Записки старого учителя

Нынешние школьники, и, конечно же, школьницы заканчивают школу в 18 лет. Некоторые отмечают свое совершеннолетие уже зимой и стремглав торопятся получить в руки заветный аттестат, чтобы навсегда распрощаться с детством — теперь уже документально. Правда, есть и те, кто преодолевает этот важный рубеж в период летнего безвременья, когда ты не школьник, но и не студент, не школьник, но еще не взрослый. В этом курьезе есть свои плюсы и минусы. Конечно, тяжело заставить документально взрослую барышню ходить в школьной форме, носить сменку в выцветшем мешке, когда она уже может самостоятельно покупать мартини и выходить замуж без согласия родителей, но с другой стороны, именно общение с молодыми взрослыми детьми украшает школьные будни. Есть, правда, те, кто боится взрослеть и продолжает, несмотря на цифры в паспорте, мечтать о принцах на белом мерседесе или о ненасытных принцессах в белом кружевном белье.

… В тот апрельский вечер я получил в одном известной социальной сети следующее сообщение «Е. Д! Я долго боялась написать, но теперь, когда через полтора месяца Вы пропадете из моей жизни навсегда, я решилась. Я люблю вас. Люблю Вас всего и сразу. Я прихожу в школу, думая о том, чтобы хотя бы на перемене пройти мимо вашего кабинета и увидеть Вас! Я хочу Вас. Хочу всего и сразу, чтобы никто не мешал нам. К черту все эти предрассудки, всех людей вокруг! Если бы Вы знали… Я мажусь этой чертовой косметикой, от которого мое лицо становится красным как помидор, чтобы Вы заметили меня. Я хожу на этих чертовых каблуках, от которых болят ноги, чтобы быть чуточку выше и привлекательнее… Вы можете не отвечать на мои слова, но знайте — я люблю Вас. И никого кроме Вас».

Конечно, молодому учителю математики часто приходится общаться с красивыми и привлекательными старшеклассницами, которые, не стесняясь, зовут поехать с ними на музыкальный фестиваль, на концерт их любимой группы, но какие бы то ни было тесные отношения всегда были для меня профессиональным табу. Это же дети, в конце концов, которые пришли в твой кабинет, когда им было 13—14 лет — ну какая может быть любовь?

Однако, личная жизнь некоторых старшеклассников была гораздо насыщеннее моей. Я жил в обычной съемной квартире, зарабатывал немного — школьная зарплата, аспирантская стипендия, репетиторство. Мои же ученики и ученицы отдыхали на Филиппинах, в Таиланде и Греции, выставляя довольно откровенные фотографии в социальных сетях.

Была у меня в классе, например, девочка Маша, которая встречалась с мальчиками класса с 7-ого. Один даже приезжал за ней после уроков на дешевой иномарке… Раз в неделю она, теперь уже совершеннолетняя 11-классница, имевшая длинные русые волосы, оформившуюся грудь третьего размера, тоненькие стройные ножки, выкладывала свои фото: в обтягивающем черном купальнике, на котором просматривались очертания маленьких сосков, в легкомысленных летних шортиках, едва прикрывающих упругую попку и белом коротком топе, под которым виднелся девичий розовый лиф… На последних каникулах она отдыхала на

Кипре вместе со своим нынешним парнем — студентом местного юрфака: фотографии стали еще более откровенными. На одном снимке крупно запечатлены нежные пухлые губы, подчеркнутые яркой красной помадой; на другом — поцелуи взасос (на ней — те же легкие шорты и полностью расстегнутая мужская рубашка, под которой — обтягивающий, ослепительно белый купальник); на третьем — она в том же белом купальнике потягивается лежа в золотом песке…

Таких девочек в старших классах было много. Но я всегда держал себя в руках: смиренно ставил лайки под такими фотографиями и невольно завидовал чужому счастью. С предыдущей девушкой я расстался давно, и в нынешнем положении ценил свободу: пиво, футбол, ночные каналы…

Признаться честно, я долго думал, что ответить на такое признание. Что педагогичнее — беседа, встреча с психологом, молчание? Несколько дней я думал, но так и не нашел решения. Письмо оставалось без ответа. Радовало, что писавшая его девушка не была моей ученицей, и мне не приходилось встречаться с ней на уроках.

В этом молчании, официальных приветствиях при встрече в коридоре, когда она краснела, глядя мне в глаза и старалась спрятаться за спины подруг, прошли полтора месяца. Отшумел последний звонок, отгремели экзамены. Июнь шел своей смиренной тихой поступью — детей в школе не было, а это главное условие, чтобы работа учителя шла эффективно: заполнялись отчеты, писались планы, мелькали в суете дней совещания. В середине месяца мне было вручено приглашения на выпускной вечер, который должен был состояться в одном из ресторанов в курортной зоне нашего города. Город наш небольшой, все самые лучшие рестораны стоят вдоль местной речки. Вокруг них — сосновый лес.

Несмотря на то, что идти мне не особо хотелось, я согласился. Выпить и поесть на халяву — что может быть лучше? Праздновать должны были оба класса вместе, и это создавало для меня определенную нервозность: ведь там будет она — безответно влюбленная в меня девушка, еще полтора месяца назад «желавшая меня всего и сразу». Я решил, что не буду заострять на этом внимания: приду, посижу, поздравлю и поеду домой с наступлением сумерек.

Меня, вместе с еще тремя учителями — толстыми безвозрастными женщинами за 50 — привезли в ресторан на автобусе. Началась торжественная часть: вручение шуточных наград детям, грамот родителям, напутственные слова, танцы. Время летело быстро, как всегда летит за дорогим коньяком, хорошими закусками и разговорами на летней террасе.

Зажглись фонари, и дети (хотя теперь уже их вряд ли можно было так назвать) отправились на фотосессию на берегу реки. Девчонки сбросили туфельки и, подобрав платья, бежали навстречу медленным волнам и легкому летнему ветру. Мальчики, пронесшие с собой на праздник традиционный русский алкоголь, раздевались на берегу до трусов, ныряли в воду под визги девочек, которые снимали их на телефоны. Олег — второгодник — вообще разделся полностью и, прикрывая ладошкой свое главное орудие, вбежал в воду, вызвав восторженных крик и одноклассниц.

Detonator cредство для увеличения члена

DETONATOR ТОП-cредство для увеличения члена

ТОП-1 средство для мужчин: увеличивает член, усиливает потенцию, повышает уровень тестостерона и сперматогенез.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Я вышел из ресторана и решил отойти в сторону, чтобы покурить. Вокруг места, где проходил праздник, была небольшая смотровая площадка, откуда открывался прелестный вид на речку. С этой площадки можно было спуститься в сосновый лес, обрамлявший береговую линию. Это было идеальное место, чтобы немного протрезветь и покурить. Но, как вы понимаете, покурить мне не дали…

… Облокотившись на сосну, я стоял, дыша лесным летним воздухом. С берега, до которого было метров 100, доносились девичьи визги и мужской хохот — привычное аудиосопровождение любого летнего вечера. Наверное, наслаждаясь жизнью, я не заметил никаких шорохов, тихих шагов рядом со мной.

В один момент меня схватили за руки и, не дав мне сказать ни слова, перевязали их скотчем сзади за деревом так, что я не мог сделать даже шага в сторону. Из темноты ко мне вышли две фигуры в вечерних платьях.

Ира — автор того самого послания — была немного ниже меня ростом. Сейчас она была одета в черное облегающее платье, которое не имело верха, открывая ее плечи до груди, и не имело низа, заканчиваясь сразу за крепкой попой. Рядом с ней стояла ее вечная подружка Оля, одетая в шелковое вечернее платье в пол.

— Если Вы сейчас закричите, — Ира начала шептать мне в ухо, — мы оставим Вас здесь и скажем родителям, которые сейчас мило выпивают в ресторане, что Вы затащили нас сюда, начали приставать и хотели изнасиловать. Она шептала излишне вызывающе и уже почти полностью прижалась ко мне. — Я ждала полтора месяца, когда у меня будет случай показать Вам мою любовь, — говорила она серьезно и вдумчиво. — Не стесняйтесь Оли, она пришла со мной, чтобы тоже отметить начало нашей взрослой жизни.

— Е. Д! Мы уже взрослые люди: мне уже полгода как 18 лет, Оле — тоже, вы взрослый мужчина… Давайте порадуем друг друга. С этими словами она опустилась на колени и, расстегнув джинсы, достала член. — Не зря вы мне так нравитесь… — Ира взяла его в руку и начала подрачивать. Оля в это время освободила от платья свою грудь и начала мять ее, глядя на подругу.

Буря мыслей в моей голове не давала покоя: в 100 метрах — несколько десятков учеников и учениц, в нескольких десятков метров — ресторан, где ужинают их родители и мои коллеги. Кричать? И что будет? Прибегут дети, и увидят своего учителя с членом на перевес? Прибегут родители? Еще хуже…

Тем временем, Ире надоело играть с моим членом, который, несмотря на жуткое нервное напряжение, предательски стоял. Она поднялась с колен, сделала два шага от меня. — Оля, помоги снять платье, — Ира начала дергать молнию, которая удерживало ее одежду. Оля прекратив ласкать свою грудь помогла подруге, и через минуту передо мной, связанным у дерева, стояла ухоженная брюнетка с оформленной упругой грудью. Между левой и правой грудью я заметил родинку, которая, признаюсь, делала ее еще более привлекательной. Ира была без белья. Ее киска была гладко выбритой, ноги — ровными и тонкими. Пальчики на ножках были украшены дорогим педикюром. Я заметил, что в стороне начала раздеваться Оля: ее грудь была чуть меньше по размеру, но зато более подтянутой. Соски ее уже давно стояли, как и мой член, желая ласки и внимания. Оля вылезла из платья, и я увидел внизу ее плоского живота маленькую узкую дорожку из черных вьющихся волос.

Ира подошла ко мне, до конца расстегнула ремень и спустила джинсы. Она осторожно взяла в рот член и начала погружать его в свой теплый и влажный рот. Сосала она неумело, явно в первый раз, облизывая головку и не решаясь брать член глубже. Она проводила языком по всему стволу, а затем продолжала посасывать, словно леденец, налитый кровью и зудящий член. Стоящая в стороне Оля, смотрела на старания подруги, лаская одной рукой свою грудь, а второй — свою киску.

— Зря Вы мне сразу не ответили, — сказала Ира, оторвавшись от члена. — Не пришлось бы ждать полтора месяца. Она подмигнула мне и продолжила сосать с двойным усердием. Закрыв глаза, я не заметил, как рядом со мной на коленях оказалась Оля. Она осторожно взяла в теплую ладонь мои яйца и начала гладить их, стараясь не мешать Ире. Однако, в одно мгновение, Оля перехватила инициативу и стала насаживать ртом на мой член, схватив меня за яйца и больно сжимая их. Оля проталкивала член глубоко, то и дело дотрагиваясь носом до моего лобка. Она сжимала горло, принимая член, крутила языком, перекатывала член во рту. Я почувствовал, что больше не смогу выдержать этой пытки.

— Я сейчас кончу… — мои слова вырвались каким-то хрипом. Оля наделась на член до конца, прижавшись носом и сдавив горло. Я начал кончать, не смея проронить не звука: тогда бы на мои крики и стоны прибежали и дети, и родители. Свобода движения тоже была скована скотчем. Оставалось сосредоточиться на ощущениях: летняя ночь, и твой член разряжается в теплый нежный рот красивой молодой девушки… Ира оттолкнула подругу и вставила член себе в рот, начав медленно облизывать его.

Некоторое время мы молчали. Пережитые ощущения, возможность быть застигнутыми, не давали мне издать ни звука. Мы тяжело дышали.

— А могли бы уже давно заниматься на факультативе, — весело сказала Ира, размазывая по своей груди несколько капелек спермы. — Или Вы скажете, что Вам не понравилось?

Я молча посмотрел на нее, едва улыбнувшись. Девчонки встали, и, отойдя в сторону, стали о чем-то шептаться, хихикая и бросая на меня игривые взгляды.

Ко мне подошла Оля:

— Вы не сбежите, если мы Вас развяжем?

Я отрицатель помотал головой: если уж ввязался в такое приключение, то не прерывать же его в середине. К тому же, думал я, девочки уже давно взрослые, совершеннолетние, и никакого преступления я не совершу.

Ира разорвала скотч, которым были скреплены мои руки. Стоять у дерева со спущенными штанами, переминаясь с ноги на ногу, — не самое приятная поза. Ноги и руки заметно затекли. Ира постелила свое платье и, взяв меня за руку, подвела к нему. Она встала на колени и снова погрузила мой член в свой рот. Несколько минут она снова облизывала головку, подрачивая рукой. Тем временем, Оля медленно подошла к подруге и, выбрав момент, надавила ей на затылок, пропихнув член в горло. Ира начала мычать, пытаясь выбраться, но я, приняв Олину игру, схватил Иру за голову и начал безумно трахать ее в рот. Не знаю, с чем это было связано, но я стал получать от такого откровенного насилия определенное удовольствие. Как только Ира освобождалась от моей хватки, ее тут же обратно насаживали головой на член руки Оли, которая стояла рядом, наблюдая за этой оральной пыткой.

Так продолжалось порядка десяти минут. Поняв, что скоро кончу, я отстранил Иру от себя. Тушь ее потекла, в глазах стояли слезы, слюни стекали по подбородку, капая на грудь и останавливаясь на животе.

— Я не помешаю?

Мы повернулись на голос и увидели Олега, который пришел сюда со своими вещами, видимо, чтобы вытереться после плавания и переодеться. Олег смотрел на нас с нескрываемым интересом.

Ч2

Игорь был голый, и его член, который был больше моего, начал увеличиваться в размерах, реагируя на двух обнаженных одноклассниц, одна из которых стояла на коленях перед учителем, а другая гладила свою грудь и киску.

— Так я не помешаю? — Олег смело двинулся в нашу сторону. Девчонки молчали, но вдруг Оля недвусмысленно поманила Олега к себе.

Ира, отвернувшись от подруги и одноклассника, легла передо мной на свое аккуратное черное платье, призывно разведя ноги. Она взяла меня за руку и потянула на себя. Я опустился на колени перед ней, и увидел перед собой аккуратную девичью прелесть — нежную, увлажненную, которая так манила к себе. Ира, видимо, решила просто отдаться учителю. Она лежала на спине с закрытыми глазами и блаженной полуулыбкой в предвкушении того, о чем она так долго мечтала.

Ноги ее были стройными, гладкими. Я согнул их в коленях, и прижал к девичьей груди. Член мой рвался наружу, стоял колом, желая отведать молодого тела — такого доступного, но в то же время такого беззащитного и хрупкого.

Я начал медленно продвигаться в ее девственной дырочке, но, естественно, наткнулся на преграду, отделяющую девочку от женщины. На секунду я замер в нерешительности: это дело ответственное. Первый секс запоминается — вдруг ей не понравится, будет больно, неприятно — вот тебе готовая стерва на всю жизнь, которая будет маяться, избегать близости, рассказывать сказки про больную голову… Я таких уже видал: унылое зрелище для нормального мужика.

Но, прервав мои мысли, Ира обхватила меня ногами и так яростно насадилась на член, что мне оставалось только сделать встречное движение и резко войти в нее, впившись по самые яйца. Опытные мужчины знают, каково это — проникать в узкую горящую расщелину юного тела, раздвигать упругие горящие стенки, погружаясь в рай. Каждый раз переживая это, словно становишься моложе, обретаешь потерянные силы, наполняешься жизненной энергией… Да что уж тут рассказывать! Те, кто пережил это, и сами знают, а те, кто нет… тем и рассказывать смысла нет. Все равно что рассказывать трезвеннику о вкусе американского виски со льдом.

… Так или иначе, я сделал Иру женщиной и теперь был ответственен за то, чтобы ее первый секс запомнился ей не как каторга, а как главное приключение в жизни. Я начал нежно трахать ее, придерживая на разведенные в стороны колени. Ира, сначала ойкнув и сжав зубы, постепенно входила во вкус, видимо, стараясь произвести на меня впечатление. Она нежно постанывала от каждого моего движения, а ее упругая грудь покачивалась в такт моим точкам. Я лежал на ней, обхватив ее голову и целую ее в распахнутые губы. Член мой жил своей жизнь, ритмично проникая в ее лоно.

Я, признаться честно, потерял счет минутам. Да и кто из мужчин считает их, нежно трахая узкую, еще недавно девственную дырочку. Ира открыла глаза и отстранила меня, заставив покинуть ее. Она перевернулась на живот, показав мне свою округлую попу, а затем лихо встала на

колени и прогнулась в спине.

— Мужчинам же так нравится, да? — она посмотрела на меня затуманенными глазами и тихонько улыбнулась. — Я тоже хочу попробовать. Я смотрела порно, там так часто… ну… любят друг друга… — Она покраснела, подбирая слова.

Я надавил ей на спину, чтобы она прогнулась еще сильнее. Ира легла щекой на землю: длины ее платья, служившего подстилкой, явно не хватало. Она опиралась на локти, выставляя свой зад как можно выше перед своим вчерашним учителем, которого она «хотела всего и сразу» уже несколько месяцев.

Я держал ее за нежные бархатные ягодицы, трахая остервенело и в то же время стараясь сохранить самообладание и трезвость мысли. Отдаться этому наслаждению означало кончить через минуту, а мне хотелось продолжать. Всяческий страх быть настигнутым уже ушел. Осталась только древняя мужская мысль: ебать.

Пока я, потеряв все свои педагогические принципы, охаживал Иру, не теряли времени Оля и Олег. Олег, не имевший присущих мне сомнений, сразу поставил Олю на колени перед собой и, схватив ее за затылок, ритмично насаживал на свой член. Судя по звукам, Оля уже давилась слюной, пытаясь отстраниться. Она невнятно мычала, а Олег все жестче вгонял свой член в горло однокласснице. Несколько минут на нашей поляне, всего в десятках метров от людного ресторана, где продолжалось застолье коллег-учителей и родителей, можно было услышать слабые стоны и слабое, уже почти безвольное мычание, — мы с Олегом старались на славу.

Потехе, конечно, — час, но и наступает и время, чтобы кончить. Поняв, что уже не в силах сдерживаться, я вынул член из Иры и стал поливать ее спину и попку. Я кончал так, как никогда. Меня наполнило какое-то чувство опустошения, когда хочется вылить себя всего, до капли. Я дрочил, и капли горячего густого семени покрывали Иру, ее спину, попу, долетали до белоснежной шеи. Через какое-то время ко мне стало возвращаться сознание. Ира продолжала стоять раком, закусив губу. Ее ноги вздрагивали, а руки пытались найти какую-то опору. Я заметил, что трахаясь со мной, она от эмоций вырвала несколько клубней мха, который рос на полянке.

Мы тяжело дышали: Ира, стоя раком передо мной, и я, стоя перед ней с опустошенными яйцами и членом, с которого, при этом, и не думало спадать напряжение. Такое было для меня впервые: обычно после того, как я кончал два раза подряд, силы покидали меня, требовался небольшой перерыв, который не нравился некотором моим подругам. Сейчас член продолжал стоять колом, и я не знал, что с этим делать. Придя в себя, Ира встала с своего платья, и, изучив, куда попала моя сперма, стала вытирать себя листом подорожника.

Тем временем, Олегу надоело трахать Оленьку в рот. Он беззвучно ударил ее по щеке, отчего Оля рухнула набок и заплакала. Олег подошел к ней, взял в охапку, и, перекинув ее через лежащее рядом дерево, стал пропихивать свой член в ее анус. Ольга пыталась вырваться и позвала меня на помощь, но сделала это как-то тихо и обреченно.

Не войдя в Ольгу сразу, Олег начал вести приготовления своего вторжения. Он обильно смочил судорожно сжимающуюся Ольгу дырочку слюной и пропихнул в нее один палец. Поработав одним пальцем, он просунул два пальца, продолжая разрабатывать дырку. Ольга беззвучно плакала, понимая, что ей предстоит. Олег крепко держал ее за руки, прижимая ее ноги к земле.

Не знаю, как вас, а меня всегда возбуждала такая псевдодопокорность. Беззащитная девственница лежала обнаженной животом на стволе упавшей сосны. Ее руки пытались найти опору, но, видимо от выпитого в ресторане алкоголя и плотских утех, не могли этого сделать. Ноги ее были неподвижны. И только в ее узкой неприступной дырке орудовали пальцы второгодника Олега, застукавшего нас на тихой сосновой полянке возле шумного ресторана и шумной реки, на берегу которой продолжали веселиться взрослые выпускники.

От этого зрелища я стал возбуждаться еще больше. Член стоял как каменный, гудел, не думая опадать. Ира смотрела на свою подругу, натягивая черное платье и поправляя мятую прическу. Мы стояли в стороне. А в нескольких метрах от нас Олег — накаченный второгодник ростом под 1, 90 — медленно, несуетливо впихивал свой член в девственный анус аккуратной стройной девочки, всего лишь пожелавшей расслабиться со своей подругой и помочь ей преодолеть робость. Теперь удовлетворенная подруга взирала на то, как в анус ее одноклассницы — отличницы, получившей пару часов назад аттестат особого образца — сантиметр за сантиметром проникает мужской член. Ольга просто выла, впиваясь руками в землю и крутила головой. Олег, чье лицо не выражало никаких эмоций, раздвигал двумя руками ее ягодицы, надавливая и проникая все глубже. Оля сучила ногами, стучала своими миниатюрными ладошками по земле и изредка шептала «Остановись… больно… ммм… остановись… пожалуйста… «.

На Олега не действовали ни ее шепот, ни движения руками — он сосредоточенно проникал в девственный анус, погружаясь в него миллиметр за миллиметром . В какой-то момент, его лобок коснулся Олиных ягодиц, и тогда он начал хлестать их ладонью, нанося звонкие удары. Оля снова попыталась вырваться, что, впрочем, ей снова не удалось. Чем активнее она пыталась соскочить с члена, тем яростней были шлепки Олега.

Ира, глядя на это, начала снова, подняв платье, которое только что надела, гладить свою киску, рассматривая круглыми глазами, что происходит с ее подругой. Олег перестал шлепать девочку и, замерев на несколько секунд, начал остервенело, резко трахать ее в зад, работая даже не отбойным молотком, как обычно пишут в подобных рассказах, а словно перфоратором. Он просто долбил ее в зад, встав с коленей на ноги и держа ее за талию. Ольга сначала выпучила глаза, а потом начала тихо реветь, уткнувшись в землю перед собой. Но Олег и не думал кончать или снижать темп. Он смотрел стеклянными глазами в одну точку, мертвой хваткой держал беззащитное юное тело перед собой, с фантастической частотой засаживая в него свой толстый и длинный член.

Я повернулся и увидел, что Ира, продолжая одной рукой массировать свою распечатанную дырочку, принялась другой рукой сживать сиськи, глядя, как насилуют ее лучшую подругу. Я подошел к Ире и начал целовать ее, впервые целовать по-взрослому, без опаски и страха. Моя рука легла на ее грудь и начала сживать ее твердые соски. Ира замычала — рот ее был закрыт моим поцелуем.

Она прислонилась к дереву, к которому еще полчаса назад был привязан я, задрала платье, и произнесла:

— Трахни.

«Ничего себе», — подумал я. И Иру, и Олю я знал как примерных учениц — участниц олимпиад, конференций. Они обе увлекались математикой, физикой, мечтали поступить в лучшие технические вузы нашего города… А теперь одна из них мычала под Олегом, подставляя ему зад, а вторая стояла у дерева с задранным платьем и раздвинутыми ногами, предлагая трахнуть ее. Естественно, что я не отказался.

Я поднял ногу Ирочки и аккуратно вошел в нее. Мы трахались стоя, облокотившись своими телами на старую высокую сосну. Ира, не отворачивая головы, смотрела мне в глаза, что возбуждало меня еще больше. Она то и дело закусывала нижнюю губу, тихонько постанывая в такт моим движениям.

Музыкальное оформление нашей полянки сменилось на двухголосый стон. Девочки стонали почти одновременно, а что может быть приятней для мужского уха, чем сладостное женское мычание. Но если Ира явно ловила кайф, отдаваясь своему объекту фантазий, но Оля подвывала от боли — Олег успел посадить девочку на себя, всунуть член в жопу и теперь продолжал долбить ее. Всем своим телом Оля прижималась к нему, а Олег гладя ее роскошные русые волосы шептал: «Ну подожди, сейчас… Потерпи еще немного… ты же хорошая… ты же сильная… ну давай… ооох, как хорошо…»

Оля отвечала на его слова или заметным сопением, или тихими сдержанными стонами. Но вот Олег задергался. Он обвил Оля своими ногами, заставив ее замереть, и, прохрипев «Дааа», стал спускать в Олину жопу, вколачивая член до упора.

Одновременно с Олегом стал кончать и я, глядя в зеленые глаза Иры, которые смотрели на меня в упор. Я не мог понять, какую эмоцию она испытывала в тот миг. Внутрь ее изливался ее бывший учитель, сделавший ее женщиной, учитель, которому она писала любовные письма, тот, которого она хотела видеть всегда. Излившись, я отпустил Иру. Она присела на небольшой пенек, стоявший рядом — трахаться стоя на одной ноге не самое приятное и удобное дело в жизни.

В нескольких метрах от нас Олег вынимал свое орудие из девичьего зада, откуда тотчас полилась густая сперма — накачал он Олю будь здоров.

Ира одернула платье и прохаживалась по поляне, глубоко вдыхая запах летней прохлады. Я молча одевался. Олег искал, где он бросил свои вещи, придя сюда, и, найдя их, заявил, что потерял один носок. Оля некоторое время лежала так, как когда-то положил ее Олег — перегнувшись через дерево. По ее ногам стекала сперма, тушь ее потекла, прическа превратилась в копну сена. Она нехотя встала — было видно, что идти ей тяжело, — и стала натягивать свое прекрасное цветочное платье, которое все это время лежало аккуратно сложенным в стороне. Девочки помогали друг другу одеться, менялись нашедшимися заколками. Ира достала откуда-то влажные салфетки и аккуратно привела Олю в порядок, стерев с ее лица разводы от слез и туши.

Ко мне подошел Олег:

— Поздравьте, что ли, с выпускным! — он протянул мне руку.

Я пожал ее.

— Поздравляю, — тихо сказал я. И решил дать мужские наставления: — Что ж ты так ее выдрал-то? Места живого нет? С девушками надо…

— Оооой, — протянул Олег. — Да я ее каждую неделю ебу, вот только в жопу не давала. Боялась все. А остальное у нас уже пройденный этап.

Я присвустнул.

— Не удивляйтесь. Оля и Ирку хотела под меня подложить, чтобы та бабой стала. Да Ира тебя хотела. Как никак несколько лет к тебе на уроки ходила. Учебник за весь год еще в первой четверти конспектировала, чтобы ты внимание обратил. Ну, свершилось, наконец-то…

Я посмотрел на часы: мы были на полянке почти час. Нас уже могли потерять и начать поиски. А мне это было не надо: найдут учителя с отдышкой и блаженной улыбкой, а рядом с ним — потрепанных девиц, поправляющих платья. Тут даже думать не надо — и так все понятно.

Олег понял мои мысли:

— Не боись! Наши тебя прикроют!

Я обомлел:

— Кто это — «наши»?

— Ну из нашего класса все знали, что Ирка тебя сегодня трахнет, она нам свой план по минутам изложила. Договорилась, что если предки ее искать пойдут, то мы скажем, что она пошла на пирс фотографии делать — он с ресторана не просматривается, и к нему несколько дорог ведут. Они бы ее искать пошли, так она бы вернулась и сказала, что разминулись…

Во мне боролись два чувства: с одной стороны, мужского удовлетворения и блаженства: когда еще молодая девчонка будет тебя связывать и трахать… С другой, все это было неправильно. Девочка ведь влюблена… Я в нее кончил только что… Не ответишь взаимностью — родителям стукнет, что приставал, потом не отмоешься…

… Девчонки шли, взявшись за руки в сторону ресторана. Из-за туч выглянула луна. Ее свет играл на атласных плечах Иры и отражался в волосах Оли, покрытых каким-то дорогим лаком. Я сделал небольшой крюк и вошел в ресторан с другой стороны.

За учительским столом сидела директриса, Ирина Борисовна, и завуч Наталья Петровна. Я сел за стол. Они подняли на меня глаза, помолчали и продолжили поглощать горячее.

— А где Ксюша? — спросил я. Так звали нашу молодую учительницу английского, с которой можно было болтать об интернете, музыке. Зная, что она будет, я и согласился поехать в ресторан.

— Ксюха… А она в лес пошла с Игорем Михайловичем, — невзначай сказала завуч. — Говорит, пойдем полянку красивую покажу. Ну вот они и пошли. Только они ушли, как ты пришел.

Новость эта родила во мне противоречивые чувства. Но, решив для себя, что с меня на сегодня довольно, я нацедил себе в бокал коньяка и залпом выпил его, предвкушая прекрасную ночь. Играла музыка, вокруг было море алкоголя, а домой нас должен был отвезти все тот же автобус…

Что же касается Иры, то она уехала поступать в другой город, нашла там, судя по фотографиям в социальной сети, молодого человека, с которым уже ездит отдыхать на южные курорты. Мы с ней переписывались пару раз, но в своем последнем письме Ира сказала: «Спасибо Вам за тем минуты. Я иногда вспоминаю те мгновения, но все это в прошлом. Извините за все, что я сделала. Я понимаю, как была не права».

Ч3

Когда я пришел работать в школу, мне было 23 года. Помимо того, что меня «бросили» на старшие классы, разница в возрасте с которыми у меня составляла какие-то 5—6 лет, в школе вокруг меня сновало с десяток молодых учительниц, которые, в условиях дефицита коллег-мужчин, с первого же дня проявляли ко мне недвусмысленный интерес. В нашей школе помимо меня работал молодой математик, женатый и имевший двоих детей, учитель труда (отставной военный, отметивший 60-летний юбилей), учитель ОБЖ (такой же старый вояка) и заместитель завхоза — лысеющий мужичок за 40. В таких условиях к моей скромной персоне было приковано повышенное внимание как старшеклассниц, так и коллег.

С первого же дня рядом со мной начала активно крутиться учительница английского языка — Варвара. Она, как удалось установить, была замужем, но муж ее работал в соседнем городе, приезжая к своей супруге раз в месяц. Варвара была ниже меня ростом, имела очень скромное миниатюрное телосложение, стройные аккуратные ножки, невыразительную грудь и абсолютно плоскую попу. Вроде бы ничего привлекательного в ней не было, но ее азарт, добрый юмор, заразительный смех, постоянное хорошее настроение делали свое дело. Мы болтали на переменах, вместе ходили обедать в школьную столовую, вместе сидели на педсоветах и совещаниях.

Наверное, все бы так и продолжалось, но наступила зима, а вместе с ней новогодняя суета. Коллектив решил праздновать Новый год в школе, накрыв столы в актовом зале. Скинулись, закупили алкоголь, наняли тамаду (хорошего, с интересными конкурсами). Время до массовой попойки шло медленно: тянулись уроки, ставились последние оценки. Состоялась дискотека для старшеклассников, на которой я был дежурным учителем… Про нее когда-нибудь будет отдельный рассказ.

Итак, пришла долгожданная пятница. К 16 часам в актовый зал школы стал стягиваться весь наш коллектив: в основном, бесформенные тетки без возраста, для которых выпить водки в актовом зале было интересным времяпровождением. Я сел рядом с нашими мужиками. Василий Геннадьевич — замзавхоза — достал из своего портфеля два литра хорошей водки, трудовик поставил под стол две полторашки пива. На столе стояли салаты, коньяк… Учительницы распаковывали свое любимое мартини… Начиналась музыка, конкурсы… Алкоголь лился рекой.

…Не помню когда именно, но помню что как-то неожиданно заиграла медленная музыка. Моих соседей, которые, надо сказать откровенно, едва стояли на ногах, разобрали веселые учительницы. Ко мне подошла Варвара и, игриво глядя в глаза, повела за руку танцевать. Варенька была в коротком синем платье с оголенными плечами. Она прижалась ко мне всем телом, положив голову на плечо. От того, что миниатюрное молодое женское тело прижалось ко мне, начал оживать мой член. Алкоголь мгновенно выветрился, уступив место какому-то дикому сексуальному желанию. Музыка продолжалась. Женская голова с пышными волосами, пахнущими дорогим парфюмом, лежала на моем плече. Мои руки постепенно перемещались со спины девушки вниз, к ее талии. Варя никак не реагировала на мои действия, позволив взять ее за ягодицы. Я аккуратно увлек девушку в дальний темный угол зала, чтобы спокойно

наслаждаться ею в моих объятиях, не светясь перед всем коллективом. Ее аккуратная попа оказалась в моих руках, чем я наслаждался, пока не кончилась музыка.

Варя не хотела отходить от меня, да и я не хотел, чтобы наш танец продолжался. Но Варвара словно опомнилась, отстранилась:

— Мне надо выйти, я сейчас… — она опустила глаза и быстро пошла к выходу из зала.

Я стоял на месте, решая что делать, и принял для себя решение: идти за ней. В коридоре никого не было: кто хотел уйти раньше, тот уже ушел, а остальные танцевали и пили в зале. Я увидел Варю в конце коридора и пошел за ней. Мой кабинет находился рядом с заведением, куда Варвара шла «пудрить носик», как принято писать в дамских романах. Пройдя за Варей, я открыл кабинет, включив настольную лампу. Услышав скрип двери, я вышел в коридор, ожидая, когда мимо пойдет Варвара. Я быстро открыл дверь и, схватив Варю в охапку, втащил ее в свой кабинет, закрыв дверь свободной рукой. Варя пыталась оттолкнуть меня, но я настойчиво закрыл ее рот поцелуем, крепко держал ее, а сил у девушки не хватало, чтобы избавиться от меня. Постепенно Варя начала отвечать на мой поцелуй, обняла меня. Мы целовались во мраке школьного кабинета, освещаемые новогодней гирляндой и моей настольной лампой.

Неожиданно для меня рука Вари начала ощупывать мой член, который рвался наружу из узких официальных брюк. Она обхватила ладошкой мой орган и начала гладить его через одежду, не прекращая целоваться. Я начал снимать с нее платье, освобождая грудь. Ее синее платье, как я уже говорил, открывало плечи и начиналось как раз на ее скромной груди. Я расстегнул молнию сзади ее одежды и немного спустил платье. На меня смотрела миниатюрная аккуратная грудь, словно бархатная наощупь, с розовыми сосками, которые обрамлялиь небольшими алыми ореолами.

Я посадил Варю на парту и начал ласкать ее грудь, облизывая каждый миллиметр ее тела. Варвара закрыла глаза, откинулась назад и начала тяжело дышать, закусывая нижнюю губу. Я продолжал порхать языком по ее очаровательной миниатюрной груди, а Варя потянулась, чтобы расстегнуть брюки. Она подрочила член своей маленькой прохладной ладошкой и, посмотрев в глаза, сказала: «Садись, моя очередь».

Мы поменялись местами, и Варя взяла мой член в свой маленький теплый рот. Вся ее миниатюрность придавала ей сексуальности. Она напоминала мне неопытную девочку, по сравнению с которой я казался большим взрослым мужиком. Она перекатывала в своей ладошке мои яйца, облизывая, словно леденец, стоявший колом член. Варя проводила своим языком от основания до головки, ласкала крайнюю плоть, вращала языком вокруг члена, пытаясь погрузить его до горла. Она чередовала рот и руки, то подрачивая член, то снова погружая его в рот. Иногда Варя доставала свои зубки и слегка покусывала член, сжимая его в своей руке. Варвара то и дело отрывалась от моего органа, переключаясь на яйца, которые она сладко облизывала, не переставая работать руками. Подобного удовольствия я давно не испытывал, поэтому просто наслаждался каждым мгновением. Нежные теплые губы Вари обхватывали член плотным кольцом, скользили по нему, даря удивительное наслаждение.

Через некоторое время Варвара оторвалась от члена и встала передо мной. Она сама стянула с себя платье, оставшись в одних трусиках. Бюстгалтера на ней не было. Варя стояла передо мной, одетая в темно-синие кружевные трусики, телесного цвета чулки и туфли на высоком каблуке. Ее миниатюрное тело освещалось разноцветной новогодней гирляндой и тусклым светом настольной лампы, что добавляло ей — сексуальности, а всей ситуации — романтики.

Я раздевался, глядя ей в глаза. Варя подошла к дивану, который стоял в глубине кабинета, покачивая бедрами. Сбросив с себя все лишнее, я пошел за ней. Дойдя до дивана, Варвара облокотилась на него, подняв свою аккуратную попку и покачав ею из стороны в сторону. Я опустился перед ней, стянул с ее трусики и приник языком к ее дырочкам. Я решил доставить ей такое же наслаждение, какое она доставила мне несколькими минутами ранее. Я посасывал ее клитор, проникая пальцами по очереди в обе дырочки, проводил языком по киске, облизывая складки ее нежной девочки. Варя начала подвывать, вращая попкой. Она старалась делать так, чтобы мой язык проникал в нее глубже. Варя сжимала руками обивку дивана, упираясь в него головой. Она мычала в диван, стараясь сделать так, чтобы нас не услышали.

Варя легла на диван, разведя в сторону ноги и, взяв меня руки, притянула к себе. Я поласкал ее грудь языком, а затем, положив Варвару поудобнее на диван, вошел в нее. Киска Вари была узкой, теплой. Начав двигаться в ней, я стал получать истинное наслаждения, ощущая, как проникаю в нее каждым миллиметров своего члена. Каждое движение дарило непередаваемое удовольствие, заставляя сознание забывать о том, где мы. На какое-то время все мои мысли, ощущения сконцентрировались на члене и на ее киске. Я трахал ее медленно, с чувством, аккуратно раздвигая стенки влагалища и погружаясь до упора в миниатюрное тело моей молодой коллеги. Варя притянула меня к себе и начала целовать меня, покусывая мои губы и погружая свой язык в мой рот. Она двигала попкой, насаживаясь на меня, обнимала меня обеими руками, страстно целуясь. Я потерял счет времени, наслаждаясь каждой секундой этого секса. За окном медленно падал предновогодний снег, а в полумраке школьного кабинета молодой учитель физики сливался в сексуальном экстазе с миниатюрной учительницей английского, ритмично впиваясь в нее по самые яйца.

Я начал уставать. Взяв Варю за руки я поднял ее, подхватив под ягодицы и не вынимая из нее члена. Я аккуратно лег на диван, посадив Варвару на себя сверху и предложив ей свободу действия. Варя начала двигать бедрами, притянув мои руки к своей груди. Мой член погружался в Варвару, а мои руки исследовали ее грудь и аккуратно сжимали ее соски. Диван мерно поскрипывал, Варя сладко мычала, а по моему телу разливалось наслаждение и удовлетворение.

Варвара начала дрожать. Прижавшись ко мне всем телом, она взвыла. Я схватил ее за зад и начал долбить ее киску, другой рукой прижимая Варю к себе. Она мычала мне в плечо, подмахивая каждому моему движению. Она начала изгибаться на мне, тяжело дыша. Потеряв контроль над собой, я надел ее на свой член до упора и начал кончать вглубь ее киски, извергая потоки спермы. Меня накрыла такая волна удовольствия, что я прижал ее к себе, изливаясь, прижал так, что на ее теле остались покраснения и синяки. Я выплескивался в нее, отчего Варвара вздрагивала, сжимая свою киску, которая выжимала все соки из моего члена.

…Мы лежали в тишине. Варя лежала на мне, положив голову на плечо. Она вынула из себя мой член, и теперь сперма вытекала из ее девочки. Я гладил ее волосы, целуя в лоб. Варя гладила меня по груди, смешно царапая ее своими длинными ногтями, то и дело целуя в щеку. Она положила свою ножку на мой живот, отчего член стал снова оживать.

— Господи, как я же я давно так не трахалась, — она села на диване в моих ногах. — Муж с сентября не приезжал… Да и что толку от его визитов… Я же знаю, что он месяц по проституткам ходит… а потом приезжает ко мне и делает вид, что месяц терпел. А сам… попыхтит пару минут, сольет в презик и спать.

От ее слов мой член стал набирать силу. Он медленно наливался кровью, поднимаясь перед Варей. Она взяла член в руку, начав дрочить. Член в ее руках оживал быстрее.

— Ух ты, — улыбнулась Варя. — Это он на меня так реагирует?

Я улыбнулся и кивнул. Варвара смешно толкнула меня: «Двигайся, я лягу».

Я послушно лег на бок, положив Варю на краю дивана. Подняв ее ногу, я направил член в неостывшую киску, из которой не успела вытечь моя сперма. Варя была возбуждена, и член легко проник в нее, коснувшись чего-то внутри нее, отчего Варвара дернулась и охнула. Одной рукой я держал на весу ее стройную маленькую ножку, другой — ласкал миниатюрную грудь, покрывая ее шею поцелуями. Варвара гладила мою голову, взъерошивая волосы, а другой — дрочила свой клитор, пытаясь приблизить оргазм. Мы сливались в единое целое, двигаясь в такт друг другу. Член потерял свою чувствительность, и теперь я трахал ее жестко и ритмично, не боясь кончить раньше времени от переизбытка чувств и ощущений. Вынув член, я поставил ее колени, прогнув в спине. Ее аккуратная попка призывно смотрела на меня, дырочки были раскрыты. Варя глубоко дышала, медленно вращая задом, ожидая продолжения. Я вошел в нее, навалившись так, что она упала на живот. Я начал покрывать ее, двигаясь в узкой киске. Варя лежала подо мной, вытянувшись на диване и тихо стоная в такт моим движениям. Свет от настольной лампы и от новогодней гирлянды играл на ее чулках и шелковых темных волосах. Варя расслабилась, словно осознавая каждое мое движение.

— Кончи в меня, — сказала она отчетливо и продолжила постанывать. Это было сказано вовремя. Устроившись удобнее, я участил свои движения, стараясь насладиться каждым движением и каждой секундой этого предновогоднего секса.

Погрузившись до упора, я стал кончать внутрь своей коллеге. Спермы было меньше, но удовольствия от оргазма к красивой молодой девушкой было столько же, как и в первый раз. Разрядившись полностью, я вынул из нее свой член. Вынув из своего шкафа чистую салфетку, я протер свой член, а потом опустился на колени, чтобы вытереть ее киску. Варя раздвинула ножки, и я начал промокать ее промежность, играя с клитором. Варя была возбуждена настолько, что начала подмахивать моим движениям — второй раз она еще не кончила. Я тер ее киску с удвоенной энергией, обращая особое внимание на клитор. Варвара неожиданно выгнулась, она металась по дивану, а я продолжал тереть ее девочку, пока Варя не успокоилась. Она повернулась ко мне и посмотрела в глаза:

— Как теперь работать будем вместе? Я же каждый раз буду течь, вспоминая этот вечер… Она закрыла глаза и сладко улыбнулась.

Я тем временем оделся, умылся, привел в порядок кабинет. Варя тянула свои трусики, надела с моей помощью свое обтягивающее платье. Пока я прибирал кабинет, она сбегала за своей сумочкой, которую оставила в зале.

К тому моменту, когда мы спустились в вестибюль, на часах было уже 8 часов вечера. Школа была практически пустой. В зале, судя по словам Вари, танцевали наши мужики с учительницей истории. На улице было морозно.

Нам с Варей было не по пути. Я предложил проводить ее до дома, но она отказалась.

Так закончился последний рабочий день учителя в том году. В январе Варя не вышла на работу, как я выяснил, на Новый год к ней приехал ее муж и уговорил переехать к нему в соседний город. Так закончилась эта новогодняя история страсти. Не так давно, я нашел Варю в соцсетях: теперь у нее двое прекрасных детей, один из которых родился в сентябре следующего года, следующего за тем самым декабрем…

Ч4

Быть единственным мужчиной в школе — это и счастье, и страдание, и удивительное счастье, и непередаваемая мука. Быть в женском коллективе единственным мужчиной в расцвете сил, в том числе сексуальных, — тяжелая ноша, веса которой не каждый выдержит. Так или иначе, я уже писал, что на момент моего трудоустройства в школе, помимо меня среди учителей было 3 мужчины, которые никак не могли считаться объектами страстных желаний. Зато было много молодых учительниц, многие из которых не могли устроить свою личную жизнь, перебиваясь случайными романтическими встречами. Нагрузка учителя такова, что после 6 уроков, внеклассных занятий, заполнения журналов времени на удовлетворение своих сексуальных желаний практически не остается. Причем не остается не только времени, но и душевных сил. Однако, всем хочется внимания, а потому молодые учительницы пытались обрести мужскую заботу на работе, обращая на меня — одинокого молодого парня — повышенное внимание.

Одной из таких молодых коллег была Юля — учительница физкультуры. Она была на пару лет младше меня, но имела выдающуюся фигуру, которая являлась продуктом ее хобби: в свободное от школы время Юля профессионально занималась фитнессом и бодибилдингом. Среди фотографий, которые она оставляла в социальных сетях, каждое второе фото было посвящено ее тренировкам в зале и выступлениям в конкурсах. Фотографии в купальниках и в тренировочной форме, которая в ее случае состояла из обтягивающих шортиков и легкой свободной майки, Юля выкладывала каждую неделю. Надо сказать, что она пользовалась популярностью у старшеклассников: Юля работала в 10—11 классах и была на 3—4 года старше своих учеников, что, конечно, раззадоривало парней. Они делали фотографии с Юлей, старались помогать ей организовывать внеклассные мероприятия по физкультуре, помогали убирать спортивный зал. Юля была не замужем и источала какие-то непередаваемые сексуальные флюиды. Тренировки помогли Юле создать фантастическое тело. Она была среднего роста, имела 3 размер груди, подтянутую попу и длинные тренированные ноги. По школе Юля ходила в обтягивающем спортивном костюме, который подчеркивал ее прекрасную точеную фигуру. У нее были большие голубые глаза, наполненные девичей невинностью и нежностью, пышные длинные волосы, которые во время занятий она убирала в простой небрежный хвост. Ее пухлые губы дополняли этот портрет чудесной молодой девушки, на которую, как я понимаю, подрачивало не маленькое количество старшеклассников.

Мы общались с ней не очень тесно — кабинеты математики и физкультурный зал находились в разных концах школы. Бывало, что мы не встречались неделями, или обменивались банальными приветствиями. Однако, надо сказать, что даже слово «Привет», сказанное ее чувственными губами, превращалось в настоящее сексуальное послание. Юля, здороваясь, заглядывала мне в глаза и нежно улыбалась, отчего мой член каждый раз начинал шевелиться. Но нервная атмосфера школы, постоянная беготня не оставляли в голове намеков на какие-то сексуальные приключения.

На тот День учителя Юля сменила свой привычный спортивный костюм на шелковое платье с открытой спиной, которое почти полностью открывало ее стройные ноги. Легкое бежевое платье дополнялось массивным ремнем, который подчеркивал ее талию, визуально поднимая её

отчего ноги казались еще длиннее. Ее образ подчеркивали стильные туфли на высоком каблуке, что также добавляло девушке стройности и привлекательности. Когда она входила в школьный актовый зал, где должен был состояться концерт, старшеклассники присвистнули и откровенно пожирали ее глазами. Юля шла по залу, покачивая аккуратными бедрами, отчего ее распущенные по случаю праздника волосы, волнами раскинувшиеся по ее плечам и спине, мерно покачивались в такт шагам. Юля решила сесть рядом со мной, чему я был несказанно рад. Ее платье немного задралось, и моему виду предстали ее ножки, практически полностью открытые. Задравшееся платье лишь слегка прикрывало ее попку, что придавало ей желанности и немыслимой сексуальной энергии. Естественно, весь концерт я украдкой смотрел на ее ножки, а член в штанах предательски шевелился, показывая мое возбуждение. Хорошо, что джинсовая ткань была плотной и член не особо выделялся, но я заметил, что Юля смотрела на бугорок на моих штанах, а на лице ее играла легкая игривая улыбка. Мы смотрели на сцену, делая вид, что не интересны друг другу: я делал вид, что не замечал ее взгляды на мое встававшее достоинство, а она делала вид, что не замечает моего томного взгляда на свои ножки и задравшееся короткое платье. Мы сидели в центре зала, окруженные своими коллегами, поэтому я сдерживал свое желание погладить ее бедро, такое открытое, доступное и притягательное.

Концерт кончился, и зрители стали расходиться. Я незаметно поправил штаны, чтобы состояние члена не было заметным: не дело рассекать по школе с бугром на джинсах. Пока я приводил себя в порядок, дежурно общаясь с коллегами, Юля вышла из зала, пропав из моего поля зрения. Рабочий день в школе закончился, можно было идти домой. Однако, возбуждение, полученное во время концерта, было сильным и его было нужно куда-то деть. Все мои мысли были о Юле, ее точеной фигуре, ее обворожительных ножках, ее легком платье и головокружительном парфюме. Все мое мужское естество хотело Юлю, тянулось к ней, жаждало ее. Плюнув на предрассудки и сомнения, я дождался, когда коллеги покинут школу и спустился в спортивный зал. У Юли по расписанию еще должен был быть кружок легкой атлетики для учеников начальной школы, поэтому уйти она еще не могла.

Двери в зале были открыты. Я постучал, но не получил ответа, и решил поискать Юлю в преподавательской. У физкультурников была своя каморка в зале, где хранились мячи, скакалки, стояли кубки, лежали папки с документами. Я открыл дверь и вошел. В конце помещения переодевалась Юля. Она только что стянула с себя свое платье и теперь стояла спиной ко мне в кружевном алом белье и ажурных чулках. Юля не слышала, что я вошел. Она неспешно складывала платье и собиралась надеть привычный спортивный костюм. Юля открыла шкаф, где лежали ее вещи и начала что-то искать на нижних полках, прогнувшись в спине и выпятив свою попку. Такой вид придал мне смелости и сексуального желания. Юля выпрямилась и вдруг в зеркале заметила мое отражение.

Она повернулась, прикрывшись только что снятым платьем:

— Ты чего? Выйди! Как не стыдно! — она забилась в угол помещения и приоткрыла дверцу шкафчика, используя ее как ширму. — Выйди же, говорю!

Я слышал ее просьбу, оценил настойчивость, но выйти из помещения, где в паре метров от меня стояла стройная спортивная девушка в потрясающем белье, с распущенными волосами, которые немного прикрывали ее грудь, с упругой подтянутой попкой, пухлыми накрашенными губками и большими голубыми глазами испуганного оленёнка, было бы непозволительной роскошью. Я приблизился к Юле и посмотрел ей в глаза. Мы стояли друг напротив друга, разделенные приоткрытой дверцей шкафчика, и молчали. Внезапно Юля сделала шаг ко мне и, обвив меня руками, впилась в мои губы, чувственно целуясь. Ее язык проник в мой рот. Она нежно посасывала мои губы, проникая в рот. Ее руки взъерошили мои волосы, и вся она с каждой секундой прижималась ко мне все сильнее. Я расстегнул ее лифчик, выпустив на свободу роскошную грудь. Я отстранил ее от себя и начал нежно посасывать ее соски, нежно облизывая каждый сантиметр ее потрясающих сисек. Юля начала постанывать, прижимая мою голову к своим соскам. Я обводил вокруг них языком, слегка покусывал, целовал, втягивал каждый из них в свой рот. С каждым моим движением Юля выгибалась, все сильнее прижимая меня к себе.

Я поставил Юлю перед собой и, поцеловав ее в живот, одним движением стянул с ее кружевные алые трусики, которые едва прикрывали ее идеально выбритую нежную киску. Я прильнул к ее клитору и начал играть с ним так же, как до этого играл с ее грудью. Я облизывал ее клитор, втягивал его в себя, нежно целовал его, играя языком. Надо сказать, что я не мастер делать куни, но сейчас мне захотелось доставить этой девушке максимум удовольствия. Я посадил ее на стол, раздвинул ее ноги и начал выливать киску, которая уже текла. Юля продолжала прижимать мою голову к себе, отвечая на каждое движение своим стоном. Я помогал себе пальцами, проникая в нее, старался засунуть язык в нее дырочку, не забывая про клитор. Юля явно начала балдеть. Она прислонилась спиной к стене, раздвинула ноги и помогала мне своими руками. Пока я вылизывал вход в ее киску, она наяривала свой клитор, приближая оргазм. С каждой секундой Юлины стоны становились все громче. Внезапно она начала судорожно сжимать ноги, прижимая мою голову к своей девочке. Ее трясло в оргазме, а я продолжал вылизывать соки ее влагалища, которое манило к себе.

Я встал, быстро скинул с себя рубашку и джинсы. Открыв глаза после оргазма, Юля схватила мой член и начала гладить его через трусы. В это время я целовал ее в губы, поглаживая ее грудь. Юля встала передо мной на колени и, спустив мои трусы, достала член, погрузив его в свой рот. Ее пухленькие чувственные губы обхватили мой член теплым влажным колечком. Она медленно насаживалась головой на мой член, проталкивая его в свое горло. С каждой фрикцией она прикасалась кончиком своего носа к моему лобку, а затем вынимала член из своего ротика, оставляя в себе головку. С каждой фрикцией колечко ее губ становилось все более плотным, что доставляло мне истинное наслаждение. Юля начала увеличивать темп, обхватив руками мои ягодицы. Она ритмично насаживалась своей головой на член, приближая мой оргазм. Чувствуя, что приближается кульминация, я схватил Юлю за волосы и стал еще быстрее вбивать член в ее рот. Тяжесть внизу живота стала нестерпимой и, втолкнув член в ее горло, я начал кончать, выплескиваясь в нее до последней капли. Юля старательно проглотила сперму, глядя мне в глаза, затем вынула член изо рта и быстро почистила его своим языком. Она облизывала каждый миллиметр члена, покрывала его поцелуями, терлась о член своими бархатными румяными щечками, подрачивая его и играясь с яйцами. От Юлиного усердия на моем орудии остались заметные следы ее алой помады…

Увидев, что член снова окаменел, Юля поднялась с колен и, подойдя к столу, легла на него животом, раздвинув двумя руками ягодицы. Ее спортивная накаченная попка манила к себе своими ухоженными дырочками, которые были покрыты ее соками. Она полностью легла на стол, закрыв глаза. Подойдя к ней, я помассировал ее попку, проник пальцами в киску, а также немного поиграл с ее анусом, отчего Юля вздрогнула, но затем улыбнулась, приглашая меня продолжать начатое.

Я ворвался в нее, загнав член на полную, и начал трахать, впиваясь по самые яйца. Возбуждение было таким, что мне хотелось просто драть ее, долбить ее, насадить на свой член до конца. Устроившись удобнее, я начал покрывать ее как молодой жеребец покрывает своих подруг. Все мое сознание спустилось в член. Существовала только она, ее узкая дырочка, от проникновения в которую Юля стонала, сжимая руками столешницу. Исчез весь внешний антураж, все эти кубки и медали, все секундомеры, мячи… Существовало только чувство полного удовлетворения и нестерпимое желание трахать это молодое упругое тело, погружаясь в него до упора. Я потерял счет времени, сконцентрировавшись на своих ощущениях. Поняв, что кончаю, я вогнал член в Юлю до конца так, что она ударилась лбом об стену. Яйца поджались, и я стал накачивать ее спермой. Сладкие судороги длились долго. Член выбрасывал потоки семени, которые заполняли узкое пространство ее влагалища. Юля расслабилась и тихонько пищала, сжимая мышцами своей киски мой член. Я нагнулся к ней и поцеловал в шею. Во мне был такой прилив нежности, что мне хотелось облизать ее всю, покрыть поцелуями каждый кусочек ее шикарного спортивного тела.

Я вынул ее нее опадающий член и аккуратно лег на нее, прижавшись своей грудью к ее спине. Юля лежала подо мной, горячая, манящая. Она лежала, закрыв глаза и тяжело дышала, облизывая губы. Я покрывал поцелуями ее шею, целовал ее в ушко, прикасался губами к ее нежным молочным плечам.

Вдруг я почувствовал, что Юля протянула руку и начала снова подрачивать мне. В третий раз член вставал медленнее, но все равно через несколько минут ритмичной дрочки мягкой девичей рукой, он принял боевое состояние. Юля взяла мою руку и положила ее на свой анус. Она взяла меня за палец и направила его в свою верхнюю дырочку. Поняв ее желание, я стал аккуратно разрабатывать ее анальное отверстие, не забывая поглаживать клитор и немного проникать в ее пещерку. Юля тяжело дышала, двигаясь своей попкой навстречу моим пальцам. От вида текущей девушки, которая продолжала лежать животом на столе, широко расставив ноги.

Я поднес член к ее анусу и аккуратно надавил. Головка прошла в ее попку достаточно легко, однако Юля дернулась, видимо, почувствовав дискомфорт. Двигаться ей было некуда — Юля упиралась головой в стену, и соскочить с члена у нее не было никакой возможности. Я толчками входил в ее анальную дырочку, погружаясь в нее миллиметр за миллиметром. Юля сжимала зубы, вцепившись руками в стол. Я вновь начал медленно трахать ее, боясь порвать ее или причинить боль. Мне не хотелось трахаться с ней. Скорее, я хотел заниматься с ней любовью, сделать так, чтобы она получала удовольствие от секса. Я ритмично двигался в ее заднице. Ее сфинктер обхватывал мой член, доставляя мне неземное блаженство.

Не надоела эта поза и я вышел из Юли, развернул ее, положив спиной на стол. Я прижал ее ступни к своей груди, согнув ее ножки в коленях, и вошел в разработанный анус. Юля открыла глаза и начала играть со мной, поглаживая своими аккуратными ступнями мою грудь, живот, она слегка касалась пальчиками своих ног моих сосков, что добавляло возбуждения и желания. Чувствуя приближения оргазма, я закинул ее ножки на свои плечи и начал жестко трахать ее в попу, желая излиться в нее. Юля начала хрипеть и выгибаться, схватившись за края стола. От ее конвульсий анус стал еще более узким, отчего мой член не выдержал, и я, войдя в нее до самого лобка, начал изливаться в ее прямую кишку. Оргазма такой силы у меня давно не было. Несмотря на то, что я кончал уже в третий раз за полчаса, спермы было много. Я продолжал потрахивать ее попу, в которой хлюпала моя конча.

Юля открыла глаза и спустила ноги с моих плеч. Я вынул из нее свой член и посмотрел на результаты своего сексуального труда. Передо мной на столе лежала обнаженная удовлетворенная молодая девушка, из обеих дырочек которой вытекала моя сперма. Юля смотрела в сторону, глубоко дышала и слегка улыбалась.

Неожиданно в дверь постучали:

— Юлия Дмитриевна, а занятие будет? — спросил детский голос.

Юлия Дмитриевна, приподнявшись на локтях, собралась с силами и резко сказала:

— Да, сейчас начнем!

Она легла обратно на стол и посмотрела на меня:

— Норматив по сексу я приняла, пойду теперь приму подтягивание… — Она хихикнула. — Поможешь?

Я дал ей руку и помог поднять на ноги. Юля достала из шкафа полотенце и быстро вытерла свою промежность. Я помог ей надеть белье и спортивный костюм, проводил до двери, ведущей в зал. Юля поцеловала меня в нос.

— Спасибо. Это лучший подарок на день учителя. Пусть и от коллеги… А теперь иди, увидимся.

С этими словами она вышла в зал к ожидавшим ее ученикам, а я тихонько вышел из каморки через вторую дверь, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Проходя по школе, я услышал разговор двух одиннадцатиклассников:

— И ебет же кто-то нашу Юльку… — с тоской протянул один.

— Да… но всяком случае, не мы, — философски заключил второй.

Удовлетворенный тем, что я знал ответ на их вопрос, я собрал вещи и вышел на улицу. Октябрьская прохлада помогла мне освежиться. Было сухо и сыро, наступала осень. Думая о том, что ждет меня с Юлей дальше, я медленно побрел домой через лужи, покрытые разноцветными опавшими листьями. Был вечер субботы, закончилась еще одна школьная неделя, подарившая счастье.

Возбуждающие капсулы «Распутница»

Возбуждающие капсулы для женщин «РАСПУТНИЦА»

Возбудитель мгновенного действия «Распутница», поможет раскрепостить даже самую скромную стестяшку.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Новые порно рассказы бесплатно!

Search
Generic filters
487
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Загрузка...
ЧИТАТЬ ПОРНО РАССКАЗЫ:
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments