Жизнь и удовольствия маленького волка. Философия жизни (ответвление)

— Извините, но на пятерку вы не знаете.

— Но я же учила! Я же все вам рассказала.

— Вы зубрили, но в самом предмете ориентируетесь слабо. Ваши знания тянут на четверку. На пятерку нужно понимать, воспринимать и ориентироваться в сути.

— Пересдать можно?

— Вы все равно хотите пять?

— Мне нужна пятерка позарез.

— Хорошо, приходите 12-го числа.


Понурая Настя молча вернулась домой, прошла мимо зала, комнаты родителей, комнаты сестры, зашла в свою, закрыла дверь и сползая спиной по двери, медленно села на пол.

— «Ну и как мне быть?»

Пятерка по этому предмету была жизненно необходима, чтобы перекрыть тройки по еще более сложным. Нужно было получать стипендию и показать родителям, что она не совсем бестолочь. Да они будут недовольны, да это показушничество, но хоть как-то. Настя стукнулась затылком о дверь, ну почему она не такая умница, как сестра. У той времени на учебу хватает и успехов выше крыши, и с мальчишками все классно, и гуляет, и родители ее балуют, не то что Настю. Она осторожно тронула себя между сведенных ног, одетых в обтягивающие лосины. Секс был две недели назад и с тех пор никаких продвижений. Будущий бакалавр, которого она считала почти своим парнем, просто трахался с ней за интерес, о чем и сообщил две недели назад. Сейчас у него в постели новая второкурсница, а Настя совсем одна. Был еще вариант некоторых одногрупников и друзей, но они были странные. Эта их манера трахать ее жестко, как дешевую шлюху, чтобы не портить дружеские отношения, ее просто убивала.

— «Что же делать? Может дать ему денег».

Как именно дать ему денег и сколько, Настя не знала. Она никогда не давала взятки за учебу, она вообще понятия не имела, как это делается. В школе таких проблем не было, а сюда ее «поступили». Хотя, порой Настя задумывалась, как классно было бы отчислиться, но строгий нрав отца пугал ее. Быть выселенной из дома на «вольные хлеба», пугало ее до чертиков. Единственный человек, кто мог помочь ей в ее проблемах, сейчас громко слушал музыку за стеной. Даже мама становилась на сторону папы в разных спорах. Оставалась лишь сестра.

Возбуждающие капсулы «Распутница»

Возбуждающие капсулы для женщин «РАСПУТНИЦА»

Возбудитель мгновенного действия «Распутница», поможет раскрепостить даже самую скромную стестяшку.

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

Настя встала и подошла к своему гардеробу. Быстро переоделась в домашнее и тихо вышла из комнаты. Из комнаты сестры доносилась громкая музыка. Настя тихонько постучала, но ничего не произошло. Она постучала еще раз и снова тишина, только музыка продолжает долбить. Осторожно надавив на ручку, девушка приоткрыла дверь и застыла, глядя в щелку. Ее любимая старшая сестренка лежала животом на кровати, очень дерзко оттопырив попу и усиленно работая большим, резиновым, розовым членом у себя между ног. Громкая музыка заглушала ее стоны похоти и удовольствия. От обозреваемого, Насте захотелось самой лечь рядом и повторять за сестрой, но резкая мысль о подобной интимной близости возле своей старшей «подруги» резко сменились стыдом и проснувшейся где-то совестью. Еще немного понаблюдав за доводящей себя до решительного конца сестрой, Настя тихонько прикрыла дверь и ушла на кухню.


— «Почему у меня нет таких игрушек? Почему я всегда рукой?» — думала она, наливая себе холодный сок из пакета.

Ее взгляд случайно наткнулся на лежащие в холодильнике, очень выразительной формы, морковки.

— «Нет! Нет!» — тут же мысленно одернула себя Настя. – «Тебе еще придумывать, как пересдать на пять».

В комнате она первым делом включила комп и уселась за любимые соцсети. Вяло пообщалась с теми, кто уже почти закрыл сессию. Чуть более живо с братьями и сестрами-по-несчастью. Никто не знал, как по-другому закрывать этот предмет. Морковки в холодильнике и образ ласкающей себя сестры никак не хотели улетучиваться из головы.

— Была не была – пробормотала Настя и легкими быстрыми шажками улетела на кухню.

Выбирала она долго, постоянно прислушиваясь к звукам из комнаты сестры, несколько раз походу передумав и решившись снова. Наконец, она выбрала морковку чем-то напоминающую пенис одного парня, с которым у нее был один очень вкусный секс. К сожалению, секс был всего один раз, а воспоминаниями о нем Настя заполняла все свои фантазии, под которые удовлетворяла сама себя ночью под одеялом.

Прибор был выбран, оставалось лишь место. От одной мысли, что сестра или кто-то еще застукает ее за таким постыдным делом, у Насти начинали гореть ушки. Именно потому, она и выбрала ванную. Поход в душ не был чем-то прям таким необычным, там ее не мог кто-нибудь потревожить и просто стоило принять расслабляющий душ после дурацкого дня в универе.

Настя зашла в ванную, разделась, морковку положила в раковину. Немного подумала, потрогала ее – морковка была холодная. Закрыв раковину и набрав туда теплой воды, девушка положила морковку в воду.

— «Пусть согреется, а мне приятно будет, вроде бы как живой и теплый член»

От своей маленькой шалости и предстоящего удовольствия, резко захотелось смеяться и веселиться, но не стоило терять времени. Быстрый душ. Вот она смыла последние мыльные сгустки со своей киськи и наконец-то потянулась за морковкой.

— «И как бы мне так?» — думала Настя, решая в какой позе будет проще и удобнее.

Наконец, снова вспомнив сестру, она включила воду для создания легкого шума и встала раком. Просунув одну руку между ног теребя складки внешних половых губ, поглаживая и щипая клитор, она возбуждала себя, нагоняя волны приятных ощущений.

— «Неудобно будет, но так хочется» — полотенце легло на бортик создавая мягкую подушку, куда Настя легла щекой, освободив обе руки.

Представив в какой она сейчас позе и как это выглядит – девушка голая в ванной, стоя раком, трахает себя морковкой – Настя еще больше распалилась и начала тыкать теплым овощем себе между ног, стараясь попасть в нужное отверстие.

— «Вот оно!» — морковка наконец уткнулась в правильное место и стала погружаться, раздвигая нежную плоть.

— Ах! Уф! – кусая губы, Настя трахала себя морковкой, не забывая неистово тереть клитор, цеплять пальчиками анального отверстие и водить кончиками ногтей по лобку, вызывая у себя дрожь, похоть и приятный стыд.

— Ах! Да! Трахайте меня, трахайте! – стонала через кусаемые губы Настя.

Морковка входила и выходила уже почти со скоростью поршня. Девушка ощутила приближение оргазма. Вот, вот, вот! Еще немного! Еще чучуть! Почти! Ну!

— Ааа! – уже немного больно вдалбливая морковку в себя, Настя этими движениями пихала себя вперед, почти соскальзывая с бортика и больно тыкаясь щекой.

Она не слышала, как кто-то тихо открыл забытую ею дверь ванной, она не слышала, как человек зашел и молча, весело улыбаясь наблюдал за ней. Она не замечала чужого присутствия, утопая в волнах собственного оргазма, удовольствия и неги.

— Когда девушка кончает, парень доебывает ее что есть сил – сказал такой знакомый, родной, нежный голос.

Другая рука легла поверх ее руки на морковку и вогнала в Настю до упора. От неожиданности и испуга, девушка дернулась вверх и впечаталась затылком в лоб сестры. Мир померк.


— Ну ты можешь конечно, сестренка – Лера потирала шишку на лбу.

— Извини, я не хотела – красная, пристыженная Настя, завернутая в махровый халат, потирала такую же шишку на затылке. – Лер, мне правда очень жаль.

Она перегнулась через стол и попыталась осторожно погладить сестру по плечу. Погладить не вышло, сестра перехватила ее руку и притянула Настю к себе.

— Тебе понравилось? – глядя почти в упор, в глаза сестре, спросила Лера.

— Что?!

— То, что ты делала в ванной? Кого ты представляла?

— Не скажу – тут же надула губки Настя.

— Но понравилось ведь? – ехидно улыбалась сестра.

— Да. Все из-за тебя.

— Меня?

— Я видела тебя! – с вызовом почти крикнула Настя, но тут же притихла.

— А почему не присоединилась? Не взяла ту штучку и не сделала меня счастливой, и благодарной? Почему не легла под меня и не разрешила доставить тебе удовольствие?

С каждым вопросом ушки Насти краснели все больше.

— Перестань! Пожалуйста!

— Да чего ты? – сестра лишь покачала головой. – Ну иди сюда.

Она встала, обошла стол и прижала начинающую реветь Настю к себе.

— Ты ведь уже не маленькая, чего ревешь то? – успокаивала ее сестра. – Ну немного пошутила. Ну получила удовольствие в моем присутствии. Я ведь своя и никому не расскажу. Мы ведь сестры. Все нормально. Все хорошо.

— Да… — сквозь всхлипы то ли спросила, то ли ответила Настя.

— Конечно, глупышка. Давай ты ляжешь немного поспать?

— Давай.

Лера отвела Настю к ней в комнату, уложила в постель, подоткнула плед.

— Спи, сестренка – она поцеловала сестру в лоб. – Спи и ни о чем не волнуйся.

— Ни о чем – уже засыпая, пробормотала Настя.


— «Как же ни о чем не думать, когда такая проблема нависла» — была первая мысль проснувшейся вечером Насти.

Дома никого не было, кроме сестры, занимавшейся своей учебой.

— Что нет никого?

— Они в гостях.

— А – Настя села на свою любимый маленький пуф в комнате сестры.

Какое-то время молчали.

— Эм, Лер, а как ты сдавала философию на втором курсе?

— Нормально сдавала. Раз и сделано – щелкнула пальцами сестра. — А что?

— У меня проблемы.

— С философией?

— Угу.

— И что за проблемы? Не можешь сдать?

— Не могу сдать на пять.

— Зачем на пять? – посмотрела на нее сестра. – У меня четверка и более чем.

— У меня уже есть тройки. Из оставшихся предметов, все еще более сложные. По философии нужна пятерка, чтобы перекрыть тройки и сгладить папино недовольство. Иначе, он меня убьет.

— Ну, не убьет, это ты перебарщиваешь. Да он строгий и у него проблемы с выявлением некоторых чувств, а другие он показывает слишком открыто, но не убьет. Ты его младшенькая любимая дочь. Ты его ребенок.

— Ну, да – Настя скисла на пуфе.

— Во-всякому случае папа толковый юрист и знает, чем это чревато. Хотя, зная некоторых его клиентов, умело спрятать твою смерть не будет проблемой – хихикнула сестра.

— Нет, папа точно так не сделает. Определенно нет – трясущимся голосом ответила Настя.

— Да, ладно, чего испугалась, я ведь шучу. Ну накажет он тебя, ну попилит и морально отчитает по полной. Он ведь даже тебя не порол ни разу, хоть и много раз упоминал это.

— Зато очередное лето коту под хвост. Придется опять работать где-нибудь не пойми где, не пойми кем на жалкой работе за копейки.

— Ну работа есть работа. Наработка опыта и стажа, это тоже хорошо, пусть и не на самой престижной работе.

— Но не администратором на складе Эпицентра же!

— А что тебе не нравится? Большая, хорошая сеть. Сильный опыт в логистике. Радуйся, что не рядовым каким-нибудь работником. Все начинают с чего-нибудь, порой не на самых престижных работах и не в самых престижных должностях. Папа, вот тоже когда-то корреспонденцию разносил и машины мыл.

— Ну так это он, а это я – нелепо взмахивая руками, парировала Настя.

— Ты ведь заработала деньги, получила опыт. Вспомни, как он был доволен осенью, когда ты принесла заработанное за три месяца, трудовую и рекомендательное письмо. Он был горд тобой. Даже задарил, будто это он перед тобой виноват, а не ты бездельница.

— Ну да, зато все лето корячилась в пыли между складских ящиков и коробок. И все посмеивались, мол такая леди и на простецкой работе.

— Ну, сестрен, ты сама виновата. Все с чего-то начинают. Радуйся, что не шлюхой на «вольных хлебах» от безисходности.

Настя покраснела.

— Я не просила меня «поступать» в этот вуз.

— Родителей не выбирают.

— Угу.

— А философию кто ведет?

— Смирнов.

— Смирнов?! И зачем ты с ним мудохаешься, он ведь не поставит пять.

— А других способов договориться нет?

— Договориться?! С ним?! – Лера посмотрела на сестру, как на дуру. – Он не берет взятки, ты что не в курсе? Да и с такой мерзостью договариваться, это себя не уважать.

— Понятно – сестра развеяла последние Настины надежды. – Ладно, как-нибудь решу.

— Ты хоть на четверку знаешь?

— Знаю, но пять не хочет ставить.

— Ну и не парься. Пусть ставит четыре. Попробуешь потом по другим предметам выйти на высший бал.

— Угу.

— Кстати…

— Да?

— Как у тебя сейчас с парнями? – сестра подняла неприятный вопрос.

— Не очень. А что?

— У меня есть один знакомый парень. Хороший и при деньгах.

— Не знаю. Я не могу так просто ответить, я ведь его не знаю и не видела.

— Секунду подожди – Лера взяла смартфон и набрала кого-то по скайпу. – Привет, это я. Можешь селфи камеру включить?

— Зачем? – донеслось из трубки.

— Покажу, тебя сестре. Помнишь, я говорила?

— А, ну ладно. Вот! – донеслось из телефона.

— Иди сюда – Лера поманила Настю к себе.

— Красивая – донеслось из динамиков.

На девушек смотрел молодой парень, непримечательной, но какой-то очень милой внешности.

— Владимир.

— Настя.

— Есть желание пообщаться лично? – спросил он.

— Не знаю. Может быть.

— Тогда до созвона – он отключился.

Лера отложила телефон.

— Ну, как тебе?

— Хороший. А ты с ним не встречаешься?

— Встречаюсь – улыбнулась сестра.

Настя посмотрела на нее, как на дуру.

— Делить одного парня на двоих?!

— Просто секс и приятное время. Он не мой парень и твоим не станет, не питай ложных надежд. Он очень умен и богат, а еще четко знает, чего хочет. С другой стороны, с ним очень приятно заниматься сексом, он щедр. Удовольствие получишь, денежек, подарочков и нового, приятного, крутого знакомого.

— Как-то это не нормально, по-моему.

— Почему?

— Ты с ним. Я с ним.

— А представь, мы вдвоем и он – Лера хитро улыбнулась.

Настя сначала не поняла, о чем говорит сестра, но осознав густо покраснела.

— «Это невозможно!» — подумала она, ощущая, как возбуждается от мыслей, что займется сексом с каким-то парнем и своей сестрой.

— Значит, у меня нет шансов как-то нестандартно решить с философией? – сменила она тему.

— Меняешь тему, да? Ты покраснела и возбудилась, я заметила. Ладно, замнем до Вовкиного решения. Со Смирновым ты никак не решишь.

— Это плохо. А почему решает он?

— Он мужчина. Ему все карты в руки. И он довольно весом. Твою проблему с философией, он может решить одним звонком.

Шальная мысль тут же пришла в Настину голову, но она отбросила ее, как «нет, я не такая уж шлюха».


Прошел еще час.

— У тебя все будет нормально? – спросила Лера, доставая тренировочный рюкзак из гардероба.

— Да – Настя лежала на ее кровати.

— Зря ты бросила фитнесс.

— Да мне как-то не очень нужен. Домашних упражнений хватает более чем – Настя потыкала пальцами в свой плоский живот.

— Зато в зале много интересных парней.

— И что мне с ними делать?

— То, о чем мечтала сегодня в ванной, трахая себя морковкой – ехидно улыбнулась Лера.

— Ну, Лер! – Настя швырнула в нее подушкой, та ловко увернулась.

— Ладно, мелкая, я пошла тренькаться, а ты давай дерзай.

— Угумс.


Двенадцатого числа Настя стояла под кабинетом Смирнова. Очередная пересдача. Она повторяла материал, старалась бродить мысленно по сути. Получалось так себе.

— Вы все так же не плаваете в сути – заключил Смирнов опечаленной Насте. – Могу поставить вам четверку и даже уже хочу, ибо ваши бесполезные хождения на пересдачу уже начинают надоедать.

— Ну, Игорь Филиппович, ну пожалуйста!

— Что пожалуйста?

— Поставьте пять.

— Вы не знаете на пять!

— Ну – Настя замялась, у нее был план. – Может мы как-нибудь договоримся?

— Вы предлагаете мне взятку? Мне?!

— Не совсем – Настя привстала.

Она аккуратно расстегнула пуговку на джинсах и немного расстегнув молнию, показала преподавателю белую ткань своих трусиков. Смирнов взглотнул и облизал губы. Настя заметила это.

— Я ведь могу быть очень вам благодарной. Я могу пересдать вам зачет в более приятной обстановке – говорила она максимально сладким голоском.

При этом Настя якобы невзначай двумя пальцами поддела свои джинсы и понемногу спускала их все ниже и ниже. Вот взору преподавателя открылись белоснежные трусики, обтягивающие соблазнительный треугольник спереди и не менее соблазнительный «персик» сзади.

— Ну пожалуйста – Настя повернулась к нему этим соблазнительным «персиком» и немного прогнулась, призывая ощупать.

Свинячьи глазки преподавателя потекли, язык постоянно смачивал пересыхающие губы, в груди и висках стучало, между ног приятно покалывало и шевелилось, руки сами тянулись тронуть. Вот он положил руку на Настину попку. Рука медленно поползла ниже, переместилась девушке между ног, тронула теплое сокровенное место.

— «Старшая от меня ушла. Сдала сучка на четыре и не стала унижаться» — думал Смирнов. – «Ну ничего, теперь на младшей отыграюсь по полной».

Он взял Настю второй рукой и потянул на себя, та легко подалась и села ему на колени. Он спокойно продолжал ощупывать девушку, одной рукой сжимая ее попку, второй трогая через трусики между ног. Она забросила голову ему на плечо, облокотилась на него спиной и направляла его руки, придерживая одну за локоток, а вторую накрыв своей. Вот он ощутил, как она, руководя его рукой, сдвигает немного ткань трусиков в сторону и их пальцы касаются нежной девичьей плоти, немного влажной, манящей, теплой. Его член уже не таясь через ткань брюк упирался ей в попку.

— Как я буду вам пересдавать? – сладко промурчала Настя, ерзая попкой и продолжая направлять пальцы преподавателя внутрь себя.

— Думаю, тебе стоит приехать ко мне и пересдать в более интересной обстановке. Пожалуй, я хотел бы увидеть тебя в определенном виде и трахать тебя всю ночь. Ты согласна?

— А у меня есть выбор?

— Есть.

— Но я могу сдать лишь таким образом на пятерку?

— Да, только таким – преподаватель сделал натяжение на букве «а», ощущая, как его член выбрасывает сперму в трусы.

Настя тоже ощутила это по пульсации под собой и этому тянущему «а». Она привстала и повернулась к преподавателю лицом.

— Можешь начать прямо сейчас – он прихватил ее за затылок под волосы и немного надавил, призывая начать с орального секса.

— Вы ведь хотите секса, жесткого, отвязного, без границ за мой зачет. Может продолжим уже у вас?

— Да, думаю так будет лучше всего, но минет все-таки сделай.

— Извините, но вы немного не в моем вкусе – тут ж
е изменилась в голосе Настя. – У нас с вами ничего не выйдет.

— Даешь заднюю? Я думал ты умнее. Что ж, пожалуй, тройка тебя вполне устроит.

— Боюсь вы немного не в том положении, чтобы говорить такие вещи – Настя достала из кармана телефон и парой касаний, включила запись.

— «Развела как пацана, сука» — думал Смирнов, прослушивая запись части их диалога, согласно которой выходило, что он не поставит ей «отлично» пока она не займется с ним сексом. – Ты не сможешь ничего доказать.

— Мой отец неплохой юрист, думаю, вы знаете. Я общалась с сестрой недавно, что вы не хотите поставить мне пять, не упоминая почему вы не хотите. Некоторые мои друзья знают, что я хожу к вам на пересдачи. Дата экзамена прошла уже почти неделю назад, а я была на четырех пересдачах и так и не получила ничего. Как думаете, какие вопросы вызовет эта запись и то, что я до сих пор без оценки?

Смирнов молчал. По раздувающимся ноздрям была видна его злость. По бегающим глазкам – страх, по перестуку пальцев – поиск выхода из ситуации.

— Либо вы ставите мне пять, либо вам очень не понравится то, что развернет против вас мой отец, а он с разными людьми знаком. Молитесь, чтобы люди закона добрались до вас первыми – сама себе удивляющаяся Настя, окончательно наглея, пошла ва-банк.

— Ладно – голова преподавателя поникла. – Давай зачетку, сука мелкая.

— Вот обижать меня не стоит. Вы ведь всегда такой напыщенный, вот и проигрывайте с достоинством.

Настя молча оделась, ожидая действий преподавателя.

— Что по поводу записи?

— Она побудет у меня до конца сессии, пока все ведомости не будут закрыты и сданы. Потом, мы с вами встретимся, и я удалю запись.

— Какие гарантии, что не будет копий?

— Никаких, только мое честное слово. Вы ведь не хотели ставить мне пять по-хорошему, хотя если обратиться к технической инструкции, то плавать в сути я и не обязана. Оценочный уровень этого не требует.

— Этого требую я.

— Ваш предмет — это чистая теория. Не думаю, что он мне очень пригодится в жизни. А вот мой сегодняшний ход очень даже полезный опыт.

— Начинать свой путь с шантажа и подлога – не лучший замысел.

— Воровать у вора не зазорно – парировала Настя.

Она молча ожидала пока Смирнов проставит пятерку в зачетку и внесет все данные в ведомость.

— Отлично, спасибо – просияла она, пряча зачетку в сумку.

— Просто интереса ради, раз уж все так сложилось, ты легла бы со мной в постель, если бы твой ход ва-банк не сыграл бы?

— Нет, не легла бы.

— Почему?

— Сестра сказала, что вы того не стоите.

— Но это ведь ее мнение.

— Извините, Игорь Филиппович, но я думаю, что вы того не стоите. Возможно по симпатии, но не в качестве спасибо за отличный бал.

Смирнову почему-то стало очень легко, где-то в глубине даже теплилась легким огоньком какая-то гордость, что его так ловко и мастерски уделали. Пусть огонек был мал, а он ощущал себя лохом, но все же девушка оказалась очень непростой, как и вся ее семейка. А он-то надеялся, что хоть как-то сможет насолить ее успешному во всех смыслах отцу, но не тут-то было.


Вечером Настя рассказала все Лере.

— Да ты просто жутко опасный человек – притворно ужаснулась сестра. – Надо тебя папе в ассистенты брать. Хотя ты очень рисковала. Скандал был бы нешуточный, особенно если бы начали раздувать. Хорошо, что ему хватило ума не раздувать. Впрочем, правильно ты его наказала.

В жестах, речи и взгляде сестры Настя видела нереализованное желание наказать Смирнова.

— Много он нашему потоку крови попортил – вещала тем временем Лера. – Некоторых чуть не исключили из-за ерундового предмета.

— Даже так? – Настя была удивлена, обычно из-за непрофильных предметов не исключали.

— Да. Этот мудак раздул тогда гундежь, что мол им не место в нашем престижном вузе.

— И чем решилось?

— Выставили тройки на кафедре в конце сессии. Скандал был, мордобой даже какой-то, потом все утихло.

— Понятно.

— Гулять пойдешь сегодня?

— Угу.

— С кем? Куда?

— Отчего такой интерес?

— Скрывать не буду, мама просила тебя проконтролировать до конца сессии.

— С Димой пойдем в кино и просто погуляем.

— Ну, Дима безобидный, беспокоиться не о чем.

— Но очень милый и романтичный – мечтательно парировала Настя.

— Нравится тебе, да?

— Да, но не более.

— А что он об этом думает?

— Он не думает. Он ест меня взглядом и кончает, когда мы целуемся.

— Все так плохо?

— Ничего не плохо – вступилась за Диму Настя. – Он хороший. Я ценю то, что у нас есть.

— Почему же не станешь его девушкой? – сестра отвлеклась от макияжа.

— Мне этого мало.

— Ты о Вове не забыла?

— Нет.


Они чудно сходили в кино, классно нагулялись, поели вредной еды из фаст фудов. Сидя дома у Димы, Настя вспомнила свой утренний опыт. Странно, но ее возбуждала мысль отдаться преподавателю за оценку. Пошлые мысли требовали разрядки.

— Дим, а я тебе сильно нравлюсь? – отвлекла она друга от компьютерной перестрелки.

— Очень – тот отвлекся на секунду.

— А почему тогда ты сидишь там, а не тут рядом со мной?

— Не знаю – Дима даже выключил игру.

— Не знаешь, что со мной делать?

— Не знаю – снова повторил Дима.

— А если я покажу?

Парень лишь сглотнул и пожал плечами.

— У тебя ведь уже был секс, да?

— Был.

— Почему тогда ты такой нерешительный?

— Не знаю.

— Ничего-то ты не знаешь – вздохнула Настя и начала стягивать носки.

Дима следил за ее действиями, начинающими расширяться глазами. Когда девушку сняла футболку, парень тактично отвернулся.

— Не стоит отворачиваться от меня – мурчащим голоском сказала Настя у него за спиной, приятно прижавшись к нему. – Повернись ко мне.

Он медленно повернулся. Она была в лифе и джинсах.

— Дальше сам меня раздевай.

В глазах Насти была уверенность и похоть. Дима неуверенно потянулся ей за спину, нащупал замочек и осторожно, выводя каждую петельку, расстегнул ее лиф. Более ненужная вещь соскользнула с девушки и у Димы сразу встал колом. Он увидел грудь, о которой мечтал одинокими ночами, которую представлял себе, на которую мастурбировал до потертостей на члене. Сейчас эта плоть была так близка и доступна, что Дима не сдержался и издав нелепый кряхтящий звук, кончил в трусы немного согнувшись.

— Ты кончил? – Настя успела спрятать улыбку.

— Д-да – Диме было стыдно так оплошать перед девушкой его мечты.

— Глупенький – Настя прижалась к нему.

Близость желанной плоти тут же восстановила желание.

— А ты хороший – тихонько сказала Настя, трогая пальчиками снова стоящий колом, Димин член.

Он перестал обнимать ее, пристально посмотрел в глаза, потом немного присел, и обнимая Настю за талию, принялся губами и зубами насыщаться сексуально твердыми сосочками девушки.

— Да! Вот так, вот так! – взьерошивая его волосы, шептала Настя.

Она отдалась чувствам, разрешая ему делать, что вздумается. Он то кусал ее соски, то засасывал, то водил по ним языком. Она попискивала, постанывала, крутила попой, забавно приседала. В моменты небольших приседаний, Настя ощущала, как намокли ее трусики и насколько неприятно ей быть до сих пор одетой. Пауза предварительных ласк затягивалась.

— Дим! Дим! – позвала она, отрывая парня от своих сосков. – Давай дальше.

Казалось, он целую вечность опускался на колени, но вот он был внизу и взялся за пуговицу ее джинс. Пара резких движений. Едва не порвав Настины джинсы, Дима увидел треугольник нежно белых трусиков. Он сглотнул заполнявшую рот слюну и потянул джинсы вниз.

— Как же все долго – недовольно сказала Настя где-то вверху.

Он поднял на нее счастливые глаза, а она, подцепив трусики спустила их вниз вместе с джинсами. На минуту их глаза встретились, когда она изящно прогнулась, а затем его взору предстала нежная складочка места, на котором его влажные фантазии взрывались большими мокрыми пятнами на пододеяльнике.

— «Быть того не может» — подумал Дима, глядя как Настя переступает ногами, снимая одежду, а ее половые губки забавно сдвигаются и там поблескивает смазка.

— Мне долго тебя ждать? – опять не слишком довольный голос Насти.

Он непонимающе посмотрел на нее, потом на себя. Поняв в чем загвоздка, он начал срывать с себя одежду. С рубашкой он расправился легко, а вот брюки заставили его выполнять балетные пируеты и, в конце-концов, больно приземлили на пятую точку. Он посмотрел на Настю, ожидая увидеть презрение, но девушка лишь терпеливо ждала и легонько водила пальчиками по своей промежности. Это добило парня, он дернул штаны и наконец освободился от них. Трусы и носки отправились в полет, а Дима приняв инерцию в другую сторону, рухнул на Настю, и завалил их обоих на кровать.

— Какой ты прыткий – она улыбалась и водила пальчиками по его лицу. – Знаешь, что делать дальше?

Дима сначала кивнул положительно, потом отрицательно, потом снова положительно.

— Понятно – Настя была немного разочарована. – Хочешь еще покусать мои соски?

Положительный кивок.

— Хорошо, тогда начинай.

Парень спустился немного ниже и снова занялся ее сосками. Его руки были тут же, не решаясь сдвинуться выше или ниже.

— Дим, теперь ниже – она снова вьзерошила ему волосы.

Он посмотрел на нее.

— Да, именно там. Ты не хочешь?

Он сделал какое-то движение головой. Она не поняла, но он спустился ниже. Она призывно развела ножки. Какое-то время ничего не происходило. Настя обреченно вздохнула и подняла голову. Дима сидел и завороженно смотрел то на нее, то ей между ног.

— Ну ты будешь что-нибудь делать или как? – она начинала раздражаться тому, что затеяла эту игру.

— Извини, я не могу – он соскользнул с кровати и сел на пол.

— Ну что такое? – она села на кровати.

— Я много раз представлял себе наш секс и как ты будешь исполнять самые смелые мои фантазии, но сейчас просто не могу.

— Он так не считает?

— Он?

— Да, он – Настя перегнулась сзади через его голову и указывала вниз, на стоящий колом член парня.

— Он не чувствует, у него нет души.

— Это ничего – годы гимнастики разрешили сделать это движение.

Используя Диму будто пилон, Настя сделал небольшой кувырок и грациозно опустилась сверху.

— Оп! – член легко вошел в давно смазанное и жаждущее влагалище, глаза парня широко раскрылись. — Все будет очень просто, ты не должен бояться или стыдиться.

Настя прижалась к нему, легонько опускаясь и приподымаясь, снова опускаясь и снова приподымаясь. Наконец его осмелевшие руки легли ей на поясницу, чуть больше надавливая при движении вниз, и помогая при движении вверх.

— Вот видишь, все не так уж плохо – сказала Настя и прижалась к Диме.

Какое-то время ребята просто молча занимались неторопливым сексом. Комната наполнялась легкими вздохами, запахом пота, едва слышными чавкающими звуками плоти, проникающей в другую нежную плоть.

— Стоп!

Они замерли. Маленькие пальчики вовремя ухватили мошонку, оттягивая ее немного вниз и назад.

— Извини, но детей я пока-что не хочу – Настя осторожно снялась с члена. – Не бойся, я не лишу тебя удовольствия.

Она встала на коленки и наклонилась к члену парня. Легко обхватив губами, она засосала, прошлась по стволу, сделала вакуум ртом. Легонько щекоча острыми коготками мошонку парня и проникая кончиком языка в уретру, она ощутила первые толчки и увидела его сжавшиеся кулаки. Первая порция спермы попала в рот и была проглочена, вторую она спрятала за щеку, третья попала ей на лицо, когда она успела вынуть член из рта.

— Я красивая? – глупо улыбаясь с обкончанным лицом, продолжая держать Диму за член, спросила Настя.

— Самая красивая – ответил тот.

— Поцелуй меня.

Парень потянулся губами, а Настя ответила. Во рту был солоноватый вкус.

— Это твой вкус – оторвавшись от его губ, сказала Настя.

Дима ничего не сказал. Просто снова засосал Настины губки. Затем он уложил ее на пол, лег сверху и продолжил целовать.


Голая, завернутая в большое одеяло, Настя выглядывала из окна. Сегодня она впервые встретилась с Вовой. Ей не хотелось, но уговоры сестры все же подкупили ее. Вова оказался каким-то нереальным. Он был предельно прост, он не был мачо, он не был задротом или засранцем. Он был просто катастрофически богат и весом. Он был просто нереально интересен, как человек и собеседник, даже если молча выслушивал ее наболевшие проблемы, коротко отвечал, гладил ее и снова выслушивал. У них не было какого-то бешенного секса. Казалось, она знает его давно, он ее парень. Милый и непосредственный. Он вел себя уверенно, был нежен и абсолютно естественен. В нем было все то, что Настя котировала для себя, как «идеальный мужчина». Она захотела мороженного, и ее любовник умчался в магазин. Она же, скучая, завернулась в одеяло и выглядывала его из окна.

Наконец Вова вернулся.

— Что ты так смотришь? – спросила Настя, уплетая мороженное.

— Мечтаю трахнуть тебя на кухонном столе – не скрываясь, ответил Вова.

— Мороженное только дай доесть, хорошо?

— Могу тебе обеспечить легкий соленый топпинг, если немного постараешься.

— Я такие деликатесы не люблю.

— А зря – он ушел в комнату.


Она сидела на краю столешницы, свесив ноги и обнимая ими его вокруг бедер. Руками она обвила его вокруг шеи. Он придерживал ее под спину и в полной мере и глубине пользовался ее влагалищем.

— Можно в тебя? – тихонько спросил он.

— Не надо. Я еще не такая опытная, как сестра.

— Тогда! – он резко вышел, одной рукой сильно уложив ее на столешницу, а другой доводя себя до экстаза.

Случайные брызги попали ей на промежность, забрызгали живот и грудь, несколько капель попало на лицо.

— Какой ты меткий снайпер – собирая пальчика его сперму и отправляя себе в рот, заметила она. – У вас с Леркой так же?

— Нет. Я всегда в нее заканчиваю. Кстати, ты эту «барышню» балуешь «взрослыми парнями»? — он легонько коснулся сжатого колечка ее ануса.

— Никогда не пробовала – она успела перехватить его пальцы и прижала обратно, будто говоря «продолжай».

— Хочешь попробовать? – он легонько массировал ее анус.

— Когда-нибудь – Насте было до жути приятно и стыдно.


— Ну, как он? – Лера посмеиваясь наблюдала за замечтавшейся сестрой. – Эй, ты сейчас упадешь!

— Что? Ай! – Настя таки сползла назад с пуфика и шлепнулась на пятую точку.

— Больно?

— Ай! – Настя привстала и потерла копчик. – Немного.

Она улыбнулась сестре с улыбочкой «я дура, да?». Сестра ответила мягкой улыбкой.

— Как первый раз с ним?

— Он запредельный.

— Так и есть – Лера сжала ноги. – Так и есть.


— А как ты с ним вообще встречаешься-то? – спросила Настя.

— У меня есть сьемная квартира возле КПИ – Лера откинулась на подушки.

— Да, ладно?! – не поверила сестра.

— Да, есть.

— Лер, ты извини за вопрос, но ты этим зарабатываешь?

— Да.

Настя была шокирована. Ее умница сестра зарабатывает проституцией. А как же родители? Как они не знают? А что будет если узнают?

— А…?

— Папа?

— Да.

— Он в курсе.

— Как?! – Настя наклонилась над сестрой и схватила ее за плечи.

— Ну, как-то так – неопределенно ответила сестра. – Да отпусти ты меня!

— Но, блин, как?

— Ну, приехал как-то и все стало ясно.

Настя обижено молчала.

— Он что с тобой спит? – обижено и уже понимая, какой ответ она услышит, спросила Настя.

— Да – легко ответила сестра, не став юлить.

— Мама?

— У нее есть тайный любовник. Думаю, она догадывается, что отец тоже трахает других.

— Других?!

— Ну да! – Лера приподнялась на локтях. – Наш отец юрист, защищающий по большей части права людей, которые далеки от закона. Неужели ты думаешь, что он всегда был неприступен для разного рода дамочек на всех тех приемах, где он бывал и бывает?

— Но как же…? – новые познания рушили Настин мир.

— Ну вот как-то так.


Закрыть сессию, как надо было у Насти все же не вышло. Мама куда-то уехала. Сестры дома не было. Отец тоже собирался по делам. Он был не зол, но недоволен. Стоять перед ним и выслушивать его мораль, после всего, что она узнала о положении дел в их семье, было как-то уныло и тупо.

Отец ушел, а Настя осталась одна дома, злая на весь мир и его несправедливость.

Зазвонил телефон, высветился знакомый абонент.

— Привет!

— Привет – уныло ответила она в трубку.

— Чего голосок такой кислый? – весело спросил Вова.

— Плохо закрыла сессию, папа отчитал, делать нечего до кучи.

— Что-то у вас всех такие проблемы с сессиями – пробормотал собеседник.

— У кого у всех?

— ладно, не важно.

— А ты что делаешь?

— Подумываю пригласить тебя в кино, на кальян и подарить тебе бесхозный 10-й айфон.

— С чего такая щедрость?! – Настя была шокирована.

Она посмотрела наверх, на белый потолок, будто ожидая увидеть там проступивший лик ангела-хранителя. Где-то в мире определенно было какое-то место, что уравновешивало баланс между плохим и хорошим.

— Не знаю. Просто так – спокойным голосом ответил Вова. – Ты ведь теперь одна из моих «самых-самых». Трудный день был и т.д., хочу отвелечься.

— Наверное…

— Что так неуверенно? Мне скучно, а тебе не надо грустить.

— Тогда я тебе в попу отдамся – осмелела Настя.

— По желанию или насолить кому-то хочешь?

— Эм…

— Значит насолить. Насть, я возьму тебя в попу, но лишь по-твоему и своем желанию, никак иначе – собеседник в трубке прыснул со смеху.

— Что?! – Насте стало интересно, почему он смеется над ней.

В голосе девушки проявились наигранно обидчивые нотки.

— Или просто потому, что я так пожелаю и за большие деньги.

— Фу!

— Не фу! Собирайся. Я буду у тебя через 40 минут.

Она собиралась. День был идиотский, но вечер и ночь обещали сгладить все. Она проведет это время с парнем, пусть не со своим, но он был для нее, как ее собственный. Она разрешит ему все. Настя поправила кепку и довольно посмотрела в зеркало.


Капсулы для потенции Eroxin

EROXIN EXTRA капсулы для потенции

EROXIN EXTRA - современный препарат на растительной основе, он сделает секс незабываемым и долгим. Получайте радость всегда!

смотреть обзор ⇩ читать отзывы ⇩ узнать цену

Подробнее на официальном сайте...

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments