватила обоих. Они целовались, благодаря друг друга за доставленную радость. Это поцелуй продлил ощущение эйфории. Руки еще некоторое время сжимали обоих в тесном объятии. Расходиться не хотелось. Но член обмяк, и потихоньку покинул местечко, где его так долго ждали. Юрасик откатился в сторону. Любаша плакала от счастья, сбылось. Сбылось так красиво. Мозг подумал: «Какая сладкая конфетка!».

Потом они лежали. Руки продолжали ласки. Любаша почувствовала, что член у парня затвердел. «Нет, надо оставить на вечер», – подумала девушка и весело встала. Она не ожидала, что выделений окажется так много. Мощный поток вырвался из нее и залил подол халатика, который так и остался на ней. Подхватив намоченный край, она выбежала из спальни. Потом сошла с крыльца и присела. Еще один поток выделений вытекал наружу. Мочевой пузырь тоже принял участие в процессе. Длинная струя вылетела далеко от места ее образования. Юрасик смотрел с крыльца, чуть не засмеялся. Он не ожидал, что девочки могут выдать такую струю, дальше, чем мог он. Любаша оглянулась назад и погрозила кулаком, что он застал ее в момент интимного обслуживания организма. Но обиды не было.

Девушка направилась в баню. Благо теплой воды там было предостаточно. Юрасик понял это по-своему, пошел вслед за ней. Было ли им стыдно? Наверное, но только в первые секунды. Потом стыд ушел. Он теперь видел прекрасное тело. Она была хороша. Невысока, да это и не нужно. Пропорциональные ноги, широкие бедра, круглый зад, хорошая грудь с небольшими сосками, небольшой треугольник волос на лобке. А лицо! Любил он это личико. Даже светлые немного редкие волосы для Юрасика казались очень красивыми.

Он стоял рядом, пока та присаживалась над тазом, подмывая себя. Его взгляд так и пытался проникнуть в то место, где ее рука отмывала волосы от семенной жидкости. Предложил помочь, но Любаша пообещала ему врезать. Но когда его руки оказались там, не сопротивлялась. Его пальцы нежно касались, вновь возбуждая в ней желание. Понравилась ей такая помощь, хотя и стыдно. Но понравилась!

Теперь и она обратилась к его твердеющему члену. Взяла в руки, помыла. Помыв чмокнула в головку. Отблагодарила за все, что он уже преподнес. Этим поцелуем словно пообещала, что теперь он часто будет посещать ранее запретную часть ее тела.

– Пойдем на свадьбу, а то подумают о нас, – сказала она.

– Да пусть думают, хочу взять тебя в жены, – отвечал Юрасик, – люблю я тебя. А теперь люблю еще больше.

Они все-таки оделись и снова оказались среди гостей на свадьбе. Проголодались, занятие любовью, оказывается, съедает много сил. Поэтому ели почти все, что, чем богат был свадебный стол. Праздник был в самом разгаре, выходили самые разные люди, чтобы поздравить молодых, желали, желали им столько, что в одну жизнь и не уместить. Вышел и один гость, который повеселил всех. Говорил много, но в конце выдал такое: «Каждая женщина мечтает быть замужем. Каждый мужчина мечтает быть свободным. Пожелаем и мы молодым быть замужними и свободными».

Никто не понял главной мысли тоста, закричали: «Горько!» Только некоторые мужчины ухмыльнулись. Они были и женатыми, в то же время свою свободу тратили, чтобы подарить еще кусочек счастья женщинам, которые не состояли с ними в законном браке. Они понимали, что женщин на свете все-таки больше, чем мужчин. Поэтому они, скрывая свои похождения, дарили счастье незамужним, а иногда и замужним дамам. Эта категория мужиков всегда оставалась холостыми, имея за плечами не один десяток лет супружеской жизни.

Любаша обратила внимание, что ее сестренка Нина сидит между двумя бывшими одноклассниками. Те подливают ей самогонки, хотела вмешаться, но потом мысли о Юрасике как-то отодвинули проблему сестренки на второй план.

Нине нравились ухаживания двух парней. Она давно влюблялась то в Колю, то в Виталика. Никак не могла выбрать, а кто же из них ей нравится на самом деле. Ребята тоже давно были влюблены в нее. Между ними шло постоянное соперничество. И вот сегодня они решились на то, чтобы напоить ее. Коля съездил в город и накупил несколько пачек презервативов. Поделился с другом, что у них имеется анти бэби в неограниченном количестве. Друг поддержал идею. Оставалось совсем немного – уломать Нину на дружеский секс. Та не совсем понимала, чего хотят мальчишки. Ей нравилось, что оба ухаживают за ней.

Самогон, подкрашенный красным вином, действует сильнее, чем чистый самогон. Девушка опьянела довольно быстро. Парни сидели рядом. Каждый из них опустил руку девушки на свои брюки. Она ощутила бугорки в них. Эти бугорки ее заводили еще сильнее. Стыдливость снижалась по мере опьянения. Ей даже захотелось увидеть эти бугорки. На фотографиях, которые однажды принес в школу один из одноклассников, она увидела много. Тогда девчонки выпросили у того парня фотографии, собрались в туалете и обсуждали увиденное. Так и Нина вспомнила, как на нескольких фотографиях женщина сосала два возбужденных члена. При просмотре ей показалось, что дамочка с фотографии делает что-то непотребное. Но теперь ей самой захотелось ощутить члены ребят у себя во рту. Может быть, еще и ощутить эти же члены, входящие в оба отверстия, спрятанные в трусиках.

Среди снимков были и такие, где мужские и женские лица располагались около женских гениталий. Особенно покорил снимок. Там языком мужчина вылизывал внутренние губки. Глядя на это, девчонки млели от восторга. Каждая представляла, насколько это стыдно, но в то же время и приятно.

В старших классах появлялись и рассказы про ЭТО. Особенно всех интриговали рассказы Алексея Толстого «Баня», «Японская комната» и другие. На листочках бумаги были напечатаны такие подробности, что даже не верилось. После прочтения отдельных страниц хотелось спрятаться подальше и подрочить. Нина сумела выпросить у подруги один из рассказов о племяннице и ее дядюшке. Ночью перед сном она перечитывала его, а потом шаловливая ручка наслаждала ее плоть. Тогда она полностью переписала этот рассказ себе в дневник. Скоро в ее дневнике красовались и другие подобные произведения. На все дни недели имелись отдельные рассказы. Нина научилась их смаковать и использовать для себя.

Много мнений человечество высказало об онанизме. Часто пугали им. На самом деле в результате регулярного самоудовлетворения у девочки выровнялась психика. Внешность приобрела особую притягательную грациозность. Была подруга, которая резко критиковала остальных за непотребное чтиво. Но ее вид свидетельствовал о том, что ей придется на всю жизнь остаться воблой. Наверное, именно такие барышни, вырастая, становятся министрами культуры или депутатами. Они добиваются высоких постов, но в личной жизни их ждет фиаско. Никому они не нужны.

Когда музыка пригласила всех потанцевать, Нина сначала с Колей в тихом танце прижималась, чувствуя, как твердое мужское начало упирается ей в живот. Танцуя с Виталиком, она тоже приходила в восторг от шишечки, надавливающей ей чуть выше пупка. Огонь страсти, а скорее похоти разгорался в ее глазах.

После танцев ребята решили увести Нину со свадьбы. Нина, ожидая чего-то новенького, согласилась. Направились к Николаю. Его отец был директором завода по производству сантехники, в их доме установлены самые разные образцы, привезенные из Европы. Промышленность СССР так и не освоила выпуск многих интересных устройств, но они нашли применение в домах руководителей этой отрасли производства.

– У нас есть джакузи, – объяснял Коля, – это такая большая ванна, куда могут одновременно залезть несколько человек.

– А по одному уже нельзя? – уточняла Нина. Ей пока еще жутко было представить, что несколько голых людей обоего пола могут оказаться в одной ванне.

– Наоборот, – распалялся парень, – это очень даже полезно. Отец с матерью постоянно купаются вместе.

Он умолчал о том, что к его родителям часто приезжает его тетя – сестра матери. Они тогда в этом джакузи веселятся втроем. Подглядеть за их весельем не было никакой возможности, но представить, что делает один мужчина с двумя женщинами можно. Вот и сейчас Коля решил посвятить своих друзей в таинства разврата. Нина могла остановиться и не идти дальше. Но ее тело уже давно мечтало о мужской ласке. Наличие не одного, а сразу двух партнеров ее не пугало, наоборот, придавало особую пикантность. Она даже отметила, что сильнее возбуждается, когда рядом не один, а двое мальчишек.

В качестве начала принятия джакузи Коля предложил всем пройти в сауну. В ванной комнате было отгорожено пространство, где умелые мастера соорудили сауну. В ней в течение коротко времени можно прогреть внутреннее пространство до очень высокой температуры. Сухой пар сауны позволял находиться долго при более высокой температуре, чем в русской бане.

Когда ребята зашли в их дом, парень спустился в подвал. Там он включил нагреватель сауны, а также установил набор теплой воды в джакузи. Чтобы подруга не боялась того, что сегодня должно произойти, он показал ей презервативы. Нина слышала о них, но в руках подержать удалось впервые. Она даже вскрыла одну упаковку и внимательно исследовала резиновый шарик, который имел форму цилиндра. Возможный диаметр ее немного напугал, но подумала, что другие женщины не боятся, значит и ее не должны пугать эти размеры.

Виталик жался к ней. Его руки уже постоянно ласкали девушку за ягодицу. Ей чертовски нравились эти ласки. Она даже в ответ помяла сухую ягодицу парня, но это ее не вдохновило. Николай скоро вернулся, включил магнитофон. Музыка из-за рубежа полилась в комнате. Тогда трудно было найти хорошую зарубежную музыку, поэтому ритм, вылетавший из динамика, еще больше воодушевлял совершать больше резких движений. Ребята немного подергались и вспотели. Поэтому предложение идти вниз прозвучало вовремя.

Сразу раздеться перед мальчишками Нина не могла. Она договорилась, что они стукнут в дверь, когда разденутся, только потом она войдет, и чтобы они не подглядывали. Меньше минуты понадобилось ребятам, чтобы остаться только в накинутых на бедра простынями. Они ее ожидали в ванной комнате. Теперь она не спеша разделась, посмотрелась в зеркало. Зеркало показало красивую развитую девичью фигурку. Она сама понравилась себе. Все, что надо, было на своем месте, хоть на обложку журнала.

Простыня была завязана немного повыше груди. Теперь она имела вид скромницы. Вошла внутрь. Под простынями ребят отчетливо виделись напряженные органы. Они довольно резко оттопыривались. Ребята оценили вид Нины. Она еще больше напрягла их. Пошли в сауну. Там было довольно жарко. Ребята забрались на самый верх, но Нина впервые попала в такую жаркую атмосферу, осталась на ступеньку ниже. Скоро ей стало совсем жарко, она вышла и залезла в джакузи. Здесь и в самом деле места хватало многим. Конечно, она осталась без ничего. Простыня лежала на лавке. Вышли и ребята. Они быстро сняли с себя простыни. Ей хватило одного взгляда, чтобы увидеть некоторую разницу в их торчащих членах. Отвернулась, чтобы не видеть. Те быстро оказались рядом. Теперь она чувствовала, как два члена ласкают ее ноги снизу. Руки ребят трогали ее грудь, попу и лезли между ног. Виталий целовал ее в губы. Потом она целовалась с Николаем. Парни ее завели очень сильно.

Девушка чувствовала, как рука одного из них уже расположилась между бедер и пытается пробраться внутрь щели. «Так они меня просто изнасилуют», – подумала девушка: «Нужно установить какой-нибудь порядок». Она предложила перебраться на широкий лежак, парни обязаны надеть презервативы, она не хочет забеременеть сегодня. Ребята подчинились и вылезли из джакузи. Нина с восторгом наблюдала, как раскачиваются их члены.

Она тоже вышла из воды, немного вытерлась, а потом прошла на лежак. Широкий лежак с подогревом был накрыт толстым махровым полотенцем. Она присела и посмотрела на ребят. Сейчас их члены в белых презервативах были похожи как братья.

– Полижите мне здесь, – указала девушка на свой лобок.

Фотографии смотрели не одни девушки, ребятам тоже удалось усвоить уроки по фотографиям. Виталий раздвинул ей ноги, потом раздвигал волосики, чтобы раскрыть щель. Николай в это время взялся за груди. Он осторожно мял их, а потом взял в рот один сосок. Тот твердел под его языком. Виталий же в это время рассматривал девушку снизу. То, что он видел, восхитило его. Первое прикосновение языком он делал, испытывая не самые добрые чувства. Но коснувшись нежной кожи, он перестал испытывать неудовольствие. Ласкать языком оказалось очень приятно.

Он теперь делал быстрые движения по всей поверхности предоставленного ему пространства. По тому, как подруга среагировала на его ласку, он понял, что та вот-вот кончит. Он начал поиск отверстия уже кончиком своего члена.

Подвел конец в нужном месте и сунул его внутрь. Та негромко вскрикнула и сразу замолчала, чтобы не пугать парня. Но парень находился в возбужденном состоянии уже довольно долгое время. Сунул до дна, и здесь принялся кончать. Хорошо, что был надет презерватив. Все его накопившееся возбуждение осталось внутри этого резинового мешочка. Он даже разочаровался, что не смог долго делать это дело. Вынул член наружу, внутри мешочка было приличное количество семенной жидкости, а член предательски уменьшался на глазах.

Его место быстро занял Николай. Дорожка уже проторена, поэтому он церемонился мало, сунул на всю длину. Толкнулся всего несколько раз. Этих толчков Нине было достаточно, чтобы взлететь на верх удовольствия. Она кончила вместе с Колей. Придержала парня внутри, чтобы до конца прочувствовать, как ее влагалище обжимает член. Только потом отпустила его. Снова из нее был вынут мешочек со спермой.

Ребята испытывали некоторый стыд, что оказались совсем слабыми любовниками. Но Нина решила успокоить своих любовников. Предложила им снова залезть в джакузи. Они прошли к джакузи, теперь их пиписьки висели головками вниз. Она проследовала за ними.

Николай и Виталий все еще находились в смущении, когда под водой почувствовали, что подруга их трогает за причинные места. Пытается оттянуть кожицу, чтобы оголить головки. Прикосновение женской ручки заставило их приподняться. В них появилась некоторая твердость. Теперь она регулировала их отношения. Заставила Виталия сесть на бортик и развести ноги. Тот сел. Девушка взяла в рот твердеющий член. Опыта еще никакого не было, но желание было огромным. Сначала она просто посасывала, а потом вытянула губы вперед, имитировала движение, словно тот заходит в ее влагалище. Член быстро поднялся. Коля наблюдал со стороны, подрачивал свой потихоньку. Когда пришел момент и ему сесть на бортик, то его боевое состояние выглядело довольно внушительно. Но девушка приласкала и его.

Парни снова были достаточно возбуждены, но ей хотелось снова испытать оральную ласку и в своем гнездышке. Теперь она села на борт, широко развела ноги. Губы ее раскрылись очень широко. Ребята по очереди сосали ей клитор, лизали все спереди до самого зада. Она кончила раза три. Они на руках отнесли ее на лежак. Николай вызвался первым, трахал ее долго. Виталий обрабатывал грудь. Она потеряла счет своим оргазмам. Виталий тоже показал себя достойным бойцом, кончил он немного быстрее друга, но и этот трах позволил ей несколько раз почувствовать, что на нее накатило блаженство расслабления. Это было что-то невероятное, но непривычная к половым актам вагина уже побаливала. Да и парни устали заметно. Когда они оделись и вышли на улицу, то уже было совсем темно. Виталий уговорил ее пойти ночевать к нему, предки еще нескоро вернутся со свадьбы, а у него есть отдельная комната с отдельным входом. Их никто не потревожит. Нина согласилась, но условие поставила одно, продолжим только утром, пока у нее все болит, иначе она больше никогда не даст. Парень согласился на ее условия.

Легли в кровать, она оставила только трусики. Виталий тоже был в широких семейных трусах (других в те годы и не шили – примечание автора). Всю ночь ребята обнимались, уснули только к утру. Нина так и оставила руку в его трусах. Он тоже оставил руку у нее между ног, правда, она проспала до утра без трусиков – иначе рука не помещалась.

Рано утром их разбудил Николай. Он пришел за продолжением. Виталий с Ниной проснулись, продолжения им еще не хотелось, все мысли были о туалете. Выскочили из дома. Она присела у дорожки и сделала большую пенную лужу, а он направил струю на дерево и щедро полил его. Николай тоже присоединился, его струя полила кусты, растущие вдоль дорожки.

Утро начиналось весело. Утренний стояк у ребят был довольно стойким. Презервативов хватило надолго. На простынях Виталия остались только следы, произведенные Ниной, когда она струйно кончала под ненасытными друзьями. До обеда ребята оставались в кровати. Но голод заставил их одеться и пройти к свадебному столу. Второй день свадебного пиршества утолил их голод.

Нина заметила, что им всем нужна передышка. К тому же она решила приобщить к этому делу подругу Лену, которая рассказывала, что мечтает о сексе каждую ночь. Договорились, что они продолжат завтра. Нина также поручила запастись презервативами, иначе все отменяется. Здесь за столом она увидела подругу и шепотом поделилась о своих забавах с ребятами. В доказательство она показала пачку с презервативом, объяснив той, что с таким приспособлением можно смело пускаться в половые игры. Подруга сначала испуганно выслушала предложение Нины, потом азарт, с которым было рассказано обо всем, заставил возбудиться и ее. Она была согласна завтра присоединиться к ним, чтобы и самой на практике опробовать то, о чем говорят мало, а если и говорят, то говорят тихо, но делают все. Она даже предложила провести все в отдельно стоящем домике у них в саду. Туда редко, кто ходит. Никто не помешает им в этом домике весело провести время. Еще Лена сказала, что около домика имеются летний душ и туалет, может понадобиться, если приспичит.

Занявшись младшей сестрой, мы забыли о старшей. Посмотрим, чем занимались Юрасик и Любаша. Они вернулись к свадебному столу. Там посидели, но совсем недолго. Русская свадьба редко обходится без драки. Так и здесь, нашлись двое, которые вспомнили во хмелю старые обиды. Они вышли из-за стола, в стороне долго и упорно матерились. Но пора от слов перейти к делу. Поэтому дрались жестоко. Забыв о возможности нанести увечье, вырвали два кола из забора и, как древние рыцари принялись колоть друг друга. Один изловчился и нанес удар сверху по голове противника. Тот упал, лежал и не подавал признаков жизни.

Пока потасовка разгоралась, собрались зрители. Всегда интересно наблюдать, как мужики сходятся в схватке. Когда же поверженный противник упал, раздались голоса, что убил насмерть. Победитель перетрусил, просто подраться – это одно, но убивать не хотел. Теперь он присел около соперника и пытался привести того в чувство.

Местный участковый обязан присутствовать на всех сборищах своего поселка. Старший лейтенант Андрей Майоров был рядом. Он поспешил к месту драки. Переписал свидетелей, было человек двадцать, а потом занялся потерпевшим. Тот отключился основательно. Требовалась медицинская помощь. Любаша оказалась на месте.

Того, что так и не пришел в себя отнесли в больницу. Любаше пришлось тоже идти спасать. Юрасик не отпускал ее, пошли вместе. Там в приемном покое девушка нашла нашатырный спирт. Она намочила ватку. Дала понюхать ее проигравшему бойцу в рукопашной схватке. Помотав головой, тот медленно приходил в себя. Таинство возрождения из мира мертвых происходило без свидетелей, их выгнали перед началом процедуры оживления. Толпа требовала результата. Любаша еще занималась пациентом, а на крыльцо вышел Юрасик. Он решил подшутить над остальными. Всем своим понурым видом парень показал, что летальный конец был достигнут. Сейчас пора победителя нарядить в кандалы и отправить исправляться в места не столь отдаленные. Толпа ахнула. Победителю досталось много тумаков от толпы, которая совсем недавно рукоплескала его победе.

Только участковый понял, что его звездный час наступает. Есть жертва, преступник найден, имеется целая толпа свидетелей, готовых дать показания по существу. Можно на этом деле стать не только капитаном, а перескочить через звание и полностью соответствовать своей фамилии. Он потирал руки, представляя, как сумеет возвыситься.

По толпе пронесся вздох облегчения, из дверей вышел на своих ногах потерпевший. Вздох разочарования вырвался из груди старшего лейтенанта. Не быть ему майором никогда. Может и на пенсию придется уйти в этом звании, в котором он поселился в этой деревне. К потерпевшему первым подскочил недавний противник, он просил прощение, говорил, что неправ был в их старом споре. Нашлась и бутыль с самогонкой, подогнали и стаканы. Мужики выпили мировую. Толпа вернулась к столу. Только разочарованный участковый погрозил Юрасику – не шали так, а то накажу.

Любаша и Юрасик остались в больнице. Больных не осталось никого, даже самые немощные, которые готовились предстать перед Всевышним, приняли участие на свадебном торжестве. Они поняли, что сегодня не их день, поэтому можно и расслабиться. Были палаты, где еще никто и никогда не поселялся. Вот в одну из таких палат Любаша и повела Юрасика.

В палате для большого начальника (интересно, ляжет ли в сельскую больницу большой начальник или предпочтет, чтобы его лечили в городе) стояла широкая кровать, на окнах висели плотные шторы, которые даже в самый яркий солнечный день могли создать глубокий интим. Шторы опустились, интимная обстановка была создана. Кровать истосковалась в ожидании того, кто все-таки осмелится оказаться на ней. Любаша и Юрасик были первыми, кого приняла в свои объятия эта кровать. Кровать была в восторге. На нее лег не умирающий человек, а двое молодых и здоровых людей, которые решили создать новую жизнь. Она радостно заскрипела.

Эти двое порадовали кровать своей изобретательностью. В перерывах между утехами Любаша принесла анатомический атлас, нашла еще напечатанные на пишущей машинке сочинения под громким названием «Камасутра». Они испробовали все возможные позы совокупления, придумали и свои весьма интересные позы, в которых мужской член все-таки попадал во влагалище женщины. Экспериментировали не только до поздней ночи, их исследования проводились до утра.

Кровать понимала, что на ней будет зачат будущий гений, который перевернет весь мир. Простой ребенок не мог родиться при столь изобретательном подходе будущих родителей. Каждому новому оргазму кровать радостно аплодировала, ее даже не смущало, что молодые люди выделяли любовную влагу в громадных количествах. Эта влага стекала со всех сторон. Скрип этой кровати нарушал ночной покой обитателей деревни, но плотные шторы заглушали не только скрип, в них гасли и вскрикивания возлюбленных. Стонали и кричали они от всей души. Потом утихали ненадолго в коротком сне, восстанавливали силы, чтобы снова и снова звучал гимн любви между мужчиной и женщиной.

Они не заметили наступления утра, шторы не пропустили ранние солнечные лучи. Только позывы, рожденные в глубине тел, работали в качестве часов. В палате был только один унитаз, скрытый за занавеской. Пока один, точнее одна избавлялась от накопившейся влаги, другой с нетерпением ожидал своей очереди. Желание продолжить начатое любовное приключение было, но сил для реализации желания уже не осталось. Юрасик даже поразился своей необузданности, а Любаша не ожидала, насколько все окажется захватывающим.

Пришлось молодым ребятам вернуться к свадебному столу только к обеду. Там сестры и встретились. У каждой сегодня произошло много интересного, но они не стали делиться впечатлениями, полагая, что все само узнается.

ЧАСТЬ 6

Небольшая деревенская свадьба в начале лета собрала еще ряд людей, которые искали способов встретиться. Так, мать Пети Александра Петровна среди приглашенных гостей со стороны невесты увидела Алексея. Если быть точнее, Алексея Васильевича – директора городского рынка (он прошел несколько этапов на пути становления директором: сначала – мясник, несколько позже – начальник мясного отдела).

Восемнадцать лет назад молоденькая сельская девушка Александра из небольшого украинского села вышла замуж за местного паренька Андрея. Но дадим читателю более подробную информацию о них. По окончании средней школы Александра приехала к тетке, чтобы поступать в местный педагогический институт. Тетка позволила девушке пожить у нее, пока шли вступительные экзамены.

Лет тетушке в то время было сравнительно немного, всего сорок три года. Начало климакса у нее сопровождалось громадной потребностью в мужской ласке. Исчезли из расписания «красные» дни. Теперь она всегда была готова к общению. Пару раз по молодости она сходила замуж, но супружеская жизнь не удалась. И первый и второй мужья оказались алкоголиками. Долго терпеть в своем доме подобных типов тетушка не стала, быстро отправила незадавшихся мужей прочь.

Роман с директором школы, где преподавала она, длился более двадцати лет, потом директор вышел на пенсию, встречи с бывшим любовником сошли на нет. Положительным эффектом столь длительного романа было получение уютной двухкомнатной квартиры в центре города, пришлось на время найти справку о беременности двойней, иначе ей светила только однокомнатная квартира. Дополнительная финансовая подпитка со стороны директора позволила создать комфортные условия для жизни.

Директор иногда, ссылаясь на командировки в область, оставался здесь на ночь. Это были счастливые и страстные ночи. Никто не мог подумать, что учителя способны на подобную страсть. Широкая и мягкая кровать едва заметным скрипом предательски распространяла вокруг события, развивавшиеся при встрече любовников. Но мебель, изготовленная профессионалами своего дела, выдерживала самые неожиданные позиции, к которым прибегали оба. Даже в Камасутре не было описания тех необычных поз, которые умудрялись принять он и она. В дверном проеме были повешены оригинальные качели, позволяющие организовать ритм и амплитуду для уложенного на них женского тела. Часто там размещалось и мужское тело. Тогда мощный и неутомимый член директора, не затрачивая больших усилий, получал нужные возвратно-поступательные перемещения, направляемые легкими движениями женщины.

Половая жизнь тетки с возрастом приобретала оттенок возрастающего буйства. Занимаясь репетиторством со старшеклассниками, она приобщала их еще и к активной половой жизни. Немало выпускников потом вспоминали уроки секса, которые им преподала учительница математики. Некоторые иногда по старой памяти, уже став студентами или начав производственную деятельность по окончании вуза, заглядывали к ней «попить чаю». Такие встречи очень радовали. Они вносили в ее жизнь интерес. Но вот появилась племянница, прибывшая с ее малой Родины. Девушка опрятная, по-своему даже красивая, высокая и статная. Все пошло наперекосяк.

Присутствие молодой и здоровой племянницы совершенно нарушило личную жизнь хозяйки. Она вынуждена была на целый месяц и три дня прекратить встречи со своим любимым мужчиной и даже с нелюбимым и похотливым соседом, приходящим ненадолго ради утоления своих страстей. Дождавшись поступления Александры в институт, помогла той устроиться в общежитии, даже вызвала такси и оплатила переезд. Настолько месяц воздержаний тетушки сказался на ее состоянии, она готова была взять в руки швабру и насладиться с помощью подручного инструмента. Девушка тогда не понимала, чем она могла так мешать родственнице. Когда тебе всего семнадцать лет, все, кому за сорок кажутся глубокими стариками.

Поселившись в общежитии, Александра была обрадована, что теперь в ее комнате кроме нее проживали еще две новые подруги. Молодость привлекательна. Скоро в их комнатку зачастили молодые парни. Институт располагался в студенческом городке, где чисто женские учебные заведения соседствовали с классическими мужскими вузами. Молодежь не понимала высокого замысла руководства страны по решению проблем с рождаемостью. Высокая же концентрация молодых лиц обоего пола способствовала решению этой важной проблемы. Демографический прорыв на отдельно взятой территории был гарантирован.

В каждом общежитии периодически играли комсомольские свадьбы, образовывались новые семьи. Ректоры вузов договорились (им было дано распоряжение на самом высоком уровне) предоставлять молодым семьям отдельные комнаты, дабы у вступивших в брак было свое гнездышко. Разводы были крайне редки, семьи создавались на годы, а то и на большие периоды.

Однажды и к Александре зачастил молодой высокий парень, который понравился девушке. Было это уже на третьем курсе. Все подруги, с которыми она поселилась при поступлении, уже определились с выбором и жили отдельными семьями. У них уже появились симпатичные животики, а у некоторых родились и малыши. Здесь же в вузгородке были отстроены детские сады, куда детки студентов за символическую плату ежедневно ходили, как на работу. Период строительства коммунизма можно сегодня ругать, но этот период был хорош по-своему. Молодые люди были социально защищены, они смело смотрели в свое будущее. Востребованность каждого была вполне определенной.

Сдав зимнюю сессию, Александра тоже услышала в свой адрес «горько». На комсомольскую свадьбу приехала ее мать, она со слезами и женской тоской передала старшую дочь длинному как жердь Василию. Родители Василия тоже были на свадьбе, невестка им понравилась. Именно о такой девушке они мечтали. Их сын был единственным ребенком в семье, поэтому ради него они были готовы на все.

До свадьбы девушка не особо задумывалась об интимной стороне, которая должна сложиться после свадьбы. Василий был весьма заботлив, много знал и еще больше пытался узнать.

В первую брачную ночь молодые так и не познали радости интимного общения. Свадьба гуляла до утра. В комнатке молодоженов до рассвета остались родители жениха и мать невесты. Под аккомпанемент их храпа приступать к исполнению супружеских обязанностей было несколько неудобно. Только на следующий день, когда последние гости удалились, появилась возможность приступить к важному делу. Опыта не было у обоих. Теоретические познания о технологии имелись, но практического воплощения в реальность не познали ни он, ни она.

Василий вышел из комнаты, позволив молодой жене приготовиться к последующему соитию. Он немного нервничал. Сказать, что молодая жена ко всему относилась спокойно – это значит соврать. Она также была на грани срыва. Литература, прочитанная ранее, не давала ответа о том, как себя вести. Она также не знала, следует ли ей остаться полностью обнаженной или позволить себя немного раздеть. Наконец, Александра сняла с себя все. Подумав немного вновь надела трусики и очную рубашку. За окном был день, и солнце не собиралось спрятаться хотя бы за облачко. Шторы на окнах были только в перспективных планах. Она нашла несколько газет, ими она убавила количество солнечной радиации, но предательские солнечные лучики находили места для проникновения внутрь их небольшой комнаты.

Она подбежала к двери и несколько раз тихонько стукнула, сообщая о готовности начать неизведанное предприятие. Затем Александра быстро спряталась под одеялом. Вошел Василий. Легкий полумрак от заслонивших солнечный свет газет на мгновение скрыл местонахождение его законной супруги. Он все-таки разглядел ее личико, выглядывающее из-под одеяла.

Парень отвернулся от кровати и снял с себя все. Будучи аккуратистом, он сложил одежду около платья. Повернулся, прикрывая ладошкой свое орудие (оно было довольно скромных размеров, легко пряталось в ладони), направился к кровати. Та взглянула, надеясь увидеть то, о чем иногда рассказывали подруги, но ничего нового не увидела, спрятано оно было надежно.

Легко нырнув под одеяло, парень оказался рядом. Первый поцелуй длился с минуту. О том, чтобы возбудить в ней страсть Василий не подумал, скорее даже и не догадывался, ведь в учебниках не говорилось о предварительных ласках. Там было сказано, что нужно вставить и выполнить последовательные движения вперед и назад. Хорошо, что опытные подруги поделились секретом о снижении боли при первом сношении.

Александра широко развела ноги и руками раскрыла губки своей плоти. Она открыла дорогу максимально широко. Тонкий член Василия оказался на верном пути, легкая смазка, присутствующая там, облегчила последующее поступательное движение. На несколько мгновений небольшой препятствие в виде тонкой пленки задержало прохождение органа внутрь, но пленка не отличалась высокой прочностью, оно натянулось и под небольшим напором прорвалось. Член проник внутрь. Боли не испытал никто. Несколько движений вперед и назад позволили женщине, да в короткий промежуток времени, совсем безболезненно молодая жена перешла из одного состояния в другое, ощутить, как внутри нее что-то двигается. Она даже не сумела оценить новые ощущения, как из этого движущегося внутри нее органа пролилась жидкость. Муж легонько вздрогнул несколько раз, оставляя с каждым вздрагиванием еще капли своего семени.

И без того некрупный орган после семяизвержения превратился в небольшую писульку. Он выскочил наружу. Василий отвалился в сторону. Его сморил сон почти сразу. Женщина еще немного полежала, пыталась понять, понравилось ей это или нет. Так и не найдя ответа на свои вопросы, она почувствовала, что под ее попой растекается лужа истекающего из ее лона семени. Прикрыла ладошкой остатки. Встала с кровати и присела рядом. Еще несколько тягучих капель вышли наружу. Накинув халат, прихватив по пути бокал, женщина быстро прошла на кухню, там было пусто. Набрала воды и спряталась в туалете. Там, оставшись в одиночестве, она обмыла свои органы, заметив небольшую каплю крови с остатками выделений мужа. Посидела еще немного, а потом вернулась на брачное ложе. Приподняв одеяло, она обнаружила следы их необузданного секса, показавшегося ей излишне скромным. Там тоже были выделения от Василия, перемешанные с девственной кровью. Боль так и не посетила ее. Подумав о необходимости стирки простыни в ночное время, чтобы не вызывать нареканий ни с чье стороны (простыни были собственностью общежития), она постелила полотенце и легла рядом. За часы свадьбы, а также подготовки к таинству соития женщина устала, поэтому сон быстро сморил ее.

Проспали недолго, до вечера. Александра надеялась, что после отдыха будет продолжение. Но его не последовало. Выспавшись днем, оба оделись и почти всю ночь гуляли по вузгородку. Под утро вернулись в свое гнездышко и только тогда уснули.

Медовый месяц был довольно насыщенным половой жизнью, молодые успели еще целых четыре раза заняться любовью. Разнообразия не было, все повторилось, как и в первый раз. Исключением было то, что теперь Александра заранее под зад старенькое полотенце. Попутно был приобретен небольшой тазик, а кружка предварительно заполнялась водой. Теперь омовение после полового акта совершалось под легкий храп Василия. Молодая женщина полагала, что этого вполне достаточно. Ему же не требовалось часто спать с женой. Увлечения познанием мира через книги и журналы компенсировали половую гиперактивность, которая наблюдалась у его сверстников.

После, в течение первого года совместной жизни им пришлось еще раз десять заняться любовью. Молодая жена особого удовольствия не получала, она испытывала только дискомфорт от близости с мужем. Никаких ярких ощущений, о которых говорили некоторые подруги она так и не испытала. Сама никогда полностью не обнажалась перед ним, да и его ни разу не увидела обнаженным. Только по ощущениям она догадывалась о том, как выглядит мужской орган. Руками его не коснулась ни разу, а когда он оказывался внутри, то не могла никак оценить, что же там такое движется внутри ее тела. Она не умела даже мастурбировать, чтобы понять, а что же ей нужно. Никто подробно не разъяснял, что женщине разрядка также необходима, как и мужчине.

Василий особо и не настаивал на контактах. Она догадывалась, что он сам мастурбирует, сидя в туалете, но Александру это обстоятельство не задевало. Смущало только одно, беременность не наступала. Все редкие «выстрелы» не приносили ничего. Мечта же о ребенка не покидала молодую женщину никогда. Оставаясь одна, она переживала за свою бесплодность – она полагала именно себя бесплодной.

Молодые окончили институт, их распределили по месту жительства мужа. Он теперь работал инженером по ремонту и эксплуатации на автопредприятии. Александра получила место учителя физики в деревенской школе. Жили в доме родителей Василия. Комнат хватало, чтобы у каждого было не только, где спать, а также заниматься любимыми делами. Василий паял самые разные радиоприемники, иные поделки, где можно было установить электросхемы. Александра любила шить.

Шила она настолько хорошо, что через некоторое время все соседки стали заказывать у нее не только домашние халаты, свадебные платья из рук молодой женщины были оригинальными и востребованными. Очередь на пошив того или иного изделия расписывалась на несколько недель вперед. Особенно любила Александра шить одежду для детей. В тайне она уже нашила для будущих сына и дочки целые гардеробы, только бы появились в ее доме малыши.

Однажды вечером между свекровью Надеждой Григорьевной и невесткой состоялся разговор (она называла по-украински «мамо»), в котором невестка, смущаясь, поделилась, что с мужем они спят как муж с женой два-три раза за год, даже в баню ходят раздельно. Точнее они однажды были вместе в бане. Но оба прикрывали от взора друг друга свои интимные места. О том, что можно в бане заняться любовью ни кого не возникло и мысли.

Надежда Григорьевна поделилась этой беседой и проблемой со своим мужем. Тот тоже не был половым гигантом. Свекровь вспомнила, что и сама забеременела лишь на шестом году совместной жизни, тогда ее бывшая свекровь сумела убедить сына быть немного активнее в постели. Свекор провел разъяснительную беседу с сыном. Тот в течение месяца «стрельнул» два раза, а потом потерял к этому делу всякий интерес.

Свекровь мечтала о внуках, но видя бездеятельность своих домашних мужчин, решилась на приобщение к процессу кого-нибудь со стороны. Сама она периодически торговала на рынке овощами, а когда забивали домашнюю живность, то вывозила на рынок мясо. Бывая на рынке, она давно сошлась с ветеринаром Василием Петровичем. Тот всегда был рад уединиться с селянкой. Он обучил ее разным премудростям, которые чрезвычайно радовали женщину. С рынка она привозила не только деньги, она приезжала в чудесном настроении, не досаждая дома никого своей неудовлетворенностью. Летом поездки на рынок были почти ежедневными, зимой – только по случаю забоя домашней скотины. Чтобы частота поездок с осени до весны стала выше, заодно возрастал и доход семьи, завели цыплят-бройлеров. Их нужно было реализовывать каждую неделю. Поэтому свекровь еженедельно оказывалась на рынке. Там ее продукцию подолгу оценивал ветеринар, ставя свое личное клеймо не только на тушки цыплят, он отводил душу со свекровью Александры.

В одной из поездок свекровь поделилась проблемами со своим возлюбленным. Тот, в свою очередь, посетовал, о том, что его сыну досталась фригидная жена. Сынок, не получая дома необходимой ласки и удовлетворения, часто отлучается к женщинам, у которых головные боли не мешают спать и отдаваться по требованию. Ветеринар предложил компромиссный вариант для того, чтобы удержать сына в семье (женат он был на дочери директора рынка и работал здесь же на рынке мясником, рубил мясо перед продажей). Идея познакомить двух молодых людей после обдумывания свекровью, в конце концов, понравилась. Тем более что внешне сын ветеринара и свой собственный были очень похожи. Оба светловолосые с голубыми глазами и круглыми лицами. Только сын ветеринара был невысок, но довольно широкоплеч.

Свекровь объяснила Александре, как та сможет забеременеть. Невестка поначалу отвергла такой выход из ситуации, но потом согласилась посмотреть со стороны на сына ветеринара. Измена мужу ей казалась настолько недопустимой, что она была крайне поражена, услышав такое неожиданное предложение. В воскресенье женщины поехали на рынок.

Молодая жена посмотрела на мясника, который ловко управлялся с огромными тушами. Каждое действие он сопровождал шутками. Люди с юмором всегда привлекают внимание. С ними рядом легко. Поэтому, когда настал момент познакомиться с этим молодым человеком, Александра уже не смущалась, ведь никто не заставлял сразу отдаваться ему. Алексей сразу дал женщине столько замечательных и неожиданных комплиментов, что та внутренне возгордилась сама собой. Этот мужчина с внутренним огоньком ей очень понравился. Когда же он, прощаясь, погладил ее плечо, то по телу пробежал ток. Это прикосновение возбудило некое подобие страсти, так долго спавшее в ней.

Всю обратную дорогу молодая женщина выбирала: стоит или не стоит идти на компромисс, предложенный свекровью. Пока ехала так ничего для себя и не решила, но в душе каждой дамы всегда присутствует любопытство. Она также заметила, что Надежда Григорьевна и Василий Петрович в ее присутствии обмениваются какими-то многозначительными взглядами. Тогда она догадалась о причине регулярных отлучек свекрови на продажу домашней продукции на рынке.

Пока автобус вез женщин домой, Надежда Григорьевна вспоминала и подробности своего грехопадения. От мыслей и воспоминаний на ее лице появлялась загадочная улыбка.

Что же вспомнила Надежда Григорьевна?

После изгнания фашистов с оккупированной территории ее родная деревня казалась совсем пустой. Несколько домов, где остались только бабы да малые дети. Она с подругой Галиной были самыми старшими из детей. Как они сумели спрятаться от немцев: их не насиловали, в Германию не увезли, – история умалчивает. В ту же осень государство решило поднимать сельское хозяйство. Из Костромской области с одним из эшелонов вместе с войсками и техникой привезли нескольких коров и быка. Этих животных передали в колхоз. Очень скоро ферма стала производить молоко, его отвозили в госпиталь, который развернули в одной из бывших школ областного центра.

Обе девушки работали на ферме скотницами и доярками. Так или иначе, но часть молока им шла в счет оплаты за ежедневный труд. Эта подпитка позволила им выглядеть гораздо привлекательнее остальных сверстниц. Как говорят, обе были «кровь с молоком», а если принять и возраст, то можно понять, почему обе так сильно притягивали внимание представителей сильного пола.

Как-то под вечер в деревне появился молодой солдат, проходящий лечение в городском госпитале. Для восстановления здоровья ему требовалось дополнительное питание, поэтому в поисках, чего бы поесть, он и оказался в деревне. Мужчин подходящего возраста там не было, поэтому обеим девушкам этот солдатик и глянулся. Они покормили его свежим молочком. Потом договорились, что тот возьмет положенный отпуск после лечения и приедет к ним. Девушки с нетерпением ожидали приезда молодого парня. Тот скоро появился. Поселили его в хлеву, где раньше родители Наденьки (так в ту пору звали Надежду Григорьевну) держали скотину. Благо на улице заканчивался месяц май, и парень не боялся замерзнуть.

Каждый вечер после работы на ферме девушки спешили домой, а потом торопились покормить солдатика. Его звали Тимофеем. Тот оказался довольно занимательным и веселым. Он был призван со второго курса института, куда и собирался вернуться после окончания войны. Он, как умел, веселил девушек своими рассказами. Те незаметно влюбились в него – выбора не было, а здесь есть, хоть один, но все-таки есть. Первое время девушки сильно ревновали парня друг к другу, но потом решились на компромисс, любить его вместе и стать его близкими подругами тоже вместе.

Он уже несколько раз предлагал девушкам пойти в баню вместе, объясняя свое желание тем, что никто не трет ему спину. Он выражал готовность в ответ потереть им спину совершенно бесплатно. Те смеялись в ответ, но в баню он так и ходил в гордом одиночестве. Правда, они однажды заметили его около окна бани, когда сами принимали водные процедуры. Первым желанием было прогнать проказника, но в душе каждой женщины живет эксбиционистка, только уровень у всех разный. Наши девушки тоже немного страдали этим пороком. Только в те времена о таком слове они даже не слышали. Им доставляло некоторое удовольствие то обстоятельство, что ими восхищаются. Они не отважились поворачиваться лицом к окну, все время демонстрировали себя только со спины. Только в самом конце повернулись боком, потерлись сиськами. Тимофей оценил красоту их сисек. У Галины они были несколько больше, чем у Нади. Но сам процесс соприкосновения сосков вызвал у парня такой стояк, что он вынул член и здесь же у окна подрочил.

В завершении сеанса эксбиционизма девушки, повернувшись спиной, наклонились. Ничего кроме густых волос, за которым прятались интересные пилотки, он не узрел. Сперма выплеснулась длинной струей. Несколько капель попали на окошко. Оглянувшись назад, девушки увидели только часть завершающего процесса – небольшая белая возникла у окна. Несколько капель попали на стекло. Вот эта струя ввела девушек в ступор. Они теперь сами хотели увидеть весь процесс ее возникновения от начала до конца. Им даже захотелось ощутить, как подобный поток воспринимает внутренность женщины.

В некотором порыве наигранного гнева они выскочили голыми за пределы бани. Тимофей уже спрятал свое орудие, но был приятно порадован видом двух обнаженных девушек, показавшихся из-за двери. Те сделали вид, что им стыдно, прикрыв часть тела руками. Потом они скрылись внутри.

Тимофей мылся после них. За окном он увидел, что там мелькают тени. Его тоже хотели увидеть. Он повернулся лицом к окну. Его член, вновь стоящий во всей красе, призывно помахал вуайеристкам. Тени после некоторого замешательства покинули свой пост. Каждая из девушек желала увидеть эту игрушку поближе. Может быть, и приласкать ее.

Через неделю после поселения в деревне парень окреп. Он стал приходить на ферму, чтобы помочь девушкам убрать навоз, принести сена, да и просто пообщаться. Обычно к его приходу дойка заканчивалась, поэтому кружка парного молока ждала его. Ждали его и девушки. Он уже освоился с ними, лез целоваться. Даже начал прижимать их, ощущая упругие тела.

На денек он отправился в госпиталь, так как обязан проходить еженедельные освидетельствования, а также получить полагающийся ему паек. Не густо, но паек содержал хлеб, американскую тушенку и кусковой сахар. Парень хотел угостить всем этим девушек. Попутно он зашел в палату к своему приятелю, с которым прослужил в одном взводе уже полтора года. Приятель был значительно старше.

– Дядь Сереж, – обратился Тимофей, – у меня есть одна небольшая проблема. Есть две девушки, они обе мне нравятся. Как мне выбрать, какая лучше?

– Трахай их обеих, – выслушав молодого приятеля, отвечал умудренный жизненным опытом Сергей, – бабы на то и бабы, чтобы их трахали. При чем сделай так, чтобы каждая видела, как ты делаешь другую. Они от этого заводятся еще сильнее. Жаль, что я на одной ноге не доскочу, а то бы и я отодрал бы кого-нибудь.

Парень усвоил урок старшего боевого товарища, получил благословение на половой подвиг и воодушевленный таким интересным наказом возвращался в деревню.

Пока Тимофей отсутствовал, девушкам удалось увидеть то, чего раньше им никак не удавалось посмотреть. Вдовствующий пожилой водовоз дядя Сеня привез бочку воды на ферму. Пока он ее переливал в чан, из которого вода подавалась коровам, рядом оказалась молодая Лидия. Она полгода назад получила похоронку на своего мужа, и долгое время грусть не покидала ее. Горе томило молодую женщину. Но сегодня она весело заигрывала с пожилым водовозом. Он хитро посматривал на молодицу, что-то отвечал. Подглядывающие не слышали слов, но все действия видели довольно отчетливо. Они притихли и, спрятавшись за сеном, продолжали наблюдения.

Вот дядя Сеня прижал к себе женщину. Та обхватила его широкое тело, тоже крепко прижалась. Он немного неуклюже поцеловал, а потом повалил ее на сено, лежащее в углу. Некоторое время он мял ей грудь, женщина развязывала веревку на штанах мужчины. Помяв ее достаточно, он задрал ей платье, потом снял его полностью. На это платья, а также его штаны и легла Лидия. Она бесстыдно развела ноги, открыв дяде Сене свой срам. Тот уже остался без штанов, из-под его рубахи торчал возбужденный член.

Недолго раздумывая, мужчина навалился на женщину. Подробностей происходящего девушки не видели, но голый зад мужчины поднимался и опускался довольно ритмично. Вот он задвигался быстрее, быстрее зашевелилась и женщина, лежащая под ним. Наступил момент, когда зад мужчины замер, опустившись вниз. Он немного вздрагивал, дрожала и женщина. Немного полежали, не размыкая своих объятий. Чуть позже дядя Сеня встал, рубаха скрыла то, чем он действовал в теле Лидии. Та полежала еще немного, а потом присела в углу, нагнув голову, пытаясь разглядеть, что из нее вытекает. После она встала и поцеловала водовоза. Тот уже натягивал штаны. Оделась и Лидия. Они вышли из помещения.

Девушки, наблюдая за происходящим, пришли в такое возбуждение, что заметили, как их руки оказались под подолом. Пока там мужчина и женщина занимались нужным для страны делом, они ласкали свои нетронутые ни кем причинные места. Каждая испытывала стойкое возбуждение. Теперь им хотелось, чтобы Тимофей поскорее возвращался. Был придуман и сценарий, как соблазнить его – пойти на речку искупаться, благо солнце с утра пригревало весьма основательно.

Вскоре вернулся и Тимофей. Он показал девушкам свои подарки. Те взяли по кусочку сахара, а потом сказали, что сегодня жарко, неплохо сходить на речку немного ополоснуться. Благо до речки всего триста шагов. При этом девушки наказывали парню, что у них купаются на пляже, где большая развесистая ива разделяет пляж на мужскую и женскую территории. Входить на территорию женщин нельзя, иначе русалки утащат в глубину. Каждая при этом хитро поглядывала на парня. Галина на всякий случай прихватила два новых здоровенных мешка, чтобы расстелить их на берегу.

Пришли на речку. Каждый расположился на своей стороне. Девушкам раздеваться недолго, скинули платья и уже голые. В те годы трусы надевались только по праздникам, или когда бывало холодно. В критические дни использовались косынки, которые удерживали тщательно высушенный мох. Он лучше любых прокладок скрадывал месячную кровь, не оставляя следов.

Тимофею раздеваться дольше. Пилотка, ремень, гимнастерка, галифе, нижняя рубаха, кальсоны, портянки и сапоги. Пока он снял с себя все, девушки уже весело плескались в воде. Сквозь листву было видно, как они с удовольствием брызгаются. Визжали они настолько громко, что не подойти поближе было невозможно. Низ живота каждой скрывался в воде, но чертовски очаровательные груди так и приманивали парня к себе.

Он подплыл поближе, те весело плескались на преступника, ступившего на запретную территорию. Подплыл к Галине и прижался к ней сзади. Та притихла. Горячее тело парня, а самое главное член, прижавшийся к ягодицам, заставили на короткое время переосмыслить новые ощущения. Он даже протянул руки и нежно спереди погладил ей грудь. Девушка задохнулась от восторга. Другая же с завистью смотрела на подругу, представляя себе, что та чувствует в момент такого объятия.

Повозившись с одной, а также сделав попытку просунуть член ей между бедер. Она сначала их крепко сжала, а потом немного расслабила сжатие, пропустив член вперед, позволяя тому показаться спереди. Даже опустила руку, чтобы ощутить головку, слегка раздвинувшую половые губы и вылезшую из них тут. Парень несколько раз просунул член, раздвигая все складки шире и шире, сильно надавливая головкой на клитор.

Тимофей, приласкав Галину, перешел к Наденьке, которая медленно приблизилась, чтобы разглядеть, что же происходит с подругой. Теперь он обнимал и ее. Его горячий член совершил подобное путешествие по внутренним складкам второй девушки, вызвав в ней такую бурю эмоций, что она еле стояла на ногах. Эти прикосновения в запретной зоне оказались такими возбуждающими, что она сама задвигала бедрами, чтобы усилить воздействие члена на всю область, где он проводил разведку боем.

Дальше в воде оставаться было бессмысленно, три тела горели от охватившего их безумия. Весь стыд исчез, желание было настолько велико, что девушки чуть не подрались, кто из них станет первой. Но парень первой уложил Галину на заранее разложенных мешках. Та прикрыла лицо рукой и слегка раздвинула ноги. Особо ничего не разглядишь, большая куча рыжеватых волос прятала содержимое ее промежности. Немного развела пальчики руки, прикрывавшей лицо. Мельком взглянула на член Тимофея, он показался ей огромным. Чтобы избежать боли попыталась развести ноги шире. Приоткрылась щель, прятавшаяся в волосах. Заметно выпирающийся клитор весело мигнул, приглашая к действиям. Парень приблизил член к этой щели и принялся водить головкой вдоль нее. Все складочки разошлись в разные стороны, стон предвкушения издала Галина, такая ласка ей очень понравилась. Она смогла произнести только одно слово: «Ниже», – определяя положение, куда следует направить член. Тот переместился туда, куда указали. Вот он скользнул вглубь и резко вошел, разрывая на своем пути все, что мешало ему проникнуть внутрь.

Боль была неимоверной. Галина аж запищала от этой боли. Но и парень, оказавшись в самой глубине затих. Потом он сделал несколько поступательных движений. Боль понемногу разошлась. Но он покинул то гнездышко, где только что открыл дорогу к наслаждению. Вторая девушка погладила его, призывая также найти путь сладострастия в ее чреве.

Галина сумела только притянуть голову парня и крепким поцелуем поблагодарить за быстрое превращение из девки в бабу. Боль пока не утихала, ей нужно было время, чтобы разорванные пленки перестали кровоточить и немного успокоились.

Наденька быстро заняла место, где подруга на ее глазах лишилась невинности. Она сама раздвинула не только ноги и короткие черные волосы, скрывающие и ее лоно. Клитор здесь был меньше, но головка смешно высовывалась из-под капюшона, напоминая мальчиковую пипиську. Тимофей не ожидал увидеть такое разнообразие в строении женских органов, он также водил головкой по щели. Возникали моменты, когда его огромная головка прикасалась к маленькой головке клитора, вызывая в теле Наденьки ощущения близкие к оргазму. Но напряжение парня было столь высоко, что он также начал искать пути проникновения внутрь. Помня наставление предыдущей девушки, он опустил головку ниже. Скользкое преддверие влагалища показало, что он выбрал верное направление. Задержался, чтобы не заставить и вторую девушку кричать от боли, но тут Наденька сама двинула бедрами навстречу, насаживаясь на член. Небольшое препятствие не принесло девушке страданий, тонкая пленка сначала легко растянулась, а потом безболезненно порвалась. Дальше парень двигался сам. Он был на пике возбуждения, сделал совсем немного движений, прижался в самой глубине ее влагалища и излил семя сильными толчками, которые привели девушку в восторг. Маленькие упругие шарики били ее внутри, горячая влага растекалась по всем внутренностям. Она крепко прижалась к парню, не давая тому вынуть член наружу. Так и удерживала его там, пока он не уменьшился в размерах. Удерживая парня на себе, она быстро двигала бедрами, ощущая, как ствол его члена доводит ее до наслаждения. И наслаждение настало. Она, вскрикивая, кончала, сжимая влагалищем член и выдавливая из него остатки той жидкости, которая обильно разлилась в самой глубине.

Эта дрожь восхитила и парня, который было, отчаялся, что при первом проникновении оказался слишком слабым бойцом, не сумевшим провести длительное сношение. По лицу девушки текли слезы. Он целовал ее лицо, пытаясь успокоить подругу. Наконец, они расцепились. Парень приподнялся. Ему интересно было наблюдать, как из влагалища вытекает смесь его спермы и ее выделений, капелька крови доказала, что девственность полностью утрачена.

Девушка прикрыла рукой свое сокровище, которое только что дало ей наслаждение, и встала с расстеленного мешка. Следы их преступления остались на нем. Не могла утерпеть, присела рядом, широко разведя колени и начала писать. Фонтанчик весело и довольно далеко выливался наружу. Все засмеялись, настолько эта струйка показалась всем смешной. Большая липкая капля вытекла наружу, тонкие нити показали, что эта капля липкая и тягучая.

Подхватив мешок, чтобы смыть с него следы, девушка забежала в воду. Там уже давно находилась Галина. Прохладная вода утихомирила боль. Она с завистью смотрела на подругу. Наденька быстро влетела в речку, за ней с шумом ворвался и Тимофей. Он снова ласкался к девушкам. Его ласки были чудесны, продолжение не заставляло себя ждать. Выстиранный мешок уже висел на дереве. Все трое присели на другой пока еще сухой мешок. Интерес к половым органам друг друга заставил девушек уже совсем без страха взирать на член парня. Они даже с удовольствием трогали его, оттягивали кожицу, открывая головку. Парню тоже было дозволено немного поиграть в доктора. Он с интересом разводил губки у лежащих с широко расставленными ногами девушек, трогал внутренние губы, ласкал клиторы, удивляясь их разным видом. При внимательном исследовании влагалищ увидел, что у Галины оно еще немного кровоточит, а Надино готово к последующему акту любви. На всякий случай он попытался сунуть Галине, но боль возобновилась, требовалось некоторое время, чтобы там все зажило. Тогда он поставил раком Наденьку, она повернула голову назад, пытаясь увидеть, как он входит в нее. Ничего не увидела, но почувствовала сам процесс входа. Наклонив голову вниз, она увидела свои свисающие грудки, дальше можно было разглядеть часть живота, где в самом низу топорщились волосики. Сейчас она могла видеть, как там показывается часть члена, бороздящего ее просторы, и яички Тимофея, которые ритмично двигались то к ней, то от нее, весело ударяя по раскрывшимся губкам, дополнительно щекотя клитор. Картинка была настолько интересной, что она даже перестала прислушиваться к своему телу. Скоро на нее накатила такая благодать, что только резкие подергивания всего тела и истома, охватившая ее, заставили закрыть глаза и издать глубокий вздох наслаждения. Парень приостановил свои движения, он ощущал, как молодое узкое влагалище сильно сжимает член, не позволяя тому двигаться. Еще немного оно расслабилось, позволяя ему продолжить действие.

Галина присела рядом. Она наклонилась ниже, чтобы увидеть то место, где мужская плоть проваливается в женскую. Разглядеть было довольно сложно, мешала густая растительность обоих, но все-таки часть половой щели подруги и ствол члена она разглядела. Она сумела увидеть, как головка клитора на некоторое время спряталась среди набухших губок, которые прямо на глазах стали еще толще. Ей удалось подглядеть, как вся женская плоть сумела несколько раз напрячься, сжав член. Руки сами потянулись и к собственной плоти. Пальчик заскользил между губок, лаская клитор. Ей потребовалось совсем немного, чтобы ощутить, как ее тело напряглось подобно телу Наденьки. Она тоже вздрагивала, липкий сок увлажнил и все ее прелести. Выделившаяся влага внезапно сняла боль, которая преследовала ее в течение последних минут. Она подобно бальзаму устранила все неудобства, которые девушка испытывала после прободения девственной плевы. Галина решила просунуть пальчик в открывшееся отверстие, боли не было. Она ощутила, что там мокро и горячо.

Проследив, что Наденька кончила еще раз, попросила Тимофея попытаться войти и в нее, только осторожно. Мокрый от выделения подруги член легко проник и в тело Галины. Теперь она смогла ощутить, что это дело ей нравится. Проходя внутрь, он отделяет стенки друг от друга, надавливает на какие-то таинственные точки по всему влагалищу, нежно ударяет в самой глубине по небольшому выступу. Именно эти удары, а также трение в передней стенке доставляют такое наслаждение, что она не могла подобрать слов к своим ощущениям. Состояние полета, вот только так она могла определить то, что испытывала в момент соединения с мужчиной. Теперь и она ощутила, как он крепко прижался в самой глубине, как резкие удары бьют по выступу на самом дне. Дальше спазмы сдавили все ее нутро. Она дрожала, словно ей стало холодно. Выступил пот, а вся кожа стала в мелких пупырышках. Она даже перестала понимать, где она и что с ней. Это состояние длилось несколько секунд. Отпущенная из рук парня, она рухнула вниз. Еще некоторое время слышала, как за ее состояние переживают оба. Но ей было настолько хорошо, что не хотелось нарушать удовольствие. Скоро голоса друзей дошли до нее. Они пытались привести ее в чувство. Она сумела произнести только: «Как же мне хорошо! Спасибо».

Подходило время дойки. Девушки начали собираться на ферму, наказав Тимофею не транжирить его паек. Вечером будет продолжение.

Наивная молодежь не знала, что это место под ивой издревле пользуется у селян определенной славой. Именно здесь дед Ерофей еще, будучи совсем юным парубком, познал прелести любовной игры. Здесь он сам и его неожиданные знакомые лишились невинности более пятидесяти лет назад. Сегодня дед решил половить рыбку. Задремал на берегу, а когда стало припекать солнышко, то проснувшись, он оказался невольным зрителем игр двух девиц и парня. Все увиденное всколыхнуло в нем воспоминания о тех годах, когда он сам только начинал жить на этом свете.

С обрыва за развлечениями ребят наблюдали еще четыре глаза. Дядя Сеня с Лидией решили тоже поплескаться в реке. Они уже были совсем рядом, как увидели чарующую сценку, которую благодарный читатель сумел прочесть выше.

У них эта ива и пляж тоже возродили свои воспоминания, как они меняли свой половой статус: он дядя Сеня стал мужчиной, а Лидия в одно мгновение из девушки превратилась в женщину.

Поговаривают, что еще во времена, когда полчища степняков бродили по степи, здесь уже была небольшая деревня. Проживал в ней мирный народ, который из всех развлечений и удовольствий жизни выбрал главное – совокупляться в любой ситуации и в неограниченном количестве.

Если же читатель желает, то определенная доля воспоминаний наших героев, а также продолжение истории о жителях небольшой деревеньки на берегу небольшой речки он сумеет найти в последующих разделах нашей повести.

ЧАСТЬ 7

Дед Ерофей припомнил тот день, когда его родной дядька – пастух деревенского стада – послал того проверить вятель в омуте (вятель – это приспособление для ловли рыбы, подобный мордушке, рыба попадает внутрь, а выйти из него уже не может)В те далекие годы все называли его Ерошкой, поэтому и мы оставим ему это имя. Подходя к реке, он увидел карету, из нее выскочили три девицы. Одна была дочкой местного помещика, а две другие – подруги гимназистки, прибывшие со своими родителями в поместье. Девицы несли в руках сумки, откуда выглядывали куча тряпок.

– Идут купаться, – сделал вывод Ерошка, – к вятелю я еще успею, а вот посмотреть на девок мне не помешает никто.

Он пробрался на пляж быстрее девушек. Пока они спускались по дороге, он скатился с кручи и выбрал место в зарослях ивы. Спрятался надежно, но зато сам мог видеть все подробности, которые должны произойти на расстоянии двух вытянутых рук.

Девушки говорили о всякой ерунде. Пришли на пляж и расположились прямо около ивы. Расстелили широкие покрывала. Затем принялись снимать с себя одежду. Поначалу они остались в небольших рубашках и панталонах. Но местная барышня решительно стала стягивать панталоны, чем вызвала некоторое возмущение у подруг.

– Мадмуазель Люси, нам показывали картинки, где женщины купаются в реке, имея на себе панталоны и сорочки, – укоризненно произнесла одна, – Франция рекомендует принимать купание именно в таком виде.

– Милая Варенька, мы живем в России, – отвечала барышня, – нам не нужны французские условности. Ведь ходим же мы в баню, а француженки не моются совсем.

Эти слова убедили и остальных девушек снять с себя остатки одежды. Их молодые тела выглядели настолько красиво, что Ерошка замер на месте. Три девки стояли перед ним голые. Он разглядывал их, если бы протянул руку, то мог бы коснуться одной из них. Его член принял команду «смирно» и стоял в штанах вертикально.

Он разглядел, что у девушек внизу хоть и были волосы, но они были подстрижены чрезвычайно коротко. Так их заставляла держать воспитательница по гигиене фрау Домке. Почтенная фрау проживала в корпусе, где проживали и ученицы (полный пансион был лучшей характеристикой для ряда императорских гимназий). Она их обучала многим женским премудростям, водила девушек в душ, помогала в минуты легких, а иногда и более сложных заболеваний. При этом она обращала внимание, чтобы девушки держали свое скоромное место в чистоте, она даже рекомендовала его брить ежедневно, демонстрируя, насколько чисто выглядит бритая промежность воспитанницам. Некоторые последовали ее примеру, и имели по настоящему выбритую вагину. Наши же героини ограничивались короткой стрижкой раз в неделю. От этого они выглядели не на много хуже своих подруг, блестевших голыми лобками в вечерней душевой.

Ерошке такие стриженые лобки понравились очень. Он с удовольствием разглядел, где начинается кунка, так в ту пору называли в их селе женский половой орган. Только у одной половая щель высоко поднималась впереди, у остальных был небольшой намек, что дальше эта щель тянется вплоть до задницы. Когда же девушки, словно по очереди наклонились, то он углядел, как заканчивается кунка сзади и начинается жопа.

Девицы прошли к воде. Долго проверяли, насколько холодна водица. Наконец, одна решилась и с шумом забежала в воду. Там она резко присела. Теперь ей было не холодно. Подруги медленно заходили в воду. Та обрызгала входящих. Те со смехом влетели в воду. Речка неглубокая, здесь в самом глубоком месте вода едва прикрывала им груди. Девушки баловались в речке. Играли в догонялки. Потом они направились к берегу.

Здесь Люся увидела Ерошку, край его рубахи предательски показал, что в гуще зарослей ивы сидит благодарный зритель. Приезжие подруги кинулись к своим полотенцам. Они, словно на показ, приподнимали ноги, открывая более интересный вид своей щели, вытирали груди, показывая тому, насколько они упруги и симпатичны. Внимание парня занимали эти девицы, от которых невозможно оторвать взор. Он не увидел, как к нему сзади пробралась Люси. Ерошка почувствовал, что кто-то ухватил его за ухо. Держала она его крепко, но тот не издал ни звука, ибо слегка повернувшись, увидел дочь, наследницу поместья Людмилу Ивановну Лукину. Та забыла, что на ней нет никакой одежды, она была краше остальных.

Девушка вывела упирающегося парнишку из кустов и привела его к остальным купальщицам. Увидев лицо мужского пола, девицы прикрылись полотенцами. Виновник стоял между ними, и никакой возможности сбежать не видел. Люси накинула на плечи полотенце, остальная часть тела осталась так и неприкрытой. Но ее это мало смущало.

– Как накажем преступника? – грозно спросила Люси.

– Пусть предстанет пред нами в таком же виде, какой и у нас, – поддержав шутку, произнесла Натали – самая маленькая по росту девушка.

– Раздевайся! – грозно произнесла Люси.

Парень приспустил штаны, затем полностью их снял. Нижний край рубахи скрывал от девушек его мужское достоинство, но оно предательски приподнимало этот нижний край.

– А что это здесь такое? – немного наивно спросила Варенька, и приподняла это оттопыренный край, – ох! Какая интересная игрушка!

Девчонки в шесть рук стащили с Ерошки и рубаху. Перед ними стоял светленький мальчишка с горизонтально вставшим членом. Не сказать, что он был большим, но на фоне худенького тела этот отросток заметно выделялся на нем. Парень было смутился и попытался прикрыть его, но окрик хозяйской дочки оставил все, как есть.

– Мы отрежем эту лишнюю часть, – грозно произнесла Люси, – где-то у меня в сумке имеются ножницы.

Девушка направилась к сумкам. Парень уже не на шутку испугался. Ведь отрежут, стервы. Потом как жить без петушка?

– А давайте дадим ему прощение при условии, если он нас приласкает, как граф Де Ла Гриньон, – высказала интересное предложение Натали. Ей однажды удалось побывать в комнате фрау Домке, там, на полке она увидела несколько замызганных книжек. Такой вид книг никак не вязался с опрятностью фрау. Натали взяла одну из них. «Похождения графа Де Ла Гриньон» прочитала она название на французском языке. Картинка, где был изображен мужчина, домогавшийся обнаженной женщины, заинтриговала девушку. Она спрятал книжку по подолом, а потом отнесла ее в спальню. Вечером она читала вслух для соседок отдельные самые замызганные странички. Граф по книге развлекал разных мадам тем, что вылизывал их вагины.

Пока девушка читала эти странички, ее рука скользила между половых губок, наслаждая ее плоть. Остальные девушки, слушая текст, тоже усердно натирали свои щелки. Скоро по комнате распространился вздох, переходящий от одной девицы к другой. Каждая представила себя на месте той мадам, в интимной ложбинке которой безумствовал ловкий язык графа. С той поры перед сном чтение этой книги позволяло девушкам насладить свою вульвочку, чтобы потом уснуть. В своих сновидениях девицы встречались с графом, тот утолял их жажду наслаждений уже во сне.

– Я согласна, – произнесла Варенька, – только кто станет первой?

– На колени! – сказала Натали, – подними голову.

Ерошка встал на колени и приподнял голову. К нему подошла Натали, расставила ноги довольно широко и пальцами раздвинула губки своей вульвы. Парень теперь почти дышал в это место, которое хотел только посмотреть. Он ощутил запах чистого тела, к нему примешивался еще один, от которого его член даже немного подрос. Он ткнулся носом вперед и чего-то там коснулся.

– Лижи, не то отрежем тебе окаянный отросток, – сказала девушка.
Лизать кунку? Он даже не мог себе такого представить. Если узнает кто, засмеют. Но лизнул. Нежная кожица понравилась. Лизнул еще раз. В верхней части языком нащупал небольшое сочленение складок, даже слегка пососал. Девушка чуть не упала, настолько очаровательным было скольжение языка по ее интимному месту. Продолжать в этой позе она уже не могла.

Парня уложили на спину. Полезные советы из французской книги позволили быстро найти оптимальную позу. Она повернулась к нему задом, расставила ноги около головы парня, а потом опустилась на колени. Ее вульва оказалась около рта Ерошки. Тот уже не сопротивлялся, принялся вылизывать кунку девицы. Он даже в этом нашел удовольствие. Его язык перемещался вперед, там он находил выпуклость, которую не только лизал, а даже посасывал. Потом перемещался вверх, находил отверстие, прикрытое тонкой кожицей. Его острый язык пытался проникнуть внутрь, совершая вращательные движения. Он полизал и область между вульвой и заднепроходным отверстием, лизнул и его. Девушка тихо визжала от удовольствия.

Две оставшиеся девицы занялись членом парня. Они стягивали головку вниз, обнажая красную головку, на кончике которой показалась прозрачная капля. Потом натягивали эту кожицу, пряча головку в ней. Варенька ухватила рукой ствол и быстрыми движениями дрочила член парня. В момент достижения оргазма Натали из головки парня вырвались струйки его семени. Они даже немного напугали девушек, но интерес не пропал. Натали еле-еле сползла с головы, так усердно удовлетворявшей ее. Такого она еще никогда не испытывала. В том романе правильно описывалось состояние женщины, которую языком удовлетворяет мужчина.

Девушки продолжали подрачивать слегка опавший член. Скоро он снова был тверд. В это время Люси заняла место подруги. Ерошка теперь, получив опыт вылизывания кунок принялся за следующую. Теперь все движения его были расчетливы, он знал, что нужно менять места активного вылизывания, понял, что следует почаще сосать бугорок в передней части. Языком он пытался проникнуть в запретную зону, щекотя вход в заветное отверстие. Люси продержалась недолго. Она, достигнув наивысшего наслаждения, сползла по телу парня.

Варенька тоже не придумала иной позы. Единственно, что смущало девушку, что весь срам раскрыт полностью, ведь она увидела, как выглядят девушки с раскрытыми губками. Правда, этот вид она нашла очаровательным. Будучи неплохой художницей, она подумала написать картину именно в таком ракурсе. Будет любоваться ею перед сном.

Язык парня подустал, но он знал, как освободиться от обязанности, нужно вылизать последнюю девицу, тогда его отпустят. Ерошке даже начало нравится то дело, которым он занимался последние несколько минут. Он нашел в этом определенное удовольствие. Варенька не продержалась долго, она также тихонько завизжала и легла на тело парня. Упав ниц, она увидела перед собой его возбужденный член. Поцеловала его в качестве благодарности за удовольствие. Потом даже на несколько секунд взяла его в рот, ведь именно так поступали подруги графа Де Ла Гриньон. Они благодарили его за радость.

Если парень рассчитывал уйти, то у Люси родилась новая идея. Когда еще голый парнишка попадет им в руки. Только Варенька слезла с Ерошки, как теперь Люси перешагнула через него и начала медленно опускаться вниз, прицеливаясь вульвой на кончик его члена.

– Люсенька, Вы можете попортить гимен, – произнесла Натали, – Ваш будущий муж может остаться недовольным.

– Посмотрите, Натали, какой он маленький. Он проколет только маленькую дырочку, оставив для будущего мужа еще много того, что предстоит порвать, гимен будет нарушен совсем немного, – отвечала Люси.

Теперь она провела членом парня спереди до зада. Ее влажная вульва коснулась горячего члена, новые ощущения только подтолкнули ее к продолжению.

– Помогите мне попасть, а то никак не найду, – попросила она подруг.

Это занятие очень нравилось девицам, они наклонились максимально, чтобы увидеть, как член войдет внутрь. Руки помогли точно нащупать правильное направление. Люси закрыла глаза и села. Боль? Да она была, но совсем небольшая. Было другое. Она ощутила, как этот пусть даже совсем небольшой член проник в нее. Чтобы лучше ощутить его в себе, девушка начала раскачиваться. Это было не хуже, чем те мгновения, когда ей вылизывали вульву. Ощущения стали еще богаче и интереснее. Возбуждение от первого наслаждения еще не покинули ее, поэтому она быстро возбудилась настолько сильно, что слегка подпрыгивала на этом члене. Остальные девицы видели, как утопает и исчезает в глубине тела подруги этот орган. Даже то, как тянется кожица влагалища вслед за выходящим наружу членом, им понравилось очень. Поскакав несколько минут Люси села вертикально, руками она сжимала свои грудки, даже потянулась поцеловать сосок, но малые размеры груди не позволили ей самой сделать это. Подруги поняли порыв, с двух сторон взяли по соску, всосали их. Оргазм у девушки длился долго. Она целовала подружек, то одну, то другую. Ради этих моментов в жизни стоит жить!

Когда Люси встала, Ерошка уже собрался тоже встать. Но теперь над ним стояла Натали. Ее вульва призывно смотрела на парня. Девушка сама попала на острие его члена. У этой боль была сильнее, но прошла в момент, когда парень ухватил ее за сиськи и принялся мять их. Он тоже пытался насаживать девицу, шевеля задом вперед и назад. Сколько продолжалось это, никто не углядел. Натали кончала бурно, ее вульва выделила так много жидкости, что можно было подумать, что она пописала.

Свято место никогда не останется пустым. Теперь и Варенька вслед за подругами уселась на парня. Ей показался член очень большим, достал до самого дна и надавил на шейку матки, словно собрался проникнуть еще дальше. Скакала она дольше всех. Парень помогал ей, как мог. Вот ее затрясло. Парня тоже тряхануло, он кончал в самой глубине ее влагалища. Он тоже получил такое наслаждение, о котором и не мечтал.

Варенька быстро слезла с члена. Прижимая ладошкой свою вульвочку, девушка добежала до берега и кинулась в воду. Остальные девушки последовали за ней. Пошел и Ерошка. Потные тела девиц довольно увлажнили его. Те не хотели отпускать парнишку. Они со всех сторон мыли его тело. Ему было позволено трогать их везде. Он трогал их за груди, его руки опускались вниз. Там под водой он ласкал те места, которые вылизал, а потом насладил своим членом.

На берегу расставаться не хотелось. Парню наказали завтра быть здесь в это же время непременно, не то его высекут на конюшне. Девушки оделись, смочили купальные костюмы в оде, чтобы никто не подумал, что они принимали купание голышом. Помахали Ерошке, послали ему воздушные поцелуи, поднялись по тропинке наверх. Там разбудили кучера и отправились в поместье.

– Во, как бывает, – думал Ерошка, пробравшись к месту, где был заброшен вятель. Из него он выудил два ведра рыбы. Собрал рыбу в мешок и двинулся в сторону, где дядька пас деревенское стадо.

Он вспоминал этот день всю жизнь. Потом еще много раз ему пришлось развлекать Люси и ее подруг. Та, став взрослой, вышла замуж. Но муж был довольно агрессивным молодым человеком, подрался с кем-то на дуэли, его и убили. Тогда Люси вернулась в поместье. Здесь она нашла в лице Ерошки, а точнее Ерофея Федоровича достойную замену. Ерофей успевал на двух фронтах. По ночам он наслаждал свою Пелагею. Днем же обязан был служить хозяйке. Та ни разу не обиделась на него. Родившихся от хозяйки детишек никто не обижал. После революции Люси с детьми отбыла на чужбину. Там она всю оставшуюся жизнь сожалела, что не взяла с собой Ерофея.

Дед Ерофей любил сидеть у омута. Здесь он добывал рыбу. Даже в самые голодные годы вятель помогал найти пропитание. Сидел и вспоминал о годах ушедших. Сидел и видел, как раненный солдат довольно умело справляется с девушками.

– Надо научить парня удовлетворять девиц ртом, – думал дед Ерофей, – иначе они высосут из него все силы. Вечером зайду, поучу его. Если умный, то поймет меня. Если же дурень, то быстро иссохнет. Бабы они могут высосать из мужика всю силу.

С такими мыслями он вытащил вятель и собрал очередное ведро. Этой рыбой дед решил поделиться с парнем. Когда тому еще придется побаловаться нашей родной рыбешкой.

Дядя Сеня тоже вспоминал, как на этом самом берегу и ему удалось впервые стать мужчиной. Было это тоже довольно давно. Однажды он проследил, как дочь помещицы Людмилы Ивановны Татьяна со своей служанкой Лукерьей (то была единокровная сестра, дочь все того же Ерофея) направились в лес за земляникой. Семен подумал, что жаркий день приведет девушек на этот пляж. Будут купаться или нет, предположить сложно, но такой вариант он не исключал.

Девушки набрали полные лукошки земляники. День был довольно жарким. Девицы подошли к реке. Спустились вниз. Пляж был пуст, поэтому решили только разок окунуться и возвращаться в поместье. Семен уже поджидал их, спрятавшись в ветвях ивы. Лишь только те сняли платья и кинулись в воду, он украл их платья и теперь ожидал, когда девушки покажутся на берегу.

Поплескавшись в воде, обе направились на берег. Их ждало разочарование, платьев не было, не было и лукошек с земляникой, которыми можно было прикрыть срам. Заплакали обе.

Тогда на сцену вышел Сеня. Он предложил в обмен на платья перепихнуться либо обеим, либо одной из них. Луша решила помочь хозяйке соблюсти честь.

– Пусть насилует меня, но Татьяна останется в девичестве, – подумала девушка, при этом произнесла, – если хочешь, то давай, я готова.

Парень вышел навстречу. Подошел к Луше, потрогал ее грудь, она немного прикрывала ее рукой, прикрывала и срам. Но Семен был неумолим. Он поставил девушку на четвереньки, раздвинул руками ее срамные губы. Девушка прикрыла лицо руками. Другая смотрела на все происходящее с чувством благодарности к служанке, она жутко ненавидела Сеньку, в то же время интерес присутствовал.

Парень пристроился сзади и приспустил портки. Из-под них выглянул довольно внушительный орган. Даже глядя со стороны, Татьяна ощутила исходящий от него жар. Они тоже прикрыла лицо, чтобы не видеть страдания подруги. Но сквозь раздвинутые пальцы наблюдала, а что будет дальше.

Дальше Семен приблизил головку к половой щели девицы. От друзей он слышал, что нужно хорошо и долго поводить головкой внутри щели, чтобы девушке стало приятно. Так он и сделал. Его член долго скользил от зада вперед и обратно. При этом он протянул руку и мял сосок груди девушки. Предательская влага, выступившая в этой щели при ее возбуждении, показала, что ее тело уже само напрашивается на более глубокое продолжение. Она задышала очень громко, а потом сладострастно застонала, в такт его движениям. Страх и стыд прошли, теперь она ждала, когда же тот решится.

Семен решился, но не всадил грубо и глубоко. Его головка скользнув вперед, направлялась внутрь, раздвигала немного проход, а потом снова двигалась вперед, чтобы девушке было приятнее. Так с нескольких попыток он медленно растянул ее девственность, а потом почти незаметно вошел на всю длину. Здесь он дал возможность девушке прочувствовать это проникновение. Ей понравилось все, что сотворил с ней Семен. Она даже была благодарна, что он сделал все настолько нежно и мягко. Она слышала от подруг, что целка рвется с большой болью, мол, и шага потом не ступишь. Здесь же этого не было. Вот его поршень в ней. Он приятно движется, внутри. Еще немного и она не сможет больше сдерживать свои эмоции. Их она не сдержала. Ее зад двигался навстречу. Бедра покачивались из стороны в сторону. Словно она пыталась получить движение не только по прямой, а испытать некоторое вращение на этом члене. Стон перешел в крик, это крик наслаждения совпал с моментом, когда она вздрагивала, кончая на члене парня. Парень тоже сопел, вот и он прижался там в самой глубине. Мощными струями он вбрасывал в ее нутро семя. Оно приятно обжигало девушку. Добавило еще несколько секунд удовольствия. Когда он отвалился от Лукерьи, то мог видеть, как пузырится его семя, вытекая наружу. Как девушка, не вставая с колен, потягивается. На нее накатило удовольствие, о котором мечтают все женщины, но получают далеко не все. Некоторым вообще не дано познать наслаждение от мужской ласки.

Татьяна сидела рядом. Ох, как она завидовала Лушке! Пальчики девушки натирали клитор, бороздили и все остальное пространство. Луша кончила, Семен удовлетворенный отвалился в сторону, а Татьяна так и не смогла кончить вместе с ними. Теперь она знала, чего хочет. Если он откажется удовлетворить страсть хозяйской дочки, то этого парня батогами забьют до смерти. Она, наблюдая за своей мамашей, знала, что та находит удовольствие, ежедневно трахаясь с мужиком. Не зазорно отдаваться мужчине низкого сословия, если он хороший любовник.

Эту сценку просек и Ерофей. Он незадолго до этого исполнил долг со старшей хозяйкой. Пришел за рыбой, решил побаловать ту знатной ушицей. Полагал, что после ухи у него будет возможность в очередной раз познать ее тело. Своя жена у Ерофея к тому времени уже покинула мир, оставив на нем Лукерью и Ванюшку. Поэтому он редко бывал в своем доме. Луша была при старшей хозяйской дочери. Иван тоже дружил с сынишкой помещицы, вроде и служил тому, но иногда отваживался и побить кровного братишку.

Для себя он решил, что Семен должен жениться на его дочке, чтобы порченная девка была выдана замуж. Дальше он с интересом наблюдал, как Татьяна играет с членом Семена. Быстро подняла его, а потом сама уселась сверху. Теперь она насиловала парня. Оргазм следовал за оргазмом, но Татьяна не покидала распростертое под нею тело.

– Яблочко от яблоньки падает недалеко, – подумал Ерофей. – Вот и я также был вынужден исполнять приказы насильниц. Но мне это нравилось.

Семен был поражен темпераментом хозяйской дочки. Та сидела верхом, скакала, словно под ней не Семен, а скаковая лошадь. Скакала долго. Успела уже почти десять раз расслабиться. Служанка помогала своей хозяюшке, целуя той грудь и губы. Но вот и на него накатило. Член дергался во чреве Татьяны. Та, испытав последний оргазм, упала на Семена.

Еще немного, и все трое вошли в воду. Вспотели все, особенно Семен. Он был удовлетворен тем, что только что отымел двух девиц подряд. Те тоже уже не обижались на парня, только хотели одеться и бежать домой, там их заждались. Парень вернул им платья, отдал и лукошки с земляникой, отдал им и свое лукошко, в котором он набрал ежевики.

Девицы не попрощались, только погрозили пальчиками. Они шли по тропинке, иногда загадочно оглядывались. Вечером Татьяна через кучера вызвала Семена в поместье. Там ему объявили решение, вынесенное хозяйской дочкой, Лушей и Ерофеем. Он должен жениться на Лукерье. Пусть засылает сватов. Со своей стороны было объявлено, что теперь он будет работать на конюшне. Чтобы всегда был перед глазами.

Парень даже не ожидал, что с ним обойдутся настолько мягко. Женился на Луше, ежедневно выполнял обязанности конюха. Почти каждый день на конюшню прибегала Татьяна. Между девушками состоялся сговор, что парень теперь не только муж, но и любовник. Вскоре Лукерья понесла, а Татьяна долго пользовалась услугами Семена. Родив малыша, Луша и Татьяна часто устраивали с Семеном веселые групповушки. Только революция расстроила столь беззаботное время. Татьяна отбыла с матерью во Францию. Лукерья, оказавшись без хозяйки, показала, что ее характер далеко не сахарный. Пока была жива, нарожала Семену троих детишек, а потом в голодные тридцатые тихо умерла, оставив Семену только память о прекрасных временах.

Жизнь и смерть всегда ходят рядом. Только любовная страсть позволяет жизни продолжаться. Младший сын Семена Степка женился на Лидии. Прожили совсем недолго. Началась война. Его призвали одним из первых. Лидия самая первая получила похоронку на Степана. Вот и пришлось идти ей к свекру, чтобы он немного развеял бабью грусть и наполнил ее тело новым содержанием.

Лидия тоже вспомнила, как на этом берегу она лишилась невинности. Со Степкой она дружила чуть ли не с рождения. Всегда находили, во что и как поиграть. Будучи совсем маленькими, они исследовали тела друг друга. Для нее не было секретов, что же прячет мальчишка в штанишках. Степка тоже хорошо изучил, чем девочка отличается от мальчика. Став немного взрослее, они прекратили эти игры. Но дружить не перестали. Когда они поступили в техникум, то приехали в свою родную деревню. Конец лета выдался очень жарким, пошли на речку. В августе уже никто не купался, боялись русалок, которые могли утянуть на дно.

Купальные костюмы они видели только в фильмах. Девушка смущалась, что придется снять платье, а под ним ничего нет. Степка нашел выход. Он собрал по пути листья лопухов и предложил Лиде сделать импровизированный купальник. Раздевались по разные стороны ивы. Лидия сумела соорудить некоторое подобие одежды Евы. Даже немного прикрыла грудь. Теперь ей хотелось взглянуть на облачение Степана. Фиговый листочек из листа лопуха прикрывал его причинное место, но никак не мог скрыть то возбуждение, которое охватило его. Листок приподнялся, из-под него выглядывали яйца. Девушка рассмеялась. Она сорвала с парня это фиговое прикрытие и побежала в воду. Уже в воде она наблюдала, как он бежит, а его член раскачивает в такт его бега.

В воде Степан тоже избавил Лидию от необычного купальника. Он ласкал тело девушки руками, а его член прикасался в самых разных частях, вызывая в ней возрастающую страсть. Вышли на берег, продолжая целоваться и ласкаться. Из оставшихся листьев парень соорудил небольшое ложе, куда и села девушка. Теперь песок не мог попасть в их разгоряченные органы. Наступал момент истины.

Девушка легла, парень прилег рядом. Длинный и долгий поцелуй казался бесконечным. Она даже немного задохнулась. Руки парня нежно покручивали соски, вот он припал губами к одному, глубоко втянул его. От соска до низа живота словно прошел ток. Ноги сами тихо раздвинулись. Между ними сразу оказалась колено Степана. Переместив внимание на другой сосок, он опустил руку вниз. Там его ловкие пальцы трогали источающую влагу складочки.

Он нащупал головку клитора, несколько раз провел по ней пальцами, потом сымитировал движения, которыми мальчишки дрочат свои писульки. От нежной ласки влаги прибавилось. Пальцы продолжали исследовать низ. Вот один оказался у входа, потихоньку одна фаланга проникла туда. Подвигал, словно это не палец, а член. Эти движения расширили вход, что там теперь смогли оказаться уже два пальца. Лида чувствовала, что еще немного и на нее накатит волна наслаждения.

Два пальца теперь расширяли вход, готовя ее к проникновению внутрь самого большого и желанного пальца, торчащего между ног у парня. Пока расширялся вход, на девушку все-таки накатило. Ее влагалище сжимало пальцы, задержавшиеся внутри. Несколько толчков, волна наслаждения прошла по всему телу. Она немного расслабилась и забылась в сладкой истоме. В это время вместо пальцев там оказался набухший член парня. Обилие влаги и предварительная обработка входа пальцами не позволили ей определить, что теперь нечто другое входит в нее. Легко преодолев остатки преграды, член проникал все глубже. Только теперь Лида почувствовала разницу между пальцами и тем, что глубоко проникло в нее. Его губы погасили крик. Он боялся, что она закричит от боли, но она желала кричать от радости – свершилось то, о чем думает каждая девушка. Ее восхищало, как этот упорный орган двигается внутри. Первое наслаждение уже прошло, но близким было второе. Вот на нее уже начало накатывать новое наслаждение. Степан задвигался быстрее, что вмиг обрушило ее в страстный оргазм. Она даже не ощутила, как его семя вырывается и орошает ее внутренности, все в ней дрожало. Тело кричало от радости, этот крик протянулся вниз по реке. Его сопровождал стон, изданный Степаном, когда остатки семени были выжаты оргазмирующим влагалищем. Вот оно наслаждение, о котором мечтали. Его побаивались, но все равно мечтали, засыпая и просыпаясь. Никакой онанизм не сравниться с теми ощущениями, которое дает оргазм двух тел: мужского и женского. Он многократно усиливается, поражая обоих своей продолжительностью и глубиной.

Лежали, не вынимая ничего наружу, долго. По бедрам сливались остатки выделений обоих. Уже вся попа девушки была промочена их выделениями. Встали тяжело. Могучий член превратился в маленький писюлек, высочил наружу. Оба двинулись к реке. Парень пытался помочь подруге подмыться. Сначала она не позволяла тому приближать руки к ней, но потом ощутила, как нежно его пальцы смывают остатки их любовной влаги. Она даже испытала удовольствие от нежного действия. Сама попыталась помыть его член. Он выскальзывал из рук, но сумела смыть с него те же остатки, которые смыл с нее Степан.

Вечерело, поэтому, выйдя из воды, оделись и пошли в направлении деревни. По пути снова целовались, возбуждая новую страсть.

Опять вездесущий Ерофей подглядел за актом соития собственного внука и дочки председателя колхоза. Конечно, он мог покритиковать то, как внучек сделал это. Но парень добился своего. Значит, быть свадьбе, быть новой семье. И новые люди придут на эту землю, чтобы в один из дней под этой ивой познать радость плотской любви. Ведь только плотская любовь продуктивна. Она и дает жизнь новым и новым малышам.

Никто не знал, что не пройдет и года, как Степан примет свой первый и последний бой. Его тело найдут и предадут земле. Лидия же получит письмо не в виде треугольничка, а в конверте. Она поседеет за одну ночь.

Потом, одевшись как старуха, она проживет несколько месяцев оккупации. На нее не обратят внимания, но в одну из ночей она пройдет около фашистских танков. С ее руки в ствол каждого танка будет засыпана горсть песка, взятая с пляжа, где она была счастлива. Потом эти танковые пушки будут направлены против таких же парней, как ее Степушка. Но они не выстрелят. Их стволы разорвутся. Все танкисты оглохнут, а многие и погибнут. Так свершится праведный гнев, который появился в день получения Лидией похоронки на самого любимого человека.

Лидия, лежа на берегу рядом с дядей Сеней, смотрела на молоденького солдатика и двух девушек. Она пожелала им счастья и даже перекрестила. Дай, Бог, вам счастья и жизни.

Много мыслей пролетело в ее голове. Но теперь рядом был дядя Сеня, ее свекор. Он заменил ей любимого. Утренние события позволяли надеяться, что счастье еще придет к ней. Может и маленький зашевелится в ее теле, предвещая, что в мире появится человечек, рожденный для радости.

Грядущий вечер обещал новые радости. Все хмурые мысли исчезли. Вон и Семен всплакнул, глядя, как резвятся молодые около ивы. Он крепко прижал к себе Лидию, прикрыл ей спину. После вечерней дойки можно встретиться, чтобы и самим пройти все этапы любовных утех.

Возбуждающие капсулы «Распутница»

Возбуждающие капсулы для женщин «РАСПУТНИЦА»

Возбудитель мгновенного действия «Распутница», поможет раскрепостить даже самую скромную стестяшку.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments